ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ КУЛЬТУРЫ: ИСКУССТВО, РЕЛИГИЯ, ИДЕОЛОГИЯ, НАУКА, ТЕХНИКА

Каким образом в обществе формируются и изменяются компоненты ядра культуры, что обуславливает их отличие в разные эпохи и в разных странах? На наш взгляд за это отвечают такие формы культуры как искусство, религия, идеология и техника. Доминирование одной из форм влечет за собой специфику эпохи или страны.

Искусство как форма культуры. Уже на ранней ступени развития общественного сознания, когда оно имело еще не теоретический, а образномифологический характер, в кругу осмыслявшихся им проблем мы обнаруживаем поиски ответов на вопросы, которые впоследствии будут названы эстетическими: что есть красота и откуда она в мире? Как человек обрел способность к различным видам художественного творчества? Чем объяснить очевидную взаимосвязь между красотой и искусством?

Представление о различиях между художественным и научным способами постижения мира, понимание сущностного единства всех видов художественного творчества сложилось в Новое время, и это станет одной из причин, породивших эстетику как способ философско-теоретического рассмотрения всего мира искусств и его специфического, отличающегося от научного, отношения к красоте.

Возрождение, ставшее своего рода «культурной революцией» в истории Европы и всего западного мира, радикально изменило и эстетическое сознание: вместе с философией оно перестало быть «служанкой богословия», и эта его десакрализация привела к тому, что его разработка стала делом самих художников. Так эстетика становилась самосознанием художественного творчества.

Предметом эстетики является не тот или иной вид искусства, не та или иная семья искусств, а искусство как таковое, как особый способ освоения действительности, как специфическая, художественно-образная сфера человеческой деятельности, предметом ее рассмотрения является целостное бытие искусства в культуре, т.е. сама сущность художественной деятельности.

С творческой деятельностью человека напрямую связан такой феномен культуры как искусство. Определений этого термина много, в обобщенном виде искусство - это один из элементов культуры, в котором накапливаются художественно-эстетические ценности, это форма чувственного познания мира, в искусстве проявляются творческие способности человека, искусство есть процесс освоения человеком художественных ценностей.

Искусство утверждает красоту как ценность, и в этом его основная функция. Осознать красоту, прекрасное как ценность - одна из важнейших стадий развития именно человеческой культуры, потому что красота сама по себе бесполезна и, кажется, может быть с легкостью устранена из системы ценностей без ущерба для личности и общества.

Художник и ученый изучают мир, создают свою картину мира. Но науки изучают мир каждая со своей точки зрения, а искусство, создавая художественный образ действительности, дает нам многогранное представление об окружающем мире. Целостность и образность отражения действительности отличают искусство от научного познания мира:

Живой предмет желая изучить,

Чтоб ясное о нем познанье получить,

Ученый прежде душу изгоняет,

Затем предмет на части расщепляет

И видит их, да жаль: духовная их связь

Тем временем исчезла, унеслась...

Гете, «Фауст»

Искусство - это образ мира и человека, сформировавшийся в сознании художника и выраженный им в слове, звуках, красках, форме. В художественном образе выражается не только действительность, но и мировосприятие эпохи. Исследователи искусства видели в нем и инстинкт украшения, и способ кодирования информации, и стремление подражания природе, игру, проявление иррационального и бессознательного, способ социализации личности и т.д. Эта многогранность трактовки искусства и есть следствие колоссальной информации и колоссального опыта поколений, содержащихся в искусстве.

Существуют различные объяснения процесса зарождения художественно-творческой деятельности человека. Это связано с тем, что решая данную проблему, ученые руководствуются различным пониманием того, что вообще представляет собой искусство, каковы его основные отличительные признаки. Остановимся на наиболее распространенных.

Имитативная теория, сторонниками которой в разные времена были Демокрит, Аристотель, Лукреций Кар, О. Конт, Ж. Даламбер, утверждает, что искусство есть подражание (мимезис) природе. Причем, по мнению Аристотеля, человек не просто создает образы реально существующих предметов, но и сравнивает первое с последним. Т.о., причины возникновения искусства виделись в естественной склонности человека к подражанию.

Игровая концепция культуры берет свое начало в произведениях Ф. Шиллера, И. Канта. Наиболее законченное оформление она получила в работе Й. Хейзенги (1872-1945) «Homo Ludens» (1938). Опыт определения игрового элемента культуры». Искусство берет начало в тех же импульсах, что и игра. Искусство есть самодельная игра, лишенная какого-либо содержания. В силу того, что игра - явление биологическое, присущее всем живым организмам, искусство есть одно из естественных природных явлений. Основной целью искусства является удовольствие, наслаждение. И игра, и искусство есть деятельность непринужденно-творческая. «Игра-состязание как импульс, более старый, чем сама культура, издревле заполняла жизнь, и подобно дрожжам, побуждала расти формы архаической культуры. Культ разворачивается в священной игре. Поэзия родилась в игре и стала жить благодаря игровым формам. Музыка и танец были сплошной игрой. Мудрость и знание находили свое выражение в освященных состязаниях... Вывод должен был следовать один: культура в ее древнейших фазах "играется". Она не происходит из игры, как живой плод, который отделяется от материнского тела; она разворачивается в игре и как игра». [50, С. 196-197]. Т.о., игровая природа является одной из граней существования искусства.

Искусство есть проявление «инстинкта украшения» - к такому выводу пришли Ч. Дарвин, К. Грос. Эти исследователи считали, что искусство есть средство полового привлечения: музыка порождает любовные импульсы (и наоборот), нательные украшения и раскраска и т.п.

Л. Выготский (1896-1934) считал искусство способом социализации личности. Он писал: «Искусство есть социальное в нас... Существеннейшая особенность человека, в отличие от животного, заключается в том, что он вносит и отделяет от своего тела и аппарат техники, и аппарат научного познания, которые становятся как бы орудиями общества. Так же точно и искусство есть общественная техника чувства, орудие общества, посредством которого он вовлекает в круг социальной жизни интимные и самые личные стороны нашего существа» [8, С. 316-317].

По-видимому, решающим признаком искусства является добываемая им и заключенная в нем специфическая художественная информация. Искусство потому и было изобретено человечеством, потому и было пронесено им через всю историю, что оно призвано вырабатывать такую информацию, которую ни один другой способ освоения мира добыть не может.

Искусство - это особая форма общественного сознания и человеческой деятельности, представляющая собой отражение действительности в художественных образах. Мир человека предстает в искусстве через формы деятельности, общения и самореализации людей.

Если признать, что одним из решающих признаков искусства является добываемая им и заключенная в нем специфическая художественная информация, тогда возникает вопрос: когда и почему сложилась в обществе потребность в подобного рода информации и откуда взялась у человека способность удовлетворения данной потребности? Для того чтобы родилось искусство, человечество должно было не просто научиться орудовать некими инструментами и с их помощью изображать видимое на камне или в глине, извлекать звуки и т.д., оно должно было, прежде всего, обрести способность художественно-образного восприятия действительности.

Не подлежит сомнению, что способность образно мыслить не дана человеку природой. Художественно-образное восприятие - это не простое зрительное или слуховое ощущение, результат сложного процесса переработки ощущений человеческим сознанием. В этом легко убедится, обратившись к рассмотрению ранних из известных нам произведений первобытного искусства.

Установлено, например, что наскальные росписи и скульптурные изображения эпохи верхнего палеолита создавались не с натуры, а по памяти и не могли быть поэтому простыми копиями конкретных объектов, простым закреплением того, что художник видел. В этих рисунках и скульптурах был запечатлен не индивидуально-неповторимый облик данного зверя или данного человека, а обобщенное представление о существенных для целого вида признаках. Чтобы сделать изображение, первобытный художник должен был осуществить анализ многочисленных впечатлений, должен был мысленно вычленить общие и наиболее существенные особенности изображаемых объектов, должен был синтезировать объединить в одном образе то, что он обнаружил в различных животных и людях, должен был воссоздать в своем воображении переработанные его сознанием конкретные жизненные впечатления.

В историю культуры, как и в жизнь отдельного человека, наука приходит значительно позже, чем искусство. Художественно-образное мышление сформировалось значительно раньше, чем мышление абстрактно-логическое потому, что ему не требовалось самоотвлечения субъекта в акте познания. Поэтому предметом духовного освоения оказывалось первоначально не объективное бытие окружающего человека мира, а нерасчлененное еще сознанием единство объекта и субъекта, непосредственное взаимодействие природы и общества, мира и человека.

Художественно-образное познание является не абстрактно-логическим, а метафорическим: оно обнаруживает в природе человеческие способности -способности чувствовать, думать, разговаривать, сознательно действовать; в мертвом оно видит живое, в охотничьем танце оно позволяет человеку перевоплотиться в зверя, а в наскальном рисунке и скульптуре заставляет камень казаться телом животного, плоское - объемным, неподвижное -движущимся.

Искусство рождалось как способ познания объективно складывавшейся в обществе системы ценностей, т.к. укрепление социальных отношений и их целенаправленное формирование требовали создания таких предметов, в которых закреплялась бы, хранилась бы и передавалась бы от человека к человеку, от поколения к поколению эта единственно доступная информация об их связях с миром, об общественной ценности природы и бытия самого человека.

Создавая мир «вторичной реальности», искусство становится для человека источником жизненного опыта, специально организованного, продуманного и оцененного с точки зрения подлинных смыслов и ценностей. Поэтому в структуре духовных отношений оно осуществляет важные функции формирования характера, внедрения норм и ценностей, смыслов и знаний, необходимых для полноценной жизни общества. Как к влиятельному средству духовного воздействия к искусству обращаются и остальные средства социальной регуляции — и мифология, и религия, и политика, и идеология не могут обойтись без тех средств выразительности и убеждения, которыми располагает искусство. И даже в военном деле, как известно, необходимы художественные средства - символика, музыка и военная литература - для поддержания «духа войска».

В содержании искусства заключено двойное знание - знание о мире и самопознание художника. Важно отметить, что заложенный в природе художественного сознания «фермент коммуникативности», рождающий у человека потребность «самовыражения» и самовоплощения присутствует в отраженном виде и своеобразно преломленном виде в потребительской форме художественного сознания, т.е. в сознании зрителей, читателей, слушателей, выступая в нем как импульс внутреннего сотворчества, делающий каждого воспринимающего своего рода исполнителем, режиссером, интерпретатором воспринимаемого произведения. Это и имел в виду Станиславский, когда говорил, что существует не только талантливые актеры, ио и талантливые зрители. Потому-то и нет непроходимых граней между художественным сознанием творящих и воспринимающих людей.

Искусство имеет образную форму, а образ - явление синтетическое и оказывает соответственно синтетическое воздействие на человека. В результате воздействия искусства включается механизм рационального и эмоционального восприятия, сознания и подсознания, логического и ассоциативного мышления и т.п. Поэтому воздействие художественной культуры оказывается очень глубоким.

Л.Н.Толстой в трактате «Что такое искусство?» писал: «Задача искусства огромна: искусство, настоящее искусство, с помощью науки руководимое религией, должно сделать то, чтобы мирное сожительство людей, которое соблюдается теперь внешними мерами, - судами, полицией, благотворительными учреждениями, инспекциями работ и т.п. - достигалось свободной и радостной деятельностью людей. Искусство должно устранять насилие. И только искусство может сделать это...Назначение искусства в наше время в том, чтобы перевести из области рассудка в область чувства истину о том, что благо людей в их единении между собою, и установить на место царствующего теперь насилия то царство Божие, то есть любви, которое представляется всем нам высшею целью жизни человечества» [41, С.348]. Поэтому по мнению Толстого, искусство в принципе не должно и не может быть труднодоступным для человека: «Искусство тем-то и отличается от рассудочной деятельности, требующей подготовления и известной последовательности знаний (так что нельзя учить тригонометрии человека, не знающего геометрии), что искусство действует на людей независимо от их степени развития и образования, что прелесть картины, звуков, образов заражает всякого человека, на какой бы он ни находился степени развития... Не может быть непонятно большим массам искусство только потому, что оно очень хорошо, как это любят говорить художники нашего времени» [41, С. 236].

Как подчеркивает известный российский культуролог М.С. Каган в статье философского словаря, искусство как форма деятельности сопрягает в себе и познавательную, и оценочную, и обозначивающую, и коммуникативную функции. Она отражает реальность и одновременно творит особую искусственную реальность, удваивает жизненный мир, служит воображаемым дополнением, продолжением, а иногда и заменой реальной жизни. Таким образом, с точки зрения полифункциональности искусство можно рассматривать следующим образом:

J искусство есть способ познания человеком окружающей действительности - изучая памятники искусства человек осознает сложность общественно-исторических процессов, получает представления об эстетических идеалах эпох, обогащая тем самым свой внутренний мир, осознавая себя частью исторического процесса;

искусство есть способ коммуникации — через искусство человек общается с обществом, может перенестись в другие эпохи и, благодаря произведениям искусства, постичь сложность мировоззренческих проблем различных эпох; т.о., искусство является и связующим звеном между поколениями, и способом компенсации нереализованных возможностей;

эстетическая функция искусства позволяет человеку формировать способность к эстетическому восприятию мира, чувствовать прекрасное и возвышенное, трагическое и комическое, уродливое и низменное;

J искусство может доставлять человеку удовольствие (гедонистическая функция): в зависимости от степени "культурности" человек получает удовольствие от картин Рембрандта или чтения "бульварной" литературы, от прогулки по музею или просмотру видеофильмов, от музыки Шопена или концерта любимой рок-группы;

искусство накапливает в себе художественные ценности;

S искусство несет в себе и воспитательную функцию, уча нас извечным ценностям Добра, Красоты, Любви, Истине.

Сложность феномена искусства не позволяет изучать его в рамках одной лишь дисциплины. Вопросами искусства занимаются такие науки, как: философия, культурология, история искусств, эстетика.

Культура — целостная система, все элементы культуры не существуют сами по себе, а находятся в тесном взаимодействии друг с другом. Так, искусство связано с философией, ведь любой художник, создавая свои произведения, доносит до нас не только свои чувства и мысли, но и свои представления о мире, которые в той или иной степени отражают мировоззренческие взгляды эпохи. Например, тревожные, сложные, трагичные произведения А. Камю, С. Дали безусловно связаны с философскими концепциями Ф. Ницше, А. Шопенгауэра, 3. Фрейда. Это и есть опосредованное философское познание действительность, которое дает нам искусство.

Хотя сами люди искусства, как известно, нередко провозглашали свою безусловную независимость от любых политических течений, но связь искусства и политики также можно обнаружить. Это и политика государства в отношении искусства, это и проведение идеологических установок власти через искусство, и отношение деятелей искусства к политическим процессам в стране.

Гораздо сложнее является связь и взаимодействие искусства и религии. И религия, и искусство обращаются к самым тонким струнам человеческой души, к чему-то мистическому, сложно для понимания.

Священнослужители давно поняли и оценили эмоциональное воздействие искусства и с очень древних времен стали использовать его для усиления религиозного воздействия. Уже в начальных религиозных системах (например, в магии) использовались ранние формы искусства: наскальные изображения людей животных, зачаток музыки - ритм, элементы живописи в раскраске тела и одежды и т.п. В дальнейшем религия и искусство постоянно шли рука об руку, будучи хотя и разными, но довольно тесно связанными явлениями культуры.

Влияние религии на искусство всегда было двойственным. С одной стороны, религия часто стимулировала развитие художественной культуры, и иногда в очень значительной, даже определяющей степени. Без влияния религии мы не имели бы музыки Баха, готической архитектуры, икон Рублева и многого другого, что так ласкает сейчас наш эстетический вкус, причем независимо от того, религиозны мы или нет. В истории мировой культуры можно выделить целые периоды, когда искусство было религиозно по своей сути, воспринималось только как необходимый элемент религиозного обряда (церковный собор, икона, фрески и мозаики, иллюстрирующие сцены священного писания, книжная миниатюра, песнопения, сопровождающие богослужение и т.п.). В этом случае искусство приближает верующего к Богу. Религиозное искусство всегда символично и канонично. Человек должен был не просто понимать произведения искусства, а чувствовать их. К сожалению, в наши дни далеко не все могут правильно «прочитать» икону, несущую в себе и символ, и духовный смысл, и назидание. Но с другой стороны, религия, с присущим ей консерватизмом, часто служила и тормозом в развитии искусства, подавляя творческую инициативу художника.

Не просто развиваются отношения науки и искусства. XX век с его техническим прогрессом и новейшими технологиями резко усилил рациональное начало в человеке. Наука познает мир разумом, искусство тоже познает мир, но это лишь одна из его функций, наряду с другими. Мышление ученого логично, рационально; мышление художника чувственно, символично. Но отдельно от науки искусство существовать не может: в эпоху Возрождения, например, художники создавали теорию перспективы (а это геометрия), активно изучали человеческое тело (анатомия) и т.д.

В XX веке усложнились отношения человека и техники. Если в Древней Греции во время театральных постановок использовались подъемные машины (для того, чтобы изобразить полет в царство птиц и т.п.), то современный театр - это не только игра актера, но и световое, звуковое, пиротехническое оформление спектакля. Мастерство актерской игры зачастую тонет в океане оглушительных звуков и море световых лучей. Появилась электронная музыка, телевидение, эстрада. Развитие этих процессов свидетельствует о техническом прогрессе общества, но крайнее увлечении ими может привести к такой серьезной проблеме, как «дегуманизация искусства».

Выше мы говорили о массовой и элитарной культуре. Частным аспектом этого процесса является массовое и элитарное искусство. Элитарное искусство включает в себя памятники классической архитектуры, музыки, живописи, литературы. Элитарное искусство сложно для восприятия, требует определенного уровня, часто не доступно для понимания среднестатистическому человеку. И вот, век двадцатый явил массовое искусство. Телевидение и радио позволили человеку, не выходя из дома, слушать классическую музыку, изучать произведения живописи и архитектуры. Но массовое тиражирование этих произведений привело к тому, что появился определенный стандарт в духовной среде, произошло усреднение вкусов. Это в свою очередь будет способствовать усреднению уровня художественных произведений. Талантливость звезд стала определяться рекламой, имиджем, уровнем менеджмента и т.д. В массовом искусстве доминируют ярко выраженные чувства и стремление к получению удовольствия.

Термин «дегуманизация искусства» был введен в научный оборот испанским философом X. Ортега-и-Гассетом. Проблемы массового искусства и дегуманизации искусства рассматриваются в работе «Восстание масс» и эссе «Дегуманизация искусства». В качестве важнейшего отличительного признака художественного творчества XX века Ортега-и-Гассет выделяет «вытеснение» в нем человека как основного предмета изображения. Т.о., современное искусство теряет свое общечеловеческое содержание, тем самым «дегуманизируясь». Отсюда своеобразная «бесчеловечность» всех модернистских школ, с точки зрения автора. Дегуманизация искусства предполагает воспроизведение жизни в формах самой жизни. «Новое искусство разделяет публику на два класса - тех, кто понимает и тех, кто не понимает его, то есть на художников и тех, которые художниками не являются» [29, С. 322].

Безусловно, в существовании массового искусства можно найти положительные стороны - оно доставляет человеку удовольствие, позволяет расслабиться, отрешиться от насущных проблем. Но не следует забывать, что произведения массового искусства сиюминутны, рассчитаны на внешний эффект. Развить высокий художественный вкус такие произведения не помогут.

Искусство в своем развитии не стоит на месте, а изменяется вместе со всей культурой. Известно, что на динамику художественной культуры могут влиять разные факторы, в том числе: изменения в политической сфере, бурные социальные процессы, проистекающие в обществе и т.п. Влиять на развитие художественной культуры могут и времена кризисов политической и социально-экономической сферы жизни общества. В различные культурноисторические эпохи на первый план выдвигались те виды искусства, которые с наибольшей полнотой соответствовали данной эпохе. Эти виды искусства являются доминирующими, а остальные существуют под их влиянием. Одной из основных характеристик современной художественной культуры можно назвать ее полифоничность. Отдельные виды художественной культуры не существуют изолированно, а тесно переплетаются друг с другом. Совершенствуются технологии, усложняются приемы художественной культуры, но само искусство не становится более или менее прогрессивным, оно не меняет своей сущности и своих функций. И в этом заключена одна из важнейших особенностей искусства как формы и феномена культуры.

Религия в системе культуры. Сейчас уже редко можно встретить противопоставление культуры и религии, сведение последней к сумме предрассудков, иллюзий и обмана. Сторонники такого противопоставления обычно ссылаются на те исторические прецеденты, когда религия сопротивлялась культурным нововведениям и в ходе борьбы с ересями подавляла культурное творчество. Упадок светского искусства, философии, науки в разных цивилизациях в средние века, жесткие ограничения на изобразительные сюжеты в разных религиях - все это действительные факты истории. Другое обвинение в адрес религии состоит в том, что она не способствует развитию гуманистического начала и творчества личности, утверждает вечность страдания и подчиняет человека стремлению к сверхначалу, а тем самым ограничивает и «принижает» человека.

Впрочем, сторонники религиозного мировоззрения могут привести не менее убедительные примеры варварского отношения нерелигиозной культуры к священным творениям, текстам, обрядам, доводы об уничтожении храмов и преследовании верующих. Что же касается нравственной стороны, то здесь религиозные деятели располагают обширной аргументацией относительно pro, насколько пагубно и развращающе действует безрелигиозная среда на состояние морали, на отношения между людьми. Сами по себе факторы повышения образования и культуры, усиление правовых принципов регуляции отношений или идейно-политического воспитания не перекрывают необходимости в тех духовных и психологических средствах, которыми располагает религия.

Религия - это своеобразное отражение конкретно-чувственного и образного мироосвоения. Религия выражает стремление непосредственно прикоснуться к запредельному, тайному, изначальному. Религия представляет то, что восходит к смыслу нашего существования, она отвечает на предельные вопросы, восходящие к абсолютным формам существования и мироздания, которых нет и не может быть в науке.

Власть религии на ранних этапах развития культуры выходила за границы измерения последней. Вплоть до позднего Средневековья Церковь охватывала едва ли не все сферы жизни человека. Она была одновременно и школой, и университетом, и клубом, и библиотекой. Церковь осуществляла контроль и опеку над культурой. Она определяла мораль, искусство, образование и воспитание.

Пожалуй, сильнее всего религия влияла на становление самосознания этноса. Повсеместно быт и традиции формирующегося этноса, его язык и предания окрашены верованиями предков. Обычно церковь являлась действенным фактором становления и укрепления национальной государственности. Верования являлись одной из составляющих национальной психологии.

Сущность религии как веры в сверхъестественное сводится в основном к двум фундаментальным моментам: к утверждению наличия верховного существа (или существ) и к утверждению жизни человеческого духа после смерти. Верховные существа в разных религиях имеют разный характер и разные наименования, но в любом случае боги обладают неизмеримо большей силой, чем человек. Они несут людям добро, благо, помощь, но лишь в том случае, когда люди выполняют их заветы, правила, заповеди и вообще почитают их именно как существ верховных. В этом смысле камлание шамана или жертвоприношение практически не отличаются от христианской или исламской молитвы.

Представление о добрых верховных существах, добрых духах, естественно, вызывает мысль о духах зла, которые противоборствуют богам, в результате складывается чрезвычайно значимая для культуры оппозиция добра и зла в потустороннем мире. Борьба, условно говоря, бога и дьявола экстраполируется на человеческое общество и отдельных индивидуумов. Благодаря этому возникает прочная основа для ценностного ориентирования человека: служить богу или служить дьяволу. В иерархической системе ценностей появляется верховная ценность и диаметрально противоположная ей антиценность; от этих ориентиров и строится вся эмоционально-ценностная система.

Вторая черта религиозного сознания - вера в загробную жизнь человека - также выполняет важную культурную функцию: она практически решает проблему бессмертия личности как одну из коренных проблем культуры. Идея бессмертия души прослеживается во всех разновидностях религии не случайно: она если не снимает полностью, то, по крайней мере, существенно ослабляет страх смерти, этого неизбежного спутника человека. При этом, кстати, все равно, какой предстает загробная жизнь. Если жизнерадостный эллин Ахилл утверждал, что лучше быть последним поденщиком на земле, чем царем в царстве мертвых, то мусульмане видят загробную жизнь сплошным блаженством (для правоверных, разумеется), а более изощренная христианская религия подразделяет загробный мир на ад, чистилище и рай и т.п. Важно лишь то, что жизнь человеческого духа продолжается после смерти тела.

Всякая религия имеет причину своего возникновения. Скорее всего, такой причиной явился страх - страх перед враждебным внешним миром и потребность в покровительстве и защите со стороны кого-то сильного, а еще лучше всемогущего. Эта причина подкреплялась способностью человека к абстрактному мышлению и возможности на этой основе возведения в абсолют частей наблюдаемого явления и фантастического его отображения. Кроме того, надо помнить, что человек в своей деятельности ставит перед собой какие-то определенные цели, придающие ей определенный смысл. На каком-то этапе исторического развития человек осознает конечность своего существования и опять же возникает страх перед этой бездной. В результате появляется вопрос не о смысле отдельных своих действий, а об общем смысле жизни. Эта внутренняя психологическая потребность человека осознать смысл жизни и привлекает к религии, дающей свой вариант решения этой сложной и важной проблемы.

Любая религия включает в себя три основных элемента: представление (мифологический элемент), религиозное чувство (эмоциональный элемент) и религиозное действие (обрядовый элемент). Религиозное начало соединяет в себе эмоциональные и рациональные моменты. Без эмоции нет верующего, без логически упорядоченной доктрины нет церкви. Но поскольку религия в любой ее форме воздействует, прежде всего, на эмоции и психику человека, то для ее нормального функционирования необходима соответствующая атрибутика. Она появилась еще в самом начале оккультного освоения мира и в дальнейшем продолжала развиваться и совершенствоваться. Самый, видимо, простой и самый древний атрибут религии - это жестово-мимическое и речевое поведение служителя культа. Отметим, что с точки зрения нормальной жизни и нормального здравого смысла оно нелепо и неразумно, но в этом-то его сила и заключается. Колдун или шаман приводят себя в состояние экстатического возбуждения, христианский священник размахивает кадилом и т.п. - все это действия сакральные, необъяснимые вне культовой системы. Таково же и речевое поведение служителя культа: он или выкрикивает непонятные слова, или говорит особым, сакральным языком (латынь, церковнославянский), или поет и т.п. Все это резко отличается от обыденных форм поведения и возбуждает в верующих убеждение, что они присутствуют при чем-то сверхобычном, имеют дело с чем-то возвышенным и необыкновенным.

Другим атрибутом религии является ритуал. Его смысл в том, чтобы все действия, входящие в состав богослужения, совершались в заранее определенном и неизменном порядке. С точки зрения позитивного мышления ритуальность не имеет смысла, но для верующего соблюдение канона - залог того, что верховные существа не разгневаются и будут благосклонны. Нарушитель ритуала поэтому подвергается более или менее строгой каре. Заметим здесь и психологическое воздействие ритуала: совершая изо дня в день привычные действия или даже просто наблюдая их, человек обретает душевный комфорт, психологическую уверенность, испытывает успокоение и

удовлетворение.

Еще одна характерная черта религии -церковь, т.е. религиозная организация, объединяющая всех верующих, но поддерживающая разделение на собственно служителей культа и верующих. Этот институт основательно отличается в разных религиях, что обусловлено как историческим своеобразием его становления, так и общей структурой данной основой тайну, скрытую от непосвященных и доступную лишь избранным. Это многократно усиливает эмоциональное воздействие религиозного поведения и ритуала, поскольку внушает «священный трепет», заставляя человека, с одной стороны, смиряться перед неведомой, но грозной силой, а с другой стороны, наоборот - возвышает его, заставляя чувствовать сопричастность к чему-то великому. Добиваться же ответа на все вопросы, стремление разгадать тайны почитается во многих религиях грехом.

религии.

И особое жестово-мимическое поведение, и ритуал и церковь со служителями имеют своей

Так же характерной чертой религии является наличие Священного Писания и Предания. Не столько само по себе содержание, сколько факт наличия общеобязательного священного текста, заключающего в себе те основные словесные символы, образы и значения, которые признавать становился компонентом

всем верующим, важным консолидации, что на веков текст Коран,

настолько важным, протяжении, многих именно Священный Библия, мусульманский Веды, буддийская

(христианская индуистские конфуцианское Пятикнижие, даосский Даодэцзин и т.д.) служил основным источником знаний, значений, норм и ценностей. На базе Священного Писания и Предания формировалась религиозная догматика, которая

Трипитака,

надлежит знать и

выступает важным средством упорядочивания тех духовных знаний, которыми обосновывалось единство духовных принципов данной религии. Догматика резко сокращает сферу допустимых толкований, исключала частные мнения и устраняет подверженность обстоятельствам, которые могли бы подорвать согласованное единство принципов.

На базе всех перечисленных особенностей религии формируется культ -важное средство утверждения общности всех верующих, так как он создает постоянно поддерживаемую сетку единообразных действий, в которых все участники перестают быть сами собой, и возникает их максимальное единство, возвращение к коллективной жизни, когда исчезает поток времени, все мирские заботы и события и образуется нерасторжимое единство верующих с объектом культа.

История человечества знает множество религиозных и дорелигиозных оккультных систем, начиная от первобытного анимализма и кончая развитыми религиями христианства, иудаизма, ислама и т.п. Религиозные системы различаются и по времени возникновения и существования, и по регионам распространения, и по характеру утверждаемых ценностей. Но для наших целей сейчас важно провести типологию религии, выявить ее главные разновидности, поскольку именно они обусловливают разное влияние на культуру. Таких разновидностей три: это пантеизм, политеизм и монотеизм.

Пантеизм - наиболее древний тип религии. Его суть в обожествлении всей природы и даже шире - всего мироздания, космоса. Типичной для этой системы является, например, славянская мифология. Именно от этих ранних эпох дошли до нас представления о духах лесов (лешие), рек (русалки) и т.п. Позже в Европе пантеизм получил широкое распространение в эпоху Ренессанса и далее - Просвещения. Так, классик Возрождения французский писатель Ф.Рабле даже господствующее в то время христианство ухитрялся толковать в пантеистическом духе. В современном мире пантеистическая религия «синто» (дословно «путь богов») сохраняется в Японии.

Значение пантеизма для культуры состоит, прежде всего, в том, что это наиболее «либеральная» и терпимая религия. Культура, основанная на пантеизме, как правило, развивается наиболее свободно. Пантеизм, так сказать, наименее религиозная из всех религий, так как в наименьшей степени использует атрибутику и не создает института церкви. Поклонение природе, космосу есть не столько преклонение перед Богом, сколько обожествление мира, всей живой жизни в нем.

Политеизм, что буквально значит «многобожие», есть поклонение разным богам. Он представляет собой переходную форму от пантеизма к монотеизму. Обыкновенно политеизм приходит к созданию довольно строгой иерархии божеств, во главе которой стоит главный, верховный бог. Классической политеистической религией была религия античности с ее развитой системой богов разного ранга, соотнесенных к тому же с разными сферами жизнедеятельности (Афродита - богиня любви, Марс - бог войны, Меркурий - бог торговли и т. д.) Интересно посмотреть, как в развитии античного политеизма постепенно утрачиваются черты пантеизма и усиливаются монотеистические тенденции. Так, если у древних греков Зевс -лишь первый среди равных, то древнеримский Юпитер - уже безусловно верховное существо, которому безоговорочно подчинены все остальные.

Монотеистические религии исповедуют единобожие, хотя и сохраняют рудиментарные остатки политеизма (наряду с единым богом поклоняются также святым, ангелам, пророкам и т.п.). Монотеистические религии возникают на довольно зрелом этапе развития человечества. Монотеизм есть логическое завершение развития религиозного миросозерцания и потому содержит в себе в полной мере сильные и слабые стороны религии вообще. Что же касается влияния монотеизма на культуру в целом, то оно противоречиво и неоднозначно, но надо особо отметить религиозную нетерпимость монотеизма, переходящую в религиозный фанатизм, и наиболее жесткое отношение к вероотступникам. Не случайно в догматах монотеистических религий первым требованием становится требование именно единобожия, выраженное, например, в категорической форме: «Нет Бога, кроме Аллаха», «Господу своему поклоняйся и Ему одному служи» и т.п. Типичными монотеистическими религиями являются иудаизм, христианство, ислам.

Религия, как мы видели, утверждает такую важную культурную ценность, как Бог. Но наряду с утверждающим отношением к этой ценности в культуре существуют также и отношение отрицающее - атеизм, и скептическое -агностицизм.

Атеизм является прямо противоположным религии миросозерцанием. Можно даже сказать, что атеизм - это религия со знаком минус. Атеизм предполагает полное отрицание любых божеств, загробной жизни в любой ее форме; отрицательно относится к церкви с ее обрядностью, сакральностью и атрибутикой. Атеисты полагают, что со смертью человеческого тела умирает и бывшая в нем душа. Из этого ясно, что атеизм исходит из приоритета материи над духом и, следовательно, основан на материализме как философском учении.

В истории человечества найдется очень немного культур, основанных целиком и полностью на атеизме. Пожалуй, лишь культура СССР являлась последовательно атеистической. Отметим при этом, что атеизм страны Советов покоился на теоретико-философской основе. Однако еще гораздо раньше возникали системы так называемого стихийного атеизма, который своими корнями уходит в далекое прошлое. Еще в античности такие философы, как Аристотель, Лукиан, Лукреций Кар, фактически отвергали существование богов, а Лукиан даже саркастически высмеивал их. На атеизме гораздо чаще строится культура личности, чем культура общественных систем. Человек может даже исполнять некоторые религиозные обряды машинально, потому что так принято, но в своей повседневной практике быть самым настоящим атеистом. Этот тип атеизма нашел отражение, в частности, в русских народных пословицах типа «На Бога надейся, а сам не плошай». XX в. тоже дает нам примеры латентного, скрытого атеизма, - например, в культуре Франции, культуре США (особенно северных штатов) и др.

Влияние атеизма на культуру общества и особенно отдельной личности так же двояко, как влияние религии. С одной стороны, атеизм раскрепощает человека, убирает «шоры» с его мышления. Атеистическая личность не скована в своем мышлении о мире заранее заданными догмами. Повышается самостоятельность личности, что особенно видно в ситуации свободного выбора. За все свои поступки атеист отвечает сам, он лишен возможности сослаться на божественный авторитет. Следовательно, атеизм в полной мере обеспечивает подлинную свободу личности. Другое дело, что не каждому эта свобода под силу, почему мы нередко наблюдаем на практике превращение атеиста в верующего, что, как правило, происходит в тяжелые моменты жизни, зачастую под старость, под влиянием тяжелой болезни и других неблагоприятных обстоятельств. Кроме того, подлинная нравственная свобода человека предполагает и полную нравственную ответственность, что не всегда учитывается личностью. Именно в этом многие авторитетные философы видят слабую сторону атеизма. С утратой религии, веры в Бога человек, по их мнению, утрачивает понятия добра и зла, теряет нравственные ориентиры, становится способным на любое аморальное деяние, вплоть до убийства. Именно с этих позиций, например, осуждали русский «нигилизм» 60-70-х гг. Тургенев, Лесков и особенно Достоевский.

К безусловно отрицательным сторонам атеизма, особенно в его крайних проявлениях, следует отнести нетерпимость по отношению к любым формам религии, его «воинствующий» характер. Как правило, атеист активно стремится искоренить религию и ее атрибуты, переубедить верующих, а на крайний случай - фактически запретить религию (не секрет факты репрессий за веру), идя в этом прямо против неотъемлемого права человека на свободу совести. В этом смысле атеистический фанатизм нисколько не лучше, если не хуже фанатизма религиозного. Соответственно он также отрицательно влияет на развитие культуры.

Как бы между религией и атеизмом находится совершенно особое отношение к оккультным проблемам, которое можно по его философской основе назвать агностицизмом. В философии термин «агностицизм» обозначает мировоззрение, утверждающее относительность нашего знания о мире, так как мы можем практически постигать только явления («феномены»), но не стоящую за ними сущность («ноумены»). Это гносеологическая сторона понятия, а в области онтологии агностицизм колеблется между материализмом и идеализмом. Мы переносим значение термина «агностицизм» в область религии по следующей аналогии: философский материализм ведет к атеизму, идеализм - к религии, а агностицизм стоит как бы между ними.

Итак, если атеизм мы условно назвали религией со знаком минус, то агностицизм можно назвать «религией со знаком ноль». На вопрос о существовании Бога, загробной жизни и т.п. последовательный агностик отвечает: «Не знаю». Более того, не просто «не знаю», а знать этого человеку не дано, да, по существу, и не нужно. Агностицизм счастливо избегает как слепой веры, так и нигилистического безверия; он поистине является «золотой серединой». Логической основой агностицизма является скептицизм, поскольку агностик всегда сомневается в том, что нельзя бесспорно доказать. Скептицизм же в истории человечества возникает довольно рано, и даже если считать первым известным нам агностиком и скептиком Сократа, то мы уже получим достаточно древнюю историю этого типа миросозерцания. Теорию агностицизма как философского учения подробно разработал И. Кант (почему синонимом агностицизма иногда выступает термин «кантианство»), но в вопросах религии Кант не был последователен, признавая необходимость существования Бога. Одно из наиболее авторитетных современных разветвлений агностицизма - прагматизма. Прагматики считают, что существование или несуществование Бога - вопрос не универсальнофилософский, а сугубо личный. Если человек в своей практике обходится без идеи Бога, то значит, его и нет, а если личности по тем или иным причинам вера в Бога необходима и помогает жить, то значит, Бог есть. От поисков же обобщенного решения этой проблемы агностицизм последовательно отказывается.

Как форма отношения к религиозным проблемам агностицизм оказывается очень практичным типом миросозерцания. Не утверждая и не отрицая существование загробной жизни, агностицизм все же направляет человеческую энергию на решение посюсторонних, земных дел и проблем. Его практическая направленность дает максимальные возможности для самореализации личности.

Влияние агностицизма на культуру личности и культуру общества следует признать полезным и плодотворным в основном по двум причинам. Во-первых, он избегает нежелательных крайностей как религии, так и атеизма, сохраняя в то же время в себе их сильные стороны. Он дает личности достаточный эмоциональный комфорт и уверенность, избавляет человека от множества сомнений и ненужных проблем, делает жизненную позицию устойчивой. Во-вторых, агностицизм никому ничего не навязывает, отличаясь максимальной терпимостью по отношению к любым формам веры и неверия, что, конечно, благоприятно сказывается на развитии культуры. Фанатизм в системе агностицизма просто немыслим. Однако надо отметить, что общественно-исторических культур, основанных на последовательном агностицизме, в истории человечества практически не было; культура агностицизма в основном остается уделом отдельной личности.

Как и любой другой элемент культуры, религия выполняет определенные функции в жизни человека:

функция рационализации человеческой жизнедеятельности или в религиозной терминологии - спасение, которое в философской энциклопедии определяется как «предельно желательное состояние человека, характеризующееся избавлением от зла - как морального, так и физического -полным преодолением отчуждения и несвободы. Спасение выступает как конечная цель религиозных усилий человека и высшее дарение со стороны Бога». Именно благодаря идее спасения человек обретает смысл жизнедеятельности.

J функция помощи и защиты - вера дает надежду человеку, что он не одинок в своих проблемах, помогает человеку преодолеть внутренний дискомфорт, решить проблемные ситуации, пережить горестные моменты жизни и т.д.

J компенсаторная функция состоит в религиозном восполнении действительности, религиозном утешении, т.к. в религии происходит снятие противоречий и конфликтов (например: реальная угнетенность в религии компенсируется свободой духа, разобщенность общества - братством во Христе и т.п.); важное значение этой функции заключается в ее психологическом аспекте, который отчетливо проявляется в молитве и покаянии, дающим возможность почувствовать не подавленность, а состояние облегчения;

J интегративная функция религии заключается в том, что религия может способствовать стабильности общества, суммируя поведение и деятельность отдельных его членов, объединяя их мысли, чувства и стремления, направляя усилия социальных групп;

J регулятивная функция: религиозные идея, установки, культурная деятельность в религиозной организации выступают в качестве регуляторов поведения людей: эту функцию религия способна выполнять, потому что она аккумулировала в себе нравственный опыт многих поколений;

?S коммуникативная функция: религия служит средством общения, которое проявляется в двух аспектах (общение с Богом, общение друг с другом);

Историческая роль религии противоречива. С одной стороны, религия служила и служит укреплению нравственности и является фактором стабильности культуры, как общественной, так и личностной. К положительным сторонам религии следует отнести и ее просветительскую функцию, и функцию сохранения национальных и региональных культурных традиций. Но с другой стороны, в иные моменты истории религия обращается к культуре своей другой, тормозящей и разрушающей стороной. Отчасти мы уже затрагивали этот вопрос в связи с влиянием религии на искусство. Как яркий пример отрицательного воздействия религии на культуру можно указать на религиозные войны, которые не только уносили тысячи жизней, возбуждали вражду и интолерантность, но и наносили непоправимый урон памятникам культуры и искусства. Впрочем, религиозные войны - лишь крайняя степень проявления религиозной нетерпимости, которая всегда мешала контакту и взаимообогащению культур, способствовала их замкнутости, что, конечно, играло отрицательную историческую роль. Не случайно именно религиозная интолерантность получила устойчивое наименование - «религиозный фанатизм». Широко известно и то, что религия и особенно церковь тормозили развитие науки. Печальную славу снискала себе европейская инквизиция.

Как и любое миросозерцание, религия имеет свои культурологические плюсы и минусы. К сильным сторонам религиозного миросозерцания можно отнести, прежде всего, то, что оно поддерживает человека в трудные минуты жизни, вселяет в него уверенность, дает четкие нравственные ориентиры, указывает цель и смысл жизни. Церковные заповеди, как правило, основаны на долговременном нравственном опыте; они не изобретены религией, а лишь освящены ею, что и делает их непререкаемыми. Слабая же сторона религии коренится главным образом в ее догматичности и непререкаемости канона. Человек, обладающий религиозным миросозерцанием, ограничен в своей внутренней свободе; он часто мучается по таким поводам, которые этого не заслуживают (нарушение поста, нерегулярное посещение храмов и т.п.). Кроме того, религиозные заповеди и вся система религиозного миросозерцания всегда достаточно внутренне противоречивы, и в трудных случаях жизни, особенно в моменты свободного выбора, человек вынужден обращаться за помощью к служителям культа, что, с одной стороны, ограничивает его свободную волю, а с другой - поощряет своего рода нравственную безответственность. Заметим и то, что ограниченность религиозных догматов (особенно нравственных) не покрывает всей сложности реальных жизненных ситуаций и проблем, поэтому точное следование им может привести личность к растерянности и даже к отчаянию. Наконец, материалистическая критика религии (Л. Фейербах, Ф. Энгельс, В.И. Ленин) неоднократно и аргументировано отмечала, что центральная идея религии - идея загробной жизни - отвлекает человека от земных проблем. Благодаря всему этому религия очень часто используется разными социальными, партийными и т.п. группировками для управления культурой в массовом масштабе.

Вопреки многим утверждениям прогрессистов и атеистов, религия отнюдь не обнаруживает признаков ухода из мира или даже значительного сокращения людей, явно ее не принимающих. Напротив, она оказывается самой долговременной, устойчивой и массовой формой культуры. Нормы, смыслы, ценности и знания, данные в откровении или выработанные религиозными авторитетами, действия и высказывания, связанные с основателями религий, их земные судьбы - все это составляет тот сакральный фонд культуры, приобщение к которому оказывает большое воздействие на сознание и поведение миллиардов людей в каждом поколении.

Особенно показательны стали процессы сохранения, выживания и возрождения религиозности в бывшем СССР, где государственно-партийная система проводила интенсивную политику по искоренению прежних форм религиозной жизни. Религия была зачислена в разряд пережитков феодализма и подлежала искоренению в пользу научного атеизма, чтобы создать общество, свободное от религии. Но уже в суровые военные годы, а затем в 70-80-х гг. происходит заметное оживление религиозной жизни вопреки официальной политике. Распространяются не только традиционные религии, но и самые разнообразные верования, религиозные идеи и культы. Ширится мода на астрологию, различного рода магию, восточные техники медитации. В последние годы новая официальная политика способствует и подъему традиционных религий - православия, ислама, буддизма.

Миллионы людей проходят по скорбному «крестному пути» в старом Иерусалиме, по которому вели на распятие Иисуса Христа. Визиты римского папы в различные католические страны вызывают скопление сотен тысяч верующих. Миллионы мусульман со всех концов света едут в Мекку, чтобы обойти вокруг священной Каабы и приобщиться к сокровенному смыслу святилища.

Тем не менее, можно обнаружить существенные изменения в соотношении религии и окружающей жизни и более того, в содержании ее самой. Большое число людей относит себя к верующим лишь по привычке, из чувства остаточной религиозности, почти не посещая церкви (количество людей, регулярно посещающих церковь в западных странах, колеблется от 2 до 5 %), не соблюдая предписанных ею ритуалов и обнаруживая лишь самое поверхностное знание текстов или содержания учения. Кризис религии нередко принимает форму произрастания различного рода сектантских групп, в которых размывается как содержание сакрального учения, так и нормативные ритуалы. В таких условиях многие ученые прогнозируют появление новой религии, более соответствующей современному уровню культуры и цивилизации.

Если искусство редко вступало в конфликт с религией, то противоборство религии и науки известно всем. Однако в настоящее время и религия и наука стали неотъемлемой частью жизни человека, они призваны служить человеческому благу при всех своих отличиях. Наиболее яркие отличительные черты религии и науки можно свести в таблицу [79, С. 192-193]:

Наука

Религия

Ищет ответ на вопрос: «Как устроен мир?»

Пытается ответь на вопрос: «Почему мир вообще существует?»

Пытается открыть общую идеальную структуру мира в космическом мироздании

Подвергает осмыслению, прежде всего, внутренний опыт человека в его предельном выражении

Изучает причинно-следственные

связи

Рассматривает проблемы осмысления бытия

Доминируют рассудочные средства

Изучает природу, в том числе и природу человека, с позиций эзотеризма и иррациональности

Основная ценность - информативное содержание науки

Основная ценность - опыт переживаний человека

Прогрессирует за счет постоянного самообновления

Изменяет свои догматы скорее как исключение, нежели как правило

Универсальна

Пронизана культурной традицией

Принципиально не завершена

Претендует на абсолютную истину

Доступна немногим

Доступна всем

Идеология как форма культуры - явление более позднее. Главная

особенность идеологической культуры состоит в том, что ее ценности

вырабатываются сознательно, приводятся в систему и оснащаются

аргументацией, прежде всего логической.

различных социальных групп. Более того, упадок религии означал распад целостной картины мира и объединяющих духовных принципов, что приводило к напряженной борьбе между разными ориентациями, идейными установками, которые превращались в разные идеологии, обладающие огромной действенной силой. Убедительным примером для всей Европы стала революционная Франция, в которой была отменена прежняя религия, чтобы утвердить культ Разума, но самоотверженная борьба за «свободу, равенство и братство» привела совсем не к тем результатам, которые ожидали революционные массы. Прежде

Термин «идеология» восходит к слову «идея», которое появилось еще в древнегреческом обществе и обозначало некий идеальный мир, из которого в человеческое сознание проникают отблески подлинного и сверхреального, заставляя человека чувствовать и действовать иначе, чем он делает это под влиянием повседневной действительности. Напряженный интерес к идеологии - и сам термин -возник в начале XIX в., когда стало очевидным, что упадок религиозного мировоззрения и укрепление светских принципов, усиление влияния научных взглядов с их рационализмом отнюдь не ведут к подлинной научности сознания общества в целом и единое духовное пространство, в котором ранее не допускались существенные расхождения в основных мировоззренческих вопросах, превратилось в поле напряженного соперничества между разными идеологиями.

Определить идеологию можно следующим образом - это система знаний и убеждений, позволяющая обществу, группе, классу и отдельному человеку ориентироваться в окружающей социальной и природной среде и решать общие задачи социальной регуляции.

Для выработки идеологии в любой ее форме требуется интеллигенция, и притом достаточно развитая. Обратная сторона этого обстоятельства -проблема освоения личностью идеологической культуры. Она доступна не всем, так как требует для своего освоения определенных усилий и некоторого минимума интеллектуальной подготовки. Недостаточно подготовленная личность может усвоить идеологическую культуру неполно, искаженно, неосознанно внося в нее свои коррективы. Так, средний представитель белого населения Юга США понимал идеи свободы и демократии явно иначе, чем А. Линкольн; шолоховский коммунист Нагульнов понимал идею коммунизма и путь к ней не так, как Ленин, и т.п. Но наибольшая и самая серьезная опасность для идеологии, когда она начинает распространяться в массах, - это вульгаризация. Творца новой идеологической ценностной системы всегда подстерегает ситуация Иешуа и Левия Матвея из романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита»: «Эти добрые люди <...> ничему не учились и все перепутали, что я говорил. Я вообще начинаю опасаться, что путаница эта будет продолжаться очень долгое время. И все из-за того, что он неверно записывает за мной <...> ходит, ходит один с козлиным пергаментом и непрерывно пишет. Но я однажды заглянул в этот пергамент и ужаснулся. Решительно ничего из того, что там записано, я не говорил». И это, разумеется, не исключительный, а типичный пример вульгаризации. Л. Толстой как идеолог породил толстовство, Г.В. Плеханов как идеолог-искусствовед - школу вульгарного социологизма и т.п.

Всякая развитая идеология имеет свою структуру, в которой следует выделить следующие основные компоненты:

  • а) учение основоположников, изложенное в текстах;
  • б) комментарии, разъясняющие смысл принятых текстов для более широкого круга последователей, что составляет теоретическую догматику, в которой излагаются и приводятся в логичную систему фундаментальные принципы данной идеологии, вырабатываются непротиворечивые ответы на максимально широкие идейные вопросы и опровергаются оппозиционные идеологические ориентации;
  • в) жизнеописание основоположников и исторической среды их деятельности;
  • г) специальные идеологические дисциплины, приводящие научные знания в той или иной сфере в соответствие с общими принципами идеологии (философия, история, этика, эстетика, религиоведение и др.);
  • д) программные и просветительские элементы, используемые для обращения к широким слоям населения;
  • е) ритуальные, образовательные, пропагандистские институты и формы деятельности.

Очевидно, что этот перечень подходит как к светским, так и к религиозным формам идеологии. Религия опирается на церковь как на основную форму организации. Идеология реализуется через партии, идеологические отделы государственных и общественных организаций, средства массовой информации (СМИ). Однако между ними существуют и немалые различия. Одно из наиболее существенных различий по содержанию заключается в том, что всякая развитая религия обязательно имеет в своем составе учение, раскрывающее для верующих конечные судьбы мира и общества, а также и загробную жизнь индивида как продолжение или отражение его посюстороннего существования. Идеология сосредоточена на том или ином устроении земных порядков в обществе. В силу своего огромного исторического опыта религия имеет разработанные формы ритуала, она воплощена в высоких образцах художественной культуры. Идеология обычно гораздо более молодой и динамичный духовный продукт. Уступая религии в экстатическом и ритуальном планах, она обычно гораздо интенсивнее впитывает в себя новейшие достижения науки и современной культуры.

Ученые рассматривают идеологию как отражение социальных потребностей и интересов различных слоев, движений и партий. В любом обществе преобладающей оказывается идеология господствующего класса, который заинтересован во внедрении присущей ему идеологии не только для самоориентации и самообъединения, но и для того, чтобы вписать в данные порядки и другие классы, а значит, и навязать им господствующую идеологию.

Насаждаемая идеологией господствующая система ценностей создает механизм внедрения установок, отвечающих общим целям высших слоев, обосновывая их активность и право на приоритет. Соответственно, эта система обеспечивает конформное поведение подчиненных слоев, внушает им уступчивость, принятие навязываемых укладов жизни. В институциональном плане такое соотношение классовых типов культуры обеспечивается системой образования, средствами массовой коммуникации, механизмом управления культурой, осуществляемой государством.

В функциональном плане идеология:

отвечает на вопрос о смысле общественной и индивидуальной жизни;

•S интегрирует людей в большие движения и коллективы, сглаживая существующие внутри них различия, но вместе с тем она приводит к обособлению этого движения от других;

J утверждает и обосновывает общие системы норм и ценностей, способствуя их рационализованному принятию, что одновременно сопровождается размежеванием в идейной сфере между течениями, представляющими интересы разных групп;

санкционирует утвердившуюся в обществе иерархию социальных отношений и власть элиты и одновременно дает повод для критики сложившегося положения с целью его реформации или же революционного изменения;

намечает перспективы общественного развития, внедряя в общественное или групповое сознание те цели, на которых концентрируется деятельность общества в целом или отдельных групп, что всегда сопровождается борьбой за выбор направления развития;

В последние десятилетия различные мыслители и публицисты утверждают, что настал конец идеологии, пришла эра деидеологизации. Прежние социальные мифы на Западе и Востоке, Севере и Юге, в развитых странах капитализма и в бывшем Советском Союзе следует заменить рациональным пониманием действительности, нормальным взглядом на вещи, научно-позитивной и прагматической оценкой состояния различных сфер общества, тенденций и перспектив. Однако продолжающаяся борьба различных течений в развитых странах Запада, сохранение повсюду в той или иной степени религиозности, сильные национальные и государственные доктрины в странах Азии, Африки и Латинской Америки, напряженные столкновения националистических, религиозных и социальных идейных течений в нашей стране - все это свидетельствует об устойчивом значении идеологии как фактора регуляции социокультурной и политической жизни общества.

Наука как форма культуры. Наука - одна из составляющих культуры, без науки современная культура не может успешно осуществлять свои базовые социальные функции. Однако, как мы уже видели, длительный период истории человечество располагало в основном лишь предположительными знаниями о мире - через магию, мифологию и религию, полагаясь на них при принятии значимых решений. Лишь к Новому времени успехи европейской науки в познании мира и техническом оснащении практической деятельности обеспечили ей признание в обществе и высокий статус. По сравнению с научным знанием другие формы перестают считаться истинными, и квалифицировать что-то как ненаучное значит отвергнуть значение этого объекта. Однако это происходит далеко не во всех сферах жизнедеятельности и культуры. Хорошо известно, что религия или астрология располагают своими доказательствами правдоподобия, подлинности своих знаний об объективном мире, что делает их столь устойчивыми и распространенными формами познания окружающей действительности и жизненных ситуаций.

Началом формирования науки как системы и отдельной формы культуры принято считать научную революцию - отрезок времени примерно от даты публикации работы Николая Коперника «Об обращении небесных сфер» (с 1543г.) до деятельности Исаака Ньютона, сочинение которого «Математические начала натуральной философии» впервые опубликовано в 1687г. Речь идет о мощном движении, которое обретает к 17 в. характерные черты в работах Галилея, идеях Бэкона и Декарта и которое впоследствии получит свое завершение в классическом ньютоновском образе Вселенной, подобной часовому механизму. За те 150 лет, которые отделяют Коперника от Ньютона, меняется не только образ мира. С этим изменением связано и изменение представлений о человеке, науке, о научном поиске, об отношениях между наукой и обществом, между наукой и философией и между научным знанием и религиозной верой.

Таким образом, чтобы возникла наука, общество должно достичь не только определенного уровня социально-экономического развития, порождающего потребность в научных знаниях, но и сформулировать культуру определенного качества, культуру, в недрах которой возможно зарождение и развитие научного мышления, научного подхода к действительности, которая создает условия или, по крайней мере, открывает простор для познавательной деятельности. Большая часть крупнейших мировых ученых подчеркивают необходимость динамики морального созревания человечества до научных открытий, ведения широкой просветительской деятельности в этом направлении.

В культурологии наука рассматривается как элемент культуры, как одна из ее форм, обогащающая духовный мир человека, способствующая его развитию. Социокультурный смысл понятия «наука» заключается в следующем: наука - это специализированная форма культуры, ориентированная на познание, получение и систематизацию объективных знаний о действительности.

Наука изучает окружающую природу, действительность, воспринимаемую нами при помощи органов чувств, осмысливаемую разумом. Наука является механизмом получения объективного знания об окружающем мире. Объективное - то знание, которое не зависит от форм, способов, структур познавательного процесса и представляет собой результат, напрямую отражающий положение дел. Научное познание основано на определенных принципах, определяющих и уточняющих формы научного познания:

•S принцип объективности (признание факта существования независимого от человека, от его сознания и интеллекта, внешнего мира и возможности его познания; причем познания рационального, следующего выверенным способам получения знаний);

J принцип причинности (научного детерминизма) заключается в том, что все события в мире связаны между собой причинной связью, всякое явление порождает следствие, то есть во Вселенной существуют естественно сбалансированные способы взаимодействия объектов;

принцип рациональности, аргументированности, доказательности научных положений; любое научное утверждение имеет смысл, если оно доказано;

принцип воспроизводимости - любой научный факт, даже экспериментальный, должен иметь возможность быть воспроизведенным в неограниченном количестве; если он уникален, если его невозможно подвести под закономерность, то он не вписывается в причинную структуру окружающей среды, что противоречит логике научного описания;

принцип теоретичности - наука является совокупностью логически завершенных теоретических конструкций; отрывочный факт сам по себе научного значения не имеет, он должен быть частью какой-либо теоретической системы;

принцип системности - любой элемент является частью системы, системность позволяет не только выделить элементарные составляющие объекта, но и совокупность связей между ними;

принцип критичности заключается в том, что любое из положений науки должно быть «подсудно» человеческому разуму; если ранее утвержденные истины не соответствуют современному анализу, они пересматриваются, в науке нет абсолютных авторитетов.

Наука изучает реально воспринимаемое и непротиворечиво мыслимое бытие. Наука пытается ответить на вопрос о том, как устроена реальная действительность, как он существует, функционирует, развивается. Для этого наука формулирует определенные законы, основываясь на результатах экспериментального и теоретического исследования.

В сложном вопросе об истинности науки важное значение приобретает реализуемость тех или иных научных положений и гипотез. Именно эмпирическая проверяемость, реализуемость на практике научных теорий служит надежным критерием, отделяющим истинное от предполагаемого или субъективного. Однако проверяемость может оказаться сложным процессом. Некоторые научные гипотезы ждут своего подтверждения многие годы, а научные теории высокого уровня подлежат верификации лишь на основе фундаментальных концептуальных разработок.

Наука - чрезвычайно объемный организм. Он подразделяется на три большие группы: естественные, общественные и технические. Отрасли науки различают по своим предметам и методам. Не по мере развития социума и культуры наука все больше принимает интегративный вид. Наиболее активно сейчас развиваются «смежные» междисциплинарные отрасли науки: кибернетика, генная инженерия, биотехнология, радиогеология и др.

Структура современной науки выглядит следующим образом:

J фундаментальные науки;

специализированные науки;

J прикладные науки.

Первый элемент науки представляет собой стык науки с философией. Дело в том, что каждый комплекс научного знания, подпитывая философию своими открытиями, в то же время пользуется определенной методологией и мировоззрениями, специфически преломляя их применительно к своей проблематике. Кроме того, данный уровень включает в себя и так называемые общетеоретические проблемы данной науки (проблемы типологии, систематизации и классификации объектов, изучаемых данной наукой).

Специализированные теории являются синтезом первого и второго элементов науки: с одной стороны, они являются результатом дифференциации общетеоретических знаний, а с другой - теории среднего уровня проявляются и развиваются как обобщение того, что содержится в прикладных науках. К специализированным теориям относятся, например, философия истории, философия науки, социология личности и т.д.

Прикладные науки, в свою очередь, - это те ее отрасли, которые прямо связаны с практикой. Разумеется, подобная стратификация науки достаточно условна, но она достаточно полно отражает специфику научного знания.

Наука масштабно используется в развитии техники и технологий, в организации и осуществлении производства материальных благ и всей материальной культуры. Научные рекомендации находят воплощение в освоении природы, в государственном управлении, обосновании прав и свобод личности, смысла жизни, в решении многих других задач. Но в то же время, наука способствовала созданию новых средств вооруженного насилия, которые использовались в крупных региональных и мировых войнах, наркотических веществ, уносящих ежегодно тысячи жизней ит.п.. Мировая культура получила, таким образом, еще один опасный фактор кризисного существования.

Поэтому наука есть не только совокупность теорий, но и совокупность социальных норм и культурных образцов, определяющих устойчивые формы поведения в сфере науки. К числу важнейших из этих норм относятся этические нормы и ценности, то есть речь идет о человеческом, гуманистическом измерении науки, об этических принципах научного познания. Чем дальше развивается человечество, тем больше возникает необходимость следования определенным, устойчивым принципам деятельности ученого во избежание возникновения новых глобальных проблем и катастроф.

К числу основных этических ценностей науки можно отнести следующие:

J стремление к познанию, понимаемому как долг - осознанная ориентация ученого на веру в силу разума, его возможность облагодетельствовать человечество;

«не укради» - негативное отношение ученого к плагиату, щепетильное отношение к использованию чужих исследовательских результатов;

«не лги» - бескорыстность научного поиска;

отстаивание истины;

социальная ответственность ученого - на современном этапе развития науки каждый дальнейший шаг может оказаться для человека как великим добром, так и величайшим злом, поэтому ученый должен крайне осторожно относиться к использованию полученных результатов исследования.

Научные знания составляют главное содержание современной картины мира, усвоение которой для человека представляет существенный элемент его духовной культуры.

Естественнонаучные знания в картине мира указывают на степень познания и освоения человеком природы, себя самого как части природы. Нидерландский мыслитель XX в. И. Хейзинга отмечал, например, что человек всегда стремился подчинить себе природу, господствовать над ней. И в этом он достиг многого. Но менее всего человеку удалось изучить собственную природу и господствовать над самим собой. Культурным, отмечал он, следует считать такое состояние общества, которое отражает уравновешенность научного освоения внешней природы и способности людей научно-духовно возвыситься над природой своего организма. Тогда жизнь общества и человека могут расцениваться не как удовлетворение «голой нужды» или откровенного самолюбия, а как гармония, порядок, составляющие в совокупности культуру [50].

Достичь гармоничного взаимодействия человека и природы, сформировать экологическую культуру можно на основе развитой общей духовной культуры личности, нравственности, а также полноценных знаний об окружающем природном мире и самом человеке как неотделимой частице природы. Человечество должно усвоить истину: хищническое, варварское отношение к природе есть такое же варварское и неуважительное отношение человека к самому себе и другим людям. Данный постулат должен присутствовать на обыденно-практическом и научно-теоретическом уровнях сознания людей, составлять ведущее кредо их духовности.

Постичь эту сущность помогает и собственно гуманитарное научное знание, под которым в данном контексте понимаются теоретикоконцептуальные положения о человеке и обществе, о социальности людей. Развивая гуманитарное знание, наука способствует «выравниванию» знаний о трех основных формах бытия: природе, человеке и обществе. Строго научные, проверяемые теоретические знания о взаимодействии личности и общества, других социальных субъектов позволяют не только развивать сознание и мировоззрение людей, но и осуществлять поступательное продвижение социально-экономической и политико-правовой сфер жизни, успешно и цивилизованно (то есть в соответствии со статусом личности и других субъектов) решать другие проблемы социокультурного развития.

Так, без глубоких и всесторонних научных знаний трудно понять проблему прав и свобод человека, смысл его жизни, глубоко изучить политику, социальную жизнь общества. Вне строгих научных знаний невозможно построить правовое государство, сформировать гражданское общество, реализовать принципы демократизма, социальной справедливости и гуманизма.

Широкое внедрение научно-гуманитарных знаний в практику социальных отношений и духовный мир субъектов и означает цивилизованность общества, меру культурности общения, поведения и деятельности людей.

Гуманитарное научное знание о человеке и обществе, его прочное усвоение предохраняет общественные отношения от утилитарности, от подчинения их голой выгоде, корысти, наживе, насилию. Нельзя признать культурным (цивилизованным) общество, которое стремится подчинить себе другие народы, жить за счет их эксплуатации. Культура современного мира требует устранения агрессивности не только в отношениях между народами и государствами, но и между отдельными людьми и предъявляет соответствующие требования к воспитанию новых поколений. В противном случае человечество рано или поздно самоуничтожит себя. Трудно признать цивилизованной страну с мощной экономикой, развитой наукой и техникой, высоким качеством жизни, но стремящуюся к мировому военно-политическому диктату «по праву сильного», использующую вооруженное насилие против других стран по своему собственному усмотрению, игнорируя интересы этих стран и народов, позицию ООН, международных союзов и движений.

Гуманитарное научное знание в духовной культуре способствует сдерживанию и преодолению технократизма. Сегодня технократизм понимается достаточно широко и не всегда связан с превознесением роли точных, собственно технических наук, при игнорировании наук общекультурного развития. Он проявляется, например, и в самом гуманитарном образовании, когда выдвигаются требования уделять основное внимание дисциплинам профессиональной направленности и соответственно распределять учебное время. У юристов должны быть якобы только юридические и близкие к ним дисциплины, у специалистов по иностранным языкам - только иностранные языки и другие дисциплины филологического профиля. А такие науки (дисциплины), как политология, история, социология, философия, педагогика и т.п., или должны быть специализированы, существенно адаптированы к профессии, или вообще исключены из учебного процесса.

Такая позиция есть также технократизм, узкоутилитарное видение процесса подготовки кадров и формирования современной личности. Следует особо подчеркнуть, что общекультурный, общедуховный дилетантизм в соотношении с высокой специально-профессиональной подготовкой так же опасен, как и невежество. Человек достаточно легко может использовать свой высокий профессионализм (профессиональную культуру) во вред людям и самому себе, когда профессиональное мастерство превращается в антипод культуры.

Очень многие персонажи, вошедшие в историю и оставившие добрую память и положительную оценку, обладали, прежде всего, развитой общенаучной культурой. Первый из семи «мудрецов» ранней античности Фалес, а также Демокрит, Сократ, Платон, Аристотель, Цицерон, «король» арабомусульманской философии средневековья Ибн-Сина (Авиценна), Р. Декарт, М.В. Ломоносов, Д.И. Менделеев и многие другие обладали энциклопедическими знаниями, многое умели и ориентировались на совершенствование общества, на развитие способностей человека осуществлять свои смысложизненные цели и идеалы в лоне культуры. Высокая общая духовная культура таких мыслителей позволяла рационально и эффективно использовать профессиональные знания, что в современной культуре является чрезвычайно важным.

Современный человек должен иметь качественную подготовку в общекультурном и профессиональном духовном развитии. Общегуманитарное развитие сознания и мышления личности, ее мировоззрения и социальных качеств предохраняют (хотя и не всегда) от агрессивности, зависти, черствости, крайнего эгоизма, антигуманизма и иждивенчества, многих других проявлений, которые никогда не признавались культурными и позитивными [9, С. 111].

Генетическую связь с наукой имеет одно из самых противоречивых явлений XX века - техника. Истоки техники, как впрочем, и всей культуры, коренятся в человеческой природе: будучи физически слабыми, по сравнению с другими представителями живого мира, наши далекие предки не только полагались на готовые природные ресурсы существования и защиты от внешней опасности, но и начали создавать их сами. Слабость породила искусственную силу. Природа одарила человека способностью создавать: свободными руками, разумом, воображением, пониманием, инструментальным мышлением. Таким образом, борьба за выживание, безопасность, улучшение и облагораживание условий жизни, интеллектуальная способность к этому и уникальное строение тела привели к тому, что человек извлекал из природной среды вещество, придавал ему нужную форму и с его же помощью воздействовал на природу, преобразовывая ее, самого себя и создавая культуру [4, С. 19].

Если природа сотворила человека мыслящим, разумным (Homo Sapiens), то техника сделала его преобразующим, деятельным - Homo Faber. Техника наряду с языком стала всеобщим инструментом культуротворчества, а со временем — важнейшим элементом культуры.

Обладая и созидательной, и разрушительной силой, техника в наши дни воспринимается далеко не так оптимистично, как, предположим, в первой половине нашего века, когда в технике видели спасательный круг для культурного, экономического, морального прогресса.

Так в уже упоминавшемся труде О. Шпенглера «Закат Европы» обосновывается смерть культуры под воздействием технического прогресса. Рассматривая историю общества как путь к цивилизации при помощи техники, О.Шпенглер утверждал, что все явления культуры кроме технических изобретений как орудия борьбы за власть постепенно теряют свое значение, общественный прогресс со временем прекращается и культура Запада достигает своей кульминации. Эта кульминация заключается в том, что человечество вступает в цивилизацию где культура покоряется технике и свертывается, умирает [53, С.30].

Л Мэмфорд основную причину социальных бедствий современного общества видит во все возрастающей диспропорции между уровнем развития техники и нравственности. По его мнению культуре угрожает предельно рационализированная технократическая организация общества. Он пишет о необходимости ориентировать развитие техники на развитие человека и его культуры [27].

К началу 70-х годов 20 века возникает утверждение о существовании двух культур, между которыми нет понимания. «Итак, - писал Ч.П.Сноу в статье "Две культуры и научная революция", - на одном полюсе -художественная интеллигенция, на другом — ученые, и как наиболее яркие представители этой группы - физики. Их разделяет стена непонимания, а иногда - особенно среди молодежи - даже антипатии и вражды. Но главное, конечно, непонимание. У обеих групп странное, извращенное представление друг о друге. Они настолько по-разному относятся к одним и тем же вещам, что не могут найти одщего языка даже в плане эмоций» [33, С. 197]. Утверждая наличие двух культур, Ч.П.Сноу писал о необходимости их синтеза, что дало бы мощный стимул интеллектуального всплеска все человеческой культуры.

И до сих пор бытует мнение, что инженер в своей деятельности свободен от воздействия культурных ценностей и руководствуется чисто техническими показателями. «Вообще можно сказать, - пишет К.Поппер, - что инженер или технолог предпочитает рациональное рассмотрение институтов как средств, обслуживающих определенные цели, и оценивает их исключительно с точки зрения их целесообразности, эффективности, простоты и т.п.» [32, С.55]. Но для нашего времени все более типичным становится рассмотрение техники и технической деятельности в контексте культуры. «Уже сами инженеры прекрасно понимают: сегодня мало быть профессионалом, - пишет Ортега-и-Гассет. - Ибо покуда профессионалы решают свои узкие задачи, история выбивает у них из под ног всякую почву» [30, С.40]

Настороженное, а подчас и негативное, отношение к технике связано со следующими факторами:

растущая непредсказуемость последствий для природы и человека использования техники;

часто сложность техники превосходит контролирующие возможности техники, а ведь надежность технических средств - одно из важнейших условий безопасности ее использования;

масштабность развития техники, возникновение особого технического мира, законы которого могут «мстить» человеку за их незнание.

Отметим, что само понятие техники многогранно и многоаспектно. Определений техники, как и некоторых других сложных феноменов культуры, много. Техника - это:

J прикладное естествознание,

способ (средство) подчинения природы,

J способ упорядоченности природы и ее открытия, освоения, самосохранения человека,

средство освобождения ограничений природы,

S создание искусственной среды,

опредмечивание человеческой деятельности и т.д.

Таким образом, в узком смысле слова техника - это инструментальные средства, используемые человеком в своей деятельности по преобразованию природы, некоторые объекты (артефакты), созданные человеком, имеющие свою внутреннюю природу, которая изучается техническими науками, а их создание и использование связано со специфическим видом человеческой деятельности - инженерной. В широком смысле слова термин «техника» имеет социальный, ценностный смысл. Это продукт человеческой цивилизации.

В подавляющем большинстве философских и социальных исследований техника рассматривается во взаимодействии с культурой. Какова же связь техники с культурой?

Одной из важнейших социокультурных черт техники является то, что она является средством преобразования окружающей среды, природы и самого человека. Эта черта нашла отражение еще в мифотворчестве (мифы о Прометее, о Дедале и Икаре). Техника выступает посредником между человеком и природой, задающим тип отношения между ними. Техника есть средство, изменяющее самого человека и задающее проблему человека в мире техники.

Следует указать на специфическую черту техники в составе культуры. Многие культурные достижения, например, научные открытия, технические изобретения не всегда превращались в элементы цивилизации как функционирующей культуры, поскольку социальный и технический уровень общества той или иной эпохи не позволяли их использовать. Яркий пример тому изобретения Леонардо да Винчи - подводный скафандр, парашют, танк и многое другое. Для включения достижений культуры в систему цивилизации последние должны получить всеобщее признание, социальную значимость и общественное применение.

Техника является элементом, частью культуры, а так же важнейшей культурной ценностью. Сфера культуры не ограничивается классическими ценностями искусства, этики, науки. Кроме духовной существует материальная часть культуры, к которой относится и техника как деятельность и ее средство, воплощающее в себе человеческие знания. Прогресс технических средств, приобретение умения и навыков их использования, их совершенствование являются важнейшим фактором развития и функционирования культуры. Современный культурный человек должен уметь пользоваться многими техническими средствами - холодильником и телевизором, аудио и видеотехникой, лифтом и автомашиной, пишущей машинкой и компьютером. Технический уровень непроизводственной сферы, материальных основ духовной культуры (медицина, быт, печать, связь, искусство, образование, наука и т.д.) существенно характеризует уровень развития культуры общества.

В наши дни все большее распространение получает мысль о том, что техника не только включена в культуру, но и приоритетна в современных цивилизациях, что приводит к господству технической рациональности. Появляются так называемые техногенные цивилизации. Очевидно, что техника обогащает человеческое существование, она является средством, при помощи которого человек приспосабливает среду, изменяет обстоятельства, облегчает жизнь.

Техника весьма энергично проникает в культуру, что находит свое отражение в языке. Появились термины «автоматический перевод», «автоматизация проектирования», «компьютеризация образования», «машинная музыка», «искусственный интеллект» и т. д. За каждым из этих терминов в более или менее явном виде присутствует не только тенденция отождествления культуры и техники, но и, возможно, не всегда отчетливо осознаваемая тенденция замены индивидуальных форм человеческой деятельности стандартными, подмены культуры техникой. Не менее опасными симптомами являются возникновение и распространение технократических подходов к развитию производства, далеко не всегда обоснованное стремление к «безлюдной технологии», забвение того, что забота о человеке должна быть приоритетной целью социально - экономического развития.

Во взаимоотношениях человека и техники появились новые аспекты, среди которых можно выделить следующие: граница между человеком и машиной, проблема естественного и искусственного интеллекта и образ жизни человека в техномире.

Схематично это можно представить следующим образом:

1. Какова природа

искусственного интеллекта и тождественен ли он естественному интеллекту, человеку?

Естественный и искусственный интеллекты полностью аналогичны.

Есть существенное различие между программируемыми разумными способностями мозга и непрограммируемой чувственной сферой (но в будущем последняя будет доступна биоимитации).

2.

Какова природа

и суть

Т ворческо-эврестические

возможности

творчества? Может ли оно быть имитировано

компьютером?

человеческого мозга не могут быть воспроизведены машиной.

Имитация компьютером рациональных

способностей человека — дело времени, поскольку и сегодняшние достижения когда-то казались немыслимыми.

3. Идентична ли логика человека и компьютера?

Нет, так как логика человеческого мозг основан на конструировании образов, а логика машины - на распознавании образов.

Это вопрос о творческой природе культуры, т.е, с одной стороны, о технике как результате творения человека, а с другой — о потенциале техники, усиливающем его творческие возможности.

Социокультурная проблема искусственного и естественного интеллекта -это проблема сохранения человеком личной идентичности, свободы, индивидуальности и уникальности. Поэтому рассмотрение компьютера в качестве абсолютной модели человека, их отождествление рассматривается многими исследователями как угроза человеческому существованию.

Ещё один аспект проблемы взаимоотношений техники и человека - это проблема существования человека в созданном им самим техномире.

Одно из предназначений техники - обретение человеком некоторой независимости от природы, но, освободившись от природной необходимости, человек незаметно для себя на ее место поставил другую - техническую, усугубив положение приобретенным букетом экологических проблем различного масштаба. Если на этапе индустриализации существующие человеческие возможности приспосабливались к технике, то сегодняшние бурные темпы научно-технического прогресса потребовали дальнейшего развития самого человека. «Мы столь радикально изменили нашу среду, - писал Н.Винер, - что теперь, для того чтобы существовать в этой среде, мы должны изменить себя» [7, С. 16]. Возникшее противоречие между уровнем развития человека и техники и необходимость скорейшей ликвидации этого противоречия отмечают многие ученые и инженеры, философы и социологи. Нет смысла выращивать технологических гигантов, чтобы они служили расе моральных пигмеев, - отмечали участники международного симпозиума «Есть ли у нас будущее?», характеризуя неспособность использовать мощь, находящуюся в нашем распоряжении и утверждая необходимость совершенствования человека.

С целью разрешения возникающих проблем формируется ряд новых наук. Инженерная психология учитывает одновременное управление человеком все большим и большим количеством объектов и их параметров, необходимость декодирования поступающей информации, все увеличивающееся отделение от человека объектов управления, возрастание требований и скорости действий работника, обусловленные повышением скорости управляемых процессов. Эргономика, промышленная эстетика и другие возникшие пауки нацеливаются на необходимость развития человека, подчинения технических параметров человеческим.

С другой стороны, техника облегчает труд и повышает его производительность, а это, в свою очередь, влечет за собой проблему досуга и безработицы. Техника, обеспечивающая возможность вмешательства в наследственную природу, создает угрозу человеческой индивидуальности. Оказывая воздействие на интеллектуально-духовную жизнь личности, современная компьютеризация интенсифицирует умственный труд, но и значительно снижает человеческий интеллект и способность свободно мыслить. Как следствие этого увеличивается деформация духовной коммуникации, духовных связей, духовные ценности все больше превращаются в голую информацию, рассчитанную на усредненного потребителя. Глобальная компьютеризация таит в себе опасность снижения уровня общения между людьми, порождая «дефицит человечности».

Таким образом, технический прогресс должен стать «человекоцентричным». Западные мыслители отмечают тот факт, что современная техника, напротив, часто лишает людей их индивидуальности: чем выше уровень развития техники, чем сложнее техника, тем более стандартизированными, одинаковыми становимся мы сами. Человека необходимо спасать от этой «одномерности». Такое «спасение человека» лежит на пути гуманизации всей культуры и, прежде всего, культуры производства. Под гуманизацией культуры производства понимается совершенствование всех элементов последней с точки зрения приведения ее в соответствие с потребностями человека, всестороннего развития личности и удовлетворения ее жизненных стремлений.

Современный технический прогресс выражается прежде всего в тотальной компьютеризации - от производственного до бытового уровня. Мы входим в новый в мир компьютеров и электроники, роботов и информатики, что влечет за собой далеко идущие последствия. Введение микрокомпьютеров и особенно микропроцессоров открывает новый этап в развитии НТР с далеко идущими последствиями, которые пока еще не могут быть оценены. Мир компьютерной техники неумолимо вторгается в нашу жизнь. Никакой свободы выбора - пользоваться компьютером или нет - современность не оставляет, от компьютеров также нельзя уйти, как нельзя уйти от электричества, телефона, радио или телевизора. На наших глазах рождается новая культура, соединяющая интеллект человека с техническими возможностями компьютеров.

Изменяется не только способ взаимодействия в системе «человек-машина», но и сами элементы этой системы. Умственные возможности человека усиливаются, человеческий интеллект получает развитие, интеллектуальная деятельность человека охватывает с помощью компьютеров те задачи, решение которых ранее человеку были недоступны и приобретает еще более творческий характер. От письменной культуры человечество переходит к новой экранной культуре. Она складывается на основе синтеза компьютера с видеотехникой, космических каналов связи образующих информационный космос. Возникает новое, экранное мышление для которого характерно «сращение» логического и образного, понятийного и чувственнонаглядного. Соединение интеллектуальных способностей человека с техническими возможностями компьютеров, роботов, электронных средств массовой информации - телевидения, аудио- и видеотехники создает новый тип массовой культуры.

Для этой культуры характерно изменение самого стиля мышления. ЭВМ очень логичны и заставляют людей совершенствовать стиль мышления на высоком уровне абстракции - алгебраической. Возникает особый стиль мышления, который мы предпочитаем называть блочным. Правда при этом эмоционально окрашенное геометрическое или образное мышление подавляется. Психологи все более часто выражают беспокойство по поводу того, что в развитых странах эйдетизм, т.е. способность памяти сохранять яркие образы предметов, исчезает.

Внедрение в культуру компьютерной техники открывает широкий простор для технизации интеллектуальной деятельности человека и порождает множество проблем. Под воздействием быстрой компьютеризации одной из центральных в сфере культуры становится проблема соотношения мозга и машины. Как согласовать компьютерную грамотность с традиционным образованием? Компьютер освободил мозг от рутинной работы, но станет ли от этого наш мозг сильнее? Мы очень мало знаем свой мозг и очень трудно предугадать то влияние, которое окажет на него компьютер. Не ослабеет ли мозг от того, что он все меньше будет работать в том направлении, в котором он работал многие тысячелетия? ЭВМ не может не только думать, но и чувствовать. Не притупит ли свои чувства человек, все более тесно общаясь с компьютером?

Актуальность этих и подобных вопросов обостряется тем обстоятельством, что уже сейчас, в первые годы компьютеризации общества появились негативные последствия этого процесса. Ослабление у людей образной памяти сопровождается появлением «одержимых программистов» -хакеров, у которых ослабляются социальные связи с внешним миром. «Уход» в мир компьютеров, с которыми общаться гораздо проще, чем с людьми, приводит к иллюзии жизни в мире, где человек выступает в роли демиурга, творца комфортабельного для себя мира. Наблюдаются факты разобщающего воздействия компьютеров на коллектив, выделение «компьютерной элиты», происходит потеря определенных полезных навыков, «тайны профессии» и мастерства, которые накапливались веками. Притупляются особенности естественного языка - его многозначности, метафоричности, алгоритмический язык ЭВМ приучает человека к метафизическому мышлению, усилению роли его логически-формальной стороны взамен диалектической. Принижаются интуитивные качества человека и его мышление делается инструментальным, способность к творчеству не принимается в расчет. Возникает проблема адаптации человека к измененной системе коммуникаций в обществе. Многочасовая работа человека «один на один» с компьютером действует психически угнетающе, зачастую вызывая у людей ненависть к «электронному чудовищу».

Особо следует сказать о все возрастающей волне информационной преступности. Наибольшую известность в России получила скандальная история с проникновением питерского хакера в компьютерные сети США и изъятия из нее сотен тысяч долларов. В Ростове-на-Дону хакеры в одной из торговых фирм изъяли 150 млн. рублей. Ежегодно предпринимается 300 тысяч попыток взлома сайта правительства России. В США компьютерные «грабители» тоже сильно распоясались. Недавно ФБР арестовало школьника из Филадельфии, сумевшего «взломать» файлы самых крупных американских компаний. Компьютерная преступность становится одним из наиболее ярких проявлений негативных последствий компьютеризации современной культуры.

Однако нельзя не отметить и положительное воздействие компьютеризации современной культуры. Работа на компьютере требует от человека отказа от вредных привычек, например, употребление спиртного или курения. Эта работа предполагает рост профессиональных знаний человека. Темпы освоения новой компьютерной техники, которая развивается бурными темпами, во многом зависят от уровня культуры, которая, в свою очередь, формируется под сильным влиянием компьютеризации. Здесь влияние обоюдное. Формируется такой тип культуры, при котором идеи передаются от индивида к индивиду посредством различных знаков - символов, действий, подражаний и т.д. Человек, общающейся с компьютером, должен точно формулировать свои мысли, что в свою очередь накладывает отпечаток на характер такого человека в целом. Труд индивида становится более ответственным, интеллектуально насыщенным, он утрачивает вынужденный характер и становится свободным проявлением способностей индивида, приобретает форму самодеятельности. Компьютеры развивают способность к самообучению, учат среди возможных решений выбирать оптимальное, находить возможности решения тех или иных задач. Постепенно формируется культура диалога общения человека с машиной и если человек не подготовлен к этому диалогу, то машина ему ничего не выдаст. Человек и машина должны идти навстречу друг другу к образованию интеллектуального симбиоза.

В итоге можно сделать вывод, что техника не только облегчает нашу жизнь, делая ее комфортнее и проще, но и несет в себе угрозу духовной односторонности, выражающейся в формировании технократического типа личности. Техника не только устанавливает и диктует определенные нормы жизни, нравственные правила, требования к экономике и политике, но в значительной мере оказывает влияние на способ, каким мы видим и понимаем мир.

Вопросы и задания

  • 1. В чем вы видите смысл искусства.
  • 2. Занесите в таблицу особенности художественного и научного

постижения мира.

_____3. Заполните таблицу:

Теория происхождения искусства

Содержание теории

  • 4. перечислите функции искусства. Какие, по вашему мнению, на сегодняшний день наиболее актуальны?
  • 5. как вы понимаете термин «дегуманизация искусства»?
  • 6. Назовите 2 столпа, на которых держится религиозное сознание.
  • 7. Какие причины, на ваш взгляд, породили такое явление как религия?
  • 8. Перечислите основные атрибуты, которые включает в себя религия.

_____9. Выпишите характерные черты:_______________________________

пантеизм

политеизм

монотеизм

атеизм

агностицизм

прагматизм

10. Опишите, каким образом реализуются функции религии в

христианстве.

  • 11. Что вы можете отнести к положительным и отрицательным чертам религии?
  • 12. Укажите причины появления идеологии и ее содержание.
  • 13. В чем опасность внедрения идеологии в массы?
  • 14. Опираясь на структурные компоненты идеологии, опишите коммунизм как идеологию.
  • 15. Выделите общие и отличные функции идеологии и религии.
  • 16. как можно назвать идеологию нашего общества на современном этапе?
  • 17. С каким явлением связано выделение науки в доминирующую сферу познания окружающего мира?
  • 18. Согласно принципам науки можно ли считать научным фактом существование НЛО? Почему?
  • 19. К какой из сфер науки вы отнесете предмет нашего изучения - теорию культуры?
  • 20. Как вы думаете, какие из этических ценностей науки нарушаются чаще других?
  • 21. Объясните неоднозначное отношение ученых к развитию техники.
  • 21. Выпишите основные черты новой компьютерной культуры.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >