Построение глобального информационного общества

С точки зрения истории практически любая новая крупная технология, повлекшая за собой социально-экономические изменения в обществе, неизбежно оказывала важное, нередко определяющее влияние на международные отношения и на развитие цивилизации в целом. Информационно-коммуникационные технологии (ИК.Т) стали основой глобальных процессов информатизации, которая, коренным образом преобразуя современный мир, инициировала вхождение человеческого общества в эпоху развития на новой технологической основе.

Наиболее существенными с политической точки зрения являются следующие характерные черты ИКТ трансграничность, способность проникать сквозь традиционные межгосударственные барьеры и вытекающая отсюда глобальность охвата ими различных сфер деятельности человеческого общества. Потенциально они могут использоваться повсеместно и почти в любой области жизнедеятельности людей даже при наличии возможных правовых ограничений, что подрывает концепцию создания зон, закрытых для информационного доступа. Помимо этого они обладают мобильностью, портативностью и универсальностью (в последнем случае имеется в виду соединение нескольких функций в одном приборе, как это происходит при использовании связи третьего поколения), что ведет к расширению диапазона их применения.

Трудно переоценить такие достоинства информационно-коммуникационных технологий, как их экономическая и технологическая доступность для потребителя и массовость использования, влияющие, в свою очередь, на формирование социальных и политических процессов, принятие политических решений. Прямое политическое следствие информационной революции — ускорение процесса трансформации международных отношений, идущее по следующим направлениям. Прежде всего размывается традиционная концепция национального суверенитета. Проблема вызвана тем, что новые информационные услуги и виды деятельности становятся все менее подконтрольными федеральным правительствам соответствующих стран. Кроме того, регулирование международным правом информационных отношений между самими государствами серьезно отстает от быстро развивающейся практики в этой сфере.

Важнейшая с точки зрения внешней политики особенность И КТ — использование двойных или исключительно гражданских технологий. Это дает возможность широко применять их и в мирных, и в военных целях. Однако внедрение ИКТ ведет к росту как мощи государств, так и их уязвимости с точки зрения информационно-электронного воздействия. Принципиально иной в связи с растущим распространением ИКТ становится проблема обеспечения национальной и международной безопасности. Она дополняется информационно-коммуникационной составляющей. В нынешних условиях вся совокупность информационных ресурсов стран становится одновременно и объектом враждебного воздействия, и мощнейшим оружием в информационном противоборстве. Возникает угроза применения колоссального потенциала И КТ в интересах обеспечения военно-политического превосходства, силового противостояния, шантажа на международной арене. Увеличение за счет новейших ИКТ военного потенциала ведет к изменению глобального и регионального баланса сил, напряженности между традиционными и нарождающимися центрами силы, появлению новых сфер конфронтации. Новое содержание получает понятие агрессии. Страны вовлекаются в процесс создания у себя потенциала для «международного хакерства», «информационного пиратства».

В связи с этим объективно возникает потребность в дополнении мировой разоруженческой повестки дня в части контроля за наиболее опасными видами вооружений и военной деятельности аспектом И КТ и мирового процесса информатизации. Новой транснациональной угрозой является проблема международной инфо- и киберпреступности, соответствующих проявлений международного терроризма.

Новые — информационные — формы и содержание приобретают экономическая, идеологическая, культурная экспансия. В мировой экономике XXI века информационный и программный продукты, телекоммуникационные услуги становятся важнейшим товаром, мощным ускорителем экономического развития на всех производительных уровнях. Связь и информация превращаются в решающий фактор в борьбе за умы и души людей. Транснациональной информационной (а в сущности — идеологической) обработке и манипулированию подвергаются целые народы. При этом поражает массовой характер, с которым, благодаря ИКТ, осуществляются эти усилия.

Новые грани в условиях информационной революции приобретает проблема прав человека. Они открываются прежде всего в таких проявлениях, как обеспечение свободы контактов, общения, доступа к информации. Но в то же время в повестку дня должно быть включено обеспечение гарантий от вторжения в частную жизнь, дезинформации, произвола, нанесения вреда психике.

Радикально обострилась проблема «утечки идей и умов». Бурное развитие процессов информатизации позволяет изощренными и формально легальными способами «отсасывать» национальный интеллектуальный потенциал. В этом контексте в современных международных отношениях возникает потребность в разработке новой трактовки понятий интеллектуальной собственности, культурных ценностей, национального достояния и вопросов, связанных с их охраной. Активное проникновение ИКТ в различные сферы деятельности человека создало в международной практике условия для расширения спектра инструментов политического воздействия за счет введения международных «информационных санкций».

Имеются следующие прецеденты их использования:

  • ? мгновенное блокирование иранских денежных вкладов в иностранных банках во время американо-иранского кризиса в 1979 году;
  • ? информационная блокада и электронное подавление Ирака в ходе операции «Буря в пустыне»;
  • ? телекоммуникационная изоляция Югославии, в том числе с привлечением Европейской организации спутниковой связи «Евтел-сат» (в процессе натовской операции против этой страны под давлением западных стран «Евтелсат» отключила на своих спутниках каналы связи, использовавшиеся Сербским радио и телевидением).

Наконец, непосредственно в самой структуре международных отношений информатизация вызвала к жизни образование межгосударственных альянсов по признаку информационно-коммуникационных интересов. Стержнем деятельности таких объединений является обеспечение единого доступа к определенной информационно-коммуникационной технологии и проведение единой информационно-коммуникационной политики в мире. На деле они выполняют одновременно роль картелей и завуалированных политических союзов нового типа.

Порой такие альянсы могут возникать вокруг отдельных национальных информационно-коммуникационных систем (в сфере навигации, например, на базе американской GPS, создаваемой западноевропейцами ГАЛИЛЕО, российской ГЛОНАСС) или региональных международных телекоммуникационных организаций.

Лавинообразный характер И КТ-революции, ее влияние на определение места государств в международном разделении труда и геополитической расстановке сил, их участие в мировом техническом и социальном прогрессе, своего рода «приобщенность» к человеческой цивилизации — все это не позволяет России недооценивать необходимость самой непосредственной, разносторонней и ускоренной вовлеченности в глобальные информатизационные процессы. Принимая же во внимание масштабность задач, добиться такой вовлеченности без должного участия в международной кооперации не удастся.

Начало бурного развития И КТ связывается обычно с 90-ми годами XX века, когда началась третья информационная революция, связанная с быстрыми темпами роста в мире количества персональных компьютеров (ПК). По данным МСЭ, в 1991 году было произведено и продано 130 млн, в 1995 году — 235 млн, а в 2001 году уже — 555 млн. Причем этот процесс приобрел лавинообразный характер, особенно с учетом выхода на рынок мобильных ПК типа ноутбуков. Темпы создания ПК настолько велики, что устаревание товара происходит уже в момент его выпуска, а не через полгода или год. Вторая черта третьей информационной революции состоит в том, что в это время был дан старт объединению ПК в локальные и международные сети, что привело к возникновению Всемирной информационной паутины — глобальной информационной сети Интернет, открывшей перед международным сообществом новые широкие перспективы.

Интернет[1] быстро вырос в важный фактор мировой политики, средство формирования глобального общества, объект международных отношений. Чтобы не углубляться в данную тему (а этому феномену посвящена обширная литература), отметим лишь, что ведущая роль в управлении Интернетом принадлежит американской организации International Corporation for Assigned Names and Numbers (ICANN), которая была создана по решению правительства США в 1998 году со штаб-квартирой в Калифорнии.

Интернет, по существу, контролируется США, поэтому вопрос интернационализации управления им стоит на повестке дня мирового сообщества. Все страны выступают за интернационализацию этого процесса, и только США — против, оказываясь в этом вопросе в геополитическом одиночестве. Они рассчитывают на технологическое доминирование в новом поколении Всемирной паутины, однако, думается, дело заключается не в технологическом лидерстве, а в справедливости и демократичности управления одним из важнейших ресурсов, который принадлежит всему человечеству.

В настоящее время в мире полным ходом идет четвертая информационная революция, связанная с формированием нового поколения Интернета, основанного на грид-сетях. Первая грид-сеть была создана в 1994 году под названием GLORIAD. В ней приняли участие ИКТ мощности США, Канады, ЕС, России, Китая и Южной Кореи. В 1999 году в США была создана первая международная организация — Global Grid Forum (GGF). В 2001 году — вторая международная организация — Enterprise Grid Alliance (EGA). Они объединились в 2004 году и продолжают успешно заниматься «гридизацией» на планете.

  • [1] В научной литературе Интернет понимается как совокупность сетевых отношений, социальных институтов, технологий и технических средств, связанных внутри себя и друг с другом с помощью компьютерно опосредованных линий, а также отличающихся единым временем и пространством с особыми характеристиками. — Прим. авт.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >