Тенденции и перспективы

Наше исследование рынка диких животных и их дериватов в Алтае-Саянском регионе включало два тура с интервалом два года (2006 и 2008 гг.). Очевидно, что этого недостаточно, чтобы делать обоснованные заключения о перспективах и тенденциях развития рынка, особенно в его большей - нелегальной - части. Некоторые характеристики рынка продемонстрировали заметное изменение между турами исследования. В некоторых случаях мы интерпретировали это изменение как направленную динамику - к примеру, рост поляризации внутри региона по соотношению спроса/ предложения (см. с. 32-33), увеличение роли Интернета как рыночной площадки (см. с. 49) и т.п. Тем не менее, чаще у нас не было возможности отличить долгосрочные тенденции рынка от случайных колебаний.

Для лучшего понимания происходящего на региональном рынке (и для оперативного реагирования на ситуацию, не говоря уже о попытке опережающего влияния на нее) необходим регулярный мониторинг. Фактически слежение за рынком диких животных должно стать постоянным, при этом для повторов полного обследования можно принять выбранный нами шаг в 2-3 года. Это особенно важно с учетом описанных ниже возможных перемен в условиях существования регионального рынка дериватов ди ких жи both ых.

С учетом сделанной оговорки укажем на некоторые тенденции, очевидно наблюдающиеся на рынке, и некоторые возможные перспективы его дальнейшей динамики.

Состояние рынка многих видов животных в регионе зависит главным образом от спроса в Китае и возможности вывода товара на китайский рынок. Как представляется, в ближайшие годы будет продолжаться коммерциализация этого сегмента рынка и в целом рост ориентации регионального рынка на сбыт в Китай. А именно мы ожидаем: (а) увеличения роли профессиональных акторов на всех рыночных площадках; (б) расширения территориальной зоны, охваченной коммерческой скупкой дериватов для последующей продажи в Китай; (в) увеличения списка экспортных дериватов в товарной структуре рынка и расширения территориальной зоны, где заготавливается соответствующее сырье (так, например, до настоящего времени заготовка и оборот лап медведя были распространены только в саянской части экорегиона - ожидаемо продвижение этого сегмента рынка на Алтай).

В настоящее время регион не имеет прямой связи с Китаем и сбыт дериватов диких животных происходит с использованием достаточно длинного транспортного плеча - через Иркутск и города Дальнего Востока. В случае появления прямых дорог из региона в Китай через Монголию и Казахстан, как это запланировано существующими договоренностями между странами[1] доступность китайского рынка резко возрастет. Как следствие можно прогнозировать столь же резкий рост «китайского» сегмента регионального рынка дериватов диких животных и очень существенное ускорение всех процессов, составляющих общую коммерциализацию рынка. В частности, это означает рост оборота экспортно ориентированных дериватов кабарги (мускус), медведя (желчь, лапы, но также зубы, когти и кости), марала (панты, пенис, хвост и также кости) и, соответственно, рост браконьерской добычи этих видов. Важным последствием будет также географическая переориентация существующих торговых цепочек (с Дальнего Востока на вывоз в Синьцзян), что может сопровождаться переделом нелегального рынка с возможными эксцессами.

С появлением прямой дороги в Китай может значительно увеличиться угроза снежному барсу. В настоящее время этот зверь добывается преимущественно случайно и относительно мало вовлечен в рыночный оборот (хотя его дериваты присутствуют на рынке постоянно). Однако на китайском рынке дериваты снежного барса имеют такую же ценность, как тигра и леопарда. Известны случаи задержания дериватов барса на монгольско-китайской границе в пределах Синьцзян-Уйгурского автономного района. До сих пор отдаленность района обитания, его труднодоступ-ность и малочисленность вида в России затрудняли вывод дериватов ирбиса на китайский рынок. С появлением коротких дорог в Китай роль этих барьеров существенно снизится.

Наконец, возможно расширение самого списка видов, вовлеченных в рыночный оборот, и прохождение через регион транзитом торговых цепочек видов, не обитающих в пределах Алтае-Саянского региона. Так, новые возможности откроются для контрабандного вывоза в Китай рогов сайгака, ранее традиционно осуществлявшегося преимущественно через китайско-казахстанскую границу (также см. ниже - с. 148).

Однако все эти процессы в большой степени зависят от структуры сбыта и вообще рынка дериватов в самом Китае. Для более обоснованных прогнозов необходимо оценить, готов л и собственно китайский рынок ктакой частичной переориентации с восточной на западную окраину страны (стоит учитывать, что именно на востоке сосредоточена большая часть населения и особенно городского населения Китая). Возможно, наши прогнозы должны быть скорректированы в сторону более медленного протекания указанных процессов, но сама тенденция не вызывает сомнений.

На фоне таких перспектив скромной выглядит тенденция увеличения рынка сувенирной и таксидермической продукции, связанная с быстрым ростом туристического (в том числе охотничье-туристического) потока через Алтае-Саянский регион. Тем не менее эта тенденция заметна, и мы ожидаем, что она сохранится и усилится в ближайшие годы. Здесь речь идет в большей степени о внутреннем рынке, но с ростом международного туризма в регионе он может приобрести и трансграничный компонент. Виды, на которые этот рынок оказывает основное давление, во многом те же, что и в случае с рынком, ориентированным на Китай, - это кабарга, медведь, а также волк, рысь; возможно, козерог и косуля. Однако наборы дериватов, вовлеченных в эти сегменты рынка, в основном не перекрываются. Так, на экспорт в Китай поставляется мускус кабарги, тогда как на сувенирный рынок попадают ее клыки (иногда с черепом) и иногда ноги; аналогично сувенирные дериваты медведя - зубы, когти и шкура, тогда как в Китай уходят желчь и лапы, в перспективе и кости. Фактически можно было бы говорить о более комплексном использовании добытых животных. Но на обоих этих рынках очень велика доля продукции браконьерской охоты, что не дает оснований ожидать повышения эффективности охотничьего хозяйства таким путем.

Определенные последствия для рынка дериватов животных может иметь создание Таможенного союза между Россией, Казахстаном и Белоруссией. Со вступлением в силу с 6 июля 2010 г. Договора о Таможенном кодексе Таможенного союза прекращается таможенное оформление товаров на границе России с Казахстаном. Формально это не должно повлиять на прохождение через границу товаров, к которым применяется нетарифное регулирование; тем более не должно повлиять на возможность незаконного перемещения товаров через границу. Однако на практике это может облегчить некоторые способы такого перемещения. В сочетании с появлением новых дорог в Китай это делает Алтае-Саянский регион более удобным для незаконного экспорта (реэкспорта) дериватов из Казахстана, в частности рогов сайгака (см. выше), но также и дериватов, добываемых в Алтае-Саянеком регионе России, через территорию Казахстана. Это также может упростить незаконное перемещение через российско-казахстанскую границу живых соколов, что, вероятно, приведет к формированию новых (или существенному усилению ныне малоиспользуемых) каналов их вывоза из региона.

Если наши ожидания оправдаются, природоохранные органы России и субъектов РФ Алтае-Саянекого региона в ближайшие годы столкнутся с новыми вызовами в сфере ограничения незаконного рынка диких животных и борьбы с браконьерством. Особенно большую роль приобретут природоохранные аспекты деятельности таможенных органов. Все это делает чрезвычайно актуальным усиление сотрудничества природоохранных и таможенных органов и природоохранных неправительственных организаций России, Монголии, Казахстана и Китая, действующих на сопредельных территориях Алтае-Саянекого региона. Для российской части региона чрезвычайно важно также улучшение и упорядочение регулирования охоты и контроля добывания видов, включенных в Красные книги РФ и субъектов РФ. Другое важное направление в российской части - улучшение межведомственного взаимодействия между различными природоохранными и правоохранительными органами всех уровней. Без такого взаимодействия практически невозможно обеспечить контроль оборота дериватов и живых диких животных, а потребность в обеспечении такого контроля, по-видимому, в ближайшие годы может существенно вырасти.

  • [1] Строительство кратчайшей транзитно-грузовой автодороги, связывающей Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая и Республику Алтай через территорию Баян-Ульгийского аймака Монголии начато в 2010 г. и должно быть завершено в течение года. Находящимся на строящейся автодороге двусторонним пунктам пропуска Даян-Хуаншаньцуй и Ярант-Тайкишкен на монгольско-китайской границе будет придан статус многосторонних и через них границу смогут пересекать не только граждане Монголии и Китая, но и представители России и других стран. Активно обсуждается также строительство автодороги, связывающей Синьцзян-Уйгурский АР с Алтайским краем через территорию Казахстана (дорога Веселоярск-Урумчи) - весьма вероятно, решение о ее строительстве будет принято еще до конца 2010 г. В более отдаленной перспективе рассматриваются планы продолжения в Китай через Монголию железной дороги Курагино-Кызыл, строительство которой должно быть начато осенью 2010 г.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ