Метаболизм ЩЖ в условиях нарушения йодной обеспеченности (недостаточное и избыточное поступление йода)

В ЩЖ существуют механизмы накопления, хранения и рециркуляции внутритиреоидного йода, что предотвращает системный дефицит Т3 даже в течение относительно длительных периодов йодного дефицита. Хронический и выраженный дефицит йода могут привести к нарушению компенсационных авторегулирующихся механизмов ЩЖ, что сопровождается снижением продукции Т4 и Т3 и последующими отрицательными последствиями для всего организма [273, 274].

Большинство представлений об адаптации человека к недостаточности йода основано на данных экспериментальных исследований, выполненных на крысах, содержащихся на низкойодной диете [81, 91, 269, 434, 483, 499, 529, 550, 643]. Установлено, что ТТГ-независимая саморегуляция ЩЖ играет серьезную роль в дополнении к ТТГ-зависимым механизмам адаптации к йодному дефициту, позволяя избежать снижения уровня Т3 в крови и большинстве тканей, несмотря на значительное падение концентрации Т4 [396]. Ключевую роль здесь играет внетиреоидная регуляция активности Д2, что смягчает дефицит Т3 в тканях (гипофиз, почка, сердце, адреналовые железы, мышца), в которых он образуется из Т4.

Регуляция тиреоидного статуса при йодной недостаточности

Исследование механизмов адаптации организма человека к мягкому и умеренному дефициту йода является очень актуальной задачей, поскольку такие условия все еще широко распространены в ряде стран мира, включая промышленно развитые [225]. При простом спорадическом зобе компенсаторное увеличение объема ЩЖ наблюдается без изменения уровня ТТГ в сыворотке [103, 524]. Даже при очень серьезном дефиците йода повышение содержания ТТГ в крови выражено незначительно по сравнению с гипотиреоидными пациентами [108, 400, 524, 595]. U. Missler et al. [400] показали, что из 304 детей из йоддефицитных областей 60% имели увеличенную ЩЖ, но только у 9% уровень ТТГ был повышен. У беременных женщин с мягким и умеренным дефицитом йода повышения ТТГ не было обнаружено даже при низком уровне свободного Т4 в крови [408, 409].

ТТГ-иезависимые механизмы ауторегуляции функции ЩЖ при йодной недостаточности не установлены однозначно. Однако они очень важны, поскольку защищают многие ткани от выраженной недостаточности Т3. При выраженном йодном дефиците не нарушается функция сердца, поскольку в сердечной мышце отмечается нормальный уровень Т3 [274]. Иодная недостаточность не всегда индуцирует гипотиреоз, наиболее значимые изменения отмечены в тканях, продуцирующих Т3 и зависящих от поступления Т4, например в мозге [96, 161, 420], что может проявляться в унынии и снижении интеллекта.

Следствием снижения йодной обеспеченности является резкое увеличение потока крови, которое отмечается ранее изменений других показателей [329]. Было обнаружено, что в гипертрофированной ЩЖ крыс при употреблении йодида от 1 до 5 мкг в сутки отмечалось повышение соотношения Т34, концентрация циркулирующего в крови ТТГ при этом не изменилась [81, 129, 255,

261, 499, 550, 644], что свидетельствует о существовании ТТГ-независимых механизмов ауторегуляции железы, как это показано при введении избытка йода [420] и гипофизэктомии [129, 259]. Возможно, что снижение йодной обеспеченности ЩЖ уменьшает содержание йодолактонов, которые вовлечены в ТТГ-независимую гиперплазию ЩЖ [246]. Определенную роль здесь может играть N1S, экспрессия которого повышается в ЩЖ эмбрионов йоддефицит-ных крыс [582] на фоне нормального уровня ТТГ в плазме.

В условиях мягкого йодного дефицита повышается содержание Т3 в крови и многих тканях [396], реакция тканей очень специфична и не всегда предсказуема. Повышение Т3 отмечено наиболее значимо в бурой жировой ткани крыс, легких, яичниках, но не в мозге или печени. Периферические механизмы адаптации к йодному дефициту включают увеличение дейодирования Т4 в мозге, бурой жировой ткани, в которых 6-10-кратно возрастает активность Д2 [396], но не в печени, почке, мышцах и легких, где, по-видимому, источником Т3 является кровь. Уровень Т3 в бурой жировой ткани в условиях мягкого йодного дефицита возрастает практически в такой же степени, как и в сыворотке крови [626]. Механизм продукции Т3 бурой жировой тканью в условиях йодного дефицита неизвестен, однако он является маркером активации периферического синтеза Т3 [530]; активация Д2 в мозге крыс в условиях снижения Т4 в крови достаточно хорошо известна [432]. В адреналовых железах повышения концентрации Т3 при йодном дефиците не наблюдалось, и эта ткань наиболее значимо зависит от сывороточного Т3 [626], как и ткань яичников, которая, по-видимому, накапливает Т3.

Тиреоидные и внетиреоидные механизмы адаптации организма к мягкому йодному дефициту являются ауторегулирующимися и тканеспецифичными, но высокоэффективными в предотвращении снижения уровня Т3 в большинстве тканей. Во многих экспериментальных исследованиях сывороточное содержание ТТГ более достоверно коррелирует с Т3, чем с Т4 [523], что указывает на более важную роль сывороточного Т3 в ингибировании секреции ТТГ по сравнению с локально синтезированным Т3 из Т4 посредством Д2. На фоне повышения массы в ЩЖ отмечалось снижение содержания Т3 и Т4, незначительное повышение свободных Т3 и Т4, снижение концентрации йода и выраженное повышение концентрации Д1 (более чем двукратно) и активности ТПО.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >