ТАКТИКА ПРОИЗВОДСТВА ОТДЕЛЬНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ О ТОРГОВЛЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ И ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ДОКАЗЫВАНИЯ

ОСОБЕННОСТИ ТАКТИКИ ПРОИЗВОДСТВА ОТДЕЛЬНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ О ТОРГОВЛЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ

В криминалистической литературе достаточно широко освещены общие положения тактики производства отдельных следственных действий[1], которая определяется рядом обстоятельств, включая механизм преступной деятельности и складывающиеся криминальные ситуации. В конечном счете, тактика проведения конкретного следственного действия зависит от той методической схемы работы следственно-оперативной группы, которая наиболее целесообразна с точки зрения полного обнаружения и фиксации следов преступной деятельности .

В рамках настоящего исследования представляется целесообразным остановиться на особенностях тактики проведения отдельных следственных действий, обусловленной спецификой уголовных дел о торговле несовершеннолетними.

В числе средств получения доказательственной информации одно из ведущих мест по своей значимости и распространенности занимают допросы. Специфика проведения данного следственного действия обусловлена уже тем, что допросу подлежит несовершеннолетний, ставший объектом торговли, например, в целях сексуальной или иной эксплуатации. При этом зачастую он выступает едва ли

не единственным источником сведений, содержащих поисковую информацию о преступнике, месте, времени, способе совершения общественно опасного деяния.

В этой связи тактику допроса несовершеннолетнего необходимо избирать с учетом того, что несовершеннолетний потерпевший может опасаться расправы со стороны взрослых преступников. Особенно это обстоятельство актуально, когда расследуются уголовные дела об организованных формах вовлечения девочек в занятие проституцией. Наряду с этим необходимо учитывать, что несовершеннолетний может находиться в состоянии зависимости от заподозренного взрослого в связи с отсутствием средств на пропитание, постоянного места жительства в данной местности, невозможности вернуться домой и т. д.

Как показала следственная практика, несовершеннолетние - жертвы купли-продажи, находясь в неадекватном психическом состоянии под влиянием пережитых угроз, шантажа, насилия, нередко уклоняются от дачи показаний. Допрос несовершеннолетнего по данной категории уголовных дел затруднен еще и тем, что после примененных к ним актов насилия и угроз подростки вообще могут утратить доверие к взрослым, включая и сотрудников правоохранительных органов. В этой связи при допросе несовершеннолетнего целесообразно обеспечить участие психиатра либо психолога.

По этим причинам допрос несовершеннолетних - жертв торговли несовершеннолетними - необходимо организовать и производить таким образом, чтобы они прониклись чувством доверия к следователю и уверенностью в собственной безопасности. Достижение психологического контакта с ребенком может быть обеспечено с помощью следующего тактического приема: ребенку предоставляется возможность свободно рассказать о своем происхождении, образе жизни, трудностях и обстоятельствах, толкнувших, в частности, к занятию проституцией. Затем в вопросно-ответной форме собрать косвенную доказательственную информацию о взрослых, которые заподозрены в совершении купли-продажи несовершеннолетнего.

Содержание таких вопросов состоит в следующем: где, в течение какого времени и с кем он проживает, как оказался в данной местности, на какие средства существует. При наличии сведений о конкретном заподозренном взрослом следует поинтересоваться, знает ли ребенок это лицо, с какого времени, где и при каких обстоятельствах состоялось знакомство, каков характер их взаимоотношений, в каком месте может находиться этот взрослый в настоящее время и т. п. Если несовершеннолетний прямо не свидетельствует о преступной роли взрослого, то, используя на первом этапе хотя бы полученную информацию о взрослом, можно провести иные следственные действия для собирания доказательств.

При фиксации показаний несовершеннолетнего потерпевшего свободный рассказ о событии преступления должен быть записан по возможности дословно, с сохранением характера и стиля высказываний несовершеннолетнего. Здесь следует учесть, что малолетние потерпевшие зачастую вкладывают в отдельные слова и понятия совершенно иной смысл, чем обычно им придается. Так, малолетняя потерпевшая рассказала, что у лица, совершившего в отношении нее противоправные действия, на руке был «нарисован» тигр. На руке Н., изобличенного позднее в совершении этого преступления, была татуировка танка. Для выяснения причины возникшего противоречия при повторном допросе следователь показал девочке фотографию татуировки на руке Н. и попросил сказать, что изображено на снимке. Девочка ответила, что это тигр, как ей говорил папа. Отец девочки позже на допросе пояснил, что, когда он водил дочь на площадь, где стояла трофейная военная техника, он показал ей на танк и объяснил, что этот танк - «тигр»[2].

В разработанных мировым сообществом правовых актах-рекомендациях по защите детей, ставших жертвами торговли несовершеннолетними, большое значение отводится участию специалиста в допросе, собеседовании и первичных розыскных и процессуальных действиях. Эффективность присутствия специалиста при допросе несовершеннолетнего проявляется в том, что он владеет методами прикладной психологии и способен активизировать память ребенка для получения сведений о месте, времени, способе совершения преступления, а также о лицах, их совершивших (составление словесного портрета, примет, одежды, «почерка» и особенностей преступных действий, орудий совершения преступных действий, использованных транспортных средств и т. д.).

Специалист на основе наблюдения за поведением несовершеннолетнего может составить собственное представление о ребенке, ставшем жертвой купли-продажи, и о его психическом состоянии после

пережитого. Действующим законодательством (ч. 4 ст. 80 УПК РФ) в качестве источника доказательств предусмотрены показания специалиста, которые могут быть получены и оформлены отдельным протоколом допроса.

Изученные в рамках настоящего исследования протоколы допросов несовершеннолетних, имеющих психические аномалии, показали, что зачастую первый допрос был произведен спонтанно, недостаточно продуманно, второпях, поскольку в нем изложены только основные узловые моменты совершенного преступления. Между тем этот допрос и фиксация показаний должны проводиться максимально подробно, детально, так как на этом этапе предварительного расследования в качестве доказательств фигурируют (и то не всегда) только протокол осмотра места происшествия и другие недостаточные для уяснения сути произошедшего доказательства.

Представляется, что первичный допрос несовершеннолетних - жертв купли-продажи должны осуществлять только специально подготовленные сотрудники правоохранительного органа, которые непосредственно работают с подростками. Целесообразно организовать работу по уголовному делу таким образом, чтобы несовершеннолетних потерпевших допрашивали должностные лица правоохранительного органа того же пола, что и допрашиваемый. В этой связи необходимо соответствующую поправку внести в уголовно-процессуальное законодательство.

Целью первичного допроса несовершеннолетнего - жертвы купли-продажи должен быть только сбор биографических данных и информации об его социальной истории (возрасте, гражданстве, местожительстве и т. д.). Информация об опыте ребенка, относящемся к его продаже, и любые данные, располагаемые им о незаконной деятельности и т.д., не должны быть целью расследования на данном этапе производства по уголовному делу.

Представляется целесообразным не производить допрос несовершеннолетнего потерпевшего по месту его нахождения и в местах, где жертва подвергалась эксплуатация, а также в присутствии любого подозреваемого торговца несовершеннолетними. По возможности первичный допрос следует отложить до перемещения ребенка в безопасное охраняемое и подходящее место: временный приют либо помещение по оказанию альтернативной помощи в центр социальной реабилитации, церковь и т.д., в зависимости от региона.

1

См. об этом также: Алексеева Л. Б. Курс уголовно-процессуального права. Общая часть. М., 2004. С. 242.

Как показывает практика, чаще всего на первом этапе расследования фактов торговли несовершеннолетними дети-потерпевшие дают более правдивые показания, а затем родители, законные представители, родственники оказывают на них психическое воздействие (особенно это характерно в случае сексуальной эксплуатации ребенка). После этого потерпевшие несовершеннолетние начинают утверждать, что никто им не угрожал и не насиловал и т.д. В этой связи, учитывая негативное влияние родственников на несовершеннолетнего потерпевшего, их родителей, родственников не рекомендуется использовать в качестве представителей[3].

Субъекты преступной деятельности (подозреваемый, обвиняемый) и связанные с ними лица (в том числе родственники и знакомые) нередко предпринимают попытки оказать воздействие на жертв торговли несовершеннолетними, а также на их родственников. В этой связи несвоевременное принятие мер безопасности в отношении потерпевших и свидетелей способствует установлению их контактов с преступниками. После этого потерпевшие отказываются от ранее данных показаний. В результате рушится вся система собранных обвинительных доказательств, преступники уходят от заслуженного уголовного наказания.

В этом случае целесообразно рассмотреть возможность применения мер безопасности, предусмотренных ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186, ч. 8 ст. 193, п. 4 ч. 2 ст. 241, ч. 5 ст. 278 УПК РФ, а также Федеральным законом от 20.08.2004 г. «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству» № 119-ФЗ (ред. от 03.02.2014, с изм. от 04.06.2014).

При расследовании преступлений указанной категории необходимо учитывать, что несовершеннолетние отличаются повышенной внушаемостью, которая выражается, «с одной стороны, в склонности подростка к неосознаваемому подчинению требованиям других лиц (взрослых, старших по возрасту сверстников) и, с другой, - в податливости его постороннему воздействию, благодаря которому подросток сознательно рассказывает не то, что помнит, а то, что ему говорили и хотят от него услышать старшие».

В целях установления психологического контакта с допрашиваемым ребенком, а также устранения у него ложного предубеждения в своей причастности к незаконной деятельности, целесообразно разъяснить,

что его добровольное согласие (без применения со стороны взрослых преступников в отношении него насилия, принуждения, похищения, обмана, злоупотребления влиянием или действий, использующих уязвимое состояние жертвы либо зависимость ребенка от взрослого) на занятие противоправной деятельностью (например, попрошайничеством, проституцией) не является основанием для его уголовного преследования.

Более того, должностные лица любого правоохранительного органа (следователи, работники органа дознания, прокуроры, судьи), каждый в пределах своей компетенции, должны гарантировать, что несовершеннолетние - жертвы купли-продажи не будут подвергаться уголовному преследованию или санкциям за преступления, связанные с их статусом жертвы (например, незаконное пересечение границы и нелегальное пребывание на территории другой страны).

Специфика построения тактики допроса несовершеннолетних потерпевших по делам о торговле несовершеннолетними обусловлена также еще и тем, что чаще всего пострадавшими выступают дети из неблагополучных семей, беспризорники, воспитанники интернатов и детских домов. Не имея опыта семейной жизни, дети данной категории могут принимать за норму жестокое по отношении к себе обращение усыновителей, трудовую или сексуальную эксплуатацию. Беспризорники изначально психологически настроены к сотрудникам правоохранительных органов отрицательно, что обусловливает их нежелание сотрудничать со следователем и выражается в нечестности, в нежелании отвечать на вопросы, в предоставлении недостоверной информации, нарочитой грубости, дерзости и т. д..

При допросе ребенка - жертвы купли-продажи допускается применение тех же тактических приемов и комбинаций, что и при допросе взрослых участников процесса в условиях конфликтной и бесконфликтной ситуации. Для бесконфликтной ситуации применимы, например, такие приемы допроса потерпевшего, как предложение изложить факты, строго соблюдая последовательность развития события, о котором даются показания, и т. д.

К числу приемов, применяемых в конфликтной ситуации, можно отнести выяснение мотивов дачи ложных показаний и устранение этих мотивов, конкретизация показаний допрашиваемого, повторный допрос в необходимых случаях и т. д.

1

Более подробно об этом Мамайчук М. М. Психологические аспекты следственных действий с участием несовершеннолетних: Учебное пособие. СПб., 1995.

Если несовершеннолетний потерпевший пережил сильную психотравмирующую ситуацию, психологи рекомендуют использовать такой прием, как ведение рассказа от «третьего лица»: вместо местоимений «я», «мне» употреблять местоимения «он», «ему». Таким образом, жертва описывает случившееся как бы с позиции стороннего наблюдателя. Этот прием целесообразно использовать при допросе детей, пострадавших от сексуальных посягательств, привлекая в качестве специалиста психолога или психотерапевта.

Кроме того, сотрудники правоохранительных органов должны свести к минимуму длительность и объем допроса для максимального устранения дальнейшего травмирования или причинения психологического страдания несовершеннолетнему потерпевшему. Допрос детей-жертв о пережитом опыте должен вестись только в присутствии представителя несовершеннолетнего.

В числе обстоятельств, нуждающихся, по-нашему мнению, в законодательном урегулировании (в том числе по уголовным делам о торговле несовершеннолетними), необходимо указать продолжительность допроса несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля, а также привлечение к участию в их допросе психолога.

Согласно ч. 1 ст. 425 УПК РФ допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого не может продолжаться без перерыва более 2 часов, а в общей сложности более 4 часов в день.

В соответствии с ч. 3 ст. 425 УПК РФ в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего возраста 16 лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно. Полагаем, что аналогичный процессуальный порядок должен быть установлен при допросе несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля. В этой связи целесообразно соответствующие дополнения внести в диспозицию ст. 191 УПК РФ.

Организация проведения допросов (впрочем, как и всех остальных следственных действий) должна быть такой, чтобы исключался прямой контакт ребенка-жертвы с подозреваемым (обвиняемым) во время предварительного следствия, а также во время рассмотрения и разрешения уголовного дела в суде.

В этой связи полагаем целесообразным дополнить диспозицию ст. 280 УПК РФ положением, согласно которому аудио- и видеозаписи

1

Более подробно об этом: Образцов В. А., Богомолова С. Н. Допрос потерпевшего и свидетеля на предварительном следствии. М.: Омега-Л, ИМПЭ им. А. С. Грибоедова, 2003. С. 66.

показаний ребенка, полученных на предварительном следствии, могут рассматриваться в качестве самостоятельного уголовно-процессуального доказательства в суде. Соответствующую поправку в уголовнопроцессуальный закон изложить в следующей редакции:

«В целях защиты законных интересов потерпевшего и свидетеля, не достигших восемнадцати лет, по ходатайству сторон, а также по инициативе суда допрос может быть проведен в отсутствие несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, о чем суд выносит соответствующее постановление или определение. В данном случае в качестве доказательств могут служить аудио- и видеозаписи показаний этого потерпевшего или свидетеля, полученные на предварительном следствии».

По нашему мнению, это обстоятельство будет являться надежной гарантией обеспечения того, что ребенку не придется давать показания в присутствии и на виду у подозреваемого (обвиняемого) торговца несовершеннолетними, а также в суде. Одновременно это послужит дополнительным стимулом для несовершеннолетнего потерпевшего давать правдивые показания на предварительном следствии.

В рамках настоящего исследования представляется целесообразным рассмотреть проблемы производства судебных экспертиз и особенности их назначения по уголовным делам, связанным с торговлей несовершеннолетними. Многие авторы отмечают важную роль в расследовании преступлений указанной категории доказательств, полученных путем проведения различных судебных экспертиз[4].

Судебная экспертиза представляет собой процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, дознавателем, следователем в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

Анализ обвинительных заключений по уголовным делам о преступлениях названной категории показал, что при сборе и проверке доказательств следователи отдают предпочтение проведению осмотров предметов и документов, контролю телефонных переговоров, осмотру и переписыванию купюр после проведения проверочной закупки. При этом игнорируются

Глава III. Тактика производства отдельных следственных действий по уголовным делам о торговле несовершеннолетними и оперативно-розыскное обеспечение уголовно-процессуального доказывания специальные исследования объектов и следов путем проведения экспертиз. В результате, отказываясь от квалифицированной помощи экспертов, субъект расследования значительно обедняет имеющуюся в уголовном деле доказательственную базу, которая может быть представлена в суде.

Предмет любой судебной экспертизы составляют фактические данные (обстоятельства дела), исследуемые и устанавливаемые при расследовании уголовных дел о преступлениях, связанных с торговлей детьми. Объектами экспертного исследования являются материальные носители информации об обстоятельствах, связанных с расследуемым событием. При расследовании уголовных дел, связанных с торговлей детьми, в качестве объектов выступают вещественные доказательства, документы и различного рода черновые записи, живые физические лица (возможно, и трупы похищенных, проданных и ранее эксплуатируемых детей), предметы со следами пальцев рук и биологических объектов, аудио-и видеозаписи, фотографии, образцы для сравнительного исследования. В зависимости от особенностей механизма преступной деятельности круг исследованных объектов может быть несколько расширен[5].

Помощь эксперта может понадобиться при осмотре помещений, в которых осуществлялась вербовка, временное содержание и эксплуатация детей; при осмотре транспортного средства, предположительно используемого для их перевозки; при поиске и изъятии следов пребывания торговцев несовершеннолетними и их жертв. Важно будет участие эксперта в осмотре жилища лица, пропавшего без вести, или при обыске у подозреваемых (обвиняемых) для поиска, обнаружения, фиксации и изъятия следов биологического происхождения, позволяющих идентифицировать личность; для выемки в компаниях-провайдерах, представляющих услуги удаленного доступа в Интернет, информации об электронных сообщениях, отправленных/принятых с использованием электронного почтового ящика, принадлежащего заподозренным лицам, и т. д..

При выборе момента назначения по уголовному делу судебной экспертизы важное значение имеет четкое уяснение следователем характера и объема доказательственной информации, которую можно получить в результате производства такой экспертизы.

При расследовании отдельных этапов преступной деятельности, связанной с торговлей несовершеннолетними, могут быть востребованы

разные виды судебных экспертиз, однако можно выделить наиболее значимые и эффективные для каждого из таких этапов. При установлении вербовки несовершеннолетнего первостепенное значение имеют экспертизы документов (почерковедческая, автороведческая, техникокриминалистическая) и фоноскопическая экспертиза. При доказывании перевозки и укрывательства детей-потерпевших целесообразно производить молекулярно-генетическую экспертизу и одорологическую экспертизу, которые позволяют по следам биологического происхождения установить факт пребывания конкретного ребенка в определенном месте (автомашине, комнате и т. д.). Доказывание эксплуатации несовершеннолетнего предполагает производство судебно-медицинских экспертиз в отношении пострадавших детей. Заключение эксперта является важным источником информации о событии преступления, так как основано на объективном научном исследовании следов преступления [6].

Одним из наиболее востребованных видов судебных экспертиз является судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних, которая, как показало настоящее исследование по уголовным делам о преступлениях рассматриваемой категории, составляет более 60% из числа всех проводимых экспертных исследований.

В рамках производства по уголовным делам о преступлениях указанной категории судебно-психологическая экспертиза в отношении несовершеннолетнего потерпевшего может быть назначена для разрешения следующих вопросов:

определение индивидуально-психологических особенностей личности несовершеннолетнего потерпевшего (в том числе малолетнего) и степени их влияния на поведение ребенка во время совершаемых в отношении него противоправных действий. Осведомленность о личностных чертах ребенка, ставшего жертвой купли-продажи и использования его рабского труда, позволит следователю осуществить выбор наиболее эффективных тактических приемов при производстве с участием несовершеннолетнего следственных действий, например при его допросе;

определение способности несовершеннолетнего потерпевшего правильно воспринимать и осознавать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать о них доброкачественные показания;

определение способности несовершеннолетних потерпевших правильно воспринимать и осознавать характер и последствия совершаемых в отношении них противоправных действий; оказывать сопротивление;

установление способности несовершеннолетнего потерпевшего, отстающего в психическом развитии, в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность совершаемых в отношении него противоправных действий;

определение способности несовершеннолетнего потерпевшего в силу психического состояния осуществлять свои процессуальные права и обязанности.

По уголовным делам о преступлениях указанной категории, по нашему мнению, в отношении несовершеннолетнего потерпевшего необходимо назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, так как судебно-психологическая экспертиза назначается в отношении тех лиц, которые не вызывают сомнения в состоянии их психического здоровья, но если такое сомнене имеет место, то необходимо предварительное проведение судебно-психиатрического исследования.

Совершенно верно в этой связи отмечает Е.В. Полкунова, что «судебно-психологическая экспертиза отличается от комплексной психолого-психиатрической экспертизы главным образом тем, что последняя проводится в отношении несовершеннолетних, характеризующихся отставанием в умственном развитии, связанным с душевным заболеванием, черепно-мозговыми травмами и т.п., а не педагогической запущенностью»[7].

Вопрос о назначении судебно-психологической экспертизы или комплексной психолого-психиатрической экспертизы имеет немаловажное значение, так как от этого зависит дальнейшее производство по уголовным делам, связанным с торговлей несовершеннолетними.

В настоящее время в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона производство экспертизы допускается до возбуждения уголовного дела. Участие эксперта на начальной стадии уголовного судопроизводства при установлении признаков торговли несовершеннолетними, используемые им профессиональные знания, новейшие технические средства, методы в осмотрах мест происшествия, отдельных предметов и т.д., по нашему мнению, позволят избежать: типичных

ошибок и упущений в работе со следами биологической природы, имеющих важное значение для получения розыскной и доказательственной информации по уголовным делам; обеспечить своевременное криминалистическое сопровождение производимых розыскных и следственных действий в рамках уголовно-процессуального доказывания противоправной деятельности, связанной с торговлей несовершеннолетними.

  • [1] См., например: Агафонов В. В., Астапкин Д. И., Журавлёв С. Ю. Расследование преступлений, связанных с торговлей людьми. М.: ЦОКР МВД России, 2007. С. 19; Справочная книга криминалиста / Под ред. Н. А. Селиванова. М., 2000. Гл. 6; Настольная книга следователя (тактические приемы проведения осмотра места происшествия и допросов при расследовании преступлений различной категории) / Под ред. А. И. Дворкина. М., 2006. Разд. 1 и др.; Справочник следователя (практическая криминалистика). М., 1990. Вып. 1. 2 Агафонов В. В., Астапкин Д. И., Журавлёв С. Ю. Расследование преступлений, связанных с торговлей людьми. М.: ЦОКР МВД России, 2008, С. 19.
  • [2] Баев О. Я. Тактика уголовного преследования и профессиональной защиты от него. Следственная тактика: Научно-практическое пособие. М.: Экзамен, 2003. С. 215. 2 См., напр.: Руководство по защите детей - жертв торговли людьми. Детский фонд Организации Объединенных Наций. ЮНИСЕФ. 2006. http://www.unicef.org/ceecis/0610-Unicef_ Victims_Guidelines_ru.pdf
  • [3] Более подробно об этом: Агафонов В. В., Астапкин Д. И., Журавлёв С. Ю. Расследование преступлений, связанных с торговлей людьми. М.: ЦОКР МВД России, 2007. С. 50. 2 Собрание законодательства РФ от 23.08.2004. № 34. Ст. 3534. 3 Романов В. В. Юридическая психология. М., 2000. С. 433.
  • [4] Напр.: Абрамова С.Р., Усанов И. В. Раскрытие и расследование преступной торговли несовершеннолетними: Монография. М.: Юрлитинформ, 2009.С. 115. 2 Ст. 9 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ (ред. от 25.11.2013) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ от 04.06.2001. № 23. Ст. 2291.
  • [5] Журавлёв С. Ю., Крепышева С. К., Погодина Т. Г., Полякова М. А., Колесов А. И. Расследование торговли людьми: методика, тактика. Специальные познания: Учеб, пособие. М.: Юр-литинформ, 2010. С. 184-187. 2 Более подробно об этом: Загорский Г. И., Кауфман М. А., Моисеева Т. Ф., Радутная Н. В. Судебное разбирательство уголовных дел о торговле людьми. М.: Юридическая литература, 2009. С.229-230.
  • [6] См. об этом также: Загорский Г. И., Кауфман М. А., Моисеева Т. Ф., Радушная Н. В. Судебное разбирательство уголовных дел о торговле людьми. М.: Юридическая литература, 2009. С.186-187. 2 Более подробно: http://kraspubl.ru/; Абрамова С. Р, Усанов И. В. Раскрытие и расследование преступной торговли несовершеннолетними: Монография. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 118.
  • [7] Полкунова Е. В. Уголовно-процессуальное значение судебно-психологической экспертизы несовершеннолетнего обвиняемого // Современное состояние и перспективы развития новых направлений судебных экспертиз в России и за рубежом: Материалы международной научно-практической конференции. Калининград, 2003.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >