ПРИНЦИПЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ОБМЕНА

В сфере международного информационного обмена действуют, прежде всего, общие принципы международного права.

Говоря о таких принципах, Г.И. Тункин отмечал: «Речь идет о том, что среди принципов и норм общего международного права, создаваемых соглашением государств, есть такие, которым этими соглашениями придается особое значение. Это особое значение состоит в том, что отдельные государства в своих взаимных отношениях и на основе соглашения не могут от них отклоняться и действовать иначе, чем предписывают эти принципы и нормы».[1]

Общие принципы международного права императивны, представляют собой систему, которая устанавливает правовые основы международных отношений, в процессе применения общие принципы тесно взаимодействуют. К характерным особенностям данных принципов следует отнести и то, что они распространяются на все группы международных отношений. Не стали исключением и международные информационные отношения, включая отношения обмена электронными данными. На стадии появления международных отношений, связанных с развитием ИКТ, не существовало правового вакуума — отношения, возникшие с появлением ИКТ, попали в сферу регулирования общих принципов международного права.

Несомненно, важное значение для сферы международного информационного обмена имеет принцип уважения прав и свобод человека. Само существование международного информационного обмена связано с правом человека на информацию.

Право человека на информацию зафиксировано в ст. 19 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., принятой в качестве резолюции Генеральной Ассамблеи ООН"2. В ней предусмотрено, что каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное их выражение; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

Положение о свободе искать, получать и распространять информацию любыми средствами и независимо от государственных границ имеет нормативный характер. Оно зафиксировано не только в рекомендательном акте, каковым является Всеобщая декларация прав человека, но и в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г.

Международный пакт о гражданских и политических правах устанавливает границы права на информацию. Данное право может быть ограничено в целях уважения прав и репутации других лиц, а также для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.

12 Права человека. Сборник международных договоров. Нью-Йорк, 1978. С. 1-3.

Осуществление права на информацию налагает определенные обязательства. Это касается соблюдения запретов на распространение информации, установленных в международном праве. Запрещена пропаганда войны, расовой ненависти, ксенофобии.

Каждый человек при распространении информации сталкивается не только с запретами, но и с ограничениями на распространение определенных видов информации. Как следствие, нельзя говорить о том, что право на информацию является абсолютным и ничем не ограниченным. Существующие ограничения указанного права позволяют соотнести международный информационный обмен со всей системой международных отношений. Международный информационный обмен не должен подрывать устои международных отношений.

Право на информацию связано с определенной социальной ответственностью человека. Каждый человек должен распространять правдивую информацию, не наносящую ущерба международному миру и безопасности, общественным интересам, правам других лиц.

Таким образом, право на информацию имеет границы, четко определенные в международном праве.

В последние годы расширяется содержание права на информацию. В ряде международных документов провозглашено право на всеобщий доступ к ИКТ, который гарантируется как определенной тарифной политикой, так и повышением образовательного уровня и культуры, обучением в области ИКТ.

Следует отметить, что право на информацию развивается по пути повышения активности индивида в сборе, обработке и распространении информации.

Принцип невмешательства во внутренние дела других государств следует рассматривать в связи с конкретизацией этого принципа в Декларации о недопустимости интервенции и вмешательства во внутренние дела государств, утвержденной резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН № 36/103 от 9 декабря 1981 г. В Декларации, в частности, закреплено право государств и народов

1

http://daccessdds.un.org/doc/RESOLUTION/GEN/NROZ412/19/IMG/NR041219. pdf?Open Element иметь свободный доступ к информации и без вмешательства извне развивать свою систему информации и средств массовой информации, использовать свои средства информации в целях содействия своим политическим, социальным, экономическим и культурным интересам и чаяниям. При этом развитие системы информации не служит самоцелью, а является частью политического, социального и культурного развития. Другие государства не могут препятствовать свободе доступа к информации соответствующих народов и государств.

Принцип невмешательства во внутренние дела государств влечет за собой определенные ограничения свободы информации. Государства обязаны воздерживаться от любых клеветнических кампаний, оскорбительной или враждебной пропаганды с целью осуществления интервенции или вмешательства во внутренние дела других государств. Существует право и обязанность государства бороться, в рамках своих конституционных полномочий, против распространения фальшивых или искаженных сообщений, которые могут рассматриваться как вмешательство во внутренние дела других государств или как наносящие ущерб укреплению мира, сотрудничества и дружественных отношений между государствами и нациями.

Таким образом, клеветнические кампании по распространению ложной или извращенной информации рассматриваются как одна из опасных форм вмешательства во внутренние дела государства. В настоящее время в международном праве установлен нормативный запрет на распространение ложной и извращенной информации, который реализуется через право опровержения искаженной информации. Разработана международная система опровержения, что способствует повышению эффективности действия принципа невмешательства во внутренние дела государств.

Следует отметить, что с развитием международного информационного обмена и появлением технологий электронных коммуникаций обогатилась практика действия принципа, согласно которому государства воздерживаются в своих международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной целостности или политической независимости любого государства, так и каким-либо иным образом, несовместимым с целями Организации Объединенных Наций. При анализе действия указанного принципа в сфере международного обмена информацией особое внимание традиционно уделялось запрету пропаганды войны.[2]

Не вызывает сомнения то, что запрет пропаганды войны, являясь частью нормативного содержания принципа неприменения силы и угрозы ее применения, действует при осуществлении международного информационного обмена независимо от используемых средств. Но действием указанного положения не исчерпывается действие принципа, имеющего более широкое нормативное содержание. Принцип неприменения силы и угрозы ее применения будет действовать и в отношении иной угрозы применения силы. Например, в компьютерные сети не должна помещаться информация, содержащая угрозу применения политического, экономического и иных видов принуждения в отношении другого государства.

Технологии коммуникаций не должны использоваться и в качестве средства применения силы. В частности, как применение силы может рассматриваться блокирование поступления правомерной информации от другого государства и передачи информации в компьютерные сети другого государства. При этом в качестве правомерной будет рассматриваться вся информация, за исключением той, в отношении которой в соответствии с международным правом установлены запреты и ограничения на распространение. Ни одно государство не вправе ограничивать свободное распространение информации на своей территории, если только содержание распространяемой информации не влечет нарушение принципов международного права, международных договоров, в которых государство участвует, международных обычаев, а также личных, авторских, патентных и иных охраняемых прав отдельных лиц. Государство, в отношении которого применяется «информационная блокада», вправе применить технические средства для ее «прорыва», а в случае отсутствия соответствующих технических средств либо невозможности их применения — урегулировать возникший спор мирными средствами.

Нарушением принципа неприменения силы и угрозы ее применения является ведение информационных войн. Примером может

служить информационная война, начатая Джорджем Соросом против правительства Китая.

В июле 1997 г. Дж. Сорос предпринял успешную информационную атаку против национальной валюты ряда стран Азиатско-Тихоокеанского региона — Малайзии, Индонезии, Сингапура и Филиппин. В итоге произошел скачок цен, национальные экономики этих стран были отброшены в своем развитии на 10-15 лет, а в Индонезии к маю 1998 г. начался хаос."5

В сфере международного информационного обмена действует и принцип, согласно которому государства разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость.

При информационном обмене используются процедуры досудебного урегулирования споров: переговоры, обследование, посредничество, примирение.

В международном праве появились новые механизмы разрешения споров. Так, Центр ВОИС по арбитражу и посредничеству рассматривает традиционные споры в сфере интеллектуальной собственности и применяет специальную, «квазиарбитражную», процедуру для рассмотрения споров о правах на доменные имена.

Особенности действия принципа суверенного равенства государств в сфере международного обмена информацией являются предметом дискуссий в доктрине международного права. Наиболее сложным представляется вопрос о влиянии трансграничной передачи данных на государственный суверенитет. Хамид Мовлана обосновал концепцию «информационного суверенитета», согласно которой информация признана ресурсом, над которым государство должно осуществлять исключительный контроль.[3] Леонард Зуссман полагает, что с развитием технологий электронных коммуникаций государственный контроль становится неэффективным, а следовательно, и нецелесообразным.

Обе концепции нуждаются в уточнении. Прежде всего следует отметить, что неэффективность осуществления государственного контроля в сфере международного информационного обмена может быть связана с неадекватностью средств его осуществления, а не с отсутствием необходимости контроля. Нельзя не учитывать, что государственный контроль в той или иной области вводится в силу необходимости обеспечения реализации правовых норм, а не потому, что государство произвольно избирает область, в которой государственный контроль осуществлять будет несложно. В отношении международного информационного обмена необходимость государственного контроля обусловлена существованием запретов и ограничений на распространение информации.

Что касается «исключительного» государственного контроля, то в силу действия принципа суверенного равенства суверенное право на участие в международном информационном обмене признается в равной степени за всеми государствами. Ни одно государство не может исключительно по собственному усмотрению регулировать информационный обмен на своей территории, поскольку такое регулирование должно осуществляться с учетом принципов и норм международного права и необходимости уважения прав других государств.

Суверенное равенство государств в отношениях международного обмена означает, что каждое государство обладает суверенными правами на создание собственной системы информации, на участие в международном информационном обмене, а также на осуществление контроля за содержанием информации с целью обеспечения соблюдения запретов и ограничений, содержащихся в международном праве и не противоречащих нормам международного права национальном законодательстве.

Таким образом, общие принципы международного права создают правовую основу для осуществления международного информационного обмена. Они конкретизируются в международных договорах и актах международных организаций.

Вопрос о том, какие положения следует относить к специальным принципам международного информационного обмена, являлся предметом дискуссий в правовой доктрине. Авторы, которые рассматрива ли процесс становления принципов международного информационного обмена, включали в число принципов различные положения.

В 1983 г. Ю.М. Колосов и Б.Г. Цепов анализировали «тенденции к формированию общепризнанных специальных принципов и норм международной массовой информации»[4]. При этом четкого перечня принципов в монографии указанных авторов представлено не было.

Е.В. Ермишина в 1988 г. указала, что существуют следующие принципы международного информационного обмена: принцип запрещения пропаганды войны и милитаризма и принцип запрещения пропаганды расовой и других видов дискриминации. Запрет пропаганды войны является обычно-правовой нормой, сформировавшейся под воздействием резолюций Генеральной Ассамблеи ООН. Запрет пропаганды расовой дискриминации вытекает из Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 7 марта 1966 г. Приведенные Е.В. Ермишиной положения следует рассматривать как правовые нормы, а не как принципы, характеризующиеся более широким нормативным содержанием.

А.Г. Днепровским был предложен более широкий круг принципов:

  • — принцип свободы информации;
  • — принцип, запрещающий использование средств массовой информации для пропаганды войны, угрозы силой, а также для пропаганды, способной создать или усилить угрозу миру;
  • — принцип невмешательства при помощи СМИ во внутренние дела государств;
  • — принцип запрещения пропаганды человеконенавистнических идей и теорий;
  • — принцип, запрещающий распространение заведомо ложной информации;
  • — принцип запрещения передачи информации аморального характера.

Из приведенных положений только принцип свободы информации обладает широким нормативным содержанием. Иные положения касаются конкретных видов информации, а запрет вмешательства с помощью СМИ во внутренние дела государств связан с действием общего принципа международного права.

Следует отметить, что точки зрения указанных авторов не были основаны на международных документах. Вместе с тем Генеральной конференцией ЮНЕСКО 28 ноября 1978 г. была принята Декларация об основных принципах, касающихся вклада СМИ в укрепление мира и международного взаимопонимания, в развитие прав человека и в борьбу против расизма и апартеида и подстрекательства к войне, которая в правовой доктрине рассматривалась как документ, сформулировавший «принципы, которыми должны руководствоваться государства при распространении информации»[5]. В указанном документе перечислены следующие принципы:

  • — принцип свободного, широкого и сбалансированного распространения информации;
  • — принцип, согласно которому осуществление свободы мнения, выражения и информации является существенным факторов укрепления мира и международной безопасности;
  • — принцип, определяющий, что доступ общественности к информации должен гарантироваться разнообразием доступных ей источников и средств информации;
  • — принцип, в соответствии с которым средства информации должны вносить вклад в укрепление мира и международного взаимопонимания и в борьбу против расизма, апартеида и подстрекательства к войне, и др.

Данные принципы обладают достаточно широким нормативным содержанием — они отражают основную роль СМИ в современном мире. Однако в Декларации принципов, принятой 12 декабря 2003 г. на Всемирном саммите по информационному обществу, в качестве принципов сформулированы иные положения, что может свидетельствовать об изменении системы специальных принципов.

Согласно Декларации принципов от 12 декабря 2003 г., для обеспечения того, чтобы каждый получал выгоды от преимуществ информационных технологий, все участники должны работать совместно с целью обеспечить доступ к информационной и коммуникационной инфраструктуре, а также информации и знаниям, возможность создания информационного общества; усилить конфиденциальность и безопасность при использовании информационных технологий и т. д. Соответствующие направления сотрудничества участников саммита были указаны как ключевые принципы создания информационного общества.

При принятии Декларации не преследовалась цель формирования специальных принципов международного информационного обмена. Участники саммита сформулировали те принципы, которыми они были готовы руководствоваться при создании информационного общества. Тем не менее, в настоящее время сложно представить международный информационный обмен без новых компьютерных технологий. Соответственно, можно говорить о том, что под воздействием новых информационных технологий постепенно изменялись принципы международного информационного обмена.

Декларация принципов, принятая на Всемирном саммите, содержит следующие принципы:

  • — принцип доступа к информационной и коммуникационной инфраструктуре и технологиям, а также к информации и знаниям;
  • — принцип упрочения возможности создания информационного общества;
  • — принцип конфиденциальности и безопасности при использовании ИКТ;
  • — принцип создания соответствующей среды для информационного общества;
  • — принцип развития и распространения ИКТ;
  • — принцип этического измерения информационного общества;
  • — принцип обеспечения международного и регионального сотрудничества при создании информационного общества.

В Декларации содержатся отдельные положения, касающиеся нормативного содержания указанных выше принципов (раздел

«В»), а также положения, относящиеся к расшифровке содержания принципов.

Принцип доступа к информационной и коммуникационной инфраструктуре и технологиям, а также к информации и знаниям, прежде всего, предполагает предоставление универсального, повсеместного, справедливого и приемлемого в ценовом отношении доступа к инфраструктуре ИКТ и услугам на базе ИКТ. Кроме того, должен предоставляться доступ к услугам энергоснабжения и почтовой связи.

Для доступа к ИКТ государства должны разработать политику содействия конкуренции, а также обеспечить обязательства по универсальному обслуживанию в тех областях, где не действуют рыночные механизмы. В частности, можно создавать публичные пункты доступа к ИКТ в почтовых отделениях, школах, библиотеках и архивах.

Для информационного общества характерной является способность всех получать и распространять информацию, идеи и знания. В Декларации указано, что распространение глобального знания может быть достигнуто путем удаления барьеров на пути доступа к информации об экономической, социальной, политической деятельности, деятельности в сфере здоровья, культуры, образования и науки, а также путем обеспечения доступа к общественным сферам информации. Широкая общественная сфера — обычный элемент роста информационного общества. Она создает различные выгоды для общества, такие как образование, новая работа, инновации, расширение деловых возможностей, развитие науки. Информация в общественной сфере должна быть легко доступна с целью поддержки информационного общества и защищена от незаконного присвоения. Общественные учреждения, такие как библиотеки, архивы, музеи, собрания культурных ценностей, должны стремиться к тому, чтобы обеспечить сохранение документированных записей и свободный доступ к информации, находящейся в них. Доступ к информации и знаниям может быть обеспечен путем использования возможностей программного обеспечения.

Принцип упрочения возможности создания информационного общества, на первый взгляд, не имеет широкого нормативного содержания. Однако в Декларации содержится объяснение указанного принципа. Возможность создания информационного общества, прежде всего, свя зана с обучением. Каждый человек должен иметь возможность получать необходимые знания и умения, с тем чтобы принимать участие и получать выгоды от информационного общества и экономики знаний. Грамотность и образование являются ключевыми факторами построения информационного общества. ИКТ должны использоваться на всех стадиях образования, подготовки и развития человеческих ресурсов. Особое значение уделяется образованию в сфере ИКТ для социально уязвимых групп, таких как инвалиды, женщины. Благодаря ИКТ появляется возможность использования нетрадиционных форм обучения, включая обучение взрослых, переподготовку, дистанционное образование.

В Декларации говорится не только о создании информационного общества, но и о его устойчивом развитии. Для устойчивого развития информационного общества необходимы исследования в сфере ИКТ и их развитие. Более того, с этой целью должно быть установлено партнерство между развитыми и развивающимися государствами, включая государства с переходной экономикой, в сферах исследований и развития, передачи технологий, производства и использования продуктов ИКТ.

Принцип конфиденциальности и безопасности при использовании ИКТ также раскрыт в Декларации принципов. Одним из приоритетов информационного общества является создание надежной структуры, включающей безопасность информации и сетей, аутентификацию, уважение приватности и защиту прав потребителей. Глобальная культура кибербезопасности должна быть обеспечена, развита и воплощена в жизнь посредством взаимодействия всех участников саммита и международных экспертных органов. Эти усилия должны быть поддержаны растущим международным сотрудничеством. При проведении в жизнь культуры кибербезопасности должны быть учтены уровни социального и экономического развития государств, поскольку не каждое государство обладает достаточным уровнем развития технологий. Современное состояние компьютерных технологий таково, что для борьбы с киберпиратством необходимы совершенные технологии. Именно необходимость внедрения таких технологий в менее развитых государствах и имелась в виду при включении в Декларацию принципов положения об учете уровня развития государств.

В Декларации кибербезопасность понимается не только как защита от киберпиратства. Понятие безопасности толкуется более широко. В частности, в Декларации отмечено, что, уважая право доступа к компьютерным технологиям, участники саммита поддерживают деятельность ООН по предотвращению потенциального использования ИКТ в целях, несовместимых с целями обеспечения международной стабильности и безопасности, и обязуются пресекать развитие инфраструктуры государств, угрожающее международному миру и безопасности.

При рассмотрении проблемы безопасности была затронута и проблема спама. В Декларации отмечено, что спам является значительной и растущей проблемой для пользователей и сетей, таких как Интернет. Проблемы спама и кибербезопасности должны решаться на национальном и международном уровнях.

Принцип создания соответствующей среды для информационного общества предполагает, что ИКТ существуют в определенной системе общественных отношений. Как отмечается в Декларации, правовые нормы, сопровождаемые поддерживающей, соответствующей, про-конкурентной, технологически нейтральной и предсказуемой политикой и регулятивной структурой, отражающей национальные реалии, необходимы для создания информационного общества, сосредоточенного на человеке. Правительства государств должны поддерживать конкуренцию, инвестиции, развитие инфраструктуры ИКТ.

Для создания информационного общества необходима соответствующая среда не только на национальном, но и на международном уровне. В Декларации отмечается, что на международном уровне должны поддерживаться прямые иностранные инвестиции, передача технологий, международное сотрудничество, равно как и эффективное участие развивающихся государств в принятии решений на глобальном уровне.

Развитие ИКТ выгодно для малого и среднего бизнеса. Создание информационного общества приведет к экономическому росту как в развитых, так и в развивающихся государствах. Экономическое развитие будет сопровождаться благоприятными социальными изменениями.

Необходимым компонентом соответствующей среды для информационного общества является защита интеллектуальной собствен ности. В Декларации отмечается, что защита интеллектуальной собственности важна для обеспечения инноваций и творчества в информационном обществе.

Кроме того, одним из элементов соответствующей среды является стандартизация. Особое внимание в Декларации уделено международным стандартам. Стандарты должны быть открытыми, взаимодействующими и недискриминационными.

В разделе Декларации, посвященном созданию соответствующей среды, уделяется внимание и функционированию Интернета, отмечается, что международный менеджмент сети Интернета должен быть многонациональным, прозрачным и демократичным, охватывающим правительства, частный сектор, гражданское общество и международные организации. Функционирование сети Интернета должно быть стабильным и безопасным, доступ к ней — расширен, при ее функционировании должно использоваться множество языков. В Декларации признается суверенное право государств на проведение публичной политики в отношении Интернета.

Несмотря на то, что этическое измерение информационного общества относится к сфере нравственности, а не права, в Декларации отмечены этические аспекты информационного общества. Информационное общество уважает мир и фундаментальные ценности, такие как свобода, равенство, солидарность, толерантность, ответственность перед обществом и окружающей средой. Использование ИКТ и создание сетевого контента должны осуществляться в соответствии с принципом уважения прав человека, в частности права на приватность, свободу мысли, совести и религии.

Что касается указанных в Декларации принципов развития и распространения ИКТ и развития международного и регионального сотрудничества, то вряд ли указанные положения следует относить к специальным принципам. Развитие и распространение ИКТ представляют собой социальное явление, а не правовой принцип. Международное и региональное сотрудничество по созданию информационного общества является не специальным принципом, а отражением действия общего принципа сотрудничества государств в сфере информационных технологий.

Учитывая, что развитие международного информационного обмена в настоящее время пошло по пути создания информационного общества, можно сделать общий вывод о том, что проанализированные принципы создания информационного общества являются специальными принципами международного информационного обмена. Как следствие, мы становимся свидетелями уникального явления, когда развитие ИКТ приводит к изменению специальных принципов международного права.

В связи с использованием ИКТ формируются специальные принципы международного информационного обмена в сфере электронных коммуникаций.

Комитет министров Совета Европы принял Декларацию о свободе обмена информацией в Интернете от 28 мая 2003 г. В ней зафиксированы специальные принципы обмена информацией в Интернете: контроль за содержанием информации; регулирование или саморегулирование; отсутствие государственного контроля; устранение запретов на участие в информационном сообществе; свобода предоставления услуг через Интернет; ограниченная ответственность служб предоставления информации за содержание информации в Интернете; анонимность.

Принцип контроля за содержанием информации в Интернете связан с суверенным правом государств регулировать отношения информационного обмена в Интернете. Каждое государство принимает меры по регулированию сегмента сети на его территории. При этом в Декларации зафиксировано правило, что государства-члены не подвергают содержание информации в Интернете ограничению большему, чем это применяется к другим средствам доставки информации.

Регулирование или саморегулирование связано с возможностью для государств регулировать Интернет. Кроме того, создаются самостоятельные механизмы саморегулирования, например Общество Интернета, и вырабатываются собственные стандарты сети участниками международного информационного обмена.

Вместе с тем регулирование или саморегулирование представляет собой социальное явление, а не принцип. В отношении любого вида общественных отношений, например международной торговли, можно говорить о регулировании и саморегулировании.

Принцип отсутствия государственного контроля сформулирован неточно. Государственный контроль за потоком информации в Интернете существует. Однако государства не должны запрещающими или ограничительными мерами препятствовать доступу общественности к информации и свободному обмену информацией в Интернете, независимо от границ. Это не мешает установить ограничения для защиты несовершеннолетних пользователей, особенно в доступных местах, таких как школы или библиотеки.

При соблюдении гарантий, предусмотренных п. 2 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, могут быть приняты меры, обязывающие удалять четко распознаваемую информацию или блокировать доступ к ней в случае, если компетентные национальные власти примут временное или окончательное решение о ее незаконности. В данном случае речь идет о доступе общественности к информации, за отдельными исключениями, связанными с правомерными запретами на распространение информации. Доступ общественности к информации является специальным принципом международного информационного обмена в целом и характерен не только для Интернета.

Принцип устранения запретов на участие в информационном сообществе означает, что государства должны одобрять и поддерживать всеобщий доступ к свободному обмену информацией в Интернете и информационным службам на недискриминационной основе по разумной цене. Кроме того, активное участие общественности, например, создание и развитие индивидуальных веб-сайтов, не должно становиться объектом для любого лицензирования или других требований, имеющих подобный эффект.

Свобода предоставления услуг через Интернет не должна становиться объектом для получения официальных разрешений только на основании того, что используются средства передачи.

Государства должны предпринимать меры по активизации многообразных предложений услуг, предоставляемых через Интернет, которые обеспечивают различные потребности пользователей и социальных групп. Службы предоставления услуг должны иметь возможность функционировать в регулируемой структуре, которая гарантирует недискриминационный доступ к национальным и международным сетям передачи данных.

Ограниченная ответственность служб предоставления информации за содержание информации в Интернете означает, что провайдеры предоставляют только технический доступ к Интернету. Они не контролируют потоки информации с точки зрения содержания. Для провайдеров технически сложно осуществлять отслеживание информации. В то же время государственные органы на определенных условиях могут отслеживать информацию в Интернете с целью защиты общественного порядка.

Принцип анонимности означает, что для обеспечения защиты против наблюдения в сети и расширения свободного обмена информацией и мнениями государства должны учитывать желание пользователя Интернетом не идентифицировать свою личность. Это не мешает государствам принимать меры и сотрудничать для установления ответственности за преступления в соответствии с национальными законодательствами, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и других международных соглашений в области правосудия и поддержания общественного порядка.

Таким образом, не все положения, указанные в Декларации, следует рассматривать как принципы информационного обмена в Интернете. Одни положения обладают более широким нормативным содержанием, а другие — не отличаются достаточной точностью. Однако на данном этапе можно говорить о том, что принципы информационного обмена в Интернете только формируются. Постепенно они будут приобретать глобальное значение, подтверждаться актами других международных организаций и поведением участников информационного обмена в Интернете.

В настоящее время можно говорить о складывающейся системе принципов международного информационного обмена. При этом специальные принципы международного информационного обмена в целом уже сложились, но их нормативное содержание уточняется под воздействием новых информационных технологий. Что касается принципов информационного обмена в Интернете, то они находятся в стадии становления и их нормативное содержание уточняется.

  • [1] Тункин Г.И. Теория международного права. М., 2006. С. 141.
  • [2] Днепровский А.Г. Указ. соч. С. 64—78; Ермишина Е.В. Указ. соч. С. 7-9.
  • [3] http://www.it2b.ru/it2b2.view9.pagel9.html 2 Mowlana Н. International flow of information: a global report and analysis // Reports and Papers on Mass Communication. 1985. N 99. P. 49. 3 Sussman L.R. Exit the censor enter the regulator// Ibid. 1991. N 106. P. 9-23.
  • [4] Колосов Ю.М., Цепов Б.А. Новый международный информационный порядок и проблема поддержания мира. М., 1983. С. 34. 2 Ермишина Е.В. Указ. соч. С. 9. 3 Днепровский А.Г. Указ. соч. С. 41-56.
  • [5] ГаленскаяЛ.Н. Музы и право: правовые вопросы международного сотрудничества в области культуры. Л., 1987. С. 45.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >