Три аспекта изучения звуковой стороны языка. Фонология и фонетика

Для того чтобы состоялась языковая коммуникация, необходимо производство звучания. Звучание - это акустическое действие, совершающее колебания разной длительности, размаха и частоты. Изучение структуры и динамики звуковых волн принадлежит акустическому (физическому) аспекту науки о звуковом строе языка.

Причиной акустических волн выступают артикуляционные (физиологические) движения органов речи. Изучение системы органов речи и особенностей артикуляционных движений принадлежит артикуляционному аспекту науки о звуковом строе языка.

Но речевой процесс, который включает в себя артикуляционные движения и акустические волны, возможен лишь в силу того, что звучание каким-то образом понимается. Но понимание и акустико-артикуляционные действия имеют разную природу, по-разному структурируются и требуют особого изучения.

Акустические волны и артикуляционные движения характеризуются непрерывностью (недискретностью). В них отсутствуют границы, которые бы отделяли одно звучание от другого. А понимание требует дискретности, прерывности, поскольку для того чтобы что-то понять, это что-то надо запомнить. Запомнить можно лишь конечное число отдельных единиц, а для этого нужно превратить акустико-артикуляционную непрерывность в фонологическую дискретность. Этой цели служит кодирование акустико-артикуляционной непрерывности в фонологических дискретных единицах. Иначе говоря, в сознании человека должны существовать определенные звуковые представления, количество которых должно быть конкретным и конечным.

Итак, третий, фонологический аспект науки о звуковом строе языка занимается изучением создания и функционирования звуковых образов, с помощью которых кодируется непрерывно звучащая речь. Наука о звуковом строе языка, таким образом, должна заниматься вопросом соотнесения непрерывности звучания с дискретностью его кодирования в звуковых образах.

Эта двойственная проблема привела к тому, что ученые-лингвисты стали говорить о двух науках, или двух аспектах науки, о звуковом строе языка. Так, например, Н.С. Трубецкой, создатель фонологии Пражской лингвистической школы, считал, что должны существовать две лингвистические науки о звуковом строе языка - фонетика и фонология. При этом он следовал теории Ф. де Соссюра, который высказал мнение, что должны существовать две лингвистические науки - лингвистика языка и лингвистика речи. Науку, изучающую звуки речи, Трубецкой предложил называть фонетикой, а науку, изучающую звуки языка, или фонемы, - фонологией. Звуки речи и фонемы, по его мнению, - это разные единицы, которые должны изучаться отдельно друг от друга.

Теория Трубецкого опиралась на философию позитивизма, которая, в свою очередь, выросла из дуалистической философии. В соответствии с дуалистической философией, при описании любого объекта строятся две модели этого объекта, одна из которых соответствует отображению этого объекта в органах чувств, а другая - отображению объекта в мыс-62

лительных конструкциях, чаще всего соответствующих функциональной роли объекта. К обеим этим моделям философ-дуалист относится как к двум разным сущностям.

Во многих учебных пособиях, построенных в соответствии с теорией Трубецкого, фонемы и звуки речи описываются раздельно, как две разные сущности, как две разные единицы.

Вторая точка зрения на соотношение фонетики и фонологии принадлежит отечественному ученому Льву Владимировичу Щербе, который считал, что фонема и звук речи - это онтологически одна и та же единица, которую фонология рассматривает с функциональной точки зрения. Поэтому, с позиции Л.В. Щербы, существует одна наука о звуковом строе языка - фонетика, внутри которой выделяется фонологический раздел, изучающий звуки речи с функциональной стороны. Фонема с этой точки зрения представляет собой функционально переструктурированные классы звуков речи. Таким образом, как в теории Трубецкого, так и в теории Щербы, звуки речи являются фонетическими единицами, а фонемы -фонологическими.

Недостатком этой теории выступает ее исходное положение, которое гласит, что звуки речи являются акустикоартикуляционными единицами. Но, как было изложено выше, с точки зрения акустико-артикуляционной, звуковой поток на звуки речи не делится.

Третья точка зрения, предлагаемая в данном пособии, исходит из того, что существует только одна лингвистическая наука о звуковом строе языка - фонология, а фонетика является ее акустико-артикуляционным аспектом. Такой подход требует признать не только фонемы, но звуки языка и звуки речи фонологическими единицами разной степени обобщенности.

Любая звуковая дискретность в речевом потоке и в системе языка по самой своей природе является фонологичной. Фонология как наука о звуковом строе языка изучает две проблемы:

1. Дискретное расчленение непрерывного звукового потока в результате его кодирования с помощью дискретных звуковых образов.

2. Разные степени обобщенности полученных звуковых единиц. При данном подходе выделяются следующие единицы различных степеней обобщенности: звук речи - звук языка - фонема - морфонема (см. §6.4).

Внутри фонологии выделяется фонетика, которая изучает отношение фонологических единиц разной степени обобщенности к акустико-артикуляционным свойствам речи, в результате чего происходит фонологизация (дискретизация) как самого речевого потока, так и акустико-артикуляционных свойств фонологических единиц.

Под фонологизацией понимается восприятие непрерывного речевого потока в виде последовательности дискретных единиц. При этом каждая дискретная единица, в свою очередь, воспринимается как некое однородное целое. Например, Щерба разделял на магнитной ленте звук [а] на пять частей, а затем прослушивал каждую из этих частей. Первый сегмент звучал как звук [ъ], похожий на очень краткое [ы], второй сегмент [з], похожий на краткий звук [э], третий сегмент [а], четвертый опять напоминал звук [з], а пятый - звук [ъ]. Таким образом, в общем звучании только центральная часть напоминает звук [а]. Но если снова прослушать целый отрезок, мы услышим единый звук [а]. При разрезании мягкого согласного на 2 части, первая часть воспринималась как твёрдый согласный звук, а вторая часть как и-образный, или i-образный, звук. Однако целый фрагмент звучал как мягкий согласный. Звук [к] при разрезании распадался на звуки [т] и [х]. Однако в целом звук [к] в потоке речи (неизолированно) получает свои первоначальные качества. Изолированно в речевом потоке он не выделяется вообще. Примеры несовпадения слитного звучания и звучания искусственно разделённого (с помощью электронной аппаратуры) крайне многочисленны, и они говорят о том, что в сознании человека происходит достаточно сложная работа по формированию цельных звуковых образов и их дифференциальных признаков. Психофизиологический механизм этого процесса еще не вполне ясен, но, несомненно, что процесс фонологизации постоянно сопровождает осмысление речевого звукового потока.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >