КАНАЛЫ ТРАНСЛЯЦИИ НОВОГО ЗНАНИЯ

Теперь обратимся к сфере трансляции знания. Следует заметить, что традиционные центры европейской учености, университеты, в своем большинстве резко негативно приняли науку нового типа. «На протяжении всего XVII в. и в протестантском Лейдене, и в католической Болонье, в Падуанском университете, очаге нового научного духа, или в Сорбонне, оплоте традиционно схоластической учености, в платонизирующем Кембридже и в правоверном Кракове курс обучения натуральной философии строился канонически на основе штудирования аристотелевских сочинений («Метафизика», «Физика», «О возникновении и уничтожении», «История животных») и их комментариев. Физика по Аристотелю и его арабским комментаторам, натуральная история по Плинию, анатомия и медицина по Галену и Авиценне, космография по Птолемею - нерушимый костяк университетского образования и так называемой школьной философии вплоть до конца XVII в.».

Хрестоматийным стал пример с Ч. Кремонини, профессором Падуанского университета (он был выведен под именем Симпличио в знаменитом галилеевском «Диалоге»), который отказался рассматривать в телескоп Луну. Картина, которую он там мог увидеть (например, неровности на поверхности Луны), весьма отличалась от описанной в работах Аристотеля, а потому была для университетского профессора того времени неприемлема. Действительно, то, чему учила наука нового типа вступало в конфликт с традиционными теориями и верованиями. Университетская ученость на данном этапе оказывалась крепче всего связанной с традицией. Позднее

1

Ахутин А. В. Понятие «природа» в античности и в Новое время («фюсис» и «натура»). - М.: Наука, 1988. - С. 30.

идеи новоевропейского естествознания стали проникать в университетские аудитории, но данная конфронтация в разных формах продолжалась вплоть до начала XIX столетия. Главным было отсутствие научно-исследовательской деятельности в рамках университетской системы образования.

Первыми поняли необходимость совмещения в университете двух функций - образовательной и научно-исследовательской, немцы. Они сумели выстроить университетское образование в соответствии с новыми тенденциями и немецкие университеты в XIX - первой половине XX века становятся образцовыми. Как пишет Ю. Хабермас, характеризуя произошедшие перемены, «около 1800 года в Германии средневековые корпорации ученых реструктуризировались в огосударственные университеты, выполняющие исследовательскую и образовательную функцию. Вместо иерархии высших и низших факультетов в университетах появляются специальности, каковые, будучи воплощенными в дисциплинарных сообществах, отличаются друг от друга на горизонтальном уровне. Вместе с этим обособлением появляется и новый тип науки. Научная работа перестраивается по образцу современного естествознания - от систематизации проверенного знания к методическому производству знания нового. Научность соотносится уже не с индивидуальной добродетелью учености, которой можно обладать, но с рациональностью безличного метода, которому надо следовать».

1

Хабермас Ю. Политические работы. - М.: Праксис, 2005. - С. 201. Университеты Франции и Англии, по замечанию Дж. Бернала, переходят на новые рельсы в середине XIX столетия (Бернал Дж. Наука в истории общества. - М.: Изд-во иностранной литературы, 1956. -С. 307.

Первоначально в качестве формы реакции на неприятие со стороны адептов старого типа знания возникает «Республика ученых». Наиболее выдающиеся интеллектуалы вступают между собой в переписку, в которой обсуждают новые идеи, обмениваются мнениями, ставят задачи философского и научного характера. Важнейшую роль в коммуникативных процессах играл Марен Мерсенн (1588-1648) - друг и доверенное лицо Декарта. Мерсенн был францисканским монахом, который сам занимался наукой. В этом качестве он внес определенный вклад в развитие нового типа знания, в сфере его интересов была математика, акустика, теория музыки. Мерсенн был редактором изданий Евклида, Архимеда и других классиков античной науки, а также переводчиком на французский язык трудов Галилея. Но главный вклад Мерсенна - организация знаменитого кружка, а также то, что он вел переписку практически со всеми выдающимися учеными своего времени. Среди его корреспондентов были Галилей, Гассенди, Гоббс, Гюйгенс, Декарт, Кавальери, Паскаль, Роберваль и Ферма. Особое значение имела переписка Мерсенна с двумя величайшими французскими математиками его эпохи - Декартом и Ферма. Переписка Мерсенна в 17-ти томах была опубликована уже в XX веке.

В качестве центров нового знания, в Европе XVII века возникают первые национальные академии. Нельзя забывать, что Лондонское Королевское общество возникло из кружка или клуба единомышленников. В этой связи называют разные учреждения, но нам хочется остановиться на Флорентийской Академии опытов (Academia del Cimento). Она была создана князем Леопольдом Тосканским, другом и учеником Галилея, и существовала в промежутке между 1657 по 1667 годами. Среди ее членов

1

Тимирязев К. А. Наука и демократия. Сборник статей 1904-1919 гг. - М.: Соцэкгиз, 1963. - С. 273.

были такие выдающиеся итальянские ученые, как Дж.А. Борелли и Ф. Реди, а среди иностранных корреспондентов - датский естествоиспытатель Н. Стено и великий X. Гюйгенс. Девизом Академии был - «Проверяя и перепроверяя». Как указывают В. П. Зубов и Б. Г. Кузнецов, «с самого начала эта академия поставила перед собой задачу коллективного исследования; характерно, что книга, посвященная описанию проведенных ею экспериментов, не содержит упоминания имен ученых, предложивших те или иные опыты, - Академия опытов выступала как единый коллектив, с единым итогом своих работ»[1]. Объясняя недолгий срок функционирования Академии опытов, американский историк науки Дж. Дрэпер указывал, что она была закрыта по настоянию папского правительства. Причем платою за это было назначение брата великого герцога кардиналом.

Новая наука практически с самого начала выстраивала себя как сверхнациональный институт. Это мы видели на примере «республики ученых», которая включала в себя не только французов, но и представителей других европейских народов. Также весьма показательно, что первым фактическим руководителем Парижской Академии был голландец X. Гюйгенс. Он возглавлял Академию с 1665 по 1681 год. Его вынудили уйти с этого поста по религиозным соображениям - во время усиления католической реакции во Франции при Людовике XIV, ибо протестант не мог занимать столь почетный и ответственный пост. И все же тот факт, что полтора десятилетия Парижской Академией руководил иностранец, причем подданный враждебной Франции страны, весьма показателен.

В последней трети XVII столетия Академии начинают выпуск специальных научных изданий, в которых описываются результаты поставленных экспериментов, выдвигаются новые идеи. В 1665 году, практически одновременно, выходят первые научные журналы -«Журнал ученых» во Франции и «Философские труды» Лондонского Королевского общества. Любопытно, что в 1684 году известный французский мыслитель и адепт веротерпимости П. Бейль начал издавать журнал с характерным названием - «Новости республики ученых». Это была частная инициатива, причем публикация журнала осуществлялась в Голландии, куда Бейль вынужден был эмигрировать из-за религиозных преследований. Среди авторов журнала мы видим виднейших французских интеллектуалов (Н. Мальбранша, А. Арно, Б. Фонтенеля), а за свою издательскую деятельность Бейль был удостоен похвалы от Лондонского Королевского общества, Общества ученых Дублина и даже Французской Академии. Издание «Новостей республики ученых» продолжалось до 1687 года.

Здесь надо иметь еще один важный момент - движение новых идей помимо официальных научных центров, неформальные каналы популяризации этого типа знания. Вспомним, что С. С. Аверинцев в статье «Два рождения европейского рационализма» (1989) указывал на важную роль просветителей в дело распространения нового типа знания. Интеллектуальная революция, писал известный исследователь, становится из возможности фактом не тогда, когда возникает новый способ мыслить, но тогда, когда он доведен до сведения всех носителей данной культуры. В античную эпоху роль популяризаторов взяли на себя софисты, а в Новое время - энциклопедисты. Среди представителей этого течения мы не встретим фигуры, равной по своему вкладу в развитие науки и философии Декарту, Ньютону или Лейбницу. Исключение, скорее всего, составляет социальная философия, которая в XVIII столетии представлена концепциями Монтескье и Руссо. Но доходчивое изложение идей титанов Нового времени (вспомним, к примеру, «Английские письма» Вольтера) - это несомненная заслуга энциклопедистов. Впрочем, в более отсталой с точки зрения развития нового типа знания Германии мы и в XVIII веке встретим интеллектуалов, которые плодотворно совмещали научную и философскую работу (X. Вольф, И. Кант).

  • [1] Всемирная история. В 10-ти т. - Т. 5. - М.: Соцэкгиз, 1958. - С. 683. 2 Дрэпер Дж. У. История отношений между католицизмом и наукой. - СПб.: Издание редакции журнала «Знание», 1876. - С. 285.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >