Степени обобщенности минимальных звуковых единиц (принцип П.С. Кузнецова)

Один из основателей Московской фонологической школы, профессор Московского государственного университета Петр Саввич Кузнецов в 1959 году в статье «Об основных положениях фонологии» описал разные степени обобщенности минимальных звуковых единиц.

В процессе речи человеческое сознание каким-то образом разделяет эту непрерывную речь на дискретные звуковые единицы. Каждая такая звуковая единица индивидуально неповторима, поскольку она принадлежит вполне конкретному человеку, произносится в определенное мгновение времени и, в принципе, является продолжением предшествующей единицы. Все это создает впечатление ее индивидуальной неповторимости. Такая единица у П.С. Кузнецова получила название звука речи.

Поскольку звук речи индивидуально неповторим и производится единственный раз в единственном окружении в единственное время и единственным человеком, он не может замещаться каким-либо другим звуком. У него одна-единственная дистрибуция (окружение). И мы не можем говорить о его позиционном изменении.

Однако человеческое сознание по принципу фонетической близости объединяет сходные звуки в звуковые классы (типы), которые Кузнецов называл звуками языка. Звуки языка, в отличие от звуков речи, - это обобщенные звуковые представления, которые могут замещаться другими обобщенными представлениями. Звук языка характеризуется дистрибуцией, то есть системой различных окружений, он чередуется с другими звуками языка в зависимости от фонологических позиций или вне зависимости от них в составе сходных морфем. Поскольку признак фонетической близости может пониматься по-разному как говорящим или слушающим, так и исследователем звукового строя языка, количество звуков языка в одном конкретном языке может быть представлено различным числом.

Различие понятий звука речи и звука языка имеет определенный теоретический и практический смысл. Во-первых, описание звукового строя языка не может быть описанием звуков речи, поскольку количество последних может быть как угодно большим (в принципе - бесконечным). Во-вторых, в педагогическом процессе преподаватель обучает звукам языка, но результатом его деятельности являются звуки речи самих обучаемых. Чтобы звуки языка могли использоваться в качестве средства описания звукового строя или в качестве средства обучения произношению, необходимо установить их конечное и определенное количество. Но с помощью критерия фонетической близости этого сделать невозможно.

Получение точного и определенного состава звуков языка и фонем напоминает известную в математической логике операцию разбиения множества элементов на классы. Получение точного и определенного количества классов элементов возможно только в том случае, если операция разбиения будет обладать свойством эквивалентности. Как уже объяснялось выше, отношение эквивалентности обладает тремя свойствами: рефлексивностью, симметричностью и транзитивностью.

Признак фонетической близости не является эквивалентным отношением. Если А характеризуется близостью к В, то, в известном смысле, А должно быть близко к А, а В должно быть близко к В. То есть признак рефлексивности здесь налицо. Если А близко к В, то В, естественно, близко к А (и признак симметричности здесь присутствует). Но если А близко к В, а В близко к С, то это не означает, что А близко к С. Например, в русском языке твердый звук [с] в слове смел похож на полумягкий звук

[с] в слове съезд, а последний похож на [с'] в слове высь, то носитель русского языка может не согласиться с тем, что твердое [с] похоже на мягкое [с']. Признак транзитивности здесь не действует. Иначе говоря, объединение звуков речи в звуки языка не характеризуется точностью и определенностью.

Продолжим объединение звуков языка в классы фонем. Это объединение осуществляется на основе критерия позиционности чередований в составе одном морфемы (который в фонологических теориях называется морфологическим критерием). Критерий позиционности чередований обладает свойством эквивалентности. Возьмем, например, словоизменительные формы одного слова: дом [дом], дома [да ма], в доме

[дом'ь], домовой [дъмавбЦ. Каждая морфема (дом-, дам-, домь-, дъм-) эквивалентна сама себе. Два фонетических варианта одной морфемы эквивалентны друг другу и все фонетические варианты морфемы дом- эквивалентны друг другу.

Таким образом, критерий позиционных чередований обладает свойствами рефлексивности, симметричности и транзитивности, то есть является эквивалентным. Благодаря этому критерию может быть получен точный и определенный состав фонем. При этом точность и определенность состава фонем не зависит от того, какое исходное количество звуков языка было до этого установлено. В связи с этим цепочки чередований будут либо больших, либо меньших размеров, но общее количество цепочек будет точным и вполне определенным. Например, один исследователь может сказать, что в формах сам - сама - самовольно ударный [а] и безударный [ а ] являются разными звуками, другой скажет, что это один и тот же звук; в первом случае цепочка чередований будет состоять из трех звуков [а],[а],[ъ], во втором- из двух но коли

чество цепочек будет одинаковым. В конечном счете, и количество фонем будет одним и тем же, независимо от исходного количества звуков языка.

Затем, идя от состава фонем и учитывая количество и качество имеющихся в языке фонологических позиций, мы можем получить точный и вполне определенный состав звуков языка. Звуки языка и есть те минимальные звуковые единицы, которые используются как при описании звуковой системы языка, так и в процессе обучения произношению.

Фонемы не могут быть использованы для этих целей, поскольку каждая фонема - это не отдельный звук, а звуковой класс, включающий в себя звуки языка разного качества и не характеризующийся определенной дистрибуцией. Установление состава фонем служит лишь средством для получения точного и вполне определенного состава звуков языка. Но поскольку письмо в таких флективных языках, как русский, в значительной мере является фонематичным, то установление точного состава фонем играет практическую роль в формировании правил орфографии.

И наконец, следующей степенью обобщенности минимальных звуковых единиц является получение морфонем. Этот термин был введен в фонологию Н.С. Трубецким. Морфонема - это класс непозиционных чередований фонем в составе единой морфемы. Например, в корне слов ходит - похаживает имеется морфонема о/а, в корнях слов рука - ручка морфонема к/ч, в корнях слов жать - жму морфонема а/м, в корне слов растить - ращу имеется морфонема ст/ щ.

Таким образом, минимальные звуковые единицы имеют четыре степени обобщенности: звуки речи, звуки языка, фонемы, морфонемы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >