Российский вариант перехода к рыночной модели хозяйствования

Во второй половине 80-х гг. в экономике СССР появляются серьезные проблемы, связанные с падением темпов экономического роста, сокращением сельскохозяйственного производства, обострением продовольственной проблемы, усилением инфляционных тенденций, снижением уровня жизни. В связи с этим новое руководство страны осуществляет попытку изменить экономическую политику.

Новая экономическая политика с 1985 г. получила название «курс социально-экономического ускорения» и была сформулирована в документах ЦК КПСС и правительства. Основной целью данного курса являлась интенсификация общественного производства за счет развития наукоемких отраслей, структурной перестройки, эффективной системы управления, организации и стимулирования труда.

Однако эта модель была явно теоретически не проработана, поскольку очевидно, что структурная перестройка экономики невозможна без реорганизации всего хозяйственного механизма. Поэтому уже спустя год понятие «ускорение» заменяется термином «перестройка».

К середине 1987 г. была разработана и принята программа перестройки управления экономикой. Она включала социальную переориентацию, структурные преобразования, реформу ценооб разования и изменение финансово-кредитной системы при общем стремлении к регулируемой рыночной экономике.

Развитие реформы определяли две тенденции: расширение самостоятельности государственных предприятий и расширение сферы деятельности частного сектора. 30 июня 1987 г. был принят закон о государственном предприятии (вошедший в силу 1 января 1989 г.), который обеспечивал переход предприятий на новые принципы хозяйствования - хозрасчет и самофинансирование. Предприятия получили возможность самостоятельно планировать свою деятельность, устанавливать прямые «горизонтальные» связи с другими субъектами экономики, минуя Госплан, заключать контракты с поставщиками и потребителями. Некоторым предприятиям было разрешено заключать договоры с иностранными фирмами.

Однако бюрократия министерств стремилась обходить положения данного закона, поскольку не хотела лишаться своих прежних преимуществ. Государство оставалось главным заказчиком в промышленности, ограничивая возможности предприятий в коммерческой деятельности. Оно продолжало определять номенклатуру выпускаемой продукции, устанавливало цены и ставки налогообложения, формировало фонды оплаты труда и фонды экономического стимулирования. Продолжалась практика предоставления некоторым предприятиям государственных кредитов. Усиление государственного контроля за качеством продукции привело к сокращению заработной платы, как следствие, несоответствие изделий «стандартам качества».

Особое место отводилось реформе ценообразования. Для ее осуществления необходимо было сохранить дотации более чем на 70 млрд руб. и увеличить розничные цены на потребительские товары на 60 млрд руб. Но против нее была развернута мощная кампания в условиях острой борьбы за власть, поскольку бюрократия опасалась потери складывающейся десятилетиями системы доходов и привилегий, созданных игрой на субсидиях, гарантированным сбытом, манипуляциями ценовыми соотношениями, связанными с дефицитом и теневой экономикой. В связи с этим начало реформы было отложено до весны 1991 г.

Вторым направлением экономической реформы было расширение сферы деятельности для частной инициативы. 19 ноября 1986 г. был принят закон (дополненный 26 мая 1988 г.), по которому осуществилась легализация частной деятельности более чем в 30 видах производства товаров и услуг. Желавшие открыть свое дело должны были зарегистрироваться, а их доходы подлежали обложению налогом (65 %). К 1991 г. более 7 млн граждан (5 % активного населения) были заняты в кооперативном секторе. Около 1 млн человек получили патенты или регистрационные разрешения на занятие индивидуальной трудовой деятельностью. Частный сектор охватил примерно 15 млн человек, которые были в основном заняты в сфере теневой экономики.

Развитие частной инициативы сталкивалось с различными трудностями: ограничением деятельности кооперативов, дефицитом материальных ресурсов, преобладанием мышления доин-дустриального типа, когда потребитель возлагает на государство обязанность защищать его от «спекулянтов» и «толстосумов» и гарантировать ему «справедливые» цены.

С определенными проблемами столкнулось правительство и в процессе расширения частной инициативы в сельском хозяйстве. В 1988 г. был предложен «арендный договор», согласно которому одна или несколько семей берут землю в аренду на длительный срок (до 50 лет) и самостоятельно распоряжаются произведенной продукцией. Площадь индивидуального участка и поголовье скота в личном хозяйстве должны были устанавливаться коллективом каждого колхоза «в зависимости от участия его членов в общем труде». Эти меры дали лишь символические результаты. Колхозы так и не получили самостоятельности. Арендное движение не имело широкого распространения: к лету 1991 г. в хозяйствах арендаторов было только 2 % возделываемых земель и 3 % поголовья скота. Возродить у крестьянства сразу дух предпринимательства оказалось невозможным. Право свободно приобретать землю не вызвало энтузиазма у крестьян, лишенных сельскохозяйственной техники, необходимой для производства и реализации продукции.

Одновременно проводилось осуществление дорогостоящих социальных программ без учета реальных возможностей в условиях экономической стагнации (застой во всех сферах общественной жизни). Экономика все больше становилась заложницей политики, а это, в свою очередь, сделало обреченными все предлагаемые программы (Абалкина - Рыжкова, «500 дней», компромиссная программа, разработанная под руководством М. Горбачева).

Таким образом, ни одна из проводимых реформ не привела к положительным результатам. Реформы пытались изменить экономику, в которой в течение десятилетий отсутствовал рыночный механизм и процветала коррупция. В государственном секторе обосновалась меновая, бартерная экономика, а в частном - «экономика казино», в рамках которой новые предприниматели искали немедленную спекулятивную выгоду в ущерб развитию производства товаров и услуг.

После распада СССР (август 1991 г.) была выбрана монетаристская модель реформы в шоковом варианте, основанная на попытке достижения рыночного равновесия посредством одноразового размораживания цен, сокращения дефицита бюджета и удорожания кредита. Предполагалось, что быстрый переход к свободным рыночным отношениям автоматически создаст стимулы для структурной перестройки и преодоления кризиса.

Избранный правительством путь на практике оказал негативное влияние на народное хозяйство, усугубил кризис, снизил уровень жизни. К прежним факторам падения производства добавились новые - непомерные цены на материальные ресурсы (рост примерно в 32 раза), система налогообложения и цена кредитов (до 200 % годовых). Уровень инфляции составил 2680 % в 1992 г., цены на потребительские товары и услуги возросли более чем в 100 раз.

Падение производства, нарушение хозяйственных связей приобрели обвальный характер. За 1990-1998 гг. производство сократилось почти наполовину (45-50 %). Полный крах потерпела инвестиционная политика. Втрое сократилось жилищное строительство, опустившись до уровня 1951 г.

Особенно пострадало сельское хозяйство - «ножницы цен» подорвали основы воспроизводства и привели к сокращению посевных площадей и поголовья скота. Практически во всех отраслях оказалась нерентабельной работа многих предприятий. Отсутствие конкурентной среды не дало возможности проявиться механизму спроса и предложения. Цены на товары стали складываться в основном на базе растущих издержек производства, что приводило к росту цен при сокращении товарной массы. Одной из причин провала реформы следует считать попытку использовать монетаристский подход к оздоровлению экономики в совершенно чуждой ему среде.

Решение о либерализации цен было одним из первых, принятых правительством в конце 1991 г. В первой половине 1992 г. государство отказалось от регулирования цен. Формирование большинства цен в российской экономике стало осуществляться под воздействием спроса и предложения и способствовало восстановлению товарно-денежного равновесия и исчезновению дефицита.

Сложившаяся к началу 90-х гг. система отношений собственности не соответствовала требованиям развития экономики и нуждалась в реформировании. Эту задачу предполагалось решить путем приватизации. В июне 1992 г. принимается Закон РФ «О приватизации государственных и муниципальных предприятий». Российская приватизация включала следующие этапы: 1) доваучерная - проводилась до принятия закона 1992 г. в форме выкупа арендованного имущества; 2) чековая - с июня 1992 г. по июль 1994 г.; 3) денежная - с июля 1994 г. по настоящее время; 4) залоговая - продажа акций в залог под кредиты коммерческих банков с 1995 г.

Главной отличительной чертой российской приватизации являются ее темпы, которые оказались гораздо выше, чем в других странах с переходной экономикой: в течение двух с лишним лет (1992 г. - первая половина 1994 г.) 80 % объектов малой приватизации были переданы в руки частных владельцев (к середине 1995 г. этот показатель составил 90 %). К августу 1995 г. количество приватизированных предприятий превысило число неприватизированных.

На начало 2001 г. в России вместо 47 тыс. государственных предприятий функционировало 2,3 млн юридических лиц и 3,7 млн предпринимателей без образования юридического лица, что свидетельствовало о становлении многосубъектной экономики.

Процесс преобразования государственных предприятий в акционерные общества потенциально позволял создать нормальную систему взаимоотношений предприятий и государства. Это давало возможность государству получать средства в бюджет либо как часть прибыли вновь созданных акционерных обществ в виде дивидендов по принадлежащим государству акциям, либо от последующей их продажи. Однако приватизация носила «номенклатурный» характер и ни одна из названных возможностей не была использована.

Налоговая реформа начала формироваться с 1992 г. на основе накопленного отечественного и зарубежного опыта. В результате было создано налоговое законодательство, принят Налоговый кодекс, сформирована Государственная налоговая служба. Однако становление налоговой системы происходило в условиях кризиса, охватывающего все отрасли народного хозяйства. В связи с этим приходилось оперативно реагировать на динамику происходивших экономических процессов, вносить необходимые изменения в налоговое законодательство, в систему бухгалтерского учета.

Кроме того, значительный дефицит государственного бюджета обусловливал необходимость повышающихся налоговых ставок. В 2000 г. впервые был запланирован бездефицитный госбюджет, что позволило снизить налоговое бремя. С 1 января 2001 г. была отменена прогрессивная ставка налогообложения физических лиц (с 12 до 30 %) и установлена пропорциональная - 13 % для всех, независимо от размера дохода. С 1 января 2002 г. налог на прибыль предприятий (юридических лиц) был снижен с 35 до 24 %, что должно было стать стимулом для сокращения доли теневого сектора (45-50 % ВВП). Можно сказать, что налоговая система до сих пор находится в стадии формирования.

В ходе экономических реформ была создана двухуровневая банковская система, по основным своим параметрам соответствующая требованиям рыночной экономики. Первые коммерческие банки России возникли в 1988 г. (41 коммерческий банк) преимущественно для обслуживания кооперативов, индивидуальных частных предприятий. В начале 1991 г. коммерческие банки занимались традиционной банковской деятельностью, связанной с обслуживанием клиентов, кредитованием внутренней и внешней торговли.

Ужесточение финансовой политики в первой половине 1995 г. привело к ухудшению финансового состояния многих банков. Это вынуждало их проводить рискованные финансовые операции, все чаще прибегать к «удлинению» кредитов на рынке МБК (выдав дорогой долгосрочный кредит, затем последовательно один за другим брать несколько более дешевых краткосрочных для его покрытия). Поскольку этим занимались не отдельные банки, а все банковское сообщество, наступление финансового кризиса было лишь вопросом времени.

Банковская система России ощутила острую нехватку средств уже в июле 1995 г. В середине августа объем этих средств значительно уменьшился, ряд банков не смог выполнить обязательства по возврату кредитов. В конце августа произошел банковский кризис, вызвавший фактическое разрушение рынка МБК.

17 августа 1998 г. экономику страны вновь потряс финансовый кризис, причины которого состояли в: 1) хроническом недоборе налогов и дефиците государственного бюджета; 2) росте долговой пирамиды ГКО; 3) буме российского рынка ценных бумаг, который создал иллюзию оживления в экономике; после его падения во второй половине 1997 г., в августе 1998 г. наступил биржевой крах, ставший частью финансового кризиса; 4) отказе ЦБ от поддержания стабильного курса рубля и переходе к свободному рыночному «плаванию»; 5) снижении притока иностранных инвестиций как следствие вывода иностранными инвесторами своих капиталов путем продажи ценных бумаг и конверсии выручки в иностранную валюту.

ГКО имели срок от 3 до 12 месяцев, так что государство должно было непрерывно размещать новые выпуски, соглашаясь на более высокую доходность. Но со временем новые выпуски перестали покрывать затраты на погашение. Весь федеральный бюджет стал «работать» на выкуп этих ценных бумаг. Пирамида государственного долга начала рушиться.

Особенностью российского финансового кризиса было то, что он произошел не после экономического подъема с высокими темпами роста, инвестиционного бума, а на основе трансформационного спада экономики 90-х гг. В результате финансовый кризис был более глубоким и многосторонним и оказал негативное влияние на все сферы экономики.

Экономические реформы в России сопровождались снижением уровня жизни и углублением социально-экономической дифференциации. Децильный коэффициент (соотношение в доходах 10 % самых богатых и 10 % бедных семей) возрос с 4,5 в 1991 г. до 16 в 1995 г., затем понизился до 13,6 в 2000 г. и вновь возрос до 14 в 2004 г. Падение реальных доходов населения за 1991-1996 гг. составило 30 %, в 1997 г. они выросли на 2,5 %, в 1998 г. - снизились на 18 % (вследствие финансового кризиса), в 2000-2003 гг. - упали на 15 %.

Вследствие трансформационного спада экономики переходного периода и завышенной занятости в плановой экономике продолжает расти безработица. На начало 2004 г. общая численность населения составила 144,7 млн человек. Реальная безработица представляет 6,170 млн человек, а официально зарегистрированных безработных - 1,6 млн человек.

В 1998 г. эксперты ЕС назвали российскую экономику рыночной. Это справедливо с точки зрения формирования равновесной экономики. На протяжении 90-х гг. были осуществлены макроэкономические преобразования, заключающиеся в либерализации, приватизации и финансовой стабилизации. В результате в России было установлено равновесие на потребительском рынке. Но главная задача переходной экономики - запуск сформировавшегося рыночного механизма. Ведь рынок - это не только равновесие, он приводит в движение экономику, запускает производство товаров, превращается в двигатель экономического развития, заставляет экономику двигаться вперед, требует роста эффективности, снижения затраты, обновления продукция, внедрения достижений НТР.

В этом отношении экономика России еще длительное время будет носить переходный характер. К тому же становление рыночной экономики сопровождается рядом негативных тенденций: 1) высокие социальные издержки - 30 млн человек живут за чертой бедности, продолжает расти безработица, утрачиваются социальные ценности; 2) криминализация экономики, расширение теневого сектора (45-50 % ВВП); 3) деформация воспроизводственной структуры (70 % инвестиций направляется в сырьевой комплекс); 4) технологическая деградация; 5) экономическая дезинтеграция; 6) диспропорции торгового баланса; 7) господство групповых интересов топливно-энергетических монополий; 8) отсутствие доверия к правительству, обусловленное политико-экономической нестабильностью и частыми изменениями экономического курса.

Очевидно, российский вариант перехода к рыночной экономике будет не столь эффективным, как в государствах-лидерах. Это объясняется особенностями развития народного хозяйства.

Российская специфика определяется традиционными решениями социальных проблем на общегосударственном уровне. Российской экономике исторически присущи элементы государственного патернализма - «отеческой заботы» по отношению к малообеспеченным слоям населения. Национальные традиции, свойственное россиянам понимание справедливости требуют от государства определенных гарантий обеспечения достаточно высокого уровня социальной защиты, хотя, видимо, ценой определенных утрат в экономической эффективности. Российская модель рыночного хозяйства вряд ли обойдется без поддержки как государственных предприятий, так и отечественных предпринимателей, без разветвленной системы государственных закупок, целевых народнохозяйственных программ, т. е. политики разумного протекцио низма. Российскому варианту чужда пассивность государственной власти при жесткой рыночной конкуренции предприятий, массовых банкротствах, крупномасштабной безработице и т. д.

В регулируемой государственной поддержке нуждается также аграрный сектор, как его крупные коллективные предприятия, и так и фермерские хозяйства, пока еще не определяющие ситуацию в нашем сельском хозяйстве. Специфика определяется и особой ролью государственной политики. Российская рыночная модель, по-видимому, должна совмещать значительную долю государственного сектора с многоу к ладностью, включая частный, корпоративный, мелкотоварный и теневой секторы, а также натуральное хозяйство, присущее доиндустриальному этапу развития. Проводимая приватизация не уничтожит государственный сектор, а лишь освободит его от предприятий, которые должны функционировать на основе предпринимательской инициативы.

Российская экономика отягощена чрезмерной долей ВПК и сырьевой ориентацией экспорта. И хотя западные экономисты предрекают нам еще долгие годы «оставаться поставщиком сырья и природных ресурсов», они же и сокращают срок построения в России эффективно действующей рыночной экономики, определяя его в семь десятилетий в отличие от семи столетий, потребовавшихся странам Запада для достижения нынешнего уровня их развития.

С начала XXI в. развитие экономики России характеризуется использованием модели «догоняющей модернизации» на этапе становления постиндустриального общества. «Модернизация» экономики означает обновление, ликвидацию отсталости, выход на современный, сравнимый с передовыми странами уровень развития. Она включает, во-первых, освоение производства продуктов современного технологического уровня в масштабах, позволяющих российским компаниям занять достойные позиции на мировых рынках. Во-вторых, это обновление производственного аппарата, замена устаревшего оборудования и технологий современными, более производительными видами. В-третьих, она предполагает органическое включение в новейшие мировые инновационные процессы, полную интеграцию в мировую экономику, скорейшее использование всех нововведений, в том числе новинок в области организации и управления. В-четвертых, это переподготовка, переквалификация или замена кадров, новая система образования, возможности овладения новыми профессиями, которые будут необходимы обществу. В-пятых, осуществление структурных сдвигов в экономике, формирование производственной структуры, отвечающей критериям развитой индустриальной страны. Это предполагает повышение ВВП и экспорт продуктов информационной экономики, уход от однобокой сырьевой ориентации экспорта.

Все эти задачи России еще предстоит решить.

Таким образом, сложный период развития российской экономики можно охарактеризовать как переходный: от централизованной административно-командной системы через экономическую систему догоняющего типа с высокой степенью вмешательства государства в экономику к использованию модели «догоняющей модернизации» на этапе становления постиндустриального общества.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >