ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ДОКАЗЫВАНИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ О ТОРГОВЛЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ

Активная и целенаправленная борьба с любыми видами преступности, в том числе торговлей несовершеннолетними, предполагает максимальное и комплексное использование для этого всех сил и средств правоохранительных органов, а также их должную организацию. Эффективность раскрытия и расследования конкретного преступления в первую очередь обусловливается успешной организацией и осуществлением взаимодействия следователя с сотрудниками оперативных служб. Потребность в таком взаимодействии предопределена общностью их объекта воздействия, единством задач по обеспечению быстрого и полного раскрытия преступлений, различием используемых субъектами взаимодействия сил, средств и методов, необходимостью выполнения данной функции каждым из них.

Под взаимодействием следователей и оперативных подразделений принято понимать основанную на законе, согласованную по цели, месту и времени деятельность независимых друг от друга в административном отношении органов, которая выражается в наиболее целесообразном сочетании присущих им средств и методов и направлена при организующей роли следователя на предупреждение, пресечение и раскрытие преступления, изобличение виновных, осуществление в отношении них уголовного преследования, а также обеспечение возмещения причиненного преступлением ущерба[1].

Среди основных задач такого взаимодействия необходимо отметить прежде всего следующие: обеспечение неотложных следственных дей

ствий и оперативно-розыскных мероприятий по возбужденным уголовным делам; всестороннее и объективное расследование преступлений; своевременное изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, совершивших общественно опасное деяние; розыск скрывшихся обвиняемых и подозреваемых; осуществление мероприятий, направленных на возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, связанным с торговлей несовершеннолетними.

Одной из важнейших форм взаимодействия следователя с оперативными подразделениями по уголовным делам является оперативнорозыскное обеспечение (ОРО) предварительного следствия, которое одновременно является составной частью оперативно-розыскной деятельности (ОРД).

Под оперативно-розыскным обеспечением уголовного судопроизводства (включая предварительное расследование) понимается организационно-тактический комплекс оперативно-розыскных мер, основанный на системе оперативно-розыскных знаний, навыков и умений работников оперативных аппаратов по использованию научных рекомендаций в сфере оперативно-розыскной деятельности и применению оперативно-технических и криминалистических средств в целях реализации назначения уголовного судопроизводства[2].

Для данной деятельности оперативных сотрудников характерны определенные закономерности и обусловленность. Так, в частности, ОРО в гносеологическом аспекте представляет собой процесс познания, основанный на таком свойстве материи, как отражение. Преступность и преступление, как и все иные явления материального мира, находясь во взаимосвязи и взаимовлиянии с другими событиями, явлениями и процессами, отражаются в них. Это носит объективный и закономерный характер.

Носители этой отображенной информации (люди, предметы) могут быть познаны различными субъектами, включая сотрудников оперативно-розыскных подразделений. В то же время познавательная деятельность последних имеет свои особенности, которые обусловлены специфичностью применяемых ими в ходе процесса познания средств и методов. Специфика такого оперативно-розыскного познания, на наш взгляд, объясняется следующими обстоятельствами:

1) применением как гласных, так и негласных средств и методов познания;

  • 2) широким выбором источников оперативно значимой информации об обстоятельствах и субъектах совершенного или подготавливаемого преступления;
  • 3) возможностью и способностью выявлять и познавать события, явления и процессы, скрываемые (маскируемые) от общественности и правоохранительных органов;
  • 4) наличием определенных трудностей в перепроверке результатов оперативно-розыскного познания.

В силу специфики сил, средств и методов, используемых в процессе оперативно-розыскного познания, по нашему мнению, оно имеет значительное преимущество в установлении обстоятельств преступления, чем уголовно-процессуальное познание (доказывание), ограниченное рамками уголовно-процессуального законодательства, жестко регламентирующего правила допустимости источников, а также приемов и средств обнаружения и фиксации доказательств.

Вместе с тем, несмотря на единый предмет оперативно-розыскного и уголовно-процессуального познания, результаты первого выступают лишь средством достижения второго, то есть в процессе доказывания по уголовному делу результаты оперативно-розыскного познания участвуют опосредованно через уголовно-процессуальное познание. Следует подчеркнуть, что при этом меняется только форма, но не содержание. Полученные в результате оперативно-розыскного действия сведения являются предварительно лишь гипотезой, ориентиром, а для изменения своего статуса на доказательство они должны изменить форму своего происхождения.

Такова, как нам представляется, гносеологическая сторона ОРО уголовно-процессуального доказывания в целом и взаимодействия следователя и оперативных подразделений, в частности.

При решении задач ОРО уголовно-процессуального доказывания хорошая организация такого взаимодействия, на наш взгляд, должна включать в себя согласованную деятельность, осуществляемую не только на стадии предварительного расследования, но и на этапе возбуждения уголовного дела: при выявлении признаков уголовно наказуемого деяния. Особую значимость и результативность такое взаимодействие приобретает при реализации оперативно-розыскных материалов по делам оперативной разработки. В этом случае, как никогда, необходимо обеспечить согласованность проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Кроме того, огромную важность в раскрытии и расследовании преступлений представляют полнота и своевременность передачи оперативно значимой информации следователю. Между тем до настоящего время ни вопрос о каналах поступления, ни о формах передачи следователю такой оперативно-розыскной информации законодатель должным образом нормативно не урегулировал. В действующем уголовно-процессуальном законе отсутствует норма, регламентирующая механизм использования в процессе доказывания результатов ОРД, однако это не значит, что работа оперативных сотрудников заключается лишь в информировании следователя о тех или иных обстоятельствах, имеющих значение по уголовному делу. В соответствии со ст. 89 УПК РФ использование результатов ОРД запрещено только в том случае, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ.

Ключевым моментом здесь является порядок введения в процесс доказывания результатов ОРД. Это может быть осуществлено только посредством выполнения уголовно-процессуальных процедур: собиранием и проверкой доказательств. Это означает, что сведения, полученные оперативным путем, могут использоваться в материалах уголовного дела только в виде показаний свидетеля, протоколов следственных действий, вещественных доказательств или иных документов. Основанное на уголовно-процессуальном законе использование результатов ОРД может способствовать детальному документированию всех фактов преступной деятельности конкретных лиц, в том числе причастных к торговле несовершеннолетними.

В свете рассматриваемых проблем, представляется обоснованной позиция авторов, утверждающих, что для получения доказательств могут использоваться сведения любого характера, в том числе и конфиденциального, хотя проблема непосредственного использования материалов ОРД в доказывании по уголовным делам в науке и на практике решается по-разному.

Так, в частности, ряд ученых полагают, что ОРД - это деятельность непроцессуальная, лежит за пределами доказывания, а ее результаты сами по себе значения не имеют, хотя могут использоваться в качестве ориентирующей информации для обнаружения объектов - источников или носителей доказательственной информации, либо при выдвижении

1

Более подробно об этом: Тертышник В.М., Тертышник А. И. Концептуальные проблемы в доказывании по уголовному делу материалов оперативно-розыскной деятельности // Право и политика, 2001. С. 52-61.

версий[3]. Другие ученые считают, что оперативно-розыскные действия могут служить одним из способов получения доказательств.

Как показало настоящее исследование, по изученным уголовным делам о торговле детьми реализация в доказывании материалов, полученных в результате ОРД, имела место лишь в 2,3 % случаев. На вопрос, при каких условиях материалы ОРД могут использоваться в качестве доказательств, 12% опрошенных следователей пояснили: когда это не повлечет разглашения приемов и методов их получения; 14 % - если получение результатов ОРД не связано с применением мер принуждения к гражданам или с нарушением их законных прав и интересов; 12% опрошенных заявили, что материалы ОРД вообще не могут быть использованы в уголовно-процессуальном доказывании.

Результаты проведенного исследования также показали, что по уголовным делам, связанным с торговлей несовершеннолетними, наибольшую результативность для уголовно-процессуального доказывания обеспечивают следующие оперативно-розыскные мероприятия (ОРМ):

Опрос - самый распространенный вид ОРМ, заключающийся в получении сведений путем специальной беседы с опрашиваемым лицом. Может выполняться как гласно (открыто), так и негласно (конфиденциально), и зашифрованно (в условиях обстановки, при которой цель допроса лишь косвенно связана с темой разговора).

Объектами опроса могут быть любые граждане, являющиеся носителями информации, имеющей значение для дела оперативного учета и уголовного дела.

При проведении оперативного опроса процедура беседы законодателем никак не регламентируется; она может ограничиваться лишь нормами этики и морали. Так, опрос несовершеннолетнего, в отличие от допроса, не требует присутствия педагога. Опрос несовершеннолетней потерпевшей, в том числе о каких-либо интимных обстоятельствах, может быть произведен мужчиной.

При организации и осуществлении опросов в рамках борьбы с торговлей несовершеннолетними необходимо учитывать ту особенность,

что ни потерпевшая сторона, ни тем более сторона защиты чаще всего не идут на контакт с работниками правоохранительных органов.

В этой связи оперативные сотрудники должны предусмотреть наиболее оптимальный вариант установления делового контакта с опрашиваемыми лицами данной категории. При этом следует помнить, что ребенок, ставший жертвой торговли, является одним из основных источников доказательственной информации о событии преступления.

В зависимости от источника оперативной информации полученные в результате проведения такого ОРМ сведения могут быть в виде конкретных доказательств легализованы и использованы в процессе доказывания по уголовному делу или рассматриваться в качестве ориентирующей информации по расследуемому преступлению (например, при планировании производства следственных действий, при сборе или проверке доказательств).

Результаты оперативного опроса оформляются справкой или рапортом оперативного сотрудника, проводившего данное ОРМ. В тех случаях, когда опрос производился гласно, его результаты могут быть оформлены в виде объяснения, письменного заявления, явки с повинной, протоколом принятия устного заявления. С точки зрения соблюдения уголовно-процессуальной формы получения доказательств наиболее предпочтительным вариантом легализации и уголовно-процессуального закрепления информации, полученной путем оперативного опроса, является допрос в качестве свидетеля.

Наведение справок — это оперативно-розыскное мероприятие, направленное на получение информации, необходимой для разрешения задач ОРД путем непосредственного изучения документов и направления запросов в государственные органы, учреждения, предприятия, имеющие информационно-справочные системы учета (криминалистические, оперативные и др.). В ходе проведения данного ОРМ истребуемая информация может быть получена из банка данных, хранящихся в пофамильных картотеках, дактилоскопических учетах, учетах похищенных и утраченных паспортов и иных информационных системах правоохранительных органов, а также других органов государственной власти и управления.

Наведение справок предполагает сбор сведений о биографии конкретных фигурантов, об их родственных и дружеских связях, о роде занятий и месте жительства, об имущественном положении, об имевших место

1

Более подробно об этом: Левченко О. П. Торговля людьми и легализация преступных доходов. Вопросы противодействия. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. С. 62-63.

правонарушениях с их стороны (в первую очередь о судимости) и иных сведений, позволяющих установить признаки уголовно наказуемого деяния и причастность заподозренного к противоправной деятельности.

Реализация данного ОРМ осуществляется путем направления официального письменного запроса в соответствующее учреждение (ведомство, департамент) с указанием юридических оснований для представления истребуемой информации. Наведение справок может быть осуществлено самим оперативным сотрудником, а также по его поручению - иными лицами, имеющими доступ к соответствующей базе данных. Указанное ОРМ реализуется как гласно, так и негласно.

Полученная в результате наведения справок информация может быть использована в ходе уголовно-процессуального доказывания по уголовному делу о торговле несовершеннолетними следующим образом. При гласном получении истребуемых сведений соответствующее сообщение (справка) подлежит приобщению к материалам уголовного дела в порядке ст. 84 УПК РФ как «иной документ». При получении информации негласным путем результаты ОРМ оформляются рапортом соответствующего оперативного сотрудника и используются в качестве ориентирующей информации при подготовке и проведении следственных действий и применении мер уголовно-процессуального принуждения.

Наблюдение — это негласное слежение за действиями проверяемых лиц, используемыми ими транспортными средствами, местами их нахождения путем непосредственного или опосредованного (с помощью технических средств) визуального и (или) слухового контроля с целью получения оперативно значимой информации[4].

Задачами наблюдения являются: выявление и раскрытие преступления; изучение и документирование обстоятельств его совершения, входящих в предмет доказывания; закрепление следов и иных фактических данных; получение необходимых сведений; обеспечение условий для успешного принятия мер по пресечению преступления и задержанию подозреваемого с поличным.

Результаты наблюдения могут быть использованы в уголовно-процессуальном доказывании посредством допроса лиц, осуществлявших наблюдение; приобщения к уголовному делу (с соблюдением требований УПК) фотографий, кино-, видео-, аудиоматериалов, полученных в процессе оперативного наблюдения с применением технических средств; последующего экспертного исследования; проверки опера-

тивных сведений следственным путем с соблюдением установленной законом уголовно-процессуальной процедуры.

Одной из важнейших задач указанного ОРМ в рамках выявления, раскрытия и расследования преступлений, связанных с торговлей несовершеннолетними, является обнаружение места содержания эксплуатируемых несовершеннолетних. Результаты оперативного наблюдения могут послужить важным источником информации для планирования задержания с поличным субъектов названной преступной деятельности, а также проведения таких следственных действий, как осмотры, обыски, выемки. Результаты скрытого наблюдения за лицами, подозреваемыми в торговле детьми, проведенного на законных основаниях, могут служить важной доказательственной базой для подтверждения противоправного характера их деятельности[5].

Так, в частности, В. В. Пашина и О. В. Самаев были осуждены за вовлечение несовершеннолетних в проституцию путем направления их по фиктивным документам за границу. Обвиняемые своей вины не признавали, полностью отрицали знакомство с девушками, которые их уличали. Одним из доказательств обвинения явились данные, полученные в результате наблюдения, осуществлявшегося оперативными сотрудниками. В ходе такого наблюдения были установлены и зафиксированы на фотоснимках и видеозаписях многочисленные встречи Пашиной и Самаева с девушками, знакомство с которыми они отрицали.

Эти материалы приобщены к делу, просмотрены в суде и указаны в числе доказательств, на основе которых постановлен приговор. В протоколе наблюдения указаны оперативные сотрудники, которые его осуществляли; технические характеристики применявшейся аппаратуры. Поскольку обвиняемые не заявили каких-либо возражений по поводу указанных фото- и видеоизображений, их подлинность ни у сторон, ни у суда сомнений не вызвала, допрос оперативных сотрудников не понадобился.

Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств - непроцессуальные проникновение и визуальный осмотр (непосредственно или с участием специалиста) указанных объектов, которые производятся в целях обнаружения следов преступления, орудий преступления, а также иных предметов или документов, имеющих значение для уголовного дела.

Обследование данных объектов проводится как гласно, когда имеется согласие владельца осматриваемого объекта на проведение ОРМ; так и негласно (втайне от владельца, с возможным привлечением сотрудников специализированных подразделений) - на основании судебного решения, а также зашифрованно (предполагает сокрытие истинных целей, использование легендированных личных документов и привлечение представителей иных организаций: Госпожнадзор, санэпи-демслужбу и др.).

После завершения обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств оперативные сотрудники составляют рапорт, а также акт, в котором отражается процесс ОРМ и факт обнаружения (отсутствия) материальных следов, имеющих значение по уголовному делу или делу оперативного учета. Если в ходе ОРМ использовалась видео- или фотоаппаратура, то к акту прилагаются соответствующие материалы. Эти материалы могут использоваться как основание для проведения допросов участников ОРМ, для производства судебных экспертиз; в дальнейшем доказательства могут быть сформированы в форме показаний свидетеля, заключений судебных экспертиз по обнаруженным объектам.

Обнаруженные в ходе данного ОРМ и изъятые предметы и документы (или их отображения) должны быть представлены следователю в соответствии с установленным уголовно-процессуальным законом порядком. Они подлежат осмотру и приобщаются к материалам уголовного дела согласно требованиям ст. 81 УПК РФ, получив тем самым статус вещественных доказательств. Следует отметить, что сами по себе указанные материалы доказательствами не являются. Для введения их в уголовный процесс в качестве таковых в уголовном деле должна содержаться информация о происхождении соответствующего предмета или документа, обстоятельствах его обнаружения следователем.

В научных трудах, посвященных проблемам допустимости доказательств, в этой связи обоснованно отмечалось, что неясность по поводу того, как, где и при каких обстоятельствах получен материальный объект, несущий ту или иную информацию, лишает его доказательственной силы[6]. Поэтому и здесь целесообразно произвести допрос должностного лица, обнаружившего указанный предмет (документ).

Прослушивание телефонных переговоров - одно из ОРМ, которое производится на основании судебного решения при наличии информа-

ции о признаках преступления, по которому обязательно производство предварительного следствия. В ходе него негласное получение информации осуществляется путем скрытого слухового контроля и фиксации разговоров проверяемых лиц, ведущихся по телефонным линиям связи. В данном случае может быть негласное прослушивание как домашнего, так и мобильного или служебного телефона.

Реализация данного ОРМ производится специалистом оперативнотехнического подразделения. Результатом прослушивания является аудиозапись (фонограмма), которая фиксируется в протоколе осмотра кассеты и ее прослушивания, а к протоколу осмотра прилагается распечатка полного текста телефонных переговоров; доказательством она служит после того, как будет приобщена к уголовному делу в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона (ст. 81 и 84 УПК РФ).

Изучение в рамках настоящего исследования материалов уголовных дел указанной категории показало, что даже при наличии в распоряжении следователя записей на магнитных носителях и распечаток текста разговора они зачастую не используются в полной мере для получения новых доказательств или закрепления имеющейся доказательственной базы. Между тем предъявление допрашиваемым обвиняемым (подозреваемым) и иным лицам, участвовавшим в телефонном разговоре, аудиозаписи и распечатанного текста их беседы является хорошим тактическим способом склонения к даче правдивых показаний.

Проверочная закупка - оперативно-розыскное мероприятие, при проведении которого оперативный сотрудник или лицо, содействующее ему, может лично, непосредственно наблюдать те или иные факты, действия, события, которые имеют значение для уголовного дела и входят в предмет доказывания; а также совершать мнимую (заведомо ложную) сделку купли-продажи с лицом, заподозренным в противозаконной деятельности. Проверочная закупка во всех случаях проводится негласно, что означает следующее. Продавец «живого товара» не осведомлен о том, что покупатель является представителем правоохранительных органов, и о том, что факт совершения сделки купли-продажи контролируется этими органами. Результат проверочной закупки отражается в соответствующем акте.

Цель данного ОРМ заключается в обнаружении и документальном фиксировании преступных действий проверяемых лиц; обеспечении возможности задержания торговцев, вербовщиков, посредников и т. д. с поличным. Полученные таким образом сведения могут быть введены в уголовно-процессуальное доказывание посредством допроса лица, которому эти сведения стали известны, в качестве подозреваемого, обвиняемого или свидетеля; посредством осмотра, прослушивания и приобщения к уголовному делу аудиозаписей переговоров о купле-продаже ребенка и протокола выемки.

В качестве примера удачного проведения оперативными сотрудниками проверочной закупки можно указать следующее. 01.06.2011 г. оперативные сотрудники Центра противодействия экстремизму и Линейного УВД на транспорте, получив информацию о преступных намерениях 22-летней уроженки Дагестана, жительницы с. Новотерское Наурского р-на, произвели у нее «проверочную закупку»: за 200 000 руб. женщина продала своих двух новорожденных детей (мальчика и девочку)[7].

Если в материалах оперативных служб информация представлена обезличенно, без указания источника, то она не может быть использована в доказывании. Основанием для такого запрета выступает положение, закрепленное в ст. 240 УПК РФ, согласно которой суд должен непосредственно допросить свидетеля - лицо, которому известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по делу, а также в ст. 74 УПК, исключающей из числа доказательств показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности.

В юридической литературе неоднократно высказывались предложения предусмотреть возможность допроса в качестве свидетеля должностного лица, руководившего этой деятельностью в соответствующем оперативном подразделении. Схожая проблема возникает не только в ходе проверочной закупки (когда оперативный сотрудник или содействующее ему лицо выступает в роли покупателя), но и в процессе оперативного наблюдения за противоправными действиями и поведением лиц, заподозренных в совершении преступления; а также при проведении таких ОРМ, как оперативное внедрение в преступную группировку и оперативный эксперимент. Однако до настоящего времени законодателем это вопрос не разрешен положительно.

Оперативный эксперимент - это получение оперативно значимой информации путем проведения негласно контролируемых необходимых опытных действий, воспроизведения действий, обстановки, условий или иных обстоятельств определенного события в целях про

явления противоправных намерений лиц, заподозренных в подготовке или совершении преступлений, а также проверки и оценки собранных сведений или получения новых данных об обстоятельствах совершения преступления и причастных к нему лицах.

В качестве обязательного условия проведения данного ОРМ является недопущение со стороны оперативных сотрудников провокации граждан к совершению преступлений. В противном случае доказывание причастности конкретного фигуранта к торговле несовершеннолетними будет невозможно.

Посредством оперативного эксперимента может быть разрешен ряд тактических задач, что существенно облегчит осуществление процессуального доказывания по уголовным делам о преступлениях названной категории. А именно: установление обстоятельств совершения преступлений; создание условий для обнаружения разыскиваемого несовершеннолетнего; проверка обоснованности выдвигаемых версий; задержание преступников в момент подготовки, совершения или сокрытия преступлений, а также изъятие предметов, имеющих значение для материалов уголовного дела.

Результаты оперативного эксперимента оформляются рапортом оперативного сотрудника; а в случае выявления преступления или лиц, причастных к совершению общественно опасного деяния, составляется акт оперативного эксперимента. Форма и содержание такого акта должны соответствовать тем требованиям, которые предъявляются к протоколу следственного действия - следственного эксперимента (разумеется, без указания в акте сведений, составляющих государственную тайну).

К акту оперативного эксперимента могут быть приобщены материальные носители информации, полученные в ходе производства ОРМ с помощью специальных технических средств, которые по уголовному делу будут выступать в качестве самостоятельных доказательств (например, вещественных доказательств).

При осуществлении оперативно-розыскного обеспечения уголовнопроцессуального доказывания по делам о торговле детьми необходимо учитывать, что итоговые документы по результатам проведения ОРМ могут сами быть использованы в процессе доказывания, а также послужить основанием для получения новых доказательств в ходе дополнительных следственных действий.

1

Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Под ред. А. Ю. Шумилова. М., 1997. С. 76; Оперативно-розыскная деятельность: Учебное пособие в схемах и определениях / Под ред. проф. Е.С. Дубоносова.М.: ЗАО «Книжный мир», 2009. С. 51.

В этой связи целесообразно их прилагать не только к материалам уголовного дела, но и к материалам предварительной проверки для оценки всей совокупности собранных сведений и принятия обоснованного решения на стадии возбуждения уголовного дела.

Реализация оперативных материалов в процессе доказывания по делам о преступлениях указанной категории должна осуществляться только после установления достоверных сведений, касающихся механизма торговли несовершеннолетними. В частности, должны быть установлены конкретные эпизоды, характер и степень фактического участия каждого участника преступной группы в ее деятельности.

Как показала следственная практика, наиболее эффективным способом реализации оперативных материалов и получения весомых доказательств торговли несовершеннолетними будет задержание преступников с поличным. Проведение такого задержания целесообразно осуществлять в следующих ситуациях:

при перевозке несовершеннолетних - жертв купли-продажи за границу по подложным документам или вообще без документов, удостоверяющих личность;

в момент получения денежного вознаграждения за проданных несовершеннолетних;

во время осуществления проверки подпольных производств, фермерских хозяйств, досуговых центров, ночных клубов, специализированных саун, жилых помещений, где предположительно содержатся несовершеннолетние - жертвы торговли или осуществляется их эксплуатация.

Разумеется, при этом необходимо учитывать особенности механизма преступной деятельности, с учетом которого задержание с поличным производить в период, например, сезонных сельскохозяйственных работ на ферме и времени суток, когда дети эксплуатируются, а также иные обстоятельства, связанные с данным видом преступлений.

Как уже было указано выше, действующим уголовно-процессуальным законом предусмотрена норма, определяющая возможность использования в процессуальном доказывании результатов ОРД (ст. 89 УПК РФ). Однако ее диспозицию нельзя признать удачной: в статье не сформулировано правило, регламентирующее механизм использования сведений, полученных посредством оперативно-розыскных мер, в качестве доказательств по уголовным делам. Кроме того, не прописана обязанность органов и должностных лиц, осуществляющих ОРД, представлять по требованию следователя и суда сведения, полученные посредством ОРМ, для их использования в доказывании по уголовному делу.

В этой связи представляется, что содержание названной статьи УПК РФ целесообразно изложить в следующей редакции:

«Результаты оперативно-розыскной деятельности, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также других обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, могут быть использованы в доказывании в соответствии с требованиями настоящего Кодекса, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

Органы и должностные лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, обязаны представить по требованию дознавателя, следователя и суда сведения, полученные посредством оперативно-розыскных мер, для их использования в доказывании по уголовному делу.

Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть представлены в виде обобщенного официального сообщения или в виде подлинников соответствующих оперативно-служебных документов».

Еще одним обстоятельством, на наш взгляд, препятствующим максимально полной трансформации сведений, полученных оперативно-розыскным путем, в доказательства по уголовным делам, является отсутствие в уголовно-процессуальном законе положения, регламентирующего правомочность оперативного сотрудника давать показания в качестве свидетеля от имени лица, оказывающего правоохранительным органам содействие на конфиденциальной основе. Необходимость в этом возникает в тех случаях, когда до следователя и суда требуется донести весь объем собранной оперативно-розыскной информации, имеющей значение для правильного разрешения уголовного дела, и одновременно сохранить конфиденциальность источника этой информации.

Распространить на эти случаи правило, сформулированное в ч. 9 ст. 166 УПК РФ и регламентирующее возможность участия в следственных действиях отдельных лиц под псевдонимами, не представляется возможным, так как законом это допускается только в целях обеспечения защиты участников уголовного судопроизводства. Необходимость же сохранения в тайне сведений о личности граждан, сотрудничающих с оперативно-розыскными подразделениями на конфиденциальной основе, обусловлена требованиями ст. 12 Закона об ОРД и принципом конфиденциальности ОРД.

  • [1] Глушков А. И. Оперативно-розыскное обеспечение предварительного расследования и судебного разбирательства. М.: Изд-во Моск, гуманит. ун-та, 2005. С. 65-66.
  • [2] Глушков А. И. Оперативно-розыскное обеспечение предварительного расследования и судебного разбирательства. М.: Изд-во Моск, гуманит. ун-та, 2005. С. 28.
  • [3] Васильев А. Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М., 1984. С. 48-55; Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1966. С. 38-39; Шейфер С. Л. Структура собирания доказательств // Вопросы осуществления правосудия по уголовным делам. Калининград, 1982. С. 44—45. 2 Бедняков Д. И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М., 1991. С. 80-84; Робозеров А. Ф. Оперативно-розыскные меры в системе судебного доказывания // Правоведение. 1978. № 6. С. 106-108; Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 527-529; Михайленко А. Р. Некоторые вопросы деятельности органов дознания и совершенствование ее законодательной регламентации // Актуальные проблемы отраслевых юридических наук. Саратов, 1982. С. 93.
  • [4] Авдеев С. С. Актуальные вопросы оперативно-розыскной деятельности (конспект лекций). Петрозаводск, 2009. С. 36.
  • [5] Левченко О. П. Торговля людьми и легализация преступных доходов. Вопросы противодействия. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. С. 65. 2 Кореневский Ю. В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. М., 2000. С. 30.
  • [6] Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств // Российская юстиция. 1994. № 11. С. 3.
  • [7] http://kp.ru/online/news/904392/ 2 Более подробно об этом: Кореневский Ю. В., Токарева М. Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. М., 2003. С. 93-94; Глушков А. И. Оперативно-розыскное обеспечение предварительного расследования и судебного разбирательства. М.: Изд-во Моск, гуманит. ун-та, 2005. С. 98-99.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >