Амнистия, помилование, судимость

Амнистия

Амнистия — это акт Государственной Думы Федерального Собрания РФ об освобождении индивидуально необозначенного круга лиц от уголовной ответственности и наказания, сокращения последнего или освобождения их от других неблагоприятных для них уголовно-правовых последствий совершения этими лицами преступления. Юридическая природа амнистии имеет двойственный характер. С одной стороны, это государственно-правовой акт, так как в соответствии с Конституцией РФ (п. «е» ч. 1 ст. 103) объявление амнистии относится к компетенции, как было уже отмечено, одной из палат Федерального Собрания РФ — Государственной Думы. Вместе с тем вряд ли справедливо утверждать, что амнистия в связи с этим не является уголовно-правовым актом1. Дело в том, что Конституция РФ определяет только компетенцию принятия акта амнистии. Содержание же этого акта раскрывается (разумеется, не конкретного акта, а его общей регламентации) в уголовном законе (ст. 84 УК РФ). Таким образом, амнистия имеет как государственно-правовую, так и уголовно-правовую природу2.

В соответствии со ст. 84 УК РФ амнистия объявляется в отношении индивидуально неопределенного круга лиц, не обозначенных персональ-

См., например: Российское уголовное право: в 2 т. Т. 1: Общая часть / под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рарога. М., 2003. С. 559.

См.: Курс российского уголовного права. Общая часть / под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. М., 2001. С. 688.

но, т.е. пофамильно (акты амнистии могут распространяться, например, на женщин, на несовершеннолетних, на лиц, старше определенного возраста, и т.д.). Вместе с тем акт об амнистии применяется органами расследования, прокурором или судом к конкретным лицам в связи с производством по уголовному делу. По своему содержанию эти акты могут содержать предписания:

  • 1) об освобождении от уголовной ответственности лиц, совершивших преступления;
  • 2) об освобождении лиц, осужденных за совершение преступлений, от наказания или от его дальнейшего отбывания;
  • 3) о сокращении назначенного наказания;
  • 4) о замене назначенного наказания более мягким;
  • 5) об освобождении от дополнительного наказания;
  • 6) о снятии судимости.

Акт амнистии не вносит изменений в уголовный закон, предусматривающий ответственность за то или иное преступление, т.е. в отношении соответствующих деяний, совершенных амнистированными лицами, не происходит декриминализации. Амнистия не ставит под сомнение ни законность, ни обоснованность приговора суда. Амнистия лишь смягчает участь лиц, совершивших преступления, в том числе и осужденных, и означает проявление к ним гуманности и милосердия со стороны государственной законодательной власти. По идее амнистия должна охватывать тех, кто не совершил тяжкого преступления и не приобрел репутации склонного к совершению таких преступлений. Амнистия — это не реабилитация, а акт милосердия.

Обычно амнистия объявляется по каким-то важным для государства, торжественным поводам. В советский период акты амнистии издавались обычно в связи с очередными юбилеями Октябрьской революции 1917 г. (например, в связи с ее 50-летием в 1967 г.). В постсоветские времена — это, например, амнистии в связи с 50, 55, 60 и 65-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг. (амнистии 1995, 2000, 2005 гг.)1.

Акты амнистии были распространены в России в XVI—ХУНТ вв. Так, Стоглавый собор 1551 г. вынес решение об освобождении к празднику Пасхи «тюремных сидельцев» (кроме осужденных «за тяжкие вины» — убийство, разбой, зажигатель-ство). В царствование Бориса Годунова, Михаила Федоровича и Алексея Михайловича обычными были манифесты по поводу восшествия на престол. При Петре I акты амнистии по поводу «важных викторий, одержанных нашими войсками, по поводу заключения мира, например, заключенного в 1720 г. с ШвеОднако акты амнистии могут издаваться и по чисто политическим мотивам. Пример этому — Постановление Государственной Думы РФ от 23 февраля 1994 г. № 65-1 ГД «Об объявлении политической и экономической амнистии»1, амнистировавшее активных участников известного августовского путча (1991 г.) и не менее известных событий в октябре 1993 г. По первому делу (по делу о ГКЧП) расследование и судебный процесс шли очень трудно. И тем не менее он был нужен. Хотя бы для того, чтобы поставить все точки над /, чтобы в рамках судебного приговора было гласно установлено, что же все-таки случилось в те августовские дни и кто и как из главных действующих лиц принимал во всем этом участие. Только приговор был способен подвести под этими событиями юридическую и историческую черту.

Совсем иначе обстояло дело с юридической оценкой трагических событий 3—4 октября 1993 г., поскольку, в отличие от первых, они были связаны с насилием и кровопролитием, допущенными обеими противоборствующими сторонами (вооруженный штурм телецентра «Останкино» и мэрии, снайперская стрельба по собравшимся вокруг «Белого дома», расстрел из танковых орудий здания парламента и т.д.). Виновность в этом соответствующих лиц также могла быть установлена лишь в ходе судебного разбирательства. Вот почему в обоих случаях амнистия была принципиально не нужна. Однако, разумеется, что возможные неудачные примеры амнистий не могут служить доказательством их принципиальной нецелесообразности. Профессионально, грамотно подготовленная амнистия вполне способна нейтрализовать ее возможные негативные последствия и способствовать реализации принципов справедливости и гуманизма уголовного права.

Как уже отмечалось, акт амнистии сочетает в себе освобождение как от уголовной ответственности, так и от наказания. Конкретное же содержание амнистии определяется в самом акте об амнистии. Так, постановлением Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 16 апреля 2010 г. № 3519-5 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 65-летнем Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов»[1] от наказания в виде лишения свободы освобождались: 1) ветераны Великой Отечественной войны; 2) бывшие узники

концлагерей, гетто, других мест принудительного содержания, созданных фашистами или их союзниками в период Второй мировой войны. Этим же Постановлением освобождались от наказания условно осужденные, осужденные, отбывание наказания которым отсрочено, условно-досрочно освобожденные от оставшейся неотбытой части наказания, а также осужденные к наказаниям, не связанным с лишением свободы (ветераны Великой Отечественной войны и указанные выше бывшие узники). Эти осужденные также освобождались от дополнительных видов наказаний, не исполненных на день вступления акта об амнистии в силу. С лиц, освобождаемых от наказания, снималась судимость.

Постановление предписывало прекратить уголовные дела, находящиеся в производстве органов дознания, органов предварительного следствия, а также уголовные дела, находящиеся в производстве судов и не рассмотренные до дня вступления в силу данного Постановления, о преступлениях совершенных ветеранами Великой Отечественной войны и указанными выше бывшими узниками. Этим же постановлением освобождались от наказания осужденные (ветераны Великой Отечественной войны и бывшие узники), в отношении которых был вынесен обвинительный приговор суда, не вступивший в законную силу.

Вместе с тем в акте об амнистии иногда специально оговаривается его неприменение к отдельным категориям лиц. Например, постановление Государственной Думы от 16 апреля 2010 г. № 3519-5 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 65-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов» не распространяло действие акта амнистии на лиц, совершивших преступления против жизни и (или) половой неприкосновенности несовершеннолетних.

Лица, подпадающие под действие акта об амнистии, освобождаются как от основного, так и от дополнительного наказания, если оно не исполнено на день вступления в силу акта об амнистии. Это касается и тех лиц, которым основное наказание актом амнистии было сокращено.

Вместе с актом амнистии обычно принимается постановление (также Государственной Думы РФ) о порядке применения акта об амнистии, где прописывается механизм реализации этого акта и дается его официальное толкование. Так, например, Постановление Государственной Думы РФ от 20 апреля 2005 г. № 1764-IV ГД «О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации „Об объявлении амнистии в связи с 60-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов44» определило субъекты применения акта амнистии, давало толкование понятия ветеранов Великой Отечественной войны и других лиц, на которых распространялась амнистия, а также определяло целый ряд других вопросов механизма реализации данного акта амнистии.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ акт амнистии является основанием прекращения уголовного преследования в отношении соответствующего подозреваемого или обвиняемого. При этом данное основание не является, как уже указывалось, реабилитирующим. В связи с этим согласно ч. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного преследования вследствие акта амнистии не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает.

Яркой иллюстрацией в этом отношении является дело генерала армии главнокомандующего сухопутных войск Министерства обороны СССР, Героя Советского Союза В.И. Варенникова, обвинявшегося по упоминавшемуся делу ГКЧП ни много ни мало как в измене Родине (п. «а» ст. 64 УК РСФСР 1960 г.). Все обвиняемые по этому делу (как и по делу, возбужденному в связи с событиями 3—4 октября 1993 г.) приняли обращенный к ним акт амнистии за совершенные «преступления» (постановление Государственной Думы РФ от 23 февраля 1994 г. № 65-1 ГД «Об объявлении политической и экономической амнистии»), тем самым юридически согласившись с предъявленным им обвинением. Все, кроме В.И. Варенникова. В связи с этим его дело было рассмотрено Военной коллегией ВС РФ, которая вынесла в отношении его оправдательный приговор за отсутствием в его действиях состава преступления (на него Генеральная прокуратура РФ вынесла протест, который Постановлением Президиума ВС РФ был оставлен без удовлетворения).

Не будет, очевидно, преувеличением сказать, что народ наш в принципе против амнистий, и они воспринимаются им не с восторгом. Подобное отношение к отечественным амнистиям возникло не на пустом месте. Люди старшего поколения помнят печально знаменитую амнистию 1953 г., когда после смерти И.В. Сталина государство выпустило на свободу не политических заключенных — жертв сталинских репрессий, а отпетых уголовников: насильников, воров и грабителей (молодежь может иметь представление об этой амнистии по фильму «Холодное лето пятьдесят третьего»). Эта амнистия привела к резкому росту насильственной и корыстной преступности. С «перебором» была проведена и

1

хрущевская амнистия 1957 г., посвященная 40-летию Октябрьской революции. В брежневские времена амнистии объявлялись более регулярно (обычно они посвящались большим праздникам). Но при этом были гораздо умереннее предыдущих и не влияли серьезно на динамику преступности. Однако последнее обстоятельство не смогло поколебать устойчивого неприятия советскими людьми (ныне российскими гражданами) амнистий в принципе.

  • [1] цией (см.: Таганцев И.С. Русское уголовное право. Часть Общая. Т. II. СПб., 1902. С. 1457-1458). 2 РГ. 1994. 26 февр. 3 СЗ РФ. 2005. № 17. Ст. 1518.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >