Анализ проектов по освоению минеральных ресурсов, включенных в «Программу сотрудничества на 2009—2018 годы между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири России и Северо-Востока КНР»

Минерально-сырьевой комплекс Дальнего Востока является одним из тех секторов экономики региона, на который делается «ставка» в интенсификации международного сотрудничества. Исследование тенденций развития минерального сектора и особенностей формирования ресурсной политики в странах Северо-Восточной Азии (СВА)[1] выявило, что перспективная ситуация в минеральном секторе СВА, направления, формы и количественные характеристики международного сотрудничества в этой сфере будут конструироваться в Китае.

Китай значительно опережает страны и регионы СВА по обеспеченности важнейшими видами минеральных ресурсов и развитию горнодобывающей промышленности. Однако, несмотря на высокие абсолютные оценки минерального потенциала, многие специалисты в Китае весьма сдержанно относятся к оценке собственных запасов природных ресурсов. Так, в работе «Повестка дня для Китая в XXI веке» отмечается, что «при всем богатстве минеральных ресурсов на душу населения их приходится значительно меньше мирового среднедушевого уровня. Уже известные запасы минерального сырья недостаточны. При вхождении в XXI век обеспечение ими ... станет еще проблематичнее». По оценкам Министерства земельных и природных ресурсов КНР, нынешние запасы по 24 из 45 главных видов минералов смогут удовлетворить внутренний спрос только до 2010 года, а к 2020 году в стране будут достаточные резервы только по 6 видам минералов.

Главная цель минерально-сырьевой политики Китая — существенное повышение уровней производства и потребления минеральных продуктов на душу населения при максимально полном использовании запасов минерального сырья с учетом их невозобновляемости. И если в конце XX века эта цель реализовалась через политику самообеспечения при разумных объемах вынужденного экспорта и импорта, то в последние годы направленность и динамика минеральной политики КНР существенно поменялись.

Для обеспечения своей экономики природными ресурсами в Китае принята стратегия «бизнес без границ», согласно которой он предпочитает иметь дело непосредственно с источниками сырья, а не полагаться на мировой рынок. Китайским компаниям разрешено напрямую инвестировать в развитие зарубежных производителей с целью обеспечить наличие необходимого сырья. В последние 2—3 года более 50% китайских зарубежных инвестиций вложено в горнодобывающую промышленность разных стран.

В условиях динамичного роста спроса на минеральное сырье в промышленности Китая и реализации стратегии «бизнеса без границ», с одной стороны, и сырьевого характера развития МСК Дальнего Востока, с другой, наиболее активным партнером интеграционных взаимодействий в минеральном секторе Дальнего Востока становится Китай. И организационное оформление такой политики в «совместную» программу сотрудничества выглядит вполне логичным.

Из 89 проектов, предлагаемых в «Программе сотрудничества на 2009—2018 годы между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири России и Северо-Востока КНР» к совместной реализации на российской территории, 30 в той или иной степени основаны на освоении минеральных ресурсов и/или использовании продукции горнодобывающего комплекса. Более половины «минерально-сырьевых» проектов (17) локализованы в Дальневосточном федеральном округе. Некоторые характеристики этих проектов, информационно-доступные к настоящему времени, представлены в табл. 2.

Следует отметить, что значительная часть проектов, включенных в «Программу 2018» не являются новыми — многие инвестиционные проекты уже давно «кочуют» по программам различного уровня (от регионального до федерального), некоторые месторождения уже осваиваются. Высокая капиталоемкость, инерционность развития, длительные сроки реализации инвестиционных проектов в минерально-сырьевом комплексе, современный уровень воспроизводства минерально-сырьевой базы региона являются основанием полагать, что перспективная структура и динамика развития комплекса на 15—20 лет определяются именно тем набором инвестиционных проектов и предложений, которые уже сегодня реально «стартуют» в дальневосточных субъектах РФ. При этом развитие ситуации в минерально-сырьевом комплексе региона возможно по двум сценариям.

Таблица 2. Характеристика проектов «Программы 2018», основанных на использовании минеральных ресурсов Дальнего Востока

Субъект РФ: всего проектов (в том числе в горнодобыче)

Проекты в горнодобывающем комплексе

Некоторые характеристики проектов сотрудничества

Сроки реализации, проектная мощность

Объем инвестиций, млн руб. (в ценах 2007 года)

Инициатор проекта

Степень готовности проекта

Камчатский край: Ю(4)

1. Организация безотходной переработки титано-магне-титовых песков Халактыр-ского месторождения

3 года

1670,0

ООО «Стройсер-вис-ДВ»

Получена лицензия на разработку месторождения, есть технологические предложения по горнорудной и металлургической части

2. Промышленное освоение Ягоднинского месторождения природных цеолитов

Мощность проектируемого предприятия — 25—50 тыс. т/г.

70,0—120,0

Министерство природных ресурсов Камчатского края

Месторождение разрабатывается

3. Промышленное освоение Крутогоровского месторождения каменного угля

Добыча открытым способом не менее 150 тыс. т/г.

5500,0

Министерство природных ресурсов Камчатского края

Оценены суммарные баланс, запасы С1 250 млн т угля марки Д

4. Организация производства теплоизоляционных материалов с использованием местного сырья (перлит) в Елизовском районе

Разработка ресурсосберегающей технологии

40,0

Частные инвесторы

Поиск инвестора.

Оформление патентов на технологию в ходе разработки совместно с инвестором

Хабаровский край: 12(3)

1. Освоение оловорудного месторождения «Соболиное»

  • 2015 г.
  • 3,0 тыс. т оловосодержащего концентрата

1310,0

Правительство Хабаровского края

Инвестиционное предложение

2. Строительство цементного завода на базе месторождений Миланского известняка и Сокдюкан-ского глинистого сырья

2009—2025 гг.

7680,0

Правительство Хабаровского края

Инвестиционное предложение, поиск инвестора

3. Строительство горно-обогатительного комплекса на золоторудном месторождении Кутын в Тугуро-Чумиканском районе

  • 2012 г.
  • 1 т золота в год

1300,0

ООО «ГРК «Лантарская»

Проведение геологоразведочных работ

Амурская область: 12(3)

1. Освоение Евгеньевского месторождения апатитов

2009—2010

530,0

ООО «Базис»

Ведутся переговоры с китайскими инвесторами

2. Освоение Куликовского месторождения цеолитов

3,5 года; 1 очередь — до 200 тыс. т цеолито-вой массы в год

2,8 млн долл.

Правительство Амурской области

Инвестиционное предложение

3. Строительство завода по производству цемента и клинкера на базе Чагоянского месторождения известняка

2010—2013 1,2 млн т цемента, 600 тыс. т известковой муки

2700,0

ООО «АЗЖБК»

Ведется поиск инвестора. Имеется лицензия на право пользования недрами. Проведены технические исследования сырья. Получены технические условия на энергоснабжение. Ведутся проектные работы

Магаданская область: 6(2)

1. Комплексная переработка бурых углей примагадан-ских месторождений

13475,0 млн руб.

Администрация Магаданской области

2. Геологоразведочные работы и выявление кондиционных запасов меди в пределах Ороекской перспективной площади

Стоимость проекта будет определена после выявления кондиционных запасов

Администрация Магаданской области

Прогнозные ресурсы по категории РЗ: меди — 11,4 млн т, серебра —16,6 тыс. т, цинка — 345 тыс. т, свинца 315 тыс. т. После выявления кондиционных запасов меди месторождение будет выставлено на аукцион

Сахалинская область: 7(3)

1. Освоение Мгачинского каменноугольного месторождения

2010—2014 1100 тыс. тонн

в год

12000,0

Администрация Сахалинской области

Предпроектные проработки по восстановлению шахты «Мгачи». Поиск инвестора

2. Освоение Новиковского буроугольного германийсодержащего месторождения

Запасы — 640 т германия (547,6 т для подземной отработки)

Новиковское месторождение германия более 30 лет является в России главным (80%) поставщиком металла для радиоэлектронной промышленности

3. Строительство завода по производству базальтового ровинга и теплоизоляционных материалов на его основе в г. Южно-Сахалинск

Еврейская автономная область: 7(1)

1. Освоение Кимкано-Сутар-ского месторождения железных руд и строительство Дальневосточного горно-металлургического комбината

2008—2012, 9 млн т железорудного концентрата

22904,0

ООО «Кимкано-

Сутарский ГОК»

Проект реализуется

  • 2012—2015,
  • 2,5 млн т железа прямого восстановления

14596,0

ООО «Ариком»

Разработка проектно-сметной документации

Чукотский АО: 4(1)

1. Освоение Беринговского каменноугольного месторождения

2011—2016, 5—12 млн т угля

5500,0

Правительство ЧАО

Стадия предложения

Источники: Инвестиционные проекты. Материалы IV Дальневосточного международного форума http://www.dvforum.ru/invest; Информация о Камчатском крае, раздел «Инвестиционные проекты» http://www.mid.ru/ns-dipecon.nsf/; Информационно-аналитические материалы СОГРА http://www.sogra.ru

Ресурсно-транзитный (сырьевой) сценарий характеризуется преимущественным развитием проектов по традиционному, сырьевому пути — добыча и первичная переработка (обогащение) минеральных ресурсов. Другой сценарий — инно-вационно-освоенческий (промышленный, индустриальный) — может быть направлен на «достройку» комплекса до конечных переделов, формирование в регионе новых отраслей и подотраслей, получение новых видов конечной продукции из минерального сырья региона и, соответственно, открытие новых рынков. Такой сценарий несет иные качественные результаты для региональной экономики. К настоящему времени актуальным является вопрос «степени инновационо-сти» освоения ресурсов, реального перехода к получению конечной продукции из минерального сырья.

Одним из достаточно ярких примеров «позитивного варианта» возможного использования невоспроизводимых минеральных ресурсов может стать проект промышленного освоения Ягоднинского месторождения цеолитов в Камчатском крае. Месторождение характеризуется благоприятным географо-экономическим положением, значительными запасами (разведанные 19,7 млн т, прогнозные ресурсы — 40 млн т) и высоким качеством сырья. Месторождение разрабатывается в «сырьевом» варианте — с добычей небольших объемов (порядка 2 тыс. т) сырья в качестве активных минеральных добавок в цемент. Однако возможности использования цеолитов Ягоднинского месторождения значительно шире. Особенностями природного цеолита этого месторождения являются высокие чистота руд (выделяющая его среди других известных месторождений России), катионообменная емкость (на уровне мировых стандартов) и уникально высокая механическая прочность для такого типа пород. Эти свойства имеют большое практическое значение для обеспечения весьма высокого качества конечного продукта. Уже на современном этапе до 15—20 тыс. т переработанных цеолитов соответствующего качества может быть использовано экономикой Камчатского края: в сельском хозяйстве и рыборазводном комплексе, строительном комплексе, топливно-энергетическом и оборонном комплексе (для очистки использованных вод и дезактивации территории), горнодобывающем комплексе. Более того, в перспективе горнорудные предприятия могут стать основным потребителем цеолита для повышения степени экологической безопасности производств по добыче рудного золота, медно-нике-левых и др. руд (до 50 тыс. т цеолита может использовать только Агинский ГОК). Уникальные свойства природных цеолитов Ягоднинского месторождения позволяют существенно расширить перспективную сферу их применения при реализации инновационных технологий переработки этого материала (получение синтетических цеолитов с высоким качеством молекулярных сит, производство активированного цеолита и т. д.)[2]. Кроме того, при создании соответствующей инфраструктуры в районе разработки месторождения обеспечивается доступ к бальнеологическим источникам и местам отдыха в этом районе.

По сути, проект промышленного освоения Ягод-нинского месторождения цеолитов может «работать» на решение не только экономических, но и экологических проблем уникального по природным условиям Камчатского края. Высоки и экспортные возможности конечных продуктов переработки цеолита. Но такие возможности могут быть реализованы именно при промышленном, а не сырьевом варианте освоения Ягоднинского месторождения цеолитов.

Не менее перспективным проектом может стать организация производства теплоизоляционных материалов с использованием местного многоцелевого сырья (перлит) на основе ресурсосберегающей технологии в Елизовском районе Камчатского края. Уникальный теплоизоляционный негорючий материал с объемной насыпной массой 50—60 кг/куб. м из перлитов Начикинского и Пара-тунского месторождений может стать экспортным продуктом.

При этом внедрению современных технологий, исключающих попадание отходов производства в окружающую среду, уделяется на Камчатке особое внимание. Так, для разработки и внедрения новых технологий предлагается создать межрегиональный научно-исследовательский центр на базе уже действующих на Камчатке научных подразделений Российской академии наук с целью отработки малоотходных, экологически безопасных методов переработки полезных ископаемых.

Однако есть в «Программе 2018» и проекты, позитивная оценка возможной реализации которых не столь однозначна. Речь идет о проектах сугубо сырьевой направленности, когда на российской территории ресурсы только добываются, а конечные продукты (в том числе и высокотехнологичные) производятся на Северо-Востоке Китая.

Один из таких примеров — предварительные договоренности о начале совместного освоения Евгень-евского месторождения апатитов в Амурской области. Стороны договорились о совместном проведении работ по геологической разведке и добыче апатитов для обеспечения производства 1,2 млн т сложных фосфатных удобрений. В связи с этим был подписан соответствующий протокол о строительстве обогатительной фабрики по производству апатитового концентрата на территории Приамурья и завода по производству фосфатных удобрений на территории г. Хэган (КНР). Предполагается создание Амурской фосфорной компании, которая займется геологической разведкой и добычей апатитов на Евгеньевском месторождении для дальнейшей отправки их на завод в г. Хэган.

Не столь однозначны и перспективы одного из крупных минерально-сырьевых проектов, входящих в «Программу 2018», — освоения железорудных ресурсов в Еврейской автономной области, оцениваемого как один из наиболее выгодных для отечественной экономики объектов российско-китайского сотрудничества. Его отличие от большинства перечисленных в Программе проектов заключается в том, что производство продукции с высокой добавленной стоимостью (железа прямого восстановления) предполагается осуществлять на территории России.

Освоение Кимкано-Сутарского месторождения является частью активно продвигаемого в регионе Группой «Петропавловск» проекта создания Приамурского горно-металлургического кластера. Заявленной конечной целью проекта обозначается создание на Дальнем Востоке современных высокотехнологичных производств с получением конечной металлургической продукции. При этом предусматриваются серьезные вложения (в т. ч. и в рамках частно-государственного партнерства) в инфраструктурные проекты (железная дорога, мост, портовые сооружения) (табл. 3).

Реализация проекта горно-металлургического кластера в Приамурье предусматривает использование ряда прогрессивных технологий. Так, для производства железа прямого восстановления (DRI) выбор сделан в пользу инновационной технологии ITmk3, которая разработана японской компанией Kobe Steel совместно с фирмой Midrex (США) и «принадлежит к третьему (последнему на сегодня) поколению технологий получения сырья для производства стали». Однако «запуск» всех предусмотренных инновационных технологий освое-

Таблица 3. Проект формирования горно-металлургического кластера в южной зоне Дальнего Востока и на Северо-Востоке Китая

Территории

Горно-металлургический блок

Инфраструктурный блок

Амурская область

Гаринский ГОК: 7 млн т промпродукта (обогащенная руда 47,8% Fe)

Олекминский ГОК (Б. Сейим и Куранахское): 900 тыс. т железорудного концентрата и 290 тыс. т ильменитового концентрата

Железнодорожная ветка Гарь-Шимановская (148 км), высоковольтная линия (220 кВ) Шимановск — Гарь Автодорога до ст. Олекма (42 км) и линия электропередач (35 км)

Еврейская автономная область

Кимкано-Сутарский ГОК: добыча руды 10 млн тонн и производство 6—7 млн тонн концентрата и 3 млн тонн железорудных окатышей

Ж/д мостовой переход Нижнеленинское — Тунцзян (КНР) для поставки в Китай продукции Кимкано-Сутарского ГОКа, а также концентратов руд Амурской области (до 20—25 млн т в год); реконструкция железнодорожной ветки Биробиджан — Нижнеленинское (124 км)

Хабаровский край

Комплекс по перегрузке железорудных концентратов мощностью от 7 до 12 млн т, Советская Гавань

Северо-

Восточный

Китай

Железорудный концентрат и окатыши для черной металлургии СВК.

Совместное предприятие (65% Aricom, 35% Chinalco) по производству губчатого титана (30 тыс. т, 1 очередь —15 тыс. т) из ильменита Куранаха, г. Цзямусы

Строительство железной дороги к пункту пропуска Тунцзян в районе Хуайтао (напротив порта Нижнеленинское).

ния железорудных ресурсов юга Дальнего Востока может состояться лишь при условии формирования «полноценной» отрасли: добыча — обогащение — производство конечных продуктов. При «достройке» проекта даже до этапа производства метализованных окатышей в регионе формируется внутренний спрос — заинтересованность в продукции выразило ОАО «Амурметалл», единственный на Дальнем Востоке электрометаллургический завод по выплавке стали в г. Комсомольск-на-Амуре. Перед этим предприятием уже многие годы стоит задача выйти на устойчивое развитие, преодолев жесткую зависимость от металлолома как источника сырья. Да и собственно Группа «Петропавловск» не раз обозначала свое желание стать лидером индустриализации Дальнего Востока, создав в регионе металлургический комбинат полного цикла.

Однако достаточно велик риск развития проекта именно по сырьевому варианту: добыча, обогащение и поставка железорудного концентрата в Северо-Восточный Китай по новому железнодорожному переходу Нижнеленинское — Тунцзян. При столь близком расположении Кимкано-Сутар-ского ГОКа к границе и удобном новом транспортном переходе вполне приемлемым и достаточным способом окупаемости затрат для инвестора может оказаться именно сырьевой вариант. Кстати, следует отметить некоторую переориентацию китайской стальной отрасли на первичное сырье низкой степени обработки. Так, в последние годы в Китае увеличилось число предприятий по производству окатышей — на начало 2009 года было уже более 70 таких фабрик. Развитие собственного производства окатышей в Китае привело к снижению импорта агломерированного сырья: если за 11 месяцев 2009 года импорт неагломерирован-ного железорудного сырья в Китай увеличился на 38% по сравнению с аналогичным периодом 2008 года, то импорт агломерированного сырья снизился за этот же период на 22%.

К проекту формирования горно-металлургического кластера в Приамурье китайская сторона проявляет реальный интерес[3]: Xuan Yuan Industrial Development (XY Group] (КНР) профинансирует первый этап, предоставив Группе «Петропавловск» 10-летний кредит на 375 млн долл. (70% стоимости работ) под ставку LIBOR + 5%.

К настоящему времени гарантированного представления о вариантах развития черной металлургии на юге Дальнего Востока нет. Соответственно, не очень ясны экономические и экологические последствия реализации этого проекта для региона. По нашим предварительным оценкам, «индустриальный» и «сырьевой» варианты освоения железорудных ресурсов юга Дальнего Востока (при вступлении в стадию эксплуатации) будут характеризоваться разным уровнем воздействия на региональную экономику:

  • 1. Прямые эффекты по показателю валового выпуска в ресурсном варианте в 3—3,5 раза ниже, чем аналогичный показатель при создании полноценной отрасли («промышленный сценарий»).
  • 2. В обоих сценариях отрасль формирует значительный косвенный эффект, который составляет 50—60% по отношению к прямому эффекту реализации проектов. При этом в абсолютном выражении косвенный эффект (то есть прирост выпуска продукции и услуг смежных отраслей) функционирования отрасли в «сырьевом» сценарии в 3 раза ниже, чем в индустриальном.

Еще один пример сугубо сырьевого характера освоения российских минеральных ресурсов явно не обозначен в российской части «Программы 2018», но при внимательном изучении «легко просматривается» в китайской части программы. Речь идет о проекте строительства завода по производству титановой губки в г. Цзямусы. Это по сути уже реализуемый совместный проект британо-российской компании Aricom (входит в Группу «Петропавловск») и китайской Chinalco. Сырье для завода — ильменитовый концентрат — должно полностью поставляться компанией Aricom с Кура-нахского ильменит-титаномагнетитового месторождения в Амурской области. ТЭО, проведенное Шэньянским институтом по проектированию предприятий алюминиевой и магниевой промышленности (Shenyang Aluminium and Magnesium Design Institute) для завода мощностью 15 тыс. т/год губчатого титана (с дальнейшим удвоением мощности до 30 тыс. т), показало техническую и экономическую эффективность предприятия (даже в 1300 км от Куранахского месторождения!). Общие инвестиции в проект составят около 300 млн долл., в совместном предприятии 65% акций будет принадлежать компании Aricom и 35% — Chinalco. На заводе будет занято почти 3 тыс. человек персонала.

Как показывают примеры, достаточно реальны перспективы использования минеральных ресурсов Дальнего Востока с вновь осваиваемых месторождений в традиционно сырьевом варианте — добыча, первичное обогащение и экспорт. Такой вариант не несет в себе структурных изменений, сохраняется сугубо сырьевой характер развития минерально-сырьевого комплекса Дальнего Востока. Более того, в качестве нежелательных последствий реализации такого сценария для экономики региона могут быть:

  • • рост экспортно-сырьевой специализации экономики региона;
  • • зависимость темпов роста от ценовой динамики сырьевых рынков;
  • • исчерпание «ресурсного фактора» развития региона.

Развитие ситуации в МСК Дальнего Востока по такому сценарию может нести определенные угрозы и для национальной экономики:

  • • возможная утрата контроля над обеспечением российской промышленности стратегическими минеральными ресурсами;
  • • ослабление Дальнего Востока как форпоста России в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Развитие минерально-сырьевого комплекса Дальневосточного федерального округа в рамках инно-вационно-освоенческого сценария демонстрирует иные подходы и иное качество развития минерального сектора дальневосточной экономики. В результате его реализации в Дальневосточном регионе могут быть созданы новые производства с получением конечной продукции:

  • • металлургический комплекс для безотходной переработки Халактырского титаномагнетитового месторождения с вовлечением ресурсов металлолома и получением конечной металлургической продукции (Камчатский край);
  • • предприятие по получению конечной конкурентоспособной продукции на основе природных цеолитов Ягоднинского месторождения (Камчатский край);
  • • завод по производству конечных титановых продуктов (с поставкой продукции на российский и внешний рынок) на основе титаномагнетитовых месторождений Куранахское и Большой Сейим (г. Тында, Амурская обл.);
  • • металлургический комбинат на основе полиметаллических месторождений Хабаровского края с перспективой переработки концентратов всего Дальневосточного региона;
  • • горнометаллургический комбинат с поставкой конечной продукции на региональный, российский и внешний рынок. Поэтапное включение в сырьевую базу комбината железорудных месторождений Амурской и Еврейской автономной областей и южной Якутии.

Последние три инвестиционных проекта по характеру связей являются межрегиональными, а по видам продукции и объемам производства имеют национальное значение. Реализация «индустриального» сценария создает качественно иную траекторию развития минерально-сырьевого комплекса Дальневосточного федерального округа по сравнению с «сырьевым»:

1

Aricom feasibility study confirms viability of Chinese plant, http://uk.biz.yahoo.com/080110/214/hrp93.html

  • • создаются новые отрасли и подотрасли минерально-сырьевого комплекса в регионе;
  • • формируется конечный передел минерального сектора экономики с получением продукции, конкурентоспособной на российском и зарубежном рынках;
  • • создаются предпосылки для внутри- и межрегиональных интеграционных взаимодействий как в минерально-сырьевом комплексе, так и в промышленности в целом;
  • • появляются структурные изменения в минеральном секторе и в экономике Дальневосточного федерального округа в целом.

При реализации минерально-сырьевых проектов сотрудничества по индустриальному сценарию на юге региона могло бы начаться реальное создание «контактной промышленно-сервисной дуги»[4]. Однако сегодня «фактически речь идет о формировании не приграничных дуг, а трансграничных поясов, расположенных на территории, как России, так и Китая». При этом «концентрация перерабатывающих мощностей и производств конечной продукции в большей степени именно в китайском сегменте этих поясов. Для окончательного вывода относительно характера и последствий данной стратегии действий необходимо как можно быстрее осуществить системную оценку всей Программы», в то числе оценить ее, включая ее экологические и социальные последствия. Вместо возможной «промышленно-сервисной контактной зоны» на юге региона может сложиться лишь сырьевая база для индустриального развития Северо-Восточного Китая. Принципиальным является вопрос структуры (частный интерес и региональное развитие) и локализации (в пределах либо за пределами национальной границы) «валовых эффектов» освоения минеральных ресурсов региона. Крайне необходимым становится поиск механизмов «отсечения» использования месторождений региона исключительно в сырьевом варианте. Поскольку проекты сотрудничества являются объектами государственной программы, то это функция должна быть задействована через государственные органы управления.

  • [1] Ломакина Н. В. Минерально-сырьевой комплекс Дальнего Востока России: потенциал развития. Хабаровск: РИОТИП, 2009. 2 Цит. по: Наумов И. Н. Проблемы обеспечения природными ресурсами экономического развития КНР в XXI веке // Проблемы Дальнего Востока. 1999. №4, с. 104. 3 Основы государственной политики в сфере недропользования и развития минерально-сырьевого комплекса Российской Федерации и план первоочередных мероприятий по их реализации / МПР РФ. Москва, 2002 (http://www.mineral.ru).
  • [2] Шевчук В. Д. Перспективы и проблемы промышленного использования природных цеолитов Камчатки // Горный вестник Камчатки. Выпуск третий, 2008 г„ с. 32—34. 2 Гаращенко Ю. А. Горнорудный рывок: [беседа с министром природ, ресурсов Камч. края Ю. А. Гаращенко о перспективах развития горноруд. пром-сти в регионе / вел В. Ковалев] //Дальневост, капитал. 2008, №7, спец, вып.: Деловая Камчатка, с. 34—36. 3 Евгеньевское апатитовое месторождение в Амурской области будут осваивать китайцы. Обзор СОГРА 090423 ( http://www.sogra.ru). 4 Самойлова Г. Г. 0 проекте создания горно-металлургического кластера в Приамурье И Минеральные ресурсы России. Экономика и управление. 2009, № 6, с. 60—65. 5 Там же, с. 62.
  • [3] Информационно-аналитические материалы СОГРА. http://www.sogra.ru. 2 Ломакина Н.В., Потанин М.М., Баушев С.С. Роль крупных минерально-сырьевых проектов в перспективном развитии Дальнего Востока России // Горный информационно-аналитический бюллетень. Научно-технический журнал. Москва. 2009. Отд. выпуск «Дальний Восток». 0.52 п.л. (В печати).
  • [4] Минакир П. А. Тихоокеанская Россия: вызовы и возможности экономической кооперации с Северо-Восточной Азией // Пространственная экономика, 2005, №4, с. 18. 2 Минакир П. А. От главного редактора И Пространственная экономика, 2009, № 4, с. 4-5.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >