Недостатки реализации процедур внутреннего контроля организациями, осуществляющими операции с денежными средствами или иным имуществом

Внутренний контроль в организациях, осуществляющих операции с денежными средствами и иным имуществом, является важнейшей

4.2. Недостатки реализации процедур внутреннего контроля

частью системы финансового мониторинга. От добросовестности при исполнении организациями и специалистами требований Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» во многом зависит эффективность деятельности Росфинмониторинга и правоохранительных органов по борьбе с легализацией преступных доходов.

Однако, не во всех случаях требования законодательства о противодействии легализации преступных доходов исполняются организациями должным образом. Анализ деятельности субъектов обязательного и внутреннего контроля позволяет установить следующие нарушения закона:

1. В некоторых случаях организации принимают меры к уклонению от государственного контроля в сфере противодействия легализации преступных доходов.

В частности, ломбарды, тотализаторы и букмекерские конторы, проводящие лотереи и иные игры, в нарушение закона не встают на учет в Росфинмониторинге. Организации, обязанные реализовывать процедуры внутреннего контроля, уклоняются от выполнения требований об обязательном контроле, оформляя сделки на сумму ниже пороговой (например, одна из систем переводов разрешала отправлять до 600 тыс. руб. без 1 копейки).

2. Организации, осуществляющие финансовые операции, не выполняют обязательные процедуры внутреннего контроля.

А. В организациях не во всех случаях разрабатываются правила внутреннего контроля и программы его осуществления, не назначаются лица, ответственные за их разработку и реализацию, программы не направляются для утверждения контролирующим государственным органам. Так, эксперты ФАТФ отметили, что внутренний контроль, связанный с предотвращением отмывания преступных доходов и финансирования терроризма, отсутствует в сфере российской почтовой службы.

При разработке правил внутреннего контроля в кредитных организациях зачастую копируются методические рекомендации Банка России. Банки сокращают свои обязанности по отношению к необычным сделкам, такие правила не помогают в работе, так как имеют декларативный характер. Проверки Банка России показали, что в большинстве правила внутреннего контроля, разработанные кредитными организациями в целях противодействия легализации преступных доходов, содержали оговорку об обязательном участии всех сотрудников кредитной организации в работе по данному направлению, но на практике это не реализовывалось1. У сотрудников организации зачастую отсутствует интерес в выявлении подозрительных операций, сведения о них не передаются ответственному лицу.

Внутренний контроль в целях противодействия легализации преступных доходов требует глубокого анализа деятельности клиентов, что не всегда выполняется.

Ответственные за организацию и осуществление внутреннего контроля сотрудники организаций даже в очевидных случаях могут не связывать проводимые клиентом операции в одну логическую цепь, не выстраивают взаимосвязи между клиентом и его контрагентами; без должного внимания иногда остается реальная деятельность клиента, несущая в себе риск «отмывания».

Не во всех случаях надлежащим образом проводятся обобщение и оценка собранных сведений о сделках. Не анализируются все представленные клиентом документы, не истребуется дополнительная информация от клиента и органов государственной власти. Оценка риска осуществления клиентами «отмывания» проводится формально: для всех клиентов подряд риск устанавливался как низкий, без проведения какого-либо анализа их деятельности; дифференциация клиентов по степени внимания к их операциям не проводится2.

Ответственный сотрудник и его аппарат в кредитной организации могут находиться в структуре подразделения по обеспечению безопасности, службы внутреннего контроля, одного из подразделений операционного блока3, что не соответствует п. 2.4 Положения Банка России от 16 декабря 2003 г. № 242-П «Об организации внутреннего

См.: Вотрин Р.В. Указ. соч. С. 13-23.

См.: Волков Ю.Л., Танющева Н.Ю. Противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (региональная ситуация) // Деньги и кредит. 2005. № 7. С. 50.

См.: Галкин А.А. Актуальные вопросы взаимодействия российских кредитных организаций, органов надзора и государственных органов в процессе реализации положений российского законодательства и международных стандартов по противодействию отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма: мат. третьей междунар. науч.-практ. конф. «Современные мировые тенденции развития системы противодействия отмыванию преступных доходов и российское законодательство». М., 2005.

4.2. Недостатки реализации процедур внутреннего контроля контроля в кредитных организациях и банковских группах»1, согласно которому ответственные сотрудники по противодействию легализации преступных доходов не могут быть включены в состав службы внутреннего контроля2.

В выявлении и фиксации подозрительных сделок должны участвовать работники организации из различных подразделений, которые не всегда имеют для этого достаточную подготовку. Зачастую на должность ответственного сотрудника по борьбе с легализацией преступных доходов назначаются лица с недостаточной квалификацией, обучение персонала способам выявления подозрительных сделок не проводится или осуществляется формально.

Б. Не проводится обязательная идентификации клиента, выгодоприобретателя или проводится неполно.

Обязательное анкетирование клиентов зачастую отличается формальным подходом, перепоручается самим клиентам без проведения даже в необходимых случаях проверки предоставляемых сведений, не истребуются все необходимые для идентификации документы.

Например, КБ «Инвестиционный Промэнергобанк» (ОАО) ненадлежащим образом проводил идентификацию своих клиентов, осуществляющих крупномасштабные и не имеющие очевидного экономического смысла операции по переводу денежных средств резидентам — клиентам кредитных организаций, у которых впоследствии отозваны лицензии на осуществление банковских операций. Всего было переведено около 12 млрд руб.

Кредитные организации по-разному толкуют понятие выгодоприобретателя, которым зачастую признается только третья сторона в платежах, когда в графе «назначение платежа» расчетного документа имеется указание о том, что платеж производится одним лицом за другое. Но и в этом случае кредитная организация может не каждый раз идентифицировать выгодоприобретателя, а только по операциям на сумму в 100 тыс. руб. и выше. Выгодоприобретатели

Вестник Банка России. 2004. № 7.

См.: Швехгеймер С.М. Проблемы становления и развития системы противодействия отмыванию денег в Сбербанке России: мат. третьей междунар. науч.-практ. конф. «Современные мировые тенденции развития системы противодействия отмыванию преступных доходов и российское законодательство». М., 2005.

Глава 4. Факторы, способствующие легализации преступных доходов в России по операциям на сумму меньше самостоятельно установленного порога не идентифицируются.

Банк России требует от кредитных организаций идентифицировать не только лицо, непосредственно заключающее договор банковского счета (вклада), но и лиц, которым предоставлены полномочия по распоряжению банковским счетом (вкладом), включая использование технологий дистанционного банковского обслуживания (интернет-банкинг)Ч

Кредитными организациями в ряде случаев меры к идентификации таких лиц не принимаются. Неисполнение требований Банка России банковские работники объясняют тем, что письмо Центрального банка РФ является попыткой расширительного толкования положений содержания Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», согласно ст. 7 которого банк обязан идентифицировать лицо, находящееся на обслуживании в кредитной организации. Таким лицом является сам клиент, но не третьи лица, которым он дал законную возможность воспользоваться денежными средствами на его счете. Если происхождение средств клиента законно, что предполагается, поскольку клиент идентифицирован кредитной организацией и информация о нем при необходимости сообщена в Росфинмониторинг, то и распоряжение такими средствами также законно2.

Данная точка зрения представляется неверной. При использовании интернет-банкинга трудно полностью исключить возможность распоряжения денежными средствами на счетах неустановленными лицами.

Дистанционное банковское обслуживание с технологической точки зрения предполагает физическое отсутствие стороны банковской операции при ее проведении. При совершении сде-

Письмо Банка России от 30 августа 2006 г. № 115-Т «Об исполнении Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» в части идентификации клиентов, обслуживаемых с использованием технологий дистанционного банковского обслуживания (включая интернет-банкинг)» // Вестник Банка России. 2006. № 50.

См.: Завойкина Н. Требуется идентификация // ЭЖ-Юрист. 2006. № 37.

лок с использованием платежных (банковских) карт идентификация осуществляется на основе реквизитов платежной (банковской) карты, а также кодов (паролей). Легализаторы могут получать пароли, коды доступа к управлению банковским счетом от надлежащим образом идентифицированных подставных лиц и осуществлять операции от их имени.

Таким образом, применение подобных технологий требует повышенного внимания к установлению личности клиента и данных выгодоприобретателя. Требования Банка России нельзя рассматривать как излишние, идентификация клиента при предоставлении возможности удаленного доступа требует от банка большей осмотрительности. В ином случае банк может установить отношения с клиентом-фирмой, где, например, все владельцы платежных карт отбывают различные сроки наказания.

В. В ряде организаций оформление операций с клиентами не проводится или в документы вносятся недостоверные сведения, имеющаяся документация не хранится.

Например, в кредитных организациях не составляются ведомости остатков привлеченных и размещенных средств, книга учета наличности ведется в электронном виде; при оформлении паспортов сделок указанные в них сведения не соответствуют условиям контрактов; в учетных карточках занижается экспортная выручка; не ведется аналитический учет купли-продажи валюты, которая должна регистрироваться на лицевых счетах по каждому клиенту и виду валюты. Нередко отсутствует журнал по итогам приобретения акций, облигаций, векселей и других финансовых инструментов, завышается размер комиссии, совершаются операции с бездокументарными векселями, величина открытой валютной позиции часто не соответствует заключенным срочным сделкам1.

В обменных пунктах зачастую не ведется электронный реестр операций с наличной валютой и чеками, что не позволяет установить обстоятельства совершенной сделки с иностранной валютой, не заполняются соответствующие графы Реестра операций с наличной валютой и чеками, если сумма, на которую совершена операция, пре

ем.: Макаревич Л. Тропы нечистых денег // Российская газета. 2004.14 сент.

Глава 4. Факторы, способствующие легализации преступных доходов в России вышает 600 тыс. руб. либо равна сумме в иностранной валюте, эквивалентной 600 тыс. руб.

На рынке ценных бумаг распространены нарушения порядка ведения реестра владельцев именных ценных бумаг, журналов входящих документов, регистрационных журналов, ведения анкет зарегистрированных лиц, не разрабатываются правила ведения реестра.

Бухгалтерские документы зачастую не хранятся в архивах или уничтожаются, существующие архивы представляют собой ворох несистематизированных документов. В большинстве бухгалтерий не предусмотрена должность архивариуса — специалиста по учету, способного заниматься систематизацией бухгалтерских документов и по первому требованию представить их для контроля или экономического анализа финансовой и хозяйственной деятельности1.

3. Неисполнение требований закона об обязательном контроле.

А. Организации не направляют в Росфинмониторинг информацию по обязательному контролю. В 2004 г. 47 банков не сотрудничали с Росфинмониторингом, в 2005 — 28, в 2006 — 12.

Например, ООО банк «Благовест» не выявлял и не направлял в Росфинмониторинг сообщения об операциях, подлежащих обязательному контролю. Банк также допускал нарушения порядка формирования резервов по ссудам, кассовой дисциплины и правил ведения бухгалтерского учета. Кроме того, деятельность банка была в значительной мере ориентирована на проведение платежей ограниченного круга резидентов — его клиентов в пользу резидентов — клиентов кредитных организаций, которые были вовлечены в проведение в крупных объемах сомнительных операций с нерезидентами, а также операций с наличными денежными средствами. Общий объем указанных сомнительных операций только за 1 месяц составил более 17 млрд руб.

Б. Организации нарушают порядок и сроки предоставления информации об операциях, подлежащих обязательному контролю.

Сведения предоставляются с опозданием до полугода, хотя такая информация должна передаваться в Росфинмониторинг до 18:00 ч. дня, следующего за днем, когда была проведена операция. Некоторые банки начинают давать информацию в Росфинмонито-

См.: Белов А.А., Белов А.Н. Судебно-бухгалтерская экспертиза. М., 2003. С. 436.

ринг только после проверок Банка России или Генеральной прокуратуры РФ.

В частности, ООО КБ «Альянс Банк» несвоевременно направлял в Росфинмониторинг сведения по операциям, подлежащим обязательному контролю. Банк осуществлял масштабную деятельность, связанную с транзитными переводами крупных рублевых денежных средств в пользу резидентов — клиентов кредитной организации, у которой Банком России была отозвана лицензия на осуществление банковских операций, и с дальнейшим приобретением за их счет наличной иностранной валюты. Общий объем таких операций за этот период составил примерно 3,7 млрд руб.

В ряде случаев нормы закона о направлении Росфинмониторингу сообщений о финансовых операциях и сделках, подлежащих обязательному контролю, исполняются формально. Ряд кредитных организаций, решив подстраховаться от непредставления сведений об операциях, подлежащих обязательному контролю, используют дополнительные функции программных комплексов типа «Операционный день». Посредством программного отбора отслеживаются операции свыше 600 тыс. руб., и сведения о них передаются без анализа и фильтрации в Росфинмониторинг.

Такой подход во многом связан с недостатками в организации обязательного контроля. Сроки представления информации Росфинмониторингу достаточно жесткие: не позднее рабочего дня, следующего за днем совершения или выявления операции. Организация зачастую не успевает получить от клиента информацию, достаточную для решения вопроса о направлении сообщения. Кроме того, по электронным каналам связи часть сообщений направляется в нечитаемом формате, что приводит к их отбраковке и негативно отражается на оперативности представления сведений по сделкам, подлежащим обязательному контролю, и подозрительным операциям.

В. Ненадлежащим образом осуществляется выявление сделок и финансовых операций, подлежащих обязательному контролю.

Недостатки в организации внутреннего контроля приводят к тому, что работники финансовых организаций сталкиваются с трудностями при выявлении операций, подлежащих обязательному контролю. Например, обязательному контролю подлежат операции по предоставлению юридическими лицами, не являющимися кредитными организациями, беспроцентных займов на сумму более

600 тыс. руб. физическим или юридическим лицам, а также получение такого займа.

При слабом внутреннем контроле работники кредитных организаций не могут установить условия займа на момент проведения расчетной операции, так как изучают только платежные поручения, которые содержат сведения лишь о наименовании и номере договора.

В других случаях ответственные сотрудники узнают о таком договоре уже тогда, когда в платежном документе содержится информация о возврате ранее предоставленных по договору беспроцентного займа денежных средств.

Обязательному контролю также подлежат сделки с недвижимостью на сумму более 3 млн руб., с которыми могут быть связаны операции по переводу денежных средств. При слабом внутреннем контроле банки не могут определить цену сделки на момент проведения операции, так как в платежных поручениях указывается только сумма, подлежащая перечислению, и ссылка на договор и его номер1. Информация о сделке с недвижимостью может поступить в банк из Росрегистрации через несколько дней, а если документы идут по почте, то и через неделю.

Решению подобных вопросов должна способствовать налаженная система получения сведений о клиенте и его деятельности.

4. Организации и специалисты, осуществляющие операции с денежными средствами и иным имуществом, не принимают меры к выявлению подозрительных операций, не направляют сообщения о них в Росфинмониторинг.

Зачастую направление информации о подозрительных сделках в Росфинмониторинг зависит от личного усмотрения сотрудников организации. Количество сообщений надлежащим образом не учитывается, в отчетах указываются цифры, не соответствующие действительности. Так, проверки деятельности страховых организаций Росстрахнадзором выявили факты несовпадения данных в отчетности 1С о количестве сообщений по подозрительным операциям с данными, отправленными в Росфинмониторинг.

См.: Щеткова Е.С. Указ. соч. С. 145.

По данным Росфинмониторинга, оборот профучастников рынка ценных бумаг сопоставим с банковским. Ожидалось, что на их долю будет приходиться около 8% от общего объема информации о подозрительных сделках. Однако большинство брокеров за несколько лет действия Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» не прислали ни одного документа.

Эксперты ФАТФ отмечают, что количество заявлений о подозрительных операциях, подаваемых адвокатами, нотариусами и аудиторами, представляется весьма низким. Во всех видах нефинансовой деятельности и профессий, с которыми ФАТФ имела возможность соприкасаться, требования закона применяются не одинаково и не всегда точно.

В частности, аудиторские проверки организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, зачастую проводятся поверхностно, собранные данные не обобщаются. Вывод о достоверности бухгалтерской отчетности производится на основании недостаточной информации или только на основании данных, предоставленных клиентом, без получения и подтверждения сведений из внешних источников (сторонних организаций). Проверка правильности отражения в бухгалтерском учете оборотов и сальдо по счетам не соответствует российскому стандарту «Аудиторские доказательства».

При наличии признаков возможных ошибок или экономических преступлений аудитору следует увеличить объем проверочных работ. Вместо этого аудиторы зачастую их игнорируют. В результате составляется выгодное для владельца компании заключение, выявленные факты незаконной финансово-хозяйственной деятельности не фиксируются и не оцениваются. Аудиторы не всегда отличают бухгалтерские ошибки от фактов нарушения закона.

Некоторые аудиторские организации зависят от собственника проверяемой компании, обслуживают подставные фирмы, ведут их документацию. Такую организацию возглавляет номинальный руководитель, реальное управление осуществляется другими лицами. Например, юридическая контора, осуществляющая регистрацию подставных компаний, аудиторская фирма, ведущая их бухгалтерию, арендуют помещения у третьей организации и в своей деятельности подчиняются руководителю арендодателя. Номинальные директора

Глава 4. Факторы, способствующие легализации преступных доходов в России юридической и аудиторской организаций всю свою работу согласовывают с фактическим руководителем, положение которого нигде не зафиксировано официально.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >