Введение

Учиться - это значит догонять впереди идущих и не ждать отстающих.

Платон

Познай самого себя.

Формула мудрости, ставшая таковой благодаря Сократу.

Концепции современного естествознания - красивая и мудрая дисциплина. Для многих гуманитариев изучение КСЕ ещё недавно представлялось делом хотя и интересным, но не очень нужным. Полезность этой дисциплины можно ощутить, разобравшись поименно в том, что же это такое - концепции современного естествознания - как наука и как учебная дисциплина.

Начнем с объекта - с термина «естествознание».

В непосредственном восприятии - это знание естества, то есть всего того, что мы привыкли относить к природе. В школе природа изучается по «кусочкам», в курсах физики, биологии, химии. Эти дисциплины мы безапелляционно относим к естественнонаучным. После некоторых размышлений к наукам о природе можно причислить географию и астрономию. Из подсознания могут всплыть также геология, астрофизика, биофизика и ещё что-то, известное большинству школьников и их учителей больше по слуху, чем по сущности. А математика? В школе её много и самой по себе, и в учебниках по физике и информатике. Напрямую к природе она вроде бы не относится, поскольку в чистом виде есть создание ума человеческого. Как и любой другой наш язык. Но и в «гуманитарный блок» её тоже не принято включать, тем более что само понятие гуманитарного знания несколько расплывчато. Попытайтесь сами для себя дать ваше определение понятия «гуманитарные науки». Те, что не относятся к точным? Или же науки о различных гранях существования и развития человеческого общества?

Но вернемся к естествознанию. Зафиксируем, что это система знаний, то есть нечто большее, чем просто сумма отдельных естественнонаучных дисциплин. Как писал профессор биологии Андрей Николаевич Бекетов: «...под именем естествознания должно понимать науку о строении Вселенной и о законах, ею управляющих» [2]. Физика, биология, география - они там, внутри естествознания, но не как изолированные кирпичики, а в качестве разных граней наших познаний о природе. Своеобразные частички системы, тесно взаимосвязанные между собой. Тем более что сама природа, по всей вероятности, даже не подозревает о том, что мы её разбили на «подсистемы» и изучаем по частям. Мы сами, каждый человек в отдельности и человечество в целом есть, несомненно, творение природы, и, следовательно, все науки о человеке - это тоже грани естествознания. Анатомия и физиология человека, например, - естественная наука в чистом виде. А история? По традиционному толкованию это истинно гуманитарная наука «об исторических событиях». Знаменитый историк Марк Блок в своей книге «Апология истории» вполне обоснованно утверждает: «предметом истории является человек. Скажем точнее - люди». И добавляет - история есть «наука о людях во времени» [3]. Но «люди» - это единство тела и психики. «Время» - форма существования материи, изучаемой физикой, биологией, химией... Получается, что история тесно связана с естествознанием, она лишь одно из направлений в наших познаниях о естестве человеческом. А психология? Интереснейшая наука, которую, к сожалению, не изучают в школе и потому часто путают с психиатрией. Психология - наука о здоровой психике, психиатрия - об отклонениях в ней. Принадлежит ли психология к естествознанию? Психологи - они кто? Гуманитарии или естественники? С одной стороны, психология изучает формирование личности человека под «управлением внешней среды», включающим влияние природы и общества вкупе с его культурой - системой образования, искусством и наукой... С этих позиций психология традиционно тяготеет к «гуманитарному» блоку. В то же время психические явления и категории исследуются с опорой на биологию человека, на физиологию его мозга и центральной нервной системы в целом [29]. В этом качестве психология явно принадлежит к ортодоксальному естествознанию. Для многих гуманитариев это утверждение спорно, потому как непривычно.

Примеры истории и психологии показывают, что границы между блоками наук весьма условны. Ученые обозначают для себя эти границы, так как при пообъектном исследовании можно добиться большей глубины познания. Но околонаучная общественность иногда про условность забывает и виртуальные барьеры объявляет реально существующими. Делается это, как правило, для самоутверждения или же просто для самоизоляции, в оправдание интеллектуальной лени. Раскладывание природы по «специальным полочкам», дифференциация наук - это не более чем вынужденный прием, характерный лишь для определенного этапа в познании природы. Ещё раз подчеркнем факт: человек возник и развивается как явление чисто природное. Сомнений в этом сейчас уже нет ни у кого, даже у теологов - и по их версии человек создан «по образу и подобию». Если не бояться поразмышлять дальше, то мы придем к странному, но почти очевидному выводу: все, что сотворено отдельными людьми и человечеством в целом, есть сущности природные. Следовательно, и сами люди, и все то, что они создали, подлежит ведению естествознания как единой науки о Природе. А создало человечество за свою пока ещё недолгую жизнь очень много. К уникальным творениям человеческого разума, прежде всего, следует отнести само человеческое общество - новую для природы сущность. Ещё одно величайшее творение - мировая культура с её двумя «полюсами» - искусством и наукой. Люди создали и техносферу. Это вполне самостоятельная сверхсистема, хотя иногда её трактуют как материальную часть культуры. Не забудем также, что, занимаясь земледелием, животноводством и промышленным производством, развивая транспорт веществ и энергии, люди очень сильно изменили поверхностный слой своей планеты, создав новую среду своего обитания. Эта среда качественно отличается от той, в которой возникли и жизнь в целом, и человечество в частности.

Основным мотивом созидательной деятельности человека является его стремление к удовлетворению своих весьма разнообразных потребностей. Формирование человеческого общества вызвано жесткой необходимостью и потребностью действовать совместно и управляемо. Искусство, как один из компонентов мировой культуры, предназначено служить средством самовыражения и самосовершенствования личности, средством субъективного познания самого себя и среды обитания. Появление науки было предопределено потребностью человека в объективном познании. Искусство и наука воплотили потребность человека в творчестве. Такое прагматическое создание, как техносфера, многократно увеличило возможности анатомо-физиологической структуры человека в его производительной деятельности. Техника заметно увеличила познавательный потенциал человечества. В наше время компьютерные системы претендуют на роль средств поддержки нашего естественного интеллекта.

Таким образом, и человеческое общество, и мировая культура, и техносфера, и формирующаяся ноосфера фактически есть явления природные, а их становление и развитие составляет суть наблюдаемого человеком этапа общей эволюции мира. Такая трактовка ортодоксальным гуманитариям нравится не всегда, поскольку в этом случае не только технические, но и все гуманитарные науки становятся ветвями естествознания. Коль скоро общество, культура, техносфера возникли в процессе эволюции как природные сущности, то корни всех гуманитарных и технических наук лежат в естествознании. Факт этот с удовлетворением констатируют представители технических наук. Большинство этих наук возникло на базе отдельных направлений физики, химии, биологии. Но многими гуманитариями мысль о том, что их науки - тоже от природы, воспринимается пока что как «очень странная». Некоторыми она даже активно отвергается, в основном по соображениям самодостаточности. Лозунги: «Физикам - физика, лирикам лирика» очень живучи, но их время уже ушло. Противопоставлять «гуманитарный» и «естественнонаучный» способы описания природных явлений, как это сделано в модели Куна, попросту нецелесообразно. Это разные грани одного и того же процесса познания. Каждый из них специфичен и имеет свои достоинства. Они должны дополнять друг друга, проникая друг в друга и составляя вместе единый образ природы. Это и есть самая современная трактовка пресловутой проблемы «двух культур». Такое толкование возникло как результат анализа тенденций эволюции, как результат размышлений чуть более смелых и последовательных. Смелость в размышлениях сейчас просто необходима. Апологет истории М. Блок отмечает: «Но если бы физики не были так дерзки в своей профессии, многого ли достигла бы физика?»

Итак, что такое ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ и почему оно значимо для всех, мы немного разобрались. Это единая наука о природе, о сущности бытия нашего в среде обитания человечества. Естествознание есть система познания, включающая в себя тесно связанные подсистемы знания физического, биологического, химического, психологического, исторического и социального. И, видимо, математического, хотя с математикой пока не все ясно.

Мы уже несколько раз употребляли термин «система». У каждого человека свои представления о том, что есть система. В первичном представлении это есть совокупность элементов (частей, подсистем). Но совокупность будет системой при обязательном наличии нескольких признаков. Перечислим их.

  • 1. Детерминированность. Наличие собственно элементов в системе, выполняющих определенные функции либо размещенных в определенной части пространства, занимаемого системой.
  • 2. Целостность. Единство элементов системы.
  • 3. Функциональность. Наличие главной полезной функции. Функции систем, созданных человеком, в большинстве случаев очевидны. Например, система образования предназначена для формирования творческих личностей. Функции таких надсистем, как общество, культура, техносфера, обозначены выше. Функции чисто природных систем не очень очевидны, но они вполне реальны.
  • 4. Структурность. Наличие устойчивой структуры. В состав структуры входят подсистемы - части, элементы системы, которые, в свою очередь, могут также быть структурированы. Система должна сохранять свою структуру как минимум на время наблюдения за ней.
  • 5. Иерархичность. Наличие упорядоченной структуры. Ие-рахия уровней элементов необходима для обеспечения нормального функционирования системы.
  • 6. Внутренние связи. Наличие внутрисистемных связей, то есть тех взаимодействий, которые объединяют набор элементов или подсистем в единое целое. Подсистемы и взаимосвязи образуют упорядоченную структуру системы.
  • 7. Внешние связи. Обязательное присутствие внешних связей системы со средой своего обитания. Так называемых «замкнутых систем» в составе Вселенной нет, это всего лишь абстрактная модель, используемая в научном познании. Все системы обмениваются с «внешней средой» информацией, энергией, веществом. Исключение пока что составляет лишь такая надсистема, как Вселенная.
  • 8. Эмерджентность. Появление системного качества, иногда именуемого системным эффектом. Эго тот положительный эффект, который возникает сверх обычной суммы качеств отдельных элементов. Для систем искусственного происхождения системное качество тесно связано с главной полезной функцией системы, оно фактически представляет то новое качество, которого нет у простого набора (конгломерата) элементов.

Если анализируемая сущность содержит все признаки, перечисленные выше, то она может претендовать на звание системы. Преимущества системного подхода состоят в том, что мы можем, не теряя единства представления, досконально проанализировать каждый признак и выявить полноту системы. Кроме того, мы можем установить, по каким признакам целесообразно совершенствовать систему.

Естествознание представляет собой именно систему. Есть упорядоченная, стабильно живущая и развивающаяся структура из подсистем разного уровня. Есть тесное взаимодействие между ними, часто порождающее новые направления типа биофизики, геохимии или экономической географии. Есть внешние связи, обеспечивающие интенсивный обмен с внешней средой - техносферой, экономикой, системой образования. Системный эффект - целостное восприятие природы и своего места в ней. Как вы полагаете: ваша образованность как личности должна быть системой? И если «да», то что именно может стать системообразующим фактором? А какова идеальная модель системы образования?

Определив, что такое естествознание, перейдем к рассмотрению понятия современного. Термин «СОВРЕМЕННОЕ» интуитивно ясен каждому, хотя многое из того, что современно для одних, для других представляется далеким будущим. Время - категория весьма противоречивая, прежде всего своей относительностью. С одной стороны, время - это некий континуум, сущность непрерывная, однородная и одинаковая для всего пространства и всего того, чем заполнено это пространство, т.е. материи во всех её ипостасях - хаотической и упорядоченной, живой и косной, сплошной и зернистой. С другой стороны, время есть непрерывное изменение. Вечное и повсеместное изменение всё той же материи, этой своеобразной «плоти Вселенной». Такая антитеза, т.е. различное восприятие и толкование времени, сопровождает всю историю естествознания. Сопоставляя два любых последовательных периода в истории вообще и в истории естествознания в частности, мы фиксируем наследование мыслей, идей. Становится ясно, что их взаимосвязь, порожденная непрерывностью времени, более существенна, более важна, чем их различие, создаваемое разновременностью. Следовательно, современное естествознание должно отражать наш уровень осознания всего, что было, есть и будет в природе. Истина здесь старая - без прошлого нет будущего, «стрелы» всех времен из прошлого летят только в будущее. Не ясно только, имеет ли «настоящее» свою собст венную длительность или это всего лишь неизмеримый «миг между прошлым и будущим»... Итак, современное естествознание - это то, что мы ныне знаем о Природе и считаем существенным в системе наших познаний. В этом определении тоже осталась неясность. Естествознание - это только то, что мы знаем, или же и то, что от нас пока скрыто?

Теперь о КОНЦЕПЦИЯХ. Один человек, будь то студент, доцент или академик, знает очень мало. Но все вместе, студенты-гуманитарии и академики от естествознания, знают все, что было доступно человеческому опыту, хотя структура наших знаний не совсем однородна. Человек может воспринимать явление или группу явлений в целом, не расчленяя это явление на детали. Это наше субъективное знание, наш опыт. Изящество парения коршуна, красоту стремительных виражей стрижа мы воспринимаем, не анализируя или даже не зная механизмов взаимодействия птицы с окружающей её средой. Но если мы сами хотим парить или быстро летать, то нам нужны знания несколько иной направленности. Требуется объективное знание наблюдаемых или мыслимых явлений, то знание, которое не зависит от нашего личного восприятия красоты или изящества движения тел в воздухе. Нужно знание на уровне объектов, точная информация о крыльях, о потоках воздуха и их взаимодействии. Знания о состоянии объекта и динамике изменения этих состояний. В любом наблюдаемом явлении участвуют объекты различной степени сложности, от элементарных частиц материи до когнитивных и креативных структур человечества. Но конкретные науки изучают лишь отдельные объекты на разных уровнях организации материи, поставляя нам то, что принято называть рациональным знанием. Плата за рационализм известна - утрата целостности. Вместе с тем оказывается, что есть некоторые положения, общие не только для множества различных частных наук, но действенные и в сфере субъективного опыта. Эти общие положения составляют систему принципов, категорий и концепций. Исторически эти понятия пришли в естествознание из физики и философии. Определения их неоднозначны и во многих областях деятельности трактуются по-своему. В данном курсе условимся придерживаться следующих толкований.

Принцип - концентрированное выражение необходимости или законов явлений. Закон есть отношение между явлениями, обладающее признаками необходимости, существенности, устойчивости и повторяемости, поэтому принцип всегда есть обобщение. Первый неотъемлемый признак принципа - его объективность. Действие принципа никак не зависит от нашей воли и даже от нашего сознания. Второй признак -универсальность. Множество явлений, подвластных принципу, ничем не ограничено. Формулируются принципы, как правило, в вербальном представлении, но особенно элегантны бывают их математические образы. Типичные примеры -принцип наименьшего действия, принцип дополнительности, антропный принцип и др. К принципам должны быть отнесены и фундаментальные законы сохранения энергии, импульса, электрического заряда и др. Основное в истолковании понятия «принцип» - его объективность и всеобщность действия. Исторически сложилось так, что в конкретных науках - физике, социологии, химии, экономике - в ранг законов и принципов возведено множество частных закономерностей, действие которых проявляется лишь при выполнении целого ряда условий, иногда довольно жестких. Например, хорошо всем известный закон Архимеда не работает в условиях невесомости, а закон прибавочной стоимости справедлив только при капитализме. Обладая известной долей объективности, эти законы не удовлетворяют требованию универсальности, и потому не могут претендовать на ранг принципа.

Категория - форма осознания в понятиях отношения человека к миру. Здесь уже четко просматривается субъективная принадлежность. Осознание - процесс сугубо личностный. При этом речь идет не просто об осознании, но об «осознании в понятиях», то есть происходит такое осознание в рамках определенного языка, точнее, в пределах тезауруса, той системы понятий, что составляет смысловую основу языка. Категории могут быть общими или частными. Частные категории применимы только в конкретной науке или в творчестве отдельной личности. В данном курсе мы будем исследовать наиболее общие категории естествознания, такие как материя, движение, пространство, время, взаимодействие, симметрия и др. Это те категории, осознание которых происходит в рамках общепринятого языка науки, и поэтому их субъективная грань не всегда заметна. Ещё раз подчеркнем, что однозначного определения у категорий нет. Например, у каждого из нас свое время и свое толкование его. То общее, что объединяет эти толкования, внесено в учебники, словари и энциклопедии.

Оперируя с системой принципов и категорий, мы фактически объединяем «субъективное» и «объективное», проводим своего рода «вненаучный синтез научных знаний», создавая основы концептуального подхода. Так что же такое концепция?

Согласно словарям, латинский термин «conceptio» переводится в русской научной литературе как «понимание», «система». В искусстве концепция трактуется также как определяющий замысел, ведущая мысль или основная идея продукта человеческого творчества. Толкование неоднозначное, даже при условии, что таким словам, как «мысль», «идея», мы интуитивно придаем примерно одинаковый смысл. В естествознании появление и осознание новой концепции всегда базируется на исследованиях, означая некоторую ступень в развитии интеллектуальной деятельности человека. Первоначальное представление об объектах материального мира формируется в нашем сознании на основе наблюдения. В попытках понять, что есть данный объект, мы прибегаем к мысленному анализу, то есть разлагаем объект на сумму его качеств. Затем во множестве объектов мы выделяем некоторые общие для различных объектов качества. Синтезируя общие качества в систему, мы формируем основу концептуальных представлений. Иными словами, концепция является научным термином для обозначения результатов исследования системы объектов путем анализа и синтеза. В концепции объединяются и наши понимание сути самих вещей, их восприятие и наши познания об этих же вещах. Следовательно, концепция - это система взглядов, определяющая восприятие явлений, основная мысль при описании сути объектов и явлений и одновременно - руководящая идея при систематизации и реализации своих взглядов. Фактически в понятии «концепции» должны на системном уровне объединяться и направленность, и процесс, и продукт. Поэтому применительно к естествознанию концепция есть понимание и результат нашего осознания объективных законов, действующих в Природе. Наше восприятие и понимание фундаментальных положений, справедливых во всем естествознании, мы объединяем в систему концепций. Здесь уместно ещё раз подчеркнуть, что результат мы вынуждены зафиксировать на каком-то определенном языке, то есть в рамках конечного числа понятий. Из этого следует, что любой концептуальный подход должен носить дедуктивный характер, котда свойства частного следуют из более общих положений. «Науки прикладные, особенно же утилитарные, до такой степени зависят от общих..., что и само усовершенствование их немыслимо без усовершенствования естествознания теоретического» [2]. Именно концептуальное знание будет определять наши действия по совершенствованию собственной личности.

По гносеологическим критериям концепции естествознания можно разделить на концепции мировоззрения и концепции научного познания. Мировоззренческие концепции по определению дедуктивны - они отражают наиболее общие представления о существовании мира. Концепции научного познания (мы займемся ими чуть позже) отражают только одну грань в нашем восприятии мира - рационализм в познании. Мировоззренческих концепций известно всего две: концепция стационарности и концепция эволюционизма. Иногда их именуют парадигмами. Коротко осветим их «всеобщую» сущность.

Концепция стационарности известна также как парадигма абсолюта. Абсолют (absolutes - безусловный) означает вечную и неизменную сущность. В философии представления о неизменности мира анализируются в рамках метафизики. Исторически «метафизика» - это то, что «после физики». Эти понятия неоднозначны, в философии их применяют и идеалисты, и материалисты, и многие представители промежуточных школ, придавая им свой специфический смысл. В естествознании концепция стационарности трактуется прежде всего, как независимость от времени. В рамках этой концепции мир и его компоненты представляются вечными и по сущно-сти своей неизменными. Концептуально, как понимание и ре-зультат нашего осознания, стационарность и абсолют означают, что коль скоро этот мир есть, то он существовал всегда и по неизменным законам. Время рассматривается как последовательная и непрерывная смена состояний материи, происходящая по единой, заранее заданной схеме. Протяженность событий во времени и в пространстве может быть сколь угодно малой и сколь угодно большой. Тем самым в число основополагающих понятий включается представление о непрерывности. Это представление проще всего толковать либо по соображениям здравого смысла, либо на основе строгих математических определений. Вспомните красивое и строгое определение непрерывности математической функции. Эти функции придуманы для описания зависимостей, существующих в непрерывных пространстве и времени. При их применении не стоит забывать, что любая математическая модель - всего лишь модель. Функция описывает некоторые свойства модели, но не предопределяет их.

В неизменном и непрерывном мире свойства всех природных систем на «макроуровне» полностью определяются свойствами на «микроуровне». Макросистемы конструируются из микросистем по единым и неизменным правилам. Свойства любого «микромира» не зависят от его происхождения. В парадигму абсолюта полностью укладываются практически все религиозные картины мира, где основную идею составляет всемогущество Бога («абсолютный абсолют») и незыблемость (стационарность) его творений. Изначальные корни представлений о стационарности уходят в глубокую древность: например, в книге Аристотеля, которая ныне называется «Метафизика», вечными и неизменными считаются «стихии». Отметим, что сам Аристотель термин «метафизика» не использует, сущность своего труда он обозначал как «первая философия». В науке родителем концепции стационарности как способа и результата познания по праву считается сэр Исаак Ньютон. Он был великим ученым, способным воспринимать мир как единое целое. Он же создал и язык для описания стационарного и непрерывного мира - дифференциальное и интегральное исчисление.

Согласно эволюционной концепции любая система проходит свой путь развития, неся в себе память обо всех событиях своей жизни и жизни своих истоков. Время здесь рассматривается как рождение, развитие и исчезновение. Рождается и исчезает всё: фотоны, нейтроны, кристаллы, клетки, люди, человечество, Вселенная. К исчезновению приводит само развитие. Эта мысль особо настойчиво подчеркивается в философии, где в рамках диалектической парадигмы отрицание есть промежуточный этап развития. «Микросостояние» системы, то есть состояние всех её элементов, определяется «макросостоянием» системы в целом. При этом неустранимо присутствует влияние всех предшествующих состояний как самой системы, так и той «прамате-рии», что родила систему. Можно сказать, что память человечества содержит в себе память всех поколений живого и неживого. Для любой системы длительность существования, измеренная в наших единицах времени, всегда конечна. Она может быть малой или большой - это зависит от хрономасштаба системы, от её «личного» времени. Некоторые элементарные частицы, известные в физике под экзотическим названием «резонансы», живут IO-22 - Ю-24 секунд, что в наших масштабах очень мало. Время жизни галактик составляет 10+17с, что очень много. Но эти «возрасты» - они малы или огромны в наших единицах времени, в нашем макромасштабе. Концептуально важно то, что «время жизни» всегда конечно для всех познаваемых нами сущностей. В таком толковании остается не очень ясным вопрос о Вселенной. Можем ли мы познать сущность этой сверхсистемы, оставаясь её пленниками? Возможен ли «конец вечности»? Поразмышляйте об этом на досуге...

Исторически корни эволюционизма также уходят в античность. Ещё в четвертом веке до н.э. Зенон Элейский ввел понятие противоречия как движущей силы развития. Эволюционным по своей сути было учение Демокрита. В философии эволюция осмысливается как диалектика, которая зародилась тоже в древности. Применительно к естественнонаучному знанию родителем эволюционных представлений мы считаем Чарлза Роберта Дарвина. Именно он обосновал мысль о том, что эволюция необратима.

Итак, по Ньютону «жизнь» системы состоит только из количественных изменений, качественных трансформаций нет. По Дарвину вроде бы все наоборот - сущность эволюции составляет именно качественное развитие систем, непременно происходящее в однонаправленном времени. Важно понять или для начала хотя бы поверить, что противопоставления здесь нет. Одно толкование не исключает ни другого понимания, ни его результатов. Однако по отдельности они не могут дать абсолютно точного описания мира. Мировоззренческие концепции дополняют друг друга, подтверждая универсальность принципа дополнительности.

В научном познании изучение стационарных состояний объектов и изучение процессов в них и процессов их взаимодействия со средой отлично работают именно вместе, как система. Исследователи часто используют понятия «in vitro» и «in vivo». Пришли они из биологии, но стали общенаучными. «In vitro» означает «в стекле», «в пробирке», в лаборатории под микроскопом, то есть изолированно и в статике. «In vivo» - «на живом организме», то есть в процессе жизни объекта. Объект может любым: молекула, клетка, сообщество студентов вуза, туманность Андромеды. В первом случае, в статике, мы можем досконально изучить строение объекта, его структуру и вещественные связи в ней, иногда прибегая даже к разрушению предмета изучения. Во втором случае мы получаем информацию о «жизнедеятельности» объекта, то есть о процессах внутри его и о его взаимодействии со средой его обитания. Далее мы сопоставляем оба массива информации и создаем свой комплекс представлений о естественной сущности объекта. Единое представление объединяет в себе, как минимум, три образа: 1) структуру объекта; 2) процессы, с ним или в нем происходящие; и 3) внешнюю среду, то есть нас с вами (наблюдателей, исследователей) и те условия, которые мы создали или выбрали для проведения наблюдений. Существенно, что данные, полученные «in vitro», характеризуют только «мгновенные» состояния объекта, то есть его состояние в тот короткий промежуток времени, на который мы «остановили» этот объект, будь то прямые наблюдения или изучение, например, фотокопий. Очевидно, надежность наших умозаключений будет сильно зависеть от соотношения времени наблюдения и характерного «времени жизни» объекта, его хрономасштаба. При этом хрономасштаб может быть различным даже для одной системы, на разных стадиях её существования. Например, состав студенческого сообщества дважды в год, при выпуске специалистов с дипломом и при наборе первокурсников, изменяется очень быстро, а в остальное время - медленно. В состоянии каждого студента тоже есть «скачки» - зачисление в студенты и получение диплома, а в остальное время он медленно умнеет, набирая знания и умение мыслить. Подобные закономерности справедливы для всех природных сущностей и явлений. В эволюции любой системы наблюдается чередование, когда этапы, на которых преобладают количественные преобразования, неизбежно сменяются этапами интенсивных качественных изменений. Длительность стадий зависят от природной сущности системы. Достаточно вспомнить такие процессы, как естественный радиоактивный распад атомных ядер, деление клетки, формирование грозовых облаков, извержение вулканов, становление и распад спортивных школьных команд или студенческих коллективов и многие другие процессы в природных системах с их вечной конкуренцией двух процессов: самоорганизации и деградации. Во всех этих явлениях, при явно видимой разнице масштабов по времени, неизменно присутствует чередование преимущественно количественных изменений и преимущественно качественных превращений. Модели такого поведения Природы человечество и зафиксировало в виде двух мировоззренческих концепций. Наряду с ними в естествознании, как единой науке о Природе, созданы концепции научного познания, но о них ниже.

Итак, КОНЦЕПЦИИ СОВРЕМЕННОГО ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ есть понимание и результат осознания НАМИ основных закономерностей, определяющих нынешнее существование Природы и её эволюцию. Концепций мировоззрения всего две, в них отражены и субъективный, и объективный опыты в познании Природы. Концепций же научного познания - счетное множество, именно поэтому столь многовариантны курсы КСЕ. Для формирования четких представлений об общности законов наиболее существенны концепция уровней организации материи, концепция моделирования, концепция измерения, концепции самоорганизации и деградации. К ним примыкает множество частных концепций, то есть таких, влияние которых ограничивается «подсистемами» - физикой, социологией, космологией, информатикой и т.п. Основной объект естествознания как науки и курса КСЕ как учебной дисциплины - это трансдисциплинарные отношения внутри сообщества естественных наук. Фактически в курсе КСЕ изучаются «трансдисциплинарные естественнонаучные идеи, модели и результаты их описания» [24].

Хотелось бы предостеречь: естествознание не есть «сверхнаука». КСЕ в чем-то перекликается с философией, которая в недавнем прошлом определялась как «наука о всеобщих закономерностях, которым подчинено как бытие (т.е. природа и общество), так и мышление человека, процесс познания». На самом деле «философия есть свободное исследование основных проблем бытия, человеческого познания, деятельности и красоты» (Э. Радлов, 1902 г.) И «задача философии - установление первых или основных истин, т.е. истин, служащих основонача-лами или принципами для прочих истин». Серьезные философы свой любимый предмет к науке не относят. В естествознании же отнюдь не все является всеобщим. Многое, но не всё, поскольку естествознание есть наука хотя и единая, но представляющая лишь одну из граней познания.

Так зачем же КСЕ так называемым «гуманитариям»? Задач у курса много. Первичная - формирование научного мировоззрения. Что это такое, не всегда и не всем ясно, но тезис о полезности его наличия принимается всеми как аксиома. В мировоззрении две важнейших грани - объективность законов природы, фикси руемая естествознанием, и субъективное восприятие своего места в Природе. Поэтому одна из задач курса КСЕ - помочь понять, что естествознание - это не только неотъемлемый компонент мировой культуры, если её трактовать как созидательную творческую деятельность людей во всех сферах нашего бытия и сознания. Естествознание есть остов мировой культуры, её системообразующий фактор, так как методология познания наиболее развита в естественнонаучной среде. Ознакомление с этой методологией несомненно поможет более эффективно проводить исследования и разрабатывать инновации в выбранной вами области деятельности, будь то экономика или менеджмент. Полагая человеческую личность функционально высшим творением на данном этапе эволюции, приходим к выводу о том, что именно восприятие основ естествознания должно служить конкретным руководством к практической деятельности по совершенствованию собственной личности. Знания о Природе - это не цель для личности, а необходимое средство для достижения вечной цели -собственного самосовершенствования.

Для убедительности отследим ещё раз обозначенный выше фрагмент эволюционной цепочки. Появление человека на Земле есть проявление естественного хода эволюции. Человек со всеми своими анатомо-физиологическими потребностями появился как продукт вполне природного процесса, и в этом смысле он является объектом эволюции. Развивая свои потребности в познании и творчестве, человек начинает проявлять и вторую грань своей эволюционной сущности - он становится субъектом эволюции, то есть таким природным явлением, которому Природа «поручила» реализовать конкретные эволюционные деяния. Это и есть основное из видимых нами предназначений человека - быть инструментом эволюции, то есть совершенствовать самого себя и остальной мир. Столь глобальная миссия осуществляется человеком через вполне локальные деяния и явления - прежде всего, через создание общества, искусства, науки и техносферы. Как именно мы преобразуем окружающий мир - это вопрос второй. Первый - а как мы поступаем с собственной личностью?

Общепринято, что личность формируется на основе персональной генетической сущности под воздействием общества, то есть системы образования, личного окружения, средств массовой информации и т.п. Но общепринятое ещё не значит истинное. На самом деле диада: «гены плюс среда» формирует не личность, а благонамеренного ремесленника с аттестатом или дипломом. Творческие личности, своего рода «пророки», появляются как исключение, а не как правило. Но каждый из нас хочет быть творческой личностью, что вполне естественно для человека на современном уровне нашего развития. Формирование же собственной личности невозможно без активного и осознанного участия самой личности. Диада формирует не личности, а «винтики» для общества, что было достаточно некоторое время тому назад, но явно мало для нынешнего времени и ближайшего будущего. Настало время триады: «гены плюс личность плюс среда». Именно поэтому в конце 80-х - начале 90-х годов прошедшего столетия цивилизованные страны, в том числе Россия, начали переориентацию систем образования с производства узких специалистов на подготовку «широкообразованной личности». Тогда же в учебных планах появился курс КСЕ. Мы осознали, что мир изменяется с нарастающей скоростью и что лучшее средство обеспечить адаптацию личности к изменяющимся обстоятельствам - снабдить её тем, что мы назвали «широкой образованностью». Образованность личности должна стать системой. И переход этот должен быть совершен без потерь в профессионализме, во владении собственным ремеслом. Прагматическая ценность широкой образованности состоит в возможности адаптировать себя к изменяющимся обстоятельствам. Это для начала. А в дальнейшем - в умении управлять обстоятельствами применительно к своим потребностям, не вступая в конфликт с обществом и природой. Стратегическая ценность состоит в том, что системная образованность есть необходимое условие сознательного участия человека в совершенствовании собственной личности.

Но «обстоятельства» - это та самая «внешняя среда», которая также развивается согласно единым законам эволюции. Она включает в себя и природу, и сущности, созданные человеком -социальные структуры, культуру, технику. Следовательно, чтобы управлять собой и обстоятельствами, нужно знать основы и тех законов, по которым функционирует система («законы гомеостаза»), и те законы, по которым она развивается («законы эволюции»). Знания эти заложены в методологии естествознания, поскольку все системы в составе Вселенной, от галактик до студенческих коллективов, развиваются по одним и тем же закономерностям. Масштабы, правда, несколько разные, но общность процессов удивительная. Наука о Природе, так же как и её ветви, - это первооснова, единая для всех. Тезис об исключительной, надприродной сущности человека и его творений - это не более чем заблуждение, следствие антропоцентризма, приступами которого человечество время от времени страдает.

Таким образом, первичная задача курса КСЕ - способствовать становлению научного мировоззрения творческой личности. В ходе изучения предстоит убедить слушателя и читателя в том, что их инновационная и исследовательская деятельность должна протекать в гармонии с законами Природы. Сверхзадача естествознания и курса КСЕ - сделать осмысленно самоуправляемой эволюцию своей личности. Именно современному естествознанию предназначена роль системообразующего фактора при совершенствовании самой личности и созданных нами социальных структур на основе системного мировоззрения.

Уточним взаимоотношения естествознания и математики. Традиционно математика определяется как наука, изучающая «пространственные и количественные отношения действительного мира». Фактически математика - это язык для описания рационального знания. Те самые матрицы и ряды, векторы и вероятности, производные и интегралы, столь «любимые» гуманитариями, - все это язык науки, в независимости от тех конкретностей, что изучаются в её «подсистемах». Такая вещь, как производная функции, может описывать расширение Вселенной и скорость троллейбуса, истираемость подошв и быстроту изменения цен на рынке, увеличение популяции зайцев в Пензенской области и созревание дрожжей. Универсальность математики как языка генетически предопределена тем, что она вся, от начала до нынешнего состояния, сотворена людьми. Фактически это вклад человеческого разума в интерпретацию знаний о действительном мире. Но, как и всякий язык, выполняя функцию общения, математика есть также средство познания. Она выступает не только как инструмент описания и вычисления, но и как метод открытия, способный выявить то, что мы ещё не смогли эмпирическим путем обнаружить в Природе. Математика предсказала существование планеты Нептун и реальность антиматерии. В естествознании роль математики уникальна. Многие разделы математики создавались именно как необходимая часть соответствующих отраслей естествознания. В таких «подсистемах», как физика элементарных частиц, информатика, кибернетика, физика наноструктур, уже давно нет разграничения между предметом науки и математическим способом его изучения и представления. В последние годы математика вполне эффективно стала выступать как язык всего естествознания и как средство интеграции естественнонаучного, технического и гуманитарного знания. Могучий язык, но не всемогущий. И если мы обнаруживаем, что природа не всегда следует математическим закономерностям, то это значит, что и этот наш язык не идеален.

Естествознание и его язык - это феномен мировой культуры, величайшего творения человечества. Всё человечество и каждый из нас с вами - это часть Природы, пока что самая сложная часть. И познать самих себя мы сможем только в том случае, если будем развивать свои анатомо-физиологическую, познавательную и творческую структуры вполне осознанно, в гармонии с законами Природы. Сократ, несомненно, был очень мудрым пророком.

Задание. Уточните смысл понятий: Вербальный. Гомеостаз. Закон Природы. Интеграция. Интеллект. Категория. Кибернетика. Когнитивность. Континуум. Концепция. Креативность. Нейтрон. Ноосфера. Принцип. Протон. Система. Счетное множество. Телеология. Теология. Феномен. Фотон. Хрономасштаб. Эволюция. Эгокрейт. Электрон.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >