Онимы как средство пространственной номинации

На уровне лексического структурирования художественного текста номинации материальных объектов культуры, включая и топонимы, служат основой пространственной модели и определяют реальное близкое к географическому пространство. Словесные ряды как основные средства репрезентации авторской модели пространства в поэзии З.Н. Гиппиус способствуют идентификации в тексте того или иного типа пространства, обусловливают его восприятие в силу способности соотноситься с реальной и исторической действительностью. Так, у Гиппиус местом действия становится Россия как страна поэта и Петербург как город, затем, в связи с известными событиями (в частности, революция 1917 года), «географическая» номинация модифицируется, и авансценой изображаемых событий становится Совдепия и, соответственно, Ленинград.

В целом лексическую парадигму реального близкого к географическому пространства в поэтическом дискурсе З.Н. Гиппиус можно условно представить несколькими тематическими группами, ее составляющими. Пространство российское у поэта актуализируется лексемами типа Россия, Эр-Эс-Эф-ка, страна Советов, Советы, Совдепия, советская республика, сюда же можно отнести и лексику так называемого «петербургского текста» (Топоров 1995, 2003; Лотман 1999, 2002; Гаврищук 2004] типа Петербург, Петроград, Санкт-Петербург, Петра творенье, детище петрово, город строгий, столица, ее локальные элементы и различные урбонимы типа на Сергиевской, Зимнее Крыльцо, Мойка, площадь Сената, Садовая улица, береговой гранит, улицы, городские окна, торцы, названия ближнего околопетербургского пространства типа Аврора, Дружноселье, Кронштадт.

Они на площади Сената

Тогда сошлися в первый раз.

Идут навстречу упованью,

К ступеням Зимнего Крыльца...

14 декабря, 1909, СПб.

Где-то милая? Далеко,

На совдепской на земле.

Милая

На Смольном новенькие банты из алых заграничных лент <...>

Эр-Эс-Эф-ка - из адаманта, победил пролетарский гнев!

Видение, январь 1920, Минск

Примечательно, что в образе поэта происходят в связи с известными историко-политическими событиями 1905-1917 годов и их последствий рачительные изменения. Глубоким осмыслением происходящего проникнуты стихотворения поэта этого периода, которому посвящены поэтические циклы З.Н. Гиппиус

«Война», «Революция», «Походные песни». Тональность гиппиу- совских стихов принимает гражданский пафос, они проникнуты одновременно горечью и тоской за родную землю, за судьбы парода своего, и надеждой на ее «воскресение»:

Она не погибнет, - знайте!

Она не погибнет, Россия.

Они всколосятся, - верьте!

Поля ее золотые.

И мы не погибнем, - верьте!

Но что нам наше спасенье?

Россия спасется, - знайте!

И близко ее воскресенье.

Знайте!, декабрь 1918, СПб.

Война и революция, по Гиппиус, - не Божеское дело. Они воспринимаются как страшное событие, как смутное, полное неопределенности, непредсказуемости время, как трагическая стихия, несущая неизбежные потери, зло, насилие, бедствие, безумие, разрушение... Показательно в этом плане произведение «Сегодня па земле» (1916):

Есть такое трудное,

Такое стыдное.

Почти невозможное -

Такое трудное:

Это поднять ресницы

И взглянуть в лицо матери,

У которой убили сына.

Это поистине народное, христианское авторское осмысление происходящего позволяет совершенно с другой стороны открыть З.Н. Гиппиус. В условиях данного исторического контекста происходит концептуальная трансформация образов дома, родины, земли, они приобретают традиционное мифопоэтическое наполнение:

День вечерен, тихи склоны,

Бледность, хрупкость в небесах,

И приземисты суслоны На закошенных полях.

Ближний лес узорно вышит Первой ниткой золотой <...>

Чуть звенит по глади росной Чья-то песня, чей-то крик...

Под горой, на двуколесной Едет пьяненький мужик.

Над разлапистой сосною Раскричалось воронье.

Всё мне близко. Всё родное.

Всё мне нужно. Всё мое.

Всё мое, октябрь 1913, СПб.

Это, братцы, война не военная,

Это, други, Господний наказ.

Наша родина, горькая, пленная,

Стонет, молит защиты у нас.

Тем зверьем, что зовутся «товарищи»,

Изничтожена наша земля.

Села наши - не села, пожарищи,

Опустели родные поля <...>

Мы ль не слышим, что совестью велено?

Мы ль не двинемся все, как один,

Не покажем Бронштейну да Ленину,

Кто на русской земле господин? <...>

Слава всем, кто с душой неизменною В помощь Родине ныне идут.

Это, други, война не военная,

Это Божий свершается суд.

Поэтическую пространственную географию можно также условно разделить на две группы - это пространство внутри России (Урал, Киев), запредельное пространство относительно России (Таормина, Сицилия, Бельгия, Ирландия, Англия, Каины, Корсика, Лондон, Финляндия, Бельгия, Монако). Здесь особенно значимыми становятся наблюдения Е.А. Гаврищук, которая в результате исследования и описания феномена петербургского текста Гиппиус отмечает, что «в рамках географического пространства имеет важное значение оппозиция свое (“паше”, “культурное”, “безопасное”, “гармонически организованное”) - чужое (“их-пространство”, “чужое”, “враждебное”, “опасное”, “хаотически организованное”)». Развивая мысль, далее исследователь пишет о том, что «в период революционных потрясений свое географическое, общественное пространство начинает осмысляться лирическим субъектом как попавшее во власть дьявола и потому как духовно чуждое, даже враждебное человеку - чужое, и напротив - чужое начинает оцениваться как близкое духовным устремлениям, свое» | Гаврищук 2004: 15]. В свою очередь заметим, что наряду с данной интерпретацией своего и чужого пространства, возможна и несколько другая: смысловая модификация обусловлена и тем фактом, что ранее свой и чужой являлись качественными показателями совершенно иной концептуальной парадигмы, т.е. в рамках поэтической космологии - умопостигаемых земного пространства и инобытия. Так, земное пространство мыслилось как пограничное, переходное для временного пребывания в нем лирического субъекта, поэтому понятие свое вообще отсутствовало как качественная его характеристика. Она появляется именно во время идеологического раскола общественного мнения в России начала XX столетия. У Гиппиус это подтверждается также наличием притяжательных местоимений моя, мой, своя и прилагательных родная, родимая, дорогая, милая и т.п.

О Россия, моя страна!

Не единая ль мука крестная

Всей Господней земле дана?

Почему, сентябрь 1917, СПб.

Если гаснет свет - я ничего не вижу <...>

Если человек зверь - я его ненавижу.

Если человек хуже зверя - я его убиваю.

Если кончена моя Россия - я умираю.

Если, февраль 1918, СПб.

Господи, дай увидеть!

Молюсь я в часы ночные.

Дай мне еще увидеть Родную мою Россию.

Как Симеону увидеть Дал Ты, Господь, Мессию,

Дай мне, дай увидеть Родную мою Россию.

Господи, дай увидеть!..

В контексте реального близкого к географическому пространства нам представляется возможным и целесообразным выделить историческое пространство, основными средствами репрезентации которого являются прямые и косвенные номинации или указания на некоторые исторические события такие, как основание Петербурга (Петр I), восстание декабристов па Сенатской площади (Николай I, Рылеев, Трубецкой, Голицын), русские революции (Лев Бронштейн, Владимир Ленин, или Ульянов, Николай II, или Ника, Ллойд Джордж, Керенский и др.), различные названия северной столицы (Петербург, Петроград, Ленинград), имена современников З.Н. Гиппиус {Белый, Блок, Мережковский, Розанов, Бунины, Венгерова, Соловьева, Иванов, Злобин и др.). Историческое пространство, таким образом, обусловлено прецедентными онимами, которые в контексте поэтического творчества Гиппиус выполняют прагматическую функцию и становятся основным средством создания межтекстового культурно значимого пространства.

Функционально-семантическая направленность воссоздания объективно воспринимаемого пространства в дискурсе З.Н. Гиппиус характеризуется тем, что онимы (в большей или меньшей степени соответственно) служат базой для построения пространственной модели, при этом данные референциальные знаки отсылают к определенному пространственно-временному континууму, который является фоном для изображения реальных исторических персонажей, событий и места действия.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >