Международный опыт противодействия легализации преступных доходов

Международно-правовое регулирование противодействия легализации преступных доходов

Международным сообществом осознается необходимость противодействия легализации преступных доходов как одному из основных факторов, способствующих торговле наркотиками, организованной преступности, коррупции. С этой целью разработан ряд международно-правовых актов, устанавливающих обязательства стран-участников по криминализации «отмывания», созданию национальных систем выявления, расследования, предупреждения легализации преступных доходов, организации международного сотрудничества в данной сфере.

Впервые обязательство криминализации «отмывания» доходов, полученных преступных путем, для стран-участников закрепила Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (Венская конвенция) (заключена в Вене 20 декабря 1988 г.). Противодействие легализации преступных доходов в соответствии с Конвенцией является одной из мер борьбы с преступлениями, связанными с незаконным оборотом наркотиков (пп. «а» п. 1 ст. 3). В соответствии с п. 1 ст. 3 данной Конвенции каждая сторона принимает такие меры, которые могут потребоваться, с тем чтобы признать уголовными преступлениями согласно своему законодательству следующие действия, когда они совершаются преднамеренно:

  • • конверсию или перевод собственности, если известно, что такая собственность получена в результате любого правонарушения или правонарушений, признанных таковыми в соответствии с пп. «а» настоящего пункта, или в результате участия в таком правонарушении или правонарушениях, в целях сокрытия или утаивания незаконного источника собственности или в целях оказания помощи любому лицу, участвующему в совершении такого правонарушения или правонарушений, с тем чтобы он мог уклониться от ответственности за свои действия;
  • • сокрытие или утаивание подлинного характера, источника, местонахождения, способа распоряжения, перемещения, подлинных прав в отношении собственности или ее принадлежности, если известно, что такая собственность получена в результате правонарушения или правонарушений, признанных таковыми в соответствии с пп. «а» настоящего пункта, или в результате участия в таком правонарушении или правонарушениях;
  • • с учетом своих конституционных положений и основных принципов своей правовой системы:
  • - приобретение, владение или использование собственности, если в момент ее получения было известно, что такая собственность получена в результате правонарушения или правонарушений, признанных таковыми в соответствии с пп. «а» настоящего пункта, или в результате участия в таком правонарушении или правонарушениях;
  • - участие, причастность или вступление в преступный сговор с целью совершения любого правонарушения или правонарушений, признанных таковыми в соответствии с настоящей статьей, попытки совершить такое правонарушение или правонарушения, а также пособничество, подстрекательство, содействие или дача советов при их совершении.

В соответствии с п. «а» п. 4 ст. 3 Венской конвенции каждая сторона за совершение правонарушений, признанных таковыми в соответствии с п. 1 настоящей статьи, предусматривает применение таких санкций, учитывающих серьезный характер этих правонаруше1.1. Международно-правовое регулирование противодействия легализации ний, как тюремное заключение или другие виды лишения свободы, штрафные санкции и конфискация.

Статья 1 Венской конвенции содержит важные для криминализации «отмывания», процедур ареста и конфискации определения доходов и собственности:

  • • «доходы» означают любую собственность, полученную или приобретенную прямо или косвенно в результате совершения правонарушения, признанного таковым в соответствии с п. 1 ст. 3;
  • • «собственность» означает активы любого рода, материальные или нематериальные, движимые или недвижимые, осязаемые или неосязаемые, а также юридические документы или акты, удостоверяющие право на такие активы или участие в них.

Дальнейшей разработке проблемы противодействия легализации преступных доходов на международном уровне способствовала инициатива Совета Европы по подготовке конвенции, направленной непосредственно на борьбу с обращением преступных доходов. Определение «отмывания» в Венской конвенции оказалось настолько удачным, что заключенная в г. Страсбурге 8 ноября 1990 г. Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (Страсбургская конвенция) содержит в целом аналогичную формулировку (п. 1 ст. 6). В то же время, помимо указанного определения, Конвенция содержит дополнительные положения, направленные на противодействие легализации преступных доходов. Так, в п. 2 ст. 6 указано, что для целей выполнения или применения п. 1 настоящей статьи:

a) не имеет значения, подпадает ли основное преступление под уголовную юрисдикцию стороны;

b) может быть предусмотрено, что преступления, указанные в этом пункте, не применяются к лицам, совершившим основное преступление;

c) об осведомленности, намерении или мотивах, необходимых в качестве элементов преступления, предусмотренного в этом пункте, можно сделать вывод на основании объективных реальных обстоятельств.

Таким образом, Конвенция разрешает некоторые практические вопросы, связанные с проблемами двойного наказания, расследования преступлений международного характера и доказывания вины лица.

В соответствии с п. 3 ст. 6 Конвенции каждая сторона может принять такие меры, какие она сочтет необходимыми, чтобы квалифицировать в качестве преступлений согласно ее внутреннему законодательству все или некоторые действия, указанные в п. 1 настоящей статьи, в любом из следующих случаев (или во всех этих случаях), когда преступник:

a) должен был предполагать, что имущество является доходом, полученным преступным путем;

b) действовал с целью получения выгоды;

c) действовал с целью способствовать продолжению преступной деятельности.

В Страсбургской конвенции впервые дано определение основного преступления, что означает любое преступление, в результате которого получены доходы, которые могут стать объектом «отмывания». Как можно заметить, круг предикатных преступлений, являю

щихся источниками доходов, значительно расширен по сравнению с Венской конвенцией.

Комплексный подход к проблеме противодействия легализации преступных доходов, апробированный Венской конвенцией ООН,

В конвенциях ООН содержится ВАЖНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ о том, что ОСНОВНЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ ВКЛЮЧАЮТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СОВЕРШЕННЫЕ КАК В ПРЕДЕЛАХ, ТАК И ЗА ПРЕДЕЛАМИ ЮРИСДИКЦИИ СООТВЕТСТВУЮЩЕГО ГОСУДАРСТВА-УЧАСТНИКА

использован в Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (заключена в г. Страсбурге 27 января 1999 г.), Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности (принята в г. Нью-Йорке 15 ноября 2000 г. Резолюцией 55/25 на 62-м пленарном заседании 55-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН) и Конвенции ООН против коррупции (принята в г. Нью-Йорке 31 октября 2003 г. Резолюцией 58/4 на 51-м пленарном заседании 58-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН).

Сохраняя определение легализации преступных доходов, данное Венской конвенцией, целевые конвенции СЕ и ООН определяют основные преступления соответственно как криминальные акты, связанные с коррупцией или транснациональной организованной преступностью. В конвенциях ООН содержится важное положение о том, что основные правонарушения включают преступления, совершенные как в пределах, так и за пределами юрисдикции соответствующего государства-участника. Однако преступления, совершенные за пределами юрисдикции какого-либо государства-участника, представляют собой основные правонарушения только при условии, что соответствующее деяние является уголовно наказуемым согласно внутреннему законодательству государства, в котором оно совершено, и было бы уголовно наказуемым согласно внутреннему законодательству государства-участника, в котором осуществляется или применяется настоящая статья, если бы оно было совершено в нем (ст. 6 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, ст. 23 Конвенции ООН против коррупции).

Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г. относит легализацию (отмывание) преступных доходов к преступлениям международного характера (ст. 6). Это преступление представляет угрозу для экономической безопасности нескольких государств, если оно совершено:

  • 1) более чем в одном государстве;
  • 2) в одном государстве, но существенная часть его подготовки, планирования, руководства или контроля осуществляется в другом государстве;
  • 3) в одном государстве, но при участии организованной преступной группы, которая осуществляет преступную деятельность более чем в одном государстве;
  • 4) в одном государстве, но его существенные последствия наступают в другом государстве (ст. 3 Конвенции).

Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности в ст. 7 предусматривает меры по предупреждению легализации преступных доходов. В этих целях каждое государство — участник конвенции:

а) устанавливает всеобъемлющий внутренний режим регулирования и надзора в отношении банков и небанковских финансовых учреждений, а также, в надлежащих случаях, других органов, являющихся особо уязвимыми с точки зрения отмывания денежных средств, в пределах своей компетенции, в целях недопущения и выявления всех форм отмывания денежных средств, причем такой режим основывается на требованиях в отношении идентификации личности клиенПри установлении внутреннего РЕЖИМА РЕГУЛИРОВАНИЯ И НАДЗОРА ГОСУДАРСТВАМ-УЧАСТНИКАМ ПРЕДЛАГАЕТСЯ РУКОВОДСТВОВАТЬСЯ СООТВЕТСТВУЮЩИМИ ИНИЦИАТИВАМИ РЕГИОНАЛЬНЫХ, МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫХ И МНОГОСТОРОННИХ ОРГАНИЗАЦИЙ, НАПРАВЛЕННЫМИ ПРОТИВ ОТМЫВАНИЯ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ

та, ведения отчетности и предоставления информации о подозрительных сделках;

Ъ) обеспечивает, чтобы административные, регулирующие, правоохранительные и другие органы, ведущие борьбу с отмыванием денежных средств (в том числе, когда это соответствует внутреннему законодательству, и судебные органы), были способны осуществлять сотрудничество и обмен информацией на национальном и международном уровнях на условиях, устанавливаемых его внутренним законодательством, и в этих целях рассматривает вопрос об учреждении подразделения по финансовой оперативной информации, которое будет действовать в качестве национального центра для сбора, анализа и распространения информации, касающейся возможных случаев отмывания денежных средств.

Государства-участники рассматривают вопрос о применении мер по выявлению перемещения наличных денежных средств и соответствующих оборотных инструментов через их границы и по контролю за таким перемещением, не создавая каких-либо препятствий перемещению законного капитала. Такие меры могут включать требование о том, чтобы физические лица и коммерческие организации сообщали о трансграничных переводах значительных объемов наличных денежных средств и передачах соответствующих оборотных инструментов.

При установлении внутреннего режима регулирования и надзора государствам-участникам предлагается руководствоваться соответствующими инициативами региональных, межрегиональных и многосторонних организаций, направленными против отмывания денежных средств.

Конвенция ООН против коррупции (ст. 14) содержит схожее описание превентивных мер в отношении «отмывания», дополняя их более современными механизмами. В соответствии с положениями данной конвенции государства-участники также рассматривают вопрос об установлении требования о том, чтобы финансовые учреждения, включая учреждения по переводу денежных средств:

a) включали в формуляры для электронного перевода средств и связанные с ними сообщения точную и содержательную информацию об отправителе;

b) сохраняли такую информацию по всей цепочке осуществления платежа;

c) проводили углубленную проверку переводов средств в случае отсутствия полной информации об отправителе.

В целях предупреждения легализации преступных доходов, помимо указанных, могут быть использованы меры, предусмотренные ст. 31 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности:

a) укрепление сотрудничества между правоохранительными органами или органами прокуратуры и соответствующими частными организациями, в том числе из различных секторов экономики;

b) содействие разработке стандартов и процедур, предназначенных для обеспечения добросовестности в работе публичных и соответствующих частных организаций, а также кодексов поведения для представителей соответствующих профессий, в частности, адвокатов, нотариусов, консультантов по вопросам налогообложения и бухгалтеров;

c) предупреждение злоупотреблений со стороны организованных преступных групп процедурами торгов, проводимых публичными органами, и субсидиями и лицензиями, выдаваемыми публичными органами для осуществления коммерческой деятельности;

d) предупреждение злоупотреблений со стороны организованных преступных групп юридическими лицами; такие меры могут включать:

i) создание публичного реестра юридических и физических лиц, участвующих в учреждении юридических лиц, управлении ими и их финансировании;

И) создание возможности лишения по решению суда или с помощью других надлежащих способов на разумный период времени лиц, осужденных за преступления, охватываемые настоящей Конвенцией, права занимать должности руководителей юридических лиц, зарегистрированных в пределах их юрисдикции;

Hi) создание национального реестра лиц, лишенных права занимать должности руководителей юридических лиц.

В качестве средства предупреждения легализации преступных доходов ст. 52 Конвенции ООН против коррупции предусматривает меры по возвращению активов. Государства могут потребовать от финансовых учреждений, на которые распространяется его юрисдикция, проверять личность клиентов, принимать разумные меры для установления личности собственников — бенефициаров средств, депонированных на счетах с большим объемом средств, и осуществлять более жесткие меры контроля в отношении счетов, которые пытаются открыть или которые ведутся лицами, обладающими или обладавшими значительными публичными полномочиями, членами их семей и тесно связанными с ними партнерами или от имени любых вышеперечисленных лиц. Такие меры контроля призваны выявлять подозрительные операции для целей представления информации о них компетентным органам, и они не должны толковаться как препятствующие или запрещающие финансовым учреждениям вести дела с любым законным клиентом.

С этой целью каждое государство-участник:

a) издает рекомендательные указания применительно к тем категориям физических или юридических лиц, в отношении счетов которых от финансовых учреждений, на которые распространяется его юрисдикция, будет ожидаться применение более жестких мер контроля, к видам счетов и операций, которым следует уделять особое внимание, и к надлежащим мерам по открытию и ведению счетов, а также ведению отчетности по счетам, которые следует принять в отношении таких счетов;

b) в надлежащих случаях уведомляет финансовые учреждения, на которые распространяется его юрисдикция, по просьбе другого государства-участника или по своей собственной инициативе, о личности конкретных физических или юридических лиц, в отношении счетов которых от таких учреждений будет ожидаться применение более жестких мер контроля, в дополнение к тем лицам, личности которых финансовые учреждения могут установить в ином порядке.

Каждое государство-участник осуществляет меры для обеспечения того, чтобы его финансовые учреждения сохраняли в течение надлежащего срока должную отчетность о счетах и операциях, в которую должна включаться как минимум информация, касающаяся личности клиента, а также, насколько это возможно, — собственника-бенефициара.

С целью предупреждения и выявления переводов доходов от преступлений каждое государство-участник принимает посредством своих регулирующих и надзорных органов меры против учреждения банков, которые не имеют физического присутствия и которые не аффилированы с какой-либо регулируемой финансовой группой. Кроме того, государства-участники могут рассмотреть возможность установления по отношению к своим финансовым учреждениям требования отказываться вступать в корреспондентские банковские отношения с такими учреждениями или продолжать такие отношения, а также остерегаться устанавливать отношения с иностранными финансовыми учреждениями, разрешающими использование счетов в них банками, которые не имеют физического присутствия или которые не аффилированы с какой-либо регулируемой финансовой группой.

Международное сотрудничество также может способствовать предупреждению легализации преступных доходов, для чего странами в соответствии со ст. 48 Конвенции ООН против коррупции, ст. 27 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности принимаются меры, направленные на выявление трансграничного перемещения доходов от преступлений.

Государства-участники стремятся к развитию и поощрению глобального, регионального, субрегионального и двустороннего сотрудничества между судебными и правоохранительными органами, а также органами финансового регулирования в целях борьбы с отмыванием денежных средств.

Указанные конвенции предусматривают также меры по подготовке кадров для правоохранительных органов, в том числе работников прокуратуры, следователей и сотрудников таможенных органов, отвечающих за предупреждение, выявление и пресечение легализации преступных доходов. Для этого разрабатываются соответствующие программы, касающиеся выявления и наблюдения за перемещением доходов от преступлений, методов, используемых в борьбе с «отмыванием» денежных средств и другими финансовыми преступлениями.

Среди важных международных инициатив, направленных на совершенствование средств и процедур противодействия легализации преступных доходов, следует отметить принятую 16 мая 2005 г. в Варшаве Конвенцию Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и финансировании терроризма (Варшавская конвенция). Фактически данная конвенция является расширенным вариантом Страсбургской конвенции Совета Европы, дополненным превентивными мерами. Конвенция содержит определение подразделения финансовой разведки, предусматривает меры по аресту, выемке и конфискации доходов, полученных преступным путем.

В дополнение к специальным полномочиям и приемам расследования ст. 7 Варшавской конвенции предписывает каждой стороне принять законодательные и иные необходимые меры для того, чтобы:

a) определять, является ли физическое или юридическое лицо владельцем или бенефициарным собственником одного или более счетов в любом банке на ее территории, и получать все данные о выявленных счетах;

b) получать подробную информацию об определенных банковских счетах и банковских операциях, которые осуществлялись в течение определенного периода через один или несколько определенных счетов, включая детали о счетах отправителей или получателей;

c) осуществлять в течение определенного времени мониторинг банковских операций, осуществляемых через один или несколько определенных счетов;

d) обеспечить, чтобы банки не сообщали заинтересованным клиентам или иным третьим лицам о том, что информация была запрошена или получена в соответствии с подпунктами «а», «Ь», «с», либо о том, что ведется расследование.

В п. 5 ст. 9 Конвенции разрешается спорный вопрос о необходимости приговора по предикатному преступлению для уголовного преследования лица за легализацию преступных доходов. Согласно Конвенции каждая сторона должна обеспечить, чтобы предшествующее или одновременное осуждение за основное преступление не являлось предварительным условием для осуждения за отмывание денежных средств. Пункт 6 данной статьи предусматривает, что каждая сторона обеспечивает, чтобы осуждение за отмывание денежных средств было возможно, если доказано, что источником происхождения имущества является основное преступление, без необходимости установления, какое именно преступление, т.е. обвинителю в процессе не потребуется доказывать вновь все обстоятельства предикатного преступления.

Статья 13 Варшавской конвенции содержит положения, предусматривающие необходимость установления требований об идентификации предпринимателями клиентов, сообщении о подозрительных сделках, хранении документов, организации внутреннего контроля.

Источником европейского законодательства о противодействии легализации преступных доходов являются также директивы о борьбе с отмыванием денег. В 2005 г. Евросоюз принял третью Директиву о борьбе с отмыванием денег 2005/60/ЕС. Вступив в силу согласно договоренности между членами ЕС по истечении 2 лет с момента публикации в Официальном журнале Европейского союза, данная Директива заменила собой Директиву ЕЭС о предотвращении использования финансовой системы для целей отмывания денег 91/308/ЕЕС 1991 г., действовавшую с учетом изменений и дополнений, внесенных в 2001 г.

В Директиве 1991 г. давалось определение отмывания денег, предусматривалась обязанность идентификации клиентов, хранения документов, информирования властей о фактах отмывания денег, создании процедур внутреннего контроля. Следует отметить, что сфера применения Директивы 1991 г. ограничивалась финансовыми и кредитными учреждениями, хотя это понятие в ней трактовалось максимально широко. Во второй Директиве о борьбе с отмыванием денег круг учреждений был значительно расширен, включив в себя целый ряд видов деятельности нефинансового характера. Директива также обязывала государства-члены бороться с отмыванием доходов от любых серьезных преступлений (включая мошенничество и ущерб бюджету ЕС), в то время как в Директиве 1991 г. речь шла только о поступлениях от незаконного оборота наркотиков.

Третья Директива о борьбе с отмыванием денег основывается на существующем законодательстве ЕС и 40 рекомендациях ФАТФ. Помимо компаний и учреждений финансового сектора, действие третьей Директивы распространяется также на юристов, нотариусов,

Глава 1. Международный опыт противодействия легализации преступных доходов бухгалтеров, агентов по торговле недвижимостью, казино, трастовые компании и лиц, занимающихся предоставлением услуг предприятиям, поставщиков товаров в части сделок, платежи по которым производятся наличными в сумме, превышающей 15 тыс. евро. Данные лица обязаны идентифицировать клиентов, выгодоприобретателей, сообщать о подозрительных сделках в финансовые разведки, обучать персонал.

Международное сотрудничество в целях противодействия легализации преступных доходов осуществляется и на региональном уровне. 5 октября 2007 г. в Душанбе в рамках заседания Совета глав государств СНГ представителями Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана подписан Договор государств — участников Содружества Независимых Государств о противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию терроризма. Целью договора является совершенствование правовых основ противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию терроризма и сотрудничества в этой сфере.

Перечисленные в упомянутых конвенциях формы международного сотрудничества находят дальнейшее развитие в двусторонних межправительственных соглашениях. Так, Соглашение между правительствами Российской Федерации и Республики Беларусь о сотрудничестве и взаимной помощи в области борьбы с незаконными финансовыми операциями, а также финансовыми операциями, связанными с легализацией (отмыванием) доходов, полученных незаконным путем, заключенное 12 февраля 1999 г., предусматривает конкретные виды предназначенной для обмена информации, способствующей предупреждению, выявлению, пресечению и раскрытию незаконных финансовых операций, а также финансовых операций, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных незаконным путем.

Эта информация может иметь правовой характер (например, о национальном законодательстве в рассматриваемой сфере); также это могут быть сведения о формах и методах противодействия преступлениям данной категории; о нарушениях порядка осуществления финансовых операций и развитии форм и методов «отмывания»; о финансовых операциях, связанных с получением доходов, которые, по сведениям компетентных органов, возможно, получены противозаконным путем.

Аналогичные соглашения заключены Российской Федерацией с Казахстаном, Грузией, Узбекистаном и др.

В качестве одного из направлений международного сотрудничества в области борьбы с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, указанные соглашения называют унификацию национального законодательства.

Основные международные стандарты противодействия легализации преступных доходов содержатся в 40 и 9 Рекомендациях межправительственной Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ). Созданная в 1989 г. по инициативе стран «большой семерки», ФАТФ подготовила первую редакцию 40 рекомендаций в 1990 г., опубликовав их в качестве международной программы борьбы с использованием финансовой системы лицами, отмывающими «грязные» деньги. ФАТФ дважды пересматривала 40 рекомендаций (в 1996 и 2003 гг.).

40 Рекомендаций включают в себя положения, касающиеся криминализации легализации преступных доходов, предварительных мер и конфискации легализованной собственности (рекомендации 1—3).

Имплементируя положения конвенций, направленных на противодействия легализации преступных доходов, и выполняя рекомендации ФАТФ, страны по-разному подошли к вопросу криминализации «отмывания». В ряде стран легализация преступных доходов определяется широко — как деятельность по сокрытию незаконного происхождения имущества (ст. 305-бис УК Швейцарии); в других странах описываются конкретные способы совершения преступлений (УК КНР). Как уголовно наказуемые рассматриваются не только умышленные действия, но и преступная халатность при выполнении требований закона о фиксации и сообщении сведении о подозрительных сделках. С целью избежать двойного наказания некоторые страны отказались от криминализации «самоотмывания» (ст. 261 УК ФРГ).

В качестве предикатных преступлений в ряде стран предусмотрены отдельные вилы уголовно-наказуемых деяний: незаконный оборот наркотиков (Азербайджан), в других государствах число основных преступлений предельно велико (например, в США список таких преступлений за несколько десятилетий вырос до 164 пунктов); в Киргизской Республике предусмотрена уголовная ответственность за отмывание денег, полученных в результате совершения не только преступления, но и административного правонарушения1. Предмет преступления по-разному описывается в уголовном законодательстве стран: как деньги или более широко — как имущество или собственность.

В ряде стран в качестве субъектов легализации преступных доходов наряду с физическими лицами стали рассматриваться и юридические лица, причем применяемые к ним меры финансовой ответственности могут быть более строгими по сравнению с ответственностью физических лиц. Так, в Канаде максимальный штраф за «отмывание» для физических лиц составляет 2 млн долл., юридические лица могут быть оштрафованы на большую сумму.

Как показывает международная практика, к уголовной ответственности за «отмывание» привлекаются в основном профессиональные посредники, в результате число лиц, осужденных по данной категории преступлений, незначительно. Так, в Канаде с 2001 по 2007 г. за легализацию преступных доходов осужден 721 человек, в ФРГ с 1992 по 1997 г. — 75 человек. Объясняется это трудностями доказывания наличия у лица умысла именно на «отмывание».

Для преодоления подобной негативной практики многие страны в соответствии с конвенциями ООН наряду с легализацией преступных доходов криминализировали незаконное владение средствами, нажитыми преступным путем (Канада), а также скупку краденого (Ирландия). Данные нормы уголовного закона позволяют более эффективно бороться с бытовым оборотом преступных доходов. Так, в Канаде с 2001 по 2007 г. к уголовной ответственности за владение преступными доходами привлечено 65 тыс. человек, конфисковано 230 млн долл.

Законодательство разных стран предусматривает арест и конфискацию доходов и собственности лиц и организаций, участвующих в легализации преступных доходов. Более того, обвинение в «отмывании», как правило, облегчает и ускоряет процесс ареста имущества, приостановления сделок, конфискации преступных доходов и имущества. Именно законы о борьбе с отмыванием денег в США ввели конфискацию не только в уголовном, но и в гражданском процессе.

См.: Денисюк М. Семинар по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма // Законность и правопорядок. 2008. № 4 (8). С. 49.

Положения об ускорении и упрощении процедур ареста имущества и конфискации преступных доходов специально включены в законодательство многих стран по борьбе с отмыванием денег. Это связано с тем, что своевременные арест и конфискация позволяют остановить преступную деятельность по отмыванию преступных доходов, повышают шансы потерпевших на возвращение их имущества и денег. Причем законодательство ряда стран предусматривает возможность замещения имущества в случае, если первоначальные денежные средства или имущество в процессе преступной деятельности изменили свою форму.

Тем не менее некоторые страны вводят ограничения на арест и конфискацию имущества. Так, в Республике Молдова не допускается наложение ареста на имущество юридического лица, за исключением случаев, когда подобное имущество может быть выделено. Большинство юрисдикций в соответствии с международными стандартами предусматривают арест и конфискацию только тех денежных средств и имущества, которые получены преступным путем, и доходов от их использования. Подобная позиция связана с необходимостью обеспечения прав добросовестных собственников.

Большинство юрисдикций в СООТВЕТСТВИИ С МЕЖДУНАРОДНЫМИ СТАНДАРТАМИ ПРЕДУСМАТРИВАЮТ АРЕСТ И КОНФИСКАЦИЮ ТОЛЬКО ТЕХ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ И ИМУЩЕСТВА, КОТОРЫЕ ПОЛУЧЕНЫ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ, И ДОХОДОВ ОТ ИХ использования. Подобная позиция связана с необходимостью обеспечения ПРАВ ДОБРОСОВЕСТНЫХ СОБСТВЕННИКОВ

Следует отметить, что в ряде стран успешная реализация норм закона об аресте преступных доходов создала проблемы, связанные с хранением арестованных и конфискованных активов. Правоохранительные органы не могут позволить себе тратить значительные средства на хранение имущества на складах, управление конфискованным бизнесом в течение нескольких лет, пока идет расследование и суд. При аресте скота возникают проблемы с обеспечением его жизнедеятельности. Не стоит забывать и о риске утери или хищения вещественных доказательств.

Для разрешения указанных проблем странами принимаются нормативные акты, регламентирующие обращение с арестованныГлава 1. Международный опыт противодействия легализации преступных доходов ми, замороженными и конфискованными преступными доходами. Так, в Канаде принят закон об управлении арестованными активами, в соответствии с которыми в Министерстве общественных работ и государственных услуг создан отдел, осуществляющий данную функцию. Министерство нанимает специального менеджера для управления арестованным имуществом. После решения суда о конфискации данного имущества управляющий должен его продать, а полученные деньги внести на счет казначейства Канады. Если полиция провинции участвовала в расследовании, то часть суммы перечисляется правительству данной провинции. В противном случае все денежные средства поступают в бюджет Канады или передаются по международному соглашению другому государству.

В Рекомендациях 4-12 ФАТФ рассматриваются меры, принимаемые финансовыми организациями в целях противодействия «отмыванию». Финансовые учреждения должны идентифицировать клиентов, не открывать анонимные счета, осторожно подходить к установлению корреспондентских отношений, хранить документы по операциям не менее 5 лет.

Одним из основных международных стандартов, закрепленных в рекомендациях ФАТФ, является принцип «знай своего клиента», что означает жесткие правила идентификации клиентов. Обычно требование идентификации распространяется не только на физических и юридических лиц, осуществляющих крупные или подозрительные операции, но и на определенный круг операций, определяемых по сумме и характеру. Законы многих стран в связи с требованием обязательной идентификации запрещают открывать анонимные счета или счета на предъявителя. В отдельных случаях законодательство специально оговаривает, в каких случаях не требуется проведение идентификации. В частности, законодательство Швейцарии предусматривает такую возможность для пенсионных фондов, имеющих государственное страхование.

Особую проблему составляет идентификация лиц, по поручению которых действует какое-либо лицо или фирма, либо являющихся бенефициаром по сделкам или операциям. В Рекомендациях ФАТФ настаивает, чтобы в этих случаях осуществлялась идентификация всех лиц, стоящих за спиной клиентов. В тех случаях, когда факт наличия поручения или бенефициара является установленным, от лиц, совершающих операции, требуется предоставить сведения об их клиентах или бенефициарах. В тех случаях, когда этот вопрос находится под сомнением, от финансового учреждения или иной фирмы, подпадающей под требование законодательства о сборе и передаче информации в рамках борьбы с отмыванием денег, требуется предпринять все усилия для проведения расследования об истинном клиенте или бенефициаре.

Рекомендации 13-16 содержат требования сообщения о подозрительных операциях, по разработке программ противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма. Рекомендации 17-20 предусматривают меры по противодействию созданию банков-оболочек, контролю за оборотом наличности.

Система сбора и предоставления регулирующим органам информации о подозрительных сделках складывалась на протяжении последних десятилетий. Это — центральное звено, обеспечивающее эффективность различных способов борьбы с легализацией преступных доходов.

Первоначально такая система во многих странах была крайне слабой, а требование о сборе и предоставлении информации было не обязательным. Организации предоставляли информацию не систематически и на добровольной основе. В настоящее время такая система стала обязательной в вопросах, касающихся финансовых учреждений и курирующих их органов, а во многих странах — и для других организаций. В США эта система получила название системы обязательной отчетности.

Изначально требования о сборе и передаче информации компетентным органам адресовались в основном к чисто финансовым предприятиям, контролируемым государственными надзорными органами. В дальнейшем подобные требования стали предъявляться к более широкому кругу учреждений и лиц. Это было обусловлено тем, что с финансами нередко работают организации и лица, не подпадающие в полной мере под принципы сложившихся систем государственного надзора (например, терминалы или обменные пункты). Кроме того, в процесс легализации преступных доходов нередко втягиваются не только лица и организации, работающие с финансами, но и обеспечивающие некоторые аспекты корпоративной деятельности — учреждение и регистрация компаний, оказание юридических или аудиторских услуг.

Жесткие правила соблюдения банковской тайны являются одним из основных препятствий для эффективного функционирова ния системы сбора и передачи информации о подозрительных сделках. В соответствии с рекомендациями ФАТФ законодательство различных стран по борьбе с отмыванием денег снимает с организаций, осуществляющих идентификацию и предоставляющих компетентным органам сведения о подозрительных сделках, требование профессиональной секретности (даже если подозрения оказались ложными). Одновременно законодательство обязывает организации, предоставляющие информацию, строго хранить тайну относительно направления информации в компетентные органы. В то же время за разглашение подобных сведений сотрудниками органов надзора обычно предусматривается суровое наказание, поскольку преступники могут воспользоваться такой информацией в своих целях. Тем не менее в ряде стран режим банковской тайны остается достаточно жестким. Так, в Республике Македония банковская информация в отношении физического лица выдается не финансовой разведке, следователю или прокурору, а только суду.

Рекомендации 21,22 содержат требования об особом внимании к финансовым учреждениям стран, которые не выполняют рекомендации ФАТФ. До настоящего времени существуют страны, которые не принимают достаточные законодательные и организационные меры по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма. К таким странам, например, относились Узбекистан и Туркменистан.

Рекомендации 23-25 описывают меры по государственному регулированию и надзору за деятельностью финансовых учреждений, Рекомендации 26-34 посвящены институциональным мерам по борьбе с легализацией преступных доходов и финансированием терроризма - создание органа финансовой разведки, наделение его соответствующими полномочиями. Важнейшее значение имеет четкое законодательное определение организаций, выполняющих роль финансовых разведок, их функций и полномочий. Законы стран в соответствии с рекомендациями ФАТФ устанавливают цели, в которых может использоваться передаваемая компетентным органам информация, например, ее использование для расследования «отмывания», передача компетентным органам иностранных государств.

Рекомендации 25-40 рассматривают формы международного сотрудничества в целях противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма. 9 специальных Рекомендаций предусматривают меры по борьбе с финансированием терроризма.

& В соответствии с рекомендациями ФАТФ страны должны обеспечить свое включение в систему международной кооперации, направленной против легализации преступных доходов.

В настоящее время законодательство ряда стран препятствует осуществлению международного сотрудничества в борьбе с легализацией преступных доходов. В частности, законы Австрии, Дании, Германии, Люксембурга, Ирландии, Финляндии не позволяют финансовым разведкам этих стран осуществлять обмен информацией с аналогичными учреждениями в других европейских странах. В целях развития международного сотрудничества страны заключают между собой двусторонние договоры о взаимном сотрудничестве в борьбе с отмыванием преступных доходов. В ряде стран приняты специальные законы по вопросам международного сотрудничества в области борьбы с данным негативным явлением. Учитывая многообразие национальных правовых систем противодействия легализации преступных доходов, эксперты ФАТФ выработали 25 основных критериев, по которым они проводят их периодическую оценку.

ФАТФ является глобальной организацией, но масштабы распространения легализации доходов, полученных преступным путем, необходимость пресечения ухода от ответственности путем переноса преступной деятельности из одной страны в другую потребовали создания системы противодействия легализации преступных доходов на региональном уровне. В частности, в 2004 г. по инициативе России на территории СНГ создана очередная региональная организация по типу и под эгидой ФАТФ — Евразийская региональная группа по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ). Членами этой группы, помимо России, стали Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан, а также страны Центральной Азии, не являющиеся пока членами ни одной из региональных групп.

Основными задачами ЕАГ являются: содействие в распространении международных стандартов в сфере противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма с учетом особенностей регионов; разработка и проведение совместных мероприятий в пределах компетенции подразделений финансовой разведки; оценка эффективности мер, принимаемых в целях противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма; координация программ сотрудничества с международными

Глава 1. Международный опыт противодействия легализации преступных доходов организациями, рабочими группами и заинтересованными государствами; анализ тенденций в сфере легализации преступных доходов и финансирования терроризма, а также обмен опытом противодействия таким преступлениям.

Образование подобной группы позволит гармонизировать законодательства стран — членов СНГ в данной области и успешно решать практические вопросы взаимодействия национальных систем борьбы с легализацией преступных доходов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >