Институциональная структура нефтегазового сектора экономики

Сочетание конкретных исторических, политических и экономических условий с учетом отмеченных в табл. 1.4 особенностей нефтегазового сектора экономики определяет:

  • - особенности формирования институциональной структуры в рамках нефтегазового сектора в целом (такие, например, как ориентация на формирование вертикально интегрированных организаций, вследствие регулярного характера трансакций и специфического характера активов);
  • - повышенную роль системы специфических институтов (норм и правил), связанных с использованием невоспроизводимых ресурсов углеводородного сырья;
  • — особенности институциональной структуры в конкретных социально-экономических и политических условиях - как в мире в целом, так и в отдельных странах (например, бурное развитие государственных национальных нефтегазовых компаний в большинстве стран мира в 1960-1980-е гг.);
  • — динамику институциональных преобразований - как в рамках рыночно-ориентированной экономики, так и в рамках перехода от одной системы к другой (стремление практически всех государств обеспечить высокую степень контроля за состоянием и поведением организаций в нефтегазовом секторе) [28].

Таблица 1.4

Особенности нефтегазового сектора экономики

Признак

Особенности

• Тесная технологическая взаимосвязь различных стадий вовлечения углеводородов в хозяйственный обо-

С точки зрения материальных активов сектора

рот

  • • Высокая степень риска начальных стадий - поиска, разведки и добычи
  • • Сложный, комплексный характер основных технологических процессов, обусловливающий большое число смежных и вспомогательных видов деятельности

Окончание т а б л. 1.4

Признак

Особенности

С экономической точки зрения

  • • Невоспроизводимый характер ресурсов углеводородного сырья и относительная ограниченность в каждый момент времени лучших по качеству и местоположению источников
  • • Высокая степень изменчивости во времени всех основных технико-экономических показателей освоения месторождений и добычи углеводородного сырья
  • • Повышенная капиталоемкость практически всех стадий единого технологического процесса
  • • Неэластичная динамика спроса на продукты нефтегазового сектора экономики
  • • Выполнение продуктами нефтегазового сектора функций подакцизных товаров с очень высоким содержанием налоговой составляющей в цепе реализации
  • • Чрезвычайно важная роль в формировании государственных финансов нс только в странах-производителях, но и в странах-потребителях нефте-, газо-продуктов

С политической точки зрения

  • • Важная роль в обеспечении экономического суверенитета и экономической независимости страны
  • • Возможности использования факта обладания значительными ресурсами и производственными мощностями в нефтегазовом секторе для реализации тех или иных целей на внешнеполитической арене
  • • Повышенное внимание и контроль со стороны государства за состоянием дел и основных процессов в данном секторе экономики

Источник', составлено авторами по [27, с. 26-271

Вес отмеченные выше особенности определяют два наиболее существенных отличия от других секторов экономики:

значительные масштабы и степень интеграции в рамках отдельных фирм (на уровне отдельных организаций);

повышенная роль государства и государственных институтов в функционировании нефтегазового сектора, в решении проблем трансформации его институциональной структуры (па уровне институциональной структуры отдельной страны).

Основными организационными элементами нефтегазового сектора являются компании - не только производители нефти, природного газа и сопутствующих им при добыче углеводородов и других полезных ископаемых, - но и осуществляющие широкий спектр видов деятельности, связанных с геологическим поиском и разведкой, переработкой, транспортом и реализацией продуктов переработки и первичных углеводородов. При этом компании могут значительно различаться не только по размеру и формам собственности, но и по степени охвата взаимосвязанных производственно-технологических стадий от поисков и разведки залежей углеводородного сырья до реализации продуктов переработки, поступающих конечным потребителям. Основные типы компаний представлены на рис. 1.5.

Активы нефтегазового сектора отличаются узкоспециализированным характером (например, активы, материализованные в скважинах, нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) и т. и., которые нигде кроме как в данной сфере производственной деятельности использованы быть не могут), а также регулярным характером связей. Поэтому не случайно для нефтегазового сектора характерной формой интеграции является интеграция собственности, а не только наличие двух- и многосторонних контрактов [4]. Классификация компаний по степени интеграции представлена на рис. 1.5.

Как правило, укрупненно рассматривают три основных типа собственности в мировом нефтегазовом секторе:

  • - государственная;
  • - смешанная (с участием государства);
  • - частная (без участия государства).

Для Северной Америки на протяжении всей современной истории характерно преобладание частной собственности в нефтегазовом секторе; страны Западной Европы представляют собой смешанную модель - наряду с государственными компаниями существуют компании со смешанной собственностью и частные (и их доля неуклонно увеличивается); нефтедобывающие страны остального мира (Латинской Америки, Ближнего и Среднего Востока, Юго-Восточной Азии) характеризуются несомненным преобладанием государственной собственности на активы нефтегазового сектора [39]. При этом в рамках каждого из выделенных выше регионов имеется ряд общих и специфических черт распределения собственности в нефтегазовом секторе (табл. 1.5).

Классификация нефтегазовых компаний

Рис. 1.5. Классификация нефтегазовых компаний

Источник:, составлено авторами по [29].

Таблица 1.5

Особенности распределения собственности в нефтегазовом секторе

Параметр

Страна

Северная Америка

Европа

Остальной мир

Общие черты

1. Преобладание частной собственности на стадиях реализации нефтепродуктов и формирования сервисного и обслуживающего сектора

2. Несомненный приоритет государственных компаний на стадии разработки нефтегазовых ресурсов (что нс относится к нефтегазовому сектору Северной Америки и Великобритании)

Специфические черты

1. Уменьшение доли пакетов акций, находящихся в собственности отдельных частных лиц

Возрастание социальной направленности в распределении пакетов акций

1. Увеличение доли частного национального капитала в активах нефтегазового сектора

2. Увеличение роли институциональных портфельных инвесторов - различных фондов и финансовых институтов

2. Экспансия государственного капитала нефтедобывающих стран на рынки конечного потребления нефтепродуктов развитых капиталистических стран (в виде покупки активов европейских и американских компаний - НПЗ и систем розничной торговли нефтепродуктами)

Источник', составлено авторами по [27, с. 28-30].

Нефтегазовый сектор США был изначально сформирован за счет усилий частных предпринимателей. В Великобритании - British Petro-liuni была полугосдарственной компанией, British Gas - государственной монополией [84]. Поэтому правительства этих стран главным образом обеспечивали защиту интересов национального капитала в районах добычи нефти и углеводородов (прежде всего, на Ближнем Востоке). Данное обстоятельство во многом определило более либеральную государственную политику по отношению к участию в собственности в данном секторе.

В таких странах Европы, как Франция, Италия, Норвегия, становление и развитие нефтегазового сектора проходило при непосредственном участии государства.

В Норвегии государству принадлежит контрольный пакет акций ведущей и единственной в настоящее время нефтегазовой компании -Statoil. Компания Statoil была основана в 1972 г., и поначалу государству принадлежало 100% ее акций. В 2001 г. Statoil была частично приватизирована, ее акции зарегистрированы на биржах в Осло и Нью-Йорке, а государстенная доля снизилась до 70,92 %. После слияния в 2007 г. двух норвежских нефтяных компаний - Statoil и Norsk Hydro -доля государственного участия в объединенной компании снизилась до 62,5 %, но уже к марту 2009 г. возросла до 67 % (правительство скупило часть акций, обращавшихся на свободном рынке, и тем самым выполнило требования действующего законодательства, согласно которому доля норвежского государства в капитале Statoil не должна быть ниже 67 %). В 2008 г. чистый доход компании Statoil составил 28,5 млрд долл., а дивиденды государства от участия в капитале компании - 2,2 млрд долл.[1]

В каждом из разрабатываемых месторождений государство владеет долей на добычу углеводородов через так называемое «прямое государственное экономическое участие». Первоначально общественное участие в месторождениях составляло не менее 50 %, но после основания государственной компании Petoro эта доля стала снижаться [8].

Одной из характерных особенностей изменения структуры собственности в нефтегазовом секторе Северной Америки, Великобритании и в меньшей степени стран континентальной Западной Европы является значительное усиление роли и позиций финансового сектора (банков, страховых компаний, пенсионных фондов и т. п.) [34]. Доля акций нефтегазовых компаний, принадлежащих крупным (институциональным) инвесторам из числа финансовых организаций, увеличивается в основном за счет уменьшения доли акций, непосредственно принадлежащих отдельным семьям, малым или крупным индивидуальным владельцам. Расширение участия институциональных инвесторов немедленно вызвало к жизни вопрос о взаимосвязи между крупными и, на первый взгляд, независимыми компаниями.

Доминирующее положение государства в роли собственника в нефтегазовом секторе характерно для стран Латинской Америки, Ближнего и Среднего Востока и Юго-Восточной Азии. При этом в ряде стран компании имеют нс только статус государственных, но и национальных. Последнее означает, что они тесно интегрированы в систему государственного управления и финансов.

В отдельных странах статус государства как единоличного собственника в нефтегазовом секторе закреплен конституционно. Например, нефтегазовая компания Бразилии «ПетроБраз» была основана в 1953 г. и имела статус конституционной монополии [27]. В 1994 г. была предпринята попытка пересмотра такого статуса компании, но безрезультатно.

Однако далеко не все страны, одобряющие исключительное положение государственной собственности в нефтегазовом секторе, имели или создавали одну компанию (как правило, в статусе национальной). Например, Китайская национальная нефтяная компания и Китайская нефтехимическая корпорация, напрямую подотчетные Совету Министров, являются организациями министерского уровня. Однако несмотря на присутствие иностранного капитала в некоторых сегментах нефтяного сектора Китая, в целом нефтяная промышленность находится в руках больших государственных компаний.

В нефтедобывающих странах Ближнего и Среднего Востока в собственности нефтегазового сектора по состоянию на середину 1990-х гг. доминировала доля государства, а также в отдельных сегментах присутствовал национальный частный капитал и иностранные портфельные инвесторы.

Развитие нефтяного бизнеса на Западе с самого начала пошло по пути вертикальной интеграции (комбинирования) стадий разведки, добычи и переработки нефти и сбыта нефтепродуктов. Крупнейшие нефтяные компании («Стандард ойл», «Галф», «Тексако», «Шелл» и др.) установили контроль за всеми сферами нефтяного дела сначала в национальном, а впоследствии и в международном масштабе. Этого принципа придерживались и небольшие компании, хотя и оперировали на ограниченных территориях (например, в районе, примыкающем к эксплуатируемому месторождению). В целом же современная структура нефтяного сектора, в которой доминирующую роль играют комбинированные компании, окончательно сформировалась к 30-м годам XX века.

Процесс вертикальной интеграции в мировом нефтегазовом секторе происходил в двух направлениях - как от разведки и добычи нефти к сферам переработки и маркетинга продукции, так и наоборот. Процессу вертикальной интеграции способствовали регулярная частота трансакций на определенной стадии развития производства в сочетании с особенностями активов в нефтегазовом секторе.

При последовательном интегрировании (от начальных стадий вовлечения углеводородов к стадиям конечного использования) движущими мотивами процесса интеграции можно считать:

  • - стремление овладеть рынками конечной продукции;
  • - наличие монополии на природные ресурсы, что (в сочетании с высокой капиталоемкостью освоения новых месторождений) резко снижало эффективность инвестиций [6J.

Процесс обратной интеграции более характерен для стран Западной Европы, которые позже других приступили к развитию своего нефтегазового сектора, и этот процесс во многом направлялся государствами соответствующих стран. Это касается, прежде всего, Франции, Италии, Испании, Германии. Основной причиной интеграционного процесса было (и остается) стремление правительств данных стран к преодолению зависимости от поставок сырья.

Процесс последовательной интеграции было бы уместно охарактеризовать как процесс естественной динамики институтов нефтегазового сектора, в то время как процесс обратной интеграции можно, скорее, охарактеризовать как процесс частично индуцированной (привнесенной) динамки, которая имела место в странах с рыночной экономикой под влиянием государственной экономической политики [29].

Все отмеченные в табл. 1.6 предпосылки вертикальной инте1рации в нефтегазовом секторе способствуют достижению определенных конкурентных преимуществ интегрированными корпорациями по сравнению с узкоспециализированными компаниями. Однако присутствие возможности получения определенных преимуществ вовсе не означает автоматического их достижения.

Специфические причины не только способствуют вертикальной интеграции, но и в определенном смысле ей противодействуют, таким образом, стимулируя реструктуризацию. Объяснение заключается в уменьшении запасов углеводородов на разрабатываемых месторождениях, а также на вновь вовлекаемых в освоение и разработку месторождениях (что связано со «старением» нефтегазоносных провинций).

В связи с этим сужаются и предпосылки формирования и функционирования на основе подобных активов крупных вертикально интегрированных компаний.

Таблица 1.6

Предпосылки вертикальной интеграции в нефтегазовом секторе

Признак

Причина

Общие причины (присущие процессу интеграции и в других секторах экономики)

• Стремление к контролю над рынками сбыта конечной продукции

• Реализация преимуществ, обусловленных экономией издержек по достижении опреде-леного масштаба производства

  • • Преимущества, связанные с минимизацией трансакционных издержек (при замене рыночных отношений и связей внутрикорпоративными контактами и взаимодействиями)
  • • Управляемость технологически взаимосвязанными процессами (с точки зрения упрощения системы взаимосвязей в процессе текущего производства и распределения ресурсов)

Специфические отраслевые причины

• Стремление к преодолению монополии на природные ресурсы

• Получение доступа к надежным источникам сырьевого обеспечения

• Минимизация рисков, связанных с осуществлением крупных, капиталоемких и инерционных проектов, и вытекающая отсюда необходимость планомерной организации производства и сбыта в столь многоплановом секторе экономики, как нефтегазовый

• Ведущая роль наличия доступа к нефтегазовым ресурсам в обеспечении странам экономической самостоятельности

• Особенность активов нефтегазового сектора, их узкоспециализированный характер

Источник: составлено авторами по [7J.

Действие причин и факторов, способствующих процессу интеграции, ограничено. Для компании на этапе организации нового производства, как правило, возникают значительные расходы - прежде всего, в связи с ростом размеров фирмы. Наиболее существенная доля расходов связана с ростом управленческой неэффективности. По мере интеграции фирмы усложняется системы контроля и возрастает степень ее внутреннего разнообразия.

В работе английских исследователей Я. Фелиса и Н. Лукаса отмечается, что рынок имеет два главных преимущества:

  • - эффективное распределение ресурсов при помощи ценовых сигналов;
  • - генерацию системы эффективного экономического управления Г93].

Каждое из этих преимуществ имеет ограничения. С теоретической точки зрения, конкуренция ведет к оптимальным решениям, только если трансакционные издержки близки к нулю, т. е. когда все участники хорошо информированы, а также в том случае, если первоначальное распределение дохода отвечает целям участников и отсутствуют барьеры входа и перемещения (монопольные препятствия). Но, во-первых, предположение о том, что участники энергетического рынка хорошо информированы, не соответствует реальности. Во-вторых, рынок не принимает во внимание экологические обстоятельства. В-третьих, как правило, существует значительное расхождение в оценках дефицита участниками рынка и страной в целом. Следовательно, у правительства есть все основания разрабатывать и осуществлять различные планы и программы в сфере регулирования этого сектора. Соответственно содержанию данной политики варьируются и формы участия государства в решении проблем нефтегазового сектора, а также и способы государственного регулирования в различных странах мира. Однако в целом краткая характеристика энергетической политики практически любой страны мира может быть охарактеризована так, как это представлено на рис. 1.6.

Прямое и косвенное участие государства в хозяйственной деятельности представлено на рис. 1.7. Главной задачей регулирования является установление и обеспечение эффективной производственной структуры, направленной на рационализацию издержек во всех звеньях экономической системы.

Энергетическая политика

Краткая характеристика энергетической политики государства

Рис. 1.6. Краткая характеристика энергетической политики государства

Источник', составлено авторами по [27].

Прямое и косвенное участие государства в хозяйственной деятельности

Рис. 1.7. Прямое и косвенное участие государства в хозяйственной деятельности

Источник', составлено авторами по [10].

Регулирование отдельных видов деятельности в нефтегазовом секторе связано также с регулированием так называемых естественных монополий, важнейшей из которых является магистральный трубопроводный транспорт нефти и газа. Естественный характер данной монополии возникает в силу невыгодности сооружения дополнительных транспортных систем и терминалов при вводе в разработку месторождений с относительно малыми (по сравнению с эффективной пропускной способностью транспортных систем и терминалов) объемами добычи и утилизации углеводородного сырья [31]. Применяется механизм регулирования, обеспечивающий для третьих сторон беспрепятственный доступ к объектам отраслевой инфраструктуры. Государство нс только устанавливает правила доступа третьих сторон, но и осуществляет регулирование тарифов на транспортировку и перевалку углеводородов при использовании подобных транспортных систем, т. е. основные усилия в области регулирования направлены на ограничение силы монополий и снижение барьеров входа для новых участников в нефтегазовый сектор.

Общие формы регулирования (например, регулирование цен и налогов), которые присущи многим другим секторам экономики, в нефтегазовом секторе также имеют определенную специфику. Эти особенности связаны:

  • - с ключевой ролью нефтепродуктов и природного газа в обеспечении потребностей современной экономики в энергетических ресурсах (всех секторов экономики и всех основных сфер человеческой деятельности);
  • - истощающимся невоспроизводимым характером запасов углеводородного сырья;
  • - значительными изменениями во времени технико-технологических и соответственно финансово-экономических показателей разработки месторождений [82, 83].

Цены на нефтепродукты и природный газ являются объектами государственного контроля и регулирования. Так, например, в Италии правительство только в 1993 г. либерализовало розничные цены на нефтепродукты, цены же на газ до настоящего времени находятся под жестким контролем. В Венгрии к началу 1990-х гг. цены на нефть были либерализованы, в то время как цены на бензин находились под государственным контролем (это привело, в частности, к тому, что импортные нефтепродукты оказались на пределе конкурентоспособности).

В США к утрате компаниями своих позиций на рынке энергетических ресурсов привела чрезмерная экспансия методов административного регулирования в газовом секторе. Поэтому в начале 1990-х гг. американские газовые компании нс были в состоянии осуществлять необходимые инвестиции, так как цены были установлены слишком низкие [56J.

В целом можно отметить, что во всех странах мира цены на нефтепродукты и природный газ находятся под значительным влиянием экономической политики соответствующих правительств.

В различных странах система органов государственного регулирования и управления имеет свою значительную специфику. Однако общим направлением деятельности органов государственного регулирования и управления нефтегазовым сектором в странах с развитой рыночной экономикой является достижение и поддержание определенного уровня конкурентной среды, а также прозрачности операций в рамках сектора.

Краткий анализ особенностей институциональной структуры нефтегазового сектора в странах с рыночной экономикой показывает наличие весьма существенной специфики, которая обусловливает стремление организаций к олигополизации основных сегментов сектора. Противоречие данной тенденции задачам повышения общественного благосостояния, а также стратегически важная роль сектора обусловливают значительную степень прямого участия государства в данном секторе, а не только в определении нормативных рамок. Особенностью государственного влияния является не только регулирование естественных монополий, но и, как правило, поддержание конкурентной среды в рамках сектора в целом, включая смежные, обслуживающие и вспомогательные компании.

Главными мотивами преобразования институциональной структуры являются [27, с. 52]:

  • - со стороны экономических организаций - стремление к повышению прибыльности деятельности;
  • - со стороны государства и некоммерческих организаций - повышение общественного благосостояния, что, в свою очередь, предполагает исправление «провалов рынка» там и тогда, где и когда они возникают.

Анализ институциональной структуры нефтегазового сектора складывается из более детального рассмотрения:

- институционального устройства - форм и видов взаимодействия хозяйствующих субъектов;

- организационной структуры (различных типов организаций и пропорций их распределения в рамках сектора).

Институциональное устройство предполагает, прежде всего, исследование «контрактных отношений как структуры управления, которая, в свою очередь, объединяет хозяйственные единицы и определяет способ их кооперации и/или конкуренции» [28]. Подходы к анализу контракта можно разделить на две группы. Концепции, отнесенные к первой из них, исследуют ограничения в отношении групп потребителей и территорий распространения товаров, поддержание уровня цены товара при перепродаже, ограничительную практику сбыта, вертикальную интеграцию и некоторые другие ограничения в отношении потребителей. Концепции, включенные во вторую группу, изучают воздействие подобных мероприятий на конкурентов» [86].

В свою очередь, анализ организационной структуры нефтегазового сектора предполагает исследование состава и структуры предприятий нефтегазового сектора при изменении институционального устройства.

Представляет интерес анализ поведения нефтегазовых компаний в странах двух типов:

  • 1) с высокой степенью прямого государственного участия в нефтегазовом секторе (прежде всего, в странах Среднего Востока);
  • 2) практическим отсутствием прямого государственного участия (США).

Применительно к странам первой группы анализ показал, что нет никаких подтверждений тому, что страны - члены ОПЕК и их ведущие компании ведут себя конкурентно-ориентированным образом.

Применительно к нефтегазовым корпорациям США подобный анализ показал не только наличие конкурентно-ориентированного поведения, но и значительную изменчивость стратегий компаний во времени. В результате анализа выделены следующие особенности корпоративной стратегии в нефтегазовом секторе США:

  • - в 1960-е гг. - объемы добычи и переработки - превыше всего (период быстрого роста спроса на нефтепродукты во всем мире, следовательно, любой избыток производства нефти и нефтепродуктов будет очень быстро поглощен);
  • - в 1970-е гг. - большой рост инвестиций в не нефтяные энергетические проекты (они росли вдвое быстрее по сравнению с ростом нефтяных инвестиций в период 1974-1981 гг., а затем к 1990 г. - возвратились к прежней пропорции);
  • - в 1980-е гг. - стадия «upstream» (разведка и добыча) в нефтегазовом секторе США стала более привлекательной за счет снятия государством контроля над ценами производителей на устье скважины;
  • - в 1990-с гг. - концентрация усилий в энергетическом секторе, рационализация структуры и сокращение издержек, которое повлекло значительное улучшение экономических показателей, характеризующих деятельность нефтегазовых компаний (за 5 лет доходы увеличились более чем в 1,5 раза, при этом удельные издержки на освоение новых и разработку действующих месторождений за 1990-1994 гг. уменьшились более чем в 2,5 раза).
  • - в 2000-е гг. наметилась тенденция к укрупнению активов крупнейших компаний - в результате слияний внутри группы так называемых «majors» их общее количество сократилось с восьми до четырех. Эти слияния происходили под жестким контролем со стороны антимонопольных органов, в результате чего соотношения между ведущими и независимыми компаниями в организационной структуре нефтегазового сектора практически не изменились [84].

Достижение столь значительных результатов обусловлено не только изменениями в рамках компаний, но и гибкой политикой со стороны государства. Зачастую политика государства направлена на изменение нормативно-правовой базы (связанной, прежде всего, с модификацией контрактных отношений) осуществления более сложных и капиталоемких проектов.

Необходимо отметить, что причины изменения организационной структуры нефтегазового сектора могут быть также связаны с неясным и двусмысленным определением форм взаимодействия между хозяйственными единицами (что находит отражение в соответствующем институциональном устройстве).

  • [1] По данным компании Statoil: http://www.statoil.com.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >