Эпоха тотального господства СМИ: воспитание и саморазвитие -манипуляция и потребление?

Материализовались вымыслы фантастов и предсказания футурологов: мы уже лет двадцать как существуем в информационном обществе - обществе, в котором средства массовой информации не только составляют важнейший компонент его организации, но и тотально господствуют во всех сферах1. Значение традиционных социальных институтов все более и более уменьшается, на их место приходят новые механизмы, динамично возникают и развиваются совершенно неожиданные социальные сферы и формы социального взаимодействия[1] . На этом фоне кто-то пророчествует о конце света и крахе цивилизации, кто-то, наоборот, уверен в будущем процветании всего человечества, а кто-то (и, похоже, их большинство) просто борется за выживание в этом перманентно транзитивном современном обществе.

Эпоха тотального господства СМИ уже низвергла прежние точки опоры в социальном пространстве, но не смогла сформировать новую устойчивую и общезначимую систему

596 ориентации[2]. И социальный корабль в целом, и суда всех социальных водоизмещений дрейфуют в океане общественного процесса без руля и без ветрил, подверженные всем случайным водным течениям и дуновениям ветра. Нельзя сказать, что сама ситуация неясности целей существования необычайна для человечества, скорее, наоборот - она его относительно постоянная спутница, сменяемая более короткими эпохами профессиональной навигации по отчетливо различаемым небесным светилам, хотя многие из них, как показала история, оказались иллюзорными. Тем не менее люди нуждаются в определенных социальных, моральных и нравственных реперах: абсолютных или относительных, постоянных или временных, хотя бы на текущий момент, чтобы исходя из этих ориентиров выстроить свое поведение и отношение к конкретным ситуациям, сделать выбор, а не зависнуть наподобие операционной системы компьютера, потерявшей способность как-либо действовать и ждущей своего спасителя, который ее перезагрузит и даст новую жизнь. В прежние эпохи эта задача решалась воспитанием и саморазвитием. Но существуют ли воспитание и саморазвитие в наше время, в эпоху информационного социума, во времена тотального господства СМИ, когда «информационный капитализм» (М. Кастельс) навязывает манипуляцию массовым сознанием и усиленно формирует общество потребления (уже не только материальных, но и информационных благ)?

Еще не так давно по историческим масштабам, сначала в пылу западноевропейского социального романтизма (XVIII-XIX вв.), а затем и российского (XIX - начало XX в.), идеалы гуманного воспитания и личного совершенствования составляли существенную часть представлений о построении справедливого общества и формировании совершенного че-

ловека. Даже на фоне всевозрастающего скепсиса двадцатого столетия эти идеи не угасли, а трансформировались в концепции индивидуации К. Г. Юнга, интегральной йоги Ауробиндо, идентичности Э. Эриксона, самотрансценденции В. Франкла, самоактуализации К. Роджерса и А. Г. Маслоу, психосинтеза Р. Ассаджиоли, продуктивной ориентации Э. Фромма, бытия-в-мире Р. Мэя, предельного Сознания К. Уилбера, холотроп-ных состояний сознания С. Грофа, духовного организма А. А. Ухтомского, диалогичности бытия М. М. Бахтина, человеческой индивидуальности Э. В. Ильенкова, души В. П. Зинченко, мистического опыта С. С. Хоружего, христианской психологии Б. С. Братуся, внутренней свободы личности Ф. Е. Василюка и т. д.

597

Тем не менее сегодня в мировом масштабе господствуют совсем другие тенденции, и СМИ их активно обслуживают. Эти тенденции можно свести к двум узловым пунктам: манипуляция сознанием и навязывание психологии потребления. И в том и в другом случае чужая воля стремится подчинить себе суверенную личность ради собственных интересов. И, как результат, личность либо свободно осуществляет свое бытие, если находит в себе силы преодолеть чуждые влияния, либо попадает в многообразные сети манипуляций и потребления, теряя свою собственную жизнь в угоду посторонним ей целям.

Собственно, этими двумя линиями обозначены два полюса человеческой жизни: бытие по истине и существование во лжи. Но нет никакой внешней и определенной границы, которая разделяет людей по данным модусам жизни: эти полюса - крайние точки напряжения самой человеческой души, именно в ней происходят все сражения, в ней разверзнуты и бездны падения, и вершины достижения, и еще не предрешено, за кем останется поле битвы: каждый день душа свершает тяжкий труд выбора, нащупывая в полумраке ступени духа или теряя точки опоры. Никто из людей не может избежать этого труда, чем бы он ни занимался, как бы ни избегал этой работы: всякое дело в конечном итоге - это работа души над

598 собой. Но есть внешние силы, которые участвуют в этой битве

на стороне одного из этих двух начал. Эти силы многообразны и не всегда однозначны. Среди них воспитание и саморазвитие принадлежат одному полюсу, манипуляция и потребление - другому.

Как известно, воспитание - это процесс сознательной социализации одним человеком другого, обычно взрослым - ребенка (в качестве субъекта и объекта воспитания, понятно, может также выступать и группа лиц). А саморазвитие - это воспитание самого себя, самовоспитание. Всякое воспитание протекает в определенных условиях, часть этих условий (факторов) подвластна воспитателю, часть - нет. В то же время все внешние условия выступают детерминантами процесса социализации. В значительной степени возможность процесса воспитания связана с соотношением управляемых и неуправляемых факторов той социальной среды, в которых протекает процесс социализации индивида. С другой стороны, часть неуправляемых факторов может быть вполне адекватна целям воспитания и, значит, выполнять позитивную функцию социализации. Успешность/неуспешность воспитания, таким образом, обусловлена, в частности, тем, насколько неуправляемые факторы внешней среды соответствуют или противоречат целям воспитательного процесса и каков их суммарных вклад в этот процесс.

В традиционном обществе факторы внешней среды задавали тот же вектор формирования личности, что и семейное воспитание. Ребенок с ранних пор был включен в такие условия социальной среды, которые затем сопровождали его всю жизнь, и, став взрослым, он уже сам воспроизводил эти условия. Если он рос в семье крестьян или ремесленников, то с раннего детства имел определенные трудовые обязанности, которые росли вместе с ним, пока естественно не становились образом его жизни. Если ребенок принадлежал более высоким сословиям, то и там преобладающими влияниями были, с одной стороны, условия самой жизни, которые становились и условиями его жизни, с другой - воспитание, ориентированное на условия этой жизни. По большому счету, традиционное 599

общество не могло иметь коллизий, основанных на противоречиях между сознанием индивида и условиями его жизни.

Советский период российской истории также выработал свою цельность и согласованность условий жизни и воспитания. Воспитательный процесс базировался на единой идеологической основе, с которой человек имел дело с детсадовского возраста и которая сопровождала его всю жизнь. Всегда было ясным различие между должным и не должным, даже если должное не реализовывалось на деле. Те социальные отклонения, которые имели место в последние лет двадцать существования Советского Союза, с точки зрения современного этапа существования российского общества (и особенно периода девяностых годов) не кажутся столь уж существенными, а скорее представляются естественными аберрациями достаточно устойчивой социальной жизни. Между детским садом, школой, другими учебными заведениями, условиями жизни и профессиональной деятельности, а также другими влияниями - средств массовой информации, искусства и т. п. - не существовало кардинальных противоречий. Та несогласованность правды жизни и официального клише о ней, которая имела место, легко адаптировалась сознанием большей части советских граждан и не вызывала особых проблем. Это большинство было вполне адекватно и непротиворечиво вписано в советский образ жизни. Государство и общество были достаточно согласованы, что бы об этом ни говорили несогласные с ними в то время или нынешние «исследователи» той эпохи.

Современное российское общество предлагает подрастающему поколению совсем другие условия. И государство, и общество устранились от эффективного влияния на процесс социализации. По анонимному мнению, демократия предполагает избегание государством вмешательства во многие и многие сферы общественной жизни, чтобы не быть обвиненным в недемократичности. Государство тщится доказать эту свою демократичность. Общество же не только не имеет развитых институтов формирования общественного сознания и

600 управления социальными процессами, но не обладает, по существу, самим сознанием - развитой и убедительной идеологией (философией, мировоззрением, верой), составляющей основу здоровой жизни социального организма. Современные публичные кумиры не обладают ни развитым сознанием, ни систематическим мировоззрением, ни нравственным чувством, не имеют никакого представления о духовности (за редчайшим исключением). Им нечего сказать своему народу. Народ, и в первую очередь дети, находится под перманентным давлением мощнейшего пресса разнородных и, по сути, патологичных воздействий современной, так называемой массовой культуры. Можно ли избежать этого влияния? Возможно ли воспитание и саморазвитие в этих условиях?

Традиционное общество не пыталось придумать свои ценности - принципы организации своей жизни. Эти ценности являлись отражением непосредственного процесса жизни, который формировался многие сотни и тысячи лет. Нововведения очень медленно проникали в общественный уклад того или иного народа, и общество успевало выработать адекватные механизмы принятия их в существующую систему организации жизни таким образом, чтобы она не была разрушена. В силу ясности существующего жизнеустройства не было необходимости обосновывать его правильность, она доказывалась самим существованием этого строя жизни. Общественное сознание народа являлось только отражением образа его жизни. Воспитание сводилось к тому, чтобы подрастающий член общества усвоил существующие образцы и нормы, альтернативы которым не было, а значит, и не было никакого отвращающего от них влияния.

Индустриальная эпоха привела где к постепенному, где к ускоренному разрушению традиционного уклада. Новый образ жизни предлагал уже не единственный возможный способ бытия личности, ареальные альтернативы, отражаемые амбивалентностью сознания. Если индивид был способен сделать между ними выбор, то он более или менее безболезненно принимал новые условия, поскольку они все же создавали устой чивость жизни, хотя и не привычную, но достаточно ясную. 601 В дальнейшем новый уклад жизни по мере его постоянного воспроизводства поддерживал сам себя. В то же время для ряда индивидов эта внутренняя противоречивость сознания никогда не была преодолена и создавала постоянную основу для психических напряжений, разрешаемых тем или иным -конструктивным или деструктивным - образом. Так в индустриальную эпоху в процесс воспитания вмешались мощные внешние факторы. Уже не было полного соответствия между образом жизни родителей и их детей, между прежней правдой жизни родителей и новой правдой жизни детей. Но авторитет родителей по большей части оставался высоким. На ранних стадиях развития ребенка вклад семьи в его формирование был определяющим. Внешние факторы - улица, школа, в ряде случаев работа - еще конкурировали на равных с силой семьи.

На определенной стадии развития индустриального общества возникла новая проблема воспитания. В массовом порядке в производство стали вовлекаться женщины. По этой причине стали создаваться ясли и детские сады. Значение семьи резко понизилось. Но воспитатели по большей части являлись носителями того же сознания, что и родители. А значит, вос-питуемые все же воспроизводили достаточно цельное сознание, основанное на общих ценностях эпохи. Хотя новые идеи все больше проникали во все социальные институты, вызывая различные подвижки.

В двадцатом веке сформировалось общество массовой культуры, технически основанное на средствах массовой информации. Все большее распространение во всех социальных слоях получали газеты, журналы, книги, радио, кино, затем телевидение, аудио, видео, наконец, Интернет. Отдельные регионы постепенно утрачивали свою оригинальность и самобытность, жизнь и образ мыслей людей все более унифицировался. В то же время в недемократичных обществах существовали доминирующие идеологии, которые способствовали созданию общности народов на уровне сознания. В демокра602 тических государствах основой их общности служили в основ

ном политические, экономические и юридические факторы, в какой-то степени общность культуры, истории, языка, другие нематериальные факторы. В области идеологии в этих странах получал развитие все больший плюрализм[3].

Россия конца XX - начала XXI вв. не имеет собственной идеологии, ясных целей, веры в себя. Ее относительная устойчивость - это устойчивость механизма, работающего по инерции. Ее народ испытывает действие всех возможных разрушительных тенденций и постепенно свыкается с мыслью, что это и есть правда жизни. Телевидение, Интернет, газеты и журналы тиражируют психологию потребления, секса, насилия и разного рода фантазий - от мыльных опер до инопланетных вторжений и «мистических прозрений». Устраниться от их влияния не могут взрослые, дети - не способны.

По существу, воспитание направлено на формирование такой личности, которая бы соответствовала по своим качествам, умениям, характеру, мировоззрению тому обществу, в котором происходит ее социализация. Тем самым эта личность способна воспроизводить своей деятельностью данное общество. Это - объективный смысл воспитания, он не зависит от субъективной воли воспитателей, хотя они, безусловно, могут его подправлять или искажать. Традиционное общество, в принципе, давало адекватные образцы для воспитания, поскольку ребенок имел дело непосредственно с реальным обществом, и все воздействия на него окружающих людей в основном задавали один и тот же вектор воспитания - стать полноценным членом данного общества. Современное общество дает множество противоречивых, несовместимых друг с другом, часто неадекватных реальности образцов поведения и мировоззрения, в первую очередь, через средства массовой информации. СМИ не только на равных конкурируют с

семьей, детским садом, школой по силе воздействия на под- 603 растающие поколения, но зачастую их влияние сегодня на психику детей является определяющим. Поэтому вопросы о взаимодействии общества и СМИ, о социальной ответственности СМИ и формах контроля над СМИ со стороны общества становятся кардинальными вопросами современности, от которых зависит существование самого общества. Но эти вопросы могут быть решены только на научной базе исследований такого взаимодействия[4].

Как известно, все постоянно или сильно действующие факторы внешней среды в процессе онтогенетического развития становятся внутренним содержанием личности в процессе ее социализации. Эти факторы сегодня многообразны. Имеет смысл рассмотреть некоторые из них.

Ребенок в первую очередь усваивает образцы поведения, которые предъявляют ему его близкие. Эти близкие - взрослые и другие дети - объективно не могут устраниться от ответственности перед младшим ребенком, что бы они об этом ни думали. Ребенок непосредственно усваивает ситуацию, как он ее воспринимает. Пренебрежение им, раздражительность родителей, их усталость, попытки чем-нибудь занять, как и, наоборот, чрезмерная опека, - это не безобидные случайности, а важнейшие факторы, формирующие личность ребенка. Нельзя отложить на потом воспитание примером, поскольку это естественный и ведущий метод воспитания.

604 Если родители (воспитатели) не дают позитивного примера ребенку, они все равно дают пример, но отрицательный, который становится для него нормой жизни. Таким образом, семейный уклад - это первый и важнейший фактор социализации. Он имеет стихийный характер, если ему не уделяется специальное внимание. Или носит сознательный характер, если родители прилагают особые усилия по формированию своих детей. В обоих случаях результат может быть как позитивным, так и негативным, поскольку результат воспитания не прямолинейная функция намерения воспитателя, а сложное сочетание реальных возможностей, осознаний, усилий и обстоятельств.

Воспитатель, прежде чем воспитывать, сам должен быть воспитан. Он, конечно, всегда как-то воспитан. Традиционное общество было цельным, непротиворечивым в своих основных проявлениях и формировало цельную личность (достаточно обратится к литературным памятникам данных эпох, чтобы это понять), в отличие от переходных и переломных исторических периодов с их надломленной и противоречивой личностью. Цельная личность сознательно или бессознательно, в свою очередь, осуществляла цельное воспитание. Современное общество не имеет, по большому счету, цельных и сильных характеров, ясных и непротиворечивых мировоззрений. Уже в силу этого оно не может осуществлять цельного воспитания. Поэтому воспитатель (будь то родитель, учитель или еще кто-то) не способен сформировать цельную натуру у воспитуемого. Воспитание носит скорее случайный характер. О сознательном воспитании в этих условиях говорить сложно, т. к. время от времени проявляемая рефлексивность по поводу задач воспитания в свою очередь касается случайных представлений воспитателя о должном и недолжном. Только систематическое и цельное мировоззрение могло бы служить основанием действенного воспитания.

По мере роста ребенка помимо семьи и более или менее сознательных усилий ближайших родственников в процессе его социализации появляются новые факторы. Это улица, ясли, детский сад, потом школа и, наряду с ними, - средства массовой информации. Первый ряд факторов социализации (улица, ясли, детский сад, школа) представлен реальными людьми: их поведением, характерами, мировоззрением, действиями или бездействием в отношении ребенка как объекта воспитания. В чем-то этот ряд факторов аналогичен фактору семьи по своему суммарному эффекту воздействия, представляя собой реальный процесс жизни с ее сложностями и противоречиями. Он формирует личность ребенка в связи с обычными для данного общества ситуациями и обстоятельствами (хотя сегодня и это не обстоит однозначно таким образом, поскольку уже несколько поколений в массовом порядке потребляют продукцию СМИ). Вместе с развитием сознания и самосознания ребенка открываются и возможности саморазвития. Но возможность еще должна быть реализована, чтобы стать действительным атрибутом личности.

605

Средства массовой информации (в первую очередь - телевидение, затем кино, радио, Интернет, печать) сегодня не представляют желательных для общества образцов поведения, характера, мировоззрения (если, конечно, не предполагать, что обществу сознательно навязываются потребительская психология, криминальные способы решения проблем, низкие формы чувственности, ложные потребности, сомнамбулическое существование некритических сознаний и т. п.). Под желательными образцами мы понимаем такие, которые задают следующие векторы формирования ребенка: развитая, самостоятельная личность, имеющая сильный характер, широкое социально ориентированное мировоззрение, позитивные моральные устои, действительные (а не ложные) ценности, трудолюбие. Такая личность по определению не может рассматривать пиво, «Сникерс», «Пепси-колу», мобильный телефон, sms-ки, «Ауди», красивую грудь, походку модели и сексуальные потребности в качестве высших ценностей и смысла своей жизни. Но сегодня можно наблюдать во все больших масштабах, как рекламные или кинообразцы воплощаются в реальном поведении молодых людей, как общество

606 в бессознательном ажиотаже все больше устремляется в погоню за материальными благами.

Телевидение, Интернет, радио, журналы достаточно быстро становятся бесконтрольными со стороны взрослых. Ребенок может проводить ежедневно по нескольку часов в потреблении продукции данных СМИ. Хорошо известно: постоянно повторяемое вовне переносится во внутренний план и становится частью психического содержания, сутью личности. Личность берет для своего формирования материал извне, и если этот материал представлен рекламой, криминалом и сексом, то именно такая личность будет сформирована в результате -словно карикатура на человека, лишенная теплоты души и силы духа.

Поскольку в рекламе представлены сугубо материальные интересы производителей рекламируемых продуктов и услуг, рекламодателей и владельцев СМИ, то их меньше всего интересуют социальные и личностные последствия рекламы, зато более всего - тот материальный (финансовый) эффект, который она им дает. Производителей, рекламодателей и владельцев СМИ не волнует вопрос формирования личности как таковой (хотя для производителей и значим вопрос формирования потребности в определенном товаре), но в конечном итоге они создают определенную личность в соответствии с содержанием рекламных роликов, блоков, баннеров и т. п.

На телевидении непропорционально много в сравнении с реальной жизнью представлены сцены насилия, кошмара, секса, роскоши, фантастических удач, ложных проблем, психопатических акцентуаций и т. п. Почему-то телережиссеры считают, что именно это привлекает зрителя (как будто зритель делает выбор! В советское время зритель почему-то делал другой «свободный» выбор). Соответственно, это содержание телевизионных передач также становится частью психической жизни ребенка, а затем взрослого человека. Ребенку не просто (если не сказать - невозможно) разделить правду и вымысел, социально приемлемое и неприемлемое, полезное и вредное для него лично. Тем самым уже телевизионные образы и образцы формируют общество, потребности, представления, ценности людей. Людей, которые ориентированы на материальное потребление, труд для которых является необходимым злом, секс в жизни которых занимает неоправданно большое место, которые полагают, что голый расчет и насилие есть норма, а также склонны к психопатии и внутренней амбивалентности. Людей, которые лишены души, совести, человеколюбия, ответственности, трудолюбия, мужества, веры.

607

Таким образом, современное общество во все больших масштабах производит противоречивые характеры, такие личности, которые испытали множество разнородных влияний и не имеют ни ясных перспектив собственной жизни, ни понимания самих себя. Психологическая помощь для таких людей может быть только паллиативом, поскольку в исправлении нуждаются социальные условия их жизни, а они сами должны пройти драматичный процесс рождения заново. Возможно ли воспитание в этих обстоятельствах, возможно ли саморазвитие? Что такое воспитание и какая личность должна быть сформирована в процессе воспитания? И ответом на эти вопросы может быть только вопрос о высших ценностях человеческого бытия: жить по правде или во лжи?

В начале статьи мы определили воспитание как процесс сознательной социализации. Далее рассмотрели условия, способствующие и препятствующие воспитанию. Показали, что сегодня в социуме присутствуют такие мощные факторы, которые доминируют над сознательными усилиями воспитателя. В статье также был поставлен вопрос о дегуманизации современного общества, об отсутствии в нем тех культурных ориентиров, которые бы способствовали формированию здоровой и цельной личности. К чему все это ведет?

Поскольку современное общество не дает безусловных образцов правильной социализации, постольку встает вопрос о том, на какие образцы, представления, идеалы ориентируется реальный воспитатель. Во-первых, существует

608 условно воспитательный процесс, когда воспитатель как бы воспитывает, основываясь на своих несистематических представлениях, актуальных состояниях, возможностях времени и т. п. Это случайное воспитание, близкое по своим объективным результатам к действию стихийных факторов среды. Во-вторых, в основе воспитательного процесса может лежать некоторая субъективная установка воспитателя, которую он вывел из опыта собственной жизни, часто трагичных обстоятельств своей судьбы. Отец может воспитывать бойца, крепкого парня. Мать может нацеливать дочь на выгодный брак. Детей могут отдавать в соответствующие спецшколы, где развиваются нужные способности и умения (как известно, образование и воспитание тесно переплетаются). Родители могут акцентировать внимание детей на нужной дружбе; учить своей правде: не верь никому, не давай в долг, не лезь в чужие дела, своя рубаха ближе к телу, не обижай маленьких, защити слабого и т. п. В основе такого воспитания могут лежать представление о том, как лучше устроиться в жизни, иметь меньше трудностей, какие-то идеалистические установки или что-то еще. Проблема такого воспитания состоит в том, что ребенок воспринимает совсем не то, что знает родитель в силу своего опыта, а непосредственно те ограниченные выводы и правила, которые ему предложены. Другими словами, ему в любом случае придется на личном опыте апробировать эти установки, формируя собственное реальное представление о жизни и замещая им абстрактные родительские формулы.

В основе воспитательного процесса могут лежать разные модели (бегло представим некоторые из них: сентиментальная, эпикурейская, прагматическая, коммерческая, коммуникационная, гуманистическая, экологическая, идеалистическая, религиозная, мистическая, спортивная, этическая, эстетическая, познавательная, натуральная, научная и т. д.). Но, как уже отмечалось, любая из этих воспитательных стратегий рано или поздно столкнется с мощной противостоящей силой средств массовой информации. И чем раньше начнет действовать эта грубая сила, тем меньше шансов у воспитателя достичь лелеемого результата. Возможно ли воспитание и саморазвитие в наше время? Вероятно, в весьма ограниченных пределах. Сознательным усилиям воспитателя и самой личности оппонирует множество других, и весьма действенных, сил, которым нет дела до идеальной личности, но которые молятся своему жестокому молоху, манипулируя сознанием людей и взращивая в их душах все большее вожделение.

609

Е. Е. Пронина

  • [1] Белл Д. Социальные рамки информационного общества // Новая технократическая волна на Западе. - М.: Прогресс, 1986. - С. 330-342; Засурский Я. Н. Искушение свободой. Российская журналистика: 1990-2007. - М.: Изд-во Моск, ун-та, 2007; Кастелъс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. - М.: ГУ-ВШЭ, 2000; Уэбстер Ф. Теории информационного общества. - М.: Аспект Пресс, 2004. 2 Язык массовой и межличностной коммуникации. - М.: Ме-диаМир, 2007.
  • [2] Знаков В. В. Ценности как проблема психологии человеческого бытия // Ценностные основания психологической науки и психология ценностей. - М.: Ин-т психологии РАН, 2008. - С. 83-93; Засурский Я. Н. Искушение свободой. Российская журналистика: 1990-2007; Теория и социология СМИ. - М.: Изд-во «ВК», 2006.
  • [3] Петренко В. Ф. Основы психосемантики. - СПб: Питер, 2005; Солженицын А. И. Как нам обустроить Россию: Посильные соображения. - Л.: Советский писатель, 1990; Уэбстер Ф. Указ, соч.
  • [4] См.: БеллД. Указ, соч.; Богомолова Н. Н. Социальная психология массовой коммуникации. - М.: Аспект Пресс, 2008; Гринберг Т. Э. Политические технологии: ПР и реклама. - М.: Аспект Пресс, 2006; Засурский Я. Н. Указ, соч.; Ильченко С. Н. Отечественное телевещание постсоветского периода: история, проблемы, перспективы. - СПб: ИВЭСЭП; Знание, 2008; КастелъсМ. Указ, соч.; Олешко В. Ф. Психология журналистики. - СПб: Изд-во В. А. Михайлова, 2006; Петренко В. Ф. Указ, соч.; Свитич Л. Г., Ширяева А. А. Российский журналист и журналистское образование (социологическое исследование). - М.: Изд-во «ВК», 2006; Теория и социология СМИ. - М.: Изд-во «ВК», 2006; Уэбстер Ф. Указ, соч.; и др.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >