ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ДОКАЗЫВАНИЯ НА СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПРИ ПРОВЕРКЕ СООБЩЕНИЯ О ТОРГОВЛЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ

Возбуждение уголовного дела - первоначальная и обязательная стадия уголовного судопроизводства, в ходе которой полномочные государственные органы или должностные лица получают сведения о совершенном или готовящемся преступлении, устанавливают наличие либо отсутствие оснований для досудебного производства по уголовному делу и принимают решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении[1].

В теории уголовного судопроизводства первую стадию уголовного процесса именуют «возбуждением уголовного дела»°, однако в юридических изданиях представлены и иные варианты наименования этого этапа уголовного судопроизводства: рассмотрение сообщений о преступлениях, возбуждение уголовного производства, стадия разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела, стадия решения вопроса о необходимости расследования.

На практике и в юридической литературе до настоящего времени не прекращаются дискуссии по вопросу о соотношении стадий возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. В частности, представлены две взаимоисключающие точки зрения. Согласно одной из них возбуждение уголовного дела - стадия второстепенная, вспомогательная по отношению к предварительному расследованию. Обоснованию такой позиции в определенной мере способствуют как те авторы, которые оценивают досудебное производство по делу как одну из функций правосудия, так и те процессуалисты, которые считают, что в стадии возбуждения уголовного дела в некоторых ситуациях должны быть применимы те или иные действия (экспертиза, задержание, обыск и др.).

Значительное число авторов считают стадию возбуждения уголовного дела самостоятельной. Все стадии уголовного процесса объединяются

общими задачами и принципами, вместе с тем каждая стадия имеет свои конкретные задачи, свой круг процессуальных действий и их участников. Возбуждению уголовного дела указанные признаки присущи в полной мере.

Названная стадия - важный и обязательный этап уголовного судопроизводства. Особенностью уголовно-процессуальных правоотношений, возникающих в стадии возбуждения уголовного дела (в том числе о торговле несовершеннолетними), является обязательное участие в качестве субъекта таких отношений государственного органа или должностного лица, наделенного властными полномочиями.

Кроме того, процессуальные отношения, которые возникают в стадии возбуждения уголовного дела, значительно отличаются от правоотношений в стадии предварительного расследования. В стадии возбуждения уголовного дела возникают процессуальные отношения между гражданином или учреждением, сообщившим о преступлении, и государственным органом или должностным лицом, принявшим это сообщение: орган дознания, дознаватель, руководитель следственного органа, следователь обязаны на основании ст. 144 УПК РФ произвести ряд процессуальных действий:

прием и регистрацию заявления о преступлении;

проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении;

принять по нему решение в пределах своей компетенции в установленный законом срок - в случае отказа в возбуждении уголовного дела разъяснить заявителю его право обжаловать данное решение и порядок обжалования (ч. 4 ст. 148 УПК РФ).

Согласно ч. 2 ст. 21 УПК РФ в каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

В этой связи согласно ч. 1 ст. 144 УПК РФ должностные лица органов расследования обязаны проверить сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, в ходе чего вправе требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов и привлекать к участию в этих проверках, ревизиях, исследованиях специалистов, давать органам дознания обязательные

1

Более подробно об этом: Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М.: Юрид. институт МВД России, 1997. С. 8.

для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Предварительная проверка информации о преступлении, осуществляемая в соответствии со ст. 144 УПК РФ, представляет собой уголовно-процессуальную деятельность уполномоченных законом лиц по установлению наличия или отсутствия в выявленном факте признаков преступления с целью принятия законного и обоснованного решения о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела[2].

В теории уголовного судопроизводства не существует единой точки зрения по поводу того, что следует понимать под поводом к возбуждению уголовного дела. По мнению отдельных авторов, повод - источник, из которого прокурорские, следственные и судебные органы получают сведения о преступлении и который влечет для этих органов обязанность принять решение о возможности начать производство по делу, для других - это источник информации о преступлении, для третьих - получение из указанных в законе источников сведений о готовящемся или совершенном преступлении. Ряд ученых определяют повод как юридический факт, вызывающий деятельность по возбуждению уголовного дела, и т. д.

В свете рассматриваемых проблем более убедительной и обоснованной представляется позиция В.Н. Григорьева, утверждающего, что понятие повода как источника сведений или информации базируется не на всех перечисленных в уголовно-процессуальном законе поводах, а лишь на одном или нескольких их них, кроме того, не следует приравнивать обнаружение признаков преступления к «источнику» информации или сведений. Автор также полагает, что повод к возбуждению уголовного дела - не абстрактный юридический факт, это явление объективной действительности, с которым закон связывает возникновение обязанности решить вопрос о возбуждении уголовного дела.

В теории государства и права под юридическими фактами понимаются жизненные обстоятельства, с которыми закон, правовые нормы

связывают наступление юридических последствий, прежде всего различных правовых отношений. Юридические факты разделяют на события и действия. События не зависят от воли человека, действия же представляют собой его волеизъявление. Действия, совершаемые с намерениями породить юридические последствия, называются юридическими актами; действия, приводящие к юридическим последствиям независимо от намерения лица, - юридическими поступками[3].

В силу изложенных обстоятельств не бесспорным представляется утверждение Г. П. Химичевой, что в уголовном судопроизводстве заявления и сообщения о преступлении, непосредственное обнаружение признаков преступления правильно относить к юридическим актам. В разряд юридических поступков переходят заявления о преступлении в том случае, если заявитель не выражает намерения привлечь кого-либо к ответственности.

Под поводами для возбуждения уголовного дела, по мнению отдельных авторов, следует понимать предусмотренные законом источники информации, являющиеся побудительной причиной для начала уголовного судопроизводства, деятельности органа дознания, следователя или прокурора по проверке содержащихся в источнике первичных сведений о признаках совершения (или подготовки к совершению) преступления, вызывающие обязанность решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Нетрудно заметить, что указанным определением А. Н. Шевчук ставит знак равенства между формой определенного рода юридического факта и содержанием другого юридического факта, то есть между поводом для возбуждения уголовного дела и основанием для начала уголовного процесса, что, по нашему мнению, не может быть признано правильным. Существует три взаимосвязанных условия для возбуждения уголовного дела: законный повод, достаточность оснований и наличие у должностного лица или органа права на возбуждение уголовного дела.

С учетом изложенного под поводом к возбуждению уголовного дела следует понимать предусмотренные уголовно-процессуальным законом юридические акты или поступки, с которыми закон связывает

обязанность органа дознания, следователя решить вопрос о возбуждении либо отказе в возбуждении уголовного дела[4]. Повод - установленный законом источник определенных сведений о совершенном или готовящемся преступлении.

Перечень поводов исчерпывающе указан в диспозиции ч. 1 ст. 140 УПК РФ: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном и готовящемся преступлении, полученное из иных источников; 4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

В свете рассматриваемых проблем следует отметить, что информация о фактах торговли несовершеннолетними может быть получена из Интерпола, из посольств, от правоохранительных органов иностранных государств; может содержаться в печатных публикациях, телевизионных и радиовещательных программах, в глобальной сети Интернет; может поступить от общественных неправительственных организаций, оказывающих помощь жертвам торговли людьми; от служащих различных неправительственных организаций (работников досуговых учреждений, ферм, строек и др., оказавшихся свидетелями преступления), из сообщений так называемой «третьей стороны» (социального работника, представителя образовательного учреждения или другой организации, друзей предполагаемой жертвы, а также любого частного лица или организации).

Анонимные сообщения, содержащие данные о готовящихся, совершаемых или совершенных преступлениях, связанных с торговлей несовершеннолетними, передаются в оперативные службы для установления признаков преступления. Это вызвано тем, что согласно ч. 7 ст. 141 УПК РФ анонимное заявление о преступлении не может служить поводом д ля возбуждения уголовного дела.

По нашему мнению, полностью игнорировать данные источники информации недопустимо по следующим причинам. В ходе проведения настоящего исследования было установлено, что в правоохранительные органы с официальными заявлениями о совершении преступлений указанного вида обращаются значительно реже, чем

в общественные неправительственные организации (НПО), оказывающих помощь жертвам торговли людьми, включая несовершеннолетних.

Одновременно НПО утверждают, что немногие жертвы торговли несовершеннолетними обращаются в правоохранительные органы с заявлениями о совершенных против них преступлениях. В качестве причин, обусловливающих такое поведение жертв рассматриваемого преступления, чаще всего называют их строгое и длительное изолирование от окружающего мира. В условиях ограниченной свободы передвижения они находятся в зависимом от своих эксплуататоров положении, опасаются преследования и наказания со стороны правоохранительных органов (например, за занятие проституцией, за нелегальное проживание или трудовую деятельность на территории России). Пострадавшие не доверяют правоохранительным органам и не уверены, что государство может оказать им реальную помощь. Вместе с тем потерпевшие боятся расправы и мести со стороны «своего хозяина» или торговца людьми, а также боятся огласки и моральных проблем (например, в случае занятия проституцией)[5] .

Лишь небольшое количество жертв торговли людьми, в том числе несовершеннолетние, обращаются в полицию и возвращаются домой. Случаи пыток и убийств рабынь-проституток, в том числе из России, достаточно часты. В России не существует точной национальной статистики в данной области. В этой связи ценность представляют любые экспертные оценки 18°.

Учитывая изложенное, представляется целесообразным предусмотреть в уголовно-процессуальном законе в качестве самостоятельного повода для возбуждения уголовного дела анонимные сообщения о готовящемся, совершаемом или совершенном факте торговли несовершеннолетними. В этой связи, на наш взгляд, необходимо дополнить диспозицию ч. 1 ст. 140 УПК РФ положением в следующей редакции: «5) анонимное сообщение о совершенном и готовящемся преступлении в отношении несовершеннолетних».

Сведения, полученные их этих источников и указывающие на наличие признаков преступления, могут являться основанием для возбуждения уголовного дела. Однако в большинстве случаев исходная информация является основанием для проведения оперативно-розыскных

мероприятий (наблюдения, опроса, наведения справок, отождествления личности, исследования предметов и документов), позволяющих собрать достоверные факты, уточняющие первичную информацию, и принять необходимые меры воздействия в отношении лиц, причастных к подготовке или совершению преступлений рассматриваемых видов[6].

Причем для решения вопроса о возбуждении уголовного дела не является обязательным установление всех признаков состава преступления, необходимо установить лишь отдельные из них, которые отражают существенные свойства конкретного состава правонарушения, а именно: объект и объективную сторону преступления.

К примеру, что касается повода к возбуждению уголовного дела применительно к торговле несовершеннолетними, всего 14% изученных уголовных дел были возбуждены по заявлениям граждан, причем большинство из них сделаны не самими потерпевшими, а их родственниками. Обычно в этом качестве выступают родители дочерей, уехавших на учебу или заработки, обладающие определенными сведениями о характере их действительного рода занятий за рубежом, полученными из телефонного разговора либо письма.

Имели место случаи, когда с заявлением о возбуждении уголовного дела в полицию обращались родители несовершеннолетних, побывавших в сексуальном рабстве и вернувшихся из-за границы. Нередко при этом родители обладают информацией не только о роде деятельности детей, но и о личности преступников, осуществляющих вовлечение и перемещение девушек в страну назначения. Особенно это характерно для поселков и небольших городов.

Отмечены случаи, когда в правоохранительные органы с заявлением обращались лица, принявшие телефонный звонок из-за рубежа от находящихся там молодых женщин с просьбой о помощи «вызволения» их из сексуального рабства. В отдельных случаях (5 %) поводом к возбуждению уголовного дела служили сообщения должностных лиц государственных органов, прежде всего представителей правоохранительных органов иностранных государств, по результатам проверки подпольных притонов (борделей), в ходе которой были задержаны нелегально занимающиеся проституцией девушки. Как показывает практика, большинство уголовных дел в сфере торговли людьми, в том числе несовершеннолетними,

возбуждается в результате непосредственного обнаружения органами уголовного преследования сведений, указывающих на признаки преступления (81 % изученных дел)[7].

По результатам опроса практических работников правоохранительных органов, 1-е место по распространенности занимает такой повод, как непосредственное обнаружение органом уголовного преследования сведений, указывающих на признаки преступлений (85,5% сотрудников), 2-е - заявление граждан (57,5% сотрудников), 3-е - сообщение должностных лиц государственных органов, предприятий, учреждений, организаций, объединений (13,5% сотрудников). Такие поводы, как явка с повинной и сообщение о преступлении в средствах массовой информации, не имеют распространения (3,5 и 2,5 % опрошенных).

Следует заметить, что в материалах изученных уголовных дел явка с повинной не служила поводом для возбуждения уголовного дела, а являлась результатом работы следователя и оперативных сотрудников в рамках уже возбужденного дела и выступала в качестве документального подтверждения согласия на сотрудничество со следствием отдельных, уже установленных преступников в целях смягчения наказания.

Диспозиция ч. 2 ст. 140 УПК РФ предусматривает установление достаточных данных, указывающих на признаки преступления и служащих основанием для возбуждения уголовного дела. Как показало настоящее исследование, чаще всего признаки торговли несовершеннолетними обнаруживаются при производстве по следующим категориям уголовных дел:

1. Незаконное усыновление или удочерение (ст. 154 УК РФ). В ряде случаев несовершеннолетние приобретаются, пусть и незаконно, чтобы создать полноценную семью, с целью в дальнейшем усыновить законно. Процесс усыновления или удочерения происходит скрытно, в небольшом кругу посвященных лиц. Нередко лица, покупающие ребенка, скрывают данное обстоятельство от своих близких, а это создает трудности при выявлении данного факта торговли несовершеннолетними.

  • 2. Вовлечение в занятие или организация занятия проституцией (ст. 240,241 УКРФ).
  • 3. Незаконное распространение порнографических материалов или предметов; изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическим изображением несовершеннолетних (ст. 242, 2421 УК РФ).
  • 4. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в целях использования органов или тканей потерпевшего, принуждения к изъятию органов или тканей человека для транспортировки (п. «ж» ч. 2 ст. 111, ст. 120 УК РФ).
  • 5. Истязание, похищение человека, незаконное лишение свободы, использование рабского труда (ст. 117, 126, 127, 1272 УК РФ).
  • 6. Административное правонарушение, связанное с несоблюдением правил организации и охраны труда наемных работников.

Стадии возбуждения уголовного дела присущи определенные, носящий локальный характер задачи; они прямо предусмотрены уголовнопроцессуальным законодательством или вытекают из его положений, и заключаются в том, чтобы определить следующее:

является ли информация о готовящемся или совершенном преступлении законным поводом к возбуждению уголовного дела (ч. 1 ст. 140, ст. 141-143,ч. 5 ст. 318, ч. 1 ст. 319 УПК РФ);

усматриваются ли в деянии, о котором поступило сообщение, признаки общественно опасного деяния (ч. 2 ст. 140 УПК РФ);

по какой статье УК РФ оно может быть квалифицировано (п. 4 ч.

2 ст. 146 УПК РФ);

вправе ли данный государственный орган и конкретное должностное лицо разрешить вопрос о возбуждении уголовного дела, либо имеющиеся материалы подлежат передаче по подследственности (п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ);

имеются ли обстоятельства, препятствующие возбуждению уголовного дела (ст. 24 и ст. 148 УПК РФ);

не обладает ли лицо, в отношении которого возбуждается уголовное дело, статусом, влекущим особый порядок возбуждения такового (ст. 447 и 448 УПК РФ);

кем должно производиться дознание или предварительное следствие в случае возбуждения уголовного дела (ст. 149, 151 УПК РФ);

является ли достаточной имеющаяся совокупность сведений для принятия какого-либо решения, предусмотренного ст. 145 УПК РФ;

какие меры надлежит предпринять для закрепления и сохранения следов преступления (ч. 2 ст. 140, ч. 3 ст. 145, ч. 4 ст. 144 УПК РФ).

Следует отметить, что на стадии возбуждения уголовного дела не требуется обязательного установления способа, обстановки, мотива, цели, формы, вины, установление конкретных лиц. Данная задача реализуется на следующем этапе уголовного судопроизводства - предварительном расследовании. Что касается круга субъектов, которые могут принимать участие в собирании доказательств на стадии возбуждения уголовного дела, то он ограничен законодателем. Такие участники уголовного судопроизводства, как подозреваемый, обвиняемый, защитник, законный представитель, потерпевший и его представитель, гражданский истец и гражданский ответчик, их представители, появляются только в стадии предварительного расследования, а следовательно, не могут участвовать в собирании доказательств на стадии возбуждения уголовного дела.

В то же время на данной стадии участвуют такие субъекты правоотношений, которые не встречаются на последующих этапах уголовного процесса: заявитель; лицо, явившееся с повинной; лица, дающие объяснения. Они в пределах установленной законом компетенции правомочны в стадии возбуждения уголовного дела принимать участие в доказывании.

Еще одну особенность необходимо указать - это то, что на стадии возбуждения уголовного дела уголовно-процессуальная деятельность начинается не с момента возбуждения уголовного дела, а с момента появления повода к его возбуждению. На данной стадии не могут проводиться следственные действия (за исключением осмотра места происшествия, осмотра трупа, предметов и документов, освидетельствования, получения образцов для сравнительного исследования, производства экспертизы), но предусмотрена процессуальная форма деятельности должностных лиц по рассмотрению заявлений и сообщений о преступлении. К числу процессуальных (но не следственных) действий согласно ст. 144 УПК РФ относятся следующие:

производство документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов;

привлечение специалистов к участию в проверках, ревизиях, исследованиях;

направление органу дознания обязательного для исполнения письменного поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

В стадии возбуждения уголовного дела предусмотрено составление таких процессуальных документов, как протокол устного заявления (ч. 3 ст. 141 УПК РФ), протокол явки с повинной (ч. 2 ст. 142 УПК РФ), рапорт об обнаружении признаков преступления (ст. 143 УПК РФ), постановление прокурора (ч. 4 ст. 140 УПК РФ), постановление о возбуждении уголовного дела (ст. 146 УПК РФ) или об отказе в возбуждении уголовного дела (ст. 148 УПК РФ).

Учитывая изложенное, можно заключить, что возбуждение уголовного дела является обязательной стадией уголовного процесса и основанием для дальнейших процессуальных действий при расследовании и разрешении уголовного дела. После того как разрешен вопрос о возбуждении уголовного дела и об этом вынесено соответствующее постановление, следователь, дознаватель, орган дознания могут производить любые неотложные следственные действия (допросы, следственный эксперимент, обыск и т. д.).

При получении в стадии возбуждения уголовного дела сведений о признаках преступления следует соблюдать требования УПК РФ так же тщательно, как и при получении доказательств в последующих стадиях уголовного судопроизводства. В противном случае любые источники фактических данных, полученных в стадии возбуждения уголовного дела, будут признаны недопустимыми и исключены из доказывания на основании ст. 75 УПК РФ[8].

Наличие проблемы в части доказательственного значения (допустимости использования в качестве доказательства) информации, полученной в стадии возбуждения уголовного дела, отмечают многие авторы. Важность этой проблемы обусловлена необходимостью качественного совершенствования процесса доказывания в уголовном судопроизводстве, а информация, полученная на данной стадии, является зачастую более объективной и отвечающей реальной действительности, чем данные, полученные в ходе предварительного расследования.

Кроме того, определенная часть информации, собранная до момента возбуждения уголовного дела и зафиксированная в истребованных документах, в ходе предварительного расследования уже получена быть не может, так как эти документы имелись в единственном экземпляре.

В силу изложенных обстоятельств подобные сведения имеют большое доказательственное значение для уголовного судопроизводства.

В уголовно-процессуальном законе до настоящего времени данная проблема не получила своего разрешения, хотя в течение длительного времени в юридической литературе ведется дискуссия по поводу законодательного расширения перечня следственных действий, проведение которых допускается до возбуждения уголовного дела.

В данном споре доминируют две теоретические позиции. Авторы первой точки зрения считают, что до возбуждения уголовного дела целесообразно производить иные следственные действия: все виды осмотра, назначение экспертизы, задержание, личный обыск, обыск в помещении, допрос и др.[9]. Другие ученые полагают, что если следственные действия, проводимые до возбуждения уголовного дела, расширить, то будут нарушены такие принципы, как неприкосновенность личности, принцип законности и справедливости.

В силу изложенных обстоятельств до настоящего времени неоднозначной является практика проведения такого следственного действия, как осмотр места происшествия. Осмотр места происшествия - это, как правило, неотложное следственное действие, направленное на установление, исследование и фиксацию обстановки места происшествия, следов преступления, преступника и иных фактических данных, позволяющих в совокупности с другими доказательствами сделать вывод о механизме преступления, то есть о содержании преступной деятельности и других обстоятельствах расследуемого события.

Законодатель в диспозиции ст. 176 УПК РФ определил перечень объектов осмотра, тем самым указал его основные виды:

1. Осмотр места происшествия. Место происшествия - это участок местности, техническое сооружение или помещение (жилое и нежилое), на котором обнаружены предметы и следы (труп, следы борьбы

Глава II. Уголовно-процессуальные особенности доказывания на стадиях возбуждения И ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ О ТОРГОВЛЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ и самообороны, взлом хранилищ, транспортные средства, оружие и т. п.), указывающие на возможное совершение преступления. Место происшествия нельзя отождествлять с местом совершения преступления, так как следы преступления могут быть преступником удалены с последнего и перемещены на другое место. Осмотр места происшествия, будучи неотложным следственным действием, в случаях, не терпящих отлагательства, может производиться и до возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 176 УПК РФ). В этом случае результаты осмотра могут стать основанием к возбуждению уголовного дела.

В свете рассматриваемых проблем представляется целесообразным рассмотреть содержание понятия «место происшествия». Л. А. Иванов считает, что место происшествия - это определенное пространство, где непосредственно произошло происшествие или имеются его последствия, есть (или могут быть) следы, объекты или явления, имеющие доказательственное значение[10]. Однако из этого определения не ясно, что именно автор понимает под определенным пространством.

Более интересным, на наш взгляд, представляется определение, сформулированное В.П. Колмаковым, указавшим, что «местом происшествия может быть определенный пространственный участок территории, суши, водной поверхности и дна водоемов, помещений, где обнаружены материальные последствия его». В данном случае в целом точно указано, что следует понимать под пространством, которым охватывается понятие «место происшествия». Вместе с тем необходимо обратить внимание, что следы преступления нередко располагаются не только на участке земной поверхности, в помещении и т.д., но и в иных сферах и пространственных объектах. В силу изложенных обстоятельств отдельные авторы справедливо предлагают расширить перечень сфер, включаемых в пространство, подлежащее осмотру в качестве места происшествия, добавив туда и подводную среду, подземные природные образования, либо искусственные сооружения.

Кроме того, по нашему мнению, не совсем корректно говорить, что место происшествия - это пространственный участок, где совершено преступление. Происшествие включает в себя как преступление, так

и другие деяния, внешне напоминающие криминальные события, но таковыми не являющиеся, о чем следователь нередко не знает, когда производит осмотр места происшествия. С учетом изложенного можно сформулировать следующее определение понятия «место происшествия», а также представляется целесообразным дополнить ст. 5 УПК РФ, регламентирующую основные понятия, используемые в уголовно-процессуальном законе, соответствующим положением.

«Место происшествия - участок местности, жилище, иное нежилое помещение, морское, воздушное или речное судно, иное транспортное средство, в пределах или на территории которых состоялось событие, имеющее признаки преступления, а также где подготавливалось общественно опасное деяние или обнаружены связанные с ним обстоятельства (вредные последствия) расследуемого события».

Зачастую сотрудники правоохранительных органов в своей правовой оценке подходят к преступлениям, связанным с торговлей людьми, в том числе несовершеннолетними, точно так же, как и к любым другим преступлениям, однако здесь есть ряд важных аспектов, которые необходимо учитывать. В целом место совершения преступления -это любое место, где можно обнаружить физические (материальные) следы преступления. В местах совершения преступлений, связанных с торговлей несовершеннолетними, можно найти следующую поисковую информацию:

сведения о признаках внешности конкретных несовершеннолетних: тела и одежды жертв купли-продажи и торговцев;

сведения о транспортных средствах: автомобилях, грузовиках, автобусах, лодках, самолетах или других транспортных средствах, на которых перевозятся или перевозились несовершеннолетние, ставшие жертвой купли-продажи. Осмотру транспортного средства, которое используется для перевозки, как правило, предшествует его задержание. В этом случае необходимо свести к минимуму вероятность аварии при задержании автомобиля с детьми. Только в крайнем случае применять табельное оружие для остановки транспортного средства, в котором в тайнике или с использованием подложных документов перевозятся потерпевшие несовершеннолетние, которые, например, в числе неза

1

Более подробно по этому поводу: Пособие по оказанию первой помощи для использования сотрудниками правоохранительных органов, которые первыми реагируют на случаи торговли людьми. ЮНДОК. Управление ООН по наркотикам и преступности. Листовка 4. И http:// hghltd.yandex.net/yandbtm?fmode конных мигрантов пересекают государственную границу контрабандным путем[11];

индивидуальные признаки зданий: фабрик, публичных домов, кухонь, жилых комплексов, домов, хозяйственных построек или других зданий, в которых эксплуатируются или эксплуатировались жертвы торговли или в которых они проживают или проживали; гостиниц, баров, туристических агентств, аэропортов и других зданий, используемых торговцами детьми;

участки местности: поля, карьеры, бухты, фермерские угодья и другие места, в которых эксплуатируются или эксплуатировались несовершеннолетние.

Принимая во внимание, что рассматриваемая категория преступлений совершается в несколько этапов, мест совершения преступлений, скорее всего, может оказаться тоже несколько. Физические следы, которые можно обнаружить в местах совершения преступлений, включают биологические образцы (например, кровь, сперму, мочу и слюну), отпечатки пальцев и отпечатки, оставленные другими частями тела, волокна и другие микроследы, документы, информационные технологии и другое электронное оборудование.

Изучая место совершения преступления торговли несовершеннолетними, следует осуществлять поиск доказательств отдельных фактов (инцидентов), связанных с физическим насилием или изнасилованием в отношении детей; выяснить, кто осуществлял контроль за ними и как осуществлялась их эксплуатация. В этой связи в ходе изучения места преступления целесообразно соблюдать следующие правила.

Одежду изымать только в присутствии специалиста-криминалиста. По возможности предполагаемые жертвы преступления должны оставаться в своей одежде до прибытия специалиста. Однако если участие такого специалиста не представляется возможным, следователю целесообразно изъять одежду потерпевшего несовершеннолетнего с соблюдением следующих правил:

  • • изымать одежду у потерпевшего нужно только с его/ее согласия (его законного представителя);
  • • изымать одежду только в присутствии людей того же пола, что и потерпевший несовершеннолетний;
  • • осуществить фотографирование или описание одежды и ее состояния до изъятия;

  • • каждый предмет одежды следует изымать отдельно;
  • • в момент изъятия каждого предмета одежды потерпевший несовершеннолетний должен размещаться на большом и чистом листе бумаги;
  • • каждый предмет одежды несовершеннолетнего следует завернуть в отдельный лист бумаги;
  • • каждый завернутый предмет одежды несовершеннолетнего следует пометить индивидуальным номером.
  • 2. Осмотр местности, не являющей местом происшествия. В некоторых случаях осмотру подвергается местность, связанная косвенным образом с событием преступления, касающегося торговли несовершеннолетними.

К числу помещений и участков местности, которые могут выступать в качестве объектов осмотра при расследовании указанной категории уголовных дел, относятся различного рода укрытия, которые используются (использовались) субъектами преступной деятельности для временного содержания жертв торговли людьми, в том числе несовершеннолетними. Например, в период их перемещения к месту назначения, а также в процессе использования их рабского труда объектами осмотра могут быть:

участки местности с расположенными на них палатками, шалашами или землянками, в которых временно содержатся или могли содержаться несовершеннолетние потерпевшие;

нежилые помещения, в том числе расположенные на территории сельского подворья, хутора, фермерского хозяйства или организации (предприятия), где содержались и (или) эксплуатировались несовершеннолетние потерпевшие;

помещения досуговых центров, частные бани, ночные клубы, гостиницы, в которых обнаружены эксплуатируемые преступниками несовершеннолетние проститутки[12].

3. Осмотр жилища. При его проведении следует исходить из конституционного положения о неприкосновенности жилища, согласно которому никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц. Данное положение регламентировано и в п. 1 ст. 12 УПК РФ. Зачастую проживающие в жилище лица, будучи потерпевшими, не возражают против осмотра жилого помещения, являющегося местом происшествия, поскольку преступление (кража, грабеж и т.д.) посягало на их законные интересы. В случаях возражений

против осмотра (их обычно заявляют подозреваемые, не желающие, чтобы осмотром были обнаружены следы, уличающие их в преступлении) он может производиться только на основании судебного решения (п. 4 ч. 2 ст. 29 УПК РФ).

Следует заметить, что в этом случае обращение следователя к лицам, проживающим в жилом помещении и не желающим проведения в нем осмотра, раскрывает тактические намерения следователя. При обращении следователя в суд за разрешением на осмотр жилого помещения между объявлением об осмотре и его фактическим проведением образуется временной интервал, вполне достаточный для того, чтобы возражающие против осмотра лица (чаще всего преступники, временно содержащие жертв в арендуемых квартирах) смогли уничтожить улики. Фактически складывается ситуация, когда осмотр оказывается следственным действием, не терпящим отлагательства, то есть когда он может производиться без разрешения суда. На практике именно таким образом разрешается коллизия между нормативным предписанием и реальностью.

Следует отметить, что данное следственное действие имеет двоякую направленность:

проведение осмотра с целью обнаружения самого укрытия, о котором было сообщено, а также с целью фиксации признаков его действительного использования для содержания несовершеннолетних;

проведение осмотра с целью обнаружения несовершеннолетних на объекте осмотра, их освобождения, фиксации следов эксплуатации несовершеннолетних и (или) их содержания.

  • 4. Осмотр иного помещения. Таковым может оказаться нежилое помещение, оказавшееся местом происшествия, но также и помещение, не являющееся ни жилищем, ни местом происшествия, но иным образом связанное с обстоятельствами, подлежащими доказыванию (например, гараж, надворная постройка, не приспособленные для жилья, но бывшие местом, где преступник караулил свою несовершеннолетнюю жертву, зернохранилище, склад, осматриваемые с целью выяснения условий хранения ценностей). Объектом осмотра может стать и служебное помещение (офис) той или иной организации (например, для изучения следов проникновения преступников, и тогда это - место происшествия, а также средств коммуникации, мест расположения отдельных сотрудников, доступности посетителей и т. п.).
  • 1

Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В. И. Радченко. М.: Юстицинформ, 2006. С.375.

Осматриваться может и торговый модуль, палатка, принадлежащие не организации, а частному лицу.

5. Осмотр предметов и документов. Объектом осмотра могут стать орудия преступления и оставленные ими материальные следы, обнаруженные на месте происшествия; личные (оброненные преступником) и иные документы, которые в силу места их обнаружения могут быть признаны вещественными доказательствами; транспортные средства (автотранспорт, подвижный состав, речные и морские суда, самолеты) на месте аварий. Своеобразным предметом, подлежащим осмотру, являются животные или их трупы (когда необходимо обнаружить их владельца по клейму, особым приметам). Осмотр этих объектов осуществляется в ходе «основного» осмотра. Но, если это оказывается затруднительным вследствие большого количества изъятого, осмотр которого потребует длительного времени, или отсутствия соответствующих условий для осмотра на месте (необходимость привлечь специалиста, подозреваемого, применить технические средства и т. п.), осмотр предметов и документов (например, документ, удостоверяющий личность) может стать самостоятельной разновидностью осмотра|97.

Изъятые в процессе оперативного обследования, в процессе осмотра или в ходе обыска (выемки) документы по данным категориям уголовных дел целесообразно повторно более тщательно осмотреть в стационарных условиях. По рассматриваемым уголовным делам к числу таких объектов осмотра могут относиться журналы (книги) расходов организаторов эксплуатации, изготовителей порновидеоматериалов, расходов торговцев несовершеннолетними на содержание жертв, например проституток и иных лиц, а также журналы (книги) доходов по результатам преступной деятельности.

Как показывает анализ практики расследования данной категории уголовных дел, это может быть и один документ, в который диспетчер, например, центра досуга вносит сведения о затратах на одежду, парфюмерно-косметические принадлежности проституток, их питание, а также указывает количество клиентов, которых обслужила девушка, и сумму, полученную от клиента.

В зависимости от механизма преступной деятельности перечень рассматриваемых документов может быть значительно шире. Например, применительно к расследованию фактов незаконного усыновле-

197 Более подробно об этом: Шейфер С. А. Следственные действия. Основания, процессуальный порядок и доказательственное значение. М.: Юрлитинформ, 2004. С. 53. ния (удочерения) на международном уровне объектами осмотра являлись журналы регистрации доверенностей Комитета по образованию администрации Волгоградской области. В процессе осмотра было установлено, что в получении доверенностей на получение ответов из Федерального банка данных Министерства образования РФ расписывалось должностное лицо администрации Волгоградской области В. А. Герусова, а не те граждане, на которых оформлялись доверенности. Осмотр заграничного паспорта В. А. Герусовой показал, что в нем имеются отметки о прохождении пограничного контроля и итальянские визы, свидетельствующие о четырехкратном посещении Италии, куда из детских домов г. Волгограда и Волгоградской области продавались дети. Дополнительными доказательствами, которые были получены в процессе осмотра документов, являлись:

протокол осмотра авиабилетов в архиве авиакомпании «Аэрофлот», в том числе авиабилетов на имя В. А. Герусовой;

протокол осмотра изъятых в гостинице «Белград» заявок на размещение и анкет на проживание, согласно которому В. А. Герусова проживала в данной гостинице в период, предшествующий вылету за границу.

Применительно к другому фигуранту по данному уголовному делу, гражданке Н. Ф. Фратти, в качестве средств доказывания также использовались процедуры осмотра документов. Например, в ее квартире в процессе обыска были изъяты и впоследствии осмотрены:

компьютерная и копировальная техника, необходимая для изготовления документов путем компьютерного или технического монтажа;

чистые бланки детских учреждений г. Волгограда и Волгоградской области;

копии выписок из истории развития детей;

оригиналы и копии ответов из Министерства образования РФ о сроках нахождения детей на учете в Федеральном банке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

рукописные выписки из историй развития детей;

копии решений районных и областного суда об установлении усыновления российских детей гражданами Италии|98.

Непосредственным местом совершения преступной купли-продажи несовершеннолетнего, как правило, бывают квартиры покупателей, продавцов, посредников, автотранспортные средства участников сделки, 198 Журавлёв С.Ю., Крепышева С. К., Погодина Т.Г., Полякова М. А., Колесов А. И. Расследова

ние торговли людьми: методика, тактика. Специальные познания: Учеб, пособие. М.: Юр-литинформ, 2010. С. 152-153. детские дома, больницы, общественные места и т. д., то есть это те места, где лица, принимающие участие в преступной деятельности, пребывают на легальных основанияхИсследовать данное место можно основными способами: путем производства осмотра места происшествия; осмотра жилища; осмотра иного помещения.

Это обусловлено тем, что, хотя место совершения сделки и следует трактовать как место, в границах которого произошло значимое преступное событие, оно не вполне подходит под понятие места происшествия. Это обусловлено незначительным количеством следов преступления, существующих в пределах рассматриваемого территориального пространства. Специфика торговли несовершеннолетними в качестве преступной деятельности вообще такова, что точно определить «место происшествия» не всегда представляется возможным. При этом при задержании преступников в момент совершения сделки в отношении несовершеннолетнего следует произвести осмотр места совершения преступления (задержания преступников) в рамках осмотра места происшествия с целью обнаружения предметов (денежных средств, расписок о получении денег и т. д.), которые будут представлять собой важную доказательственную информацию.

Анализ судебно-следственной практики по уголовным делам о торговле детьми и использовании их рабского труда показал, что при расследовании этой категории дел целесообразно производить осмотр места проживания несовершеннолетнего до и после совершения сделки купли-продажи (в доме или квартире продавцов, посредников сделки, покупателей). Осмотру подлежат также места содержания детей перед отправкой за границу либо перед передачей непосредственно покупателю. В этой ситуации осмотр производится в рамках осмотра жилища (например, в частном доме или квартире) либо осмотра иного помещения (например, гаража, сарая, производственного или подсобного помещения).

Осмотр следует проводить с использованием видеозаписи или фотосъемки. Правильно составленная фототаблица, на которой должны быть зафиксированы все изложенные в протоколе элементы обстановки, является наглядным приложением к протоколу осмотра. Она может быть использована в ходе допроса свидетелей и подозреваемых (обвиняемых), а также применяться в процессе плани-

199 Абрамова С.Р., Усанов И. В. Раскрытие и расследование преступной торговли несовершеннолетними: Монография. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 102.

рования проверки показаний на месте. Все объекты, обнаруженные и изъятые в процессе осмотра, могут быть дополнительно осмотрены в стационарных условиях и направлены для проведения необходимых экспертиз [13].

Если с момента совершения преступления до его выявления прошло незначительное время, то при проведении следственного осмотра в указанных местах необходимо искать следы пребывания несовершеннолетнего, в том числе следы, по которым можно будет его идентифицировать. Если объектом купли-продажи был новорожденный или малолетний ребенок, необходимо осуществлять поиск следов рук, губ, лба, следов-выделений, волос на игрушках, бутылочках, сосках, пеленках, а также на личных вещах ребенка (игрушках, одежде, предметах туалета и т. д.).

В ходе производства указанных видов осмотра по делам о торговле несовершеннолетними более старшего возраста обратить внимание следует на поиск одежды потерпевших (в том числе грязного белья), отпечатков пальцев рук, косметических средств потерпевшей, волос с головы на расческе или постели, зубной щетки со слюной потерпевшего, окурков сигарет со следами помады и отпечатками губ, следов крови и т. д.

Учитывая изложенные обстоятельства, можно заключить, что существующий перечень следственных действий, производство которых допускается действующим уголовно-процессуальным законом на стадии возбуждения уголовного дела, нуждается в дополнении. В этой связи представляется целесообразным в диспозицию ч. 2 ст. 176 УПК РФ после слов «осмотр места происшествия» внести дополнение: «а также осмотры местности, жилища, иного помещения».

Кроме того, диспозицию ч. 2 ст. 176 УПК РФ дополнить положением (по аналогии с порядком проведения следственных действий, регламентированным п. 4-9 и 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ) об обязательном уведомлении судьи и прокурора в течение 24 часов после проведения осмотра места происшествия в жилище в случаях, когда он был произведен при отсутствии согласия проживающих в нем лиц.

Таким образом, во-первых, будет обеспечен надлежащий судебный контроль по отношению к данному следственному действию, повышена гарантия соблюдения принципа неприкосновенности жилища,

а также защита конституционных прав и свобод граждан; во-вторых, это обеспечит точную и единообразную практику производства осмотра жилища до возбуждения уголовного дела в условиях соблюдения принципа законности.

  • [1] Григорьев В. Н. Уголовный процесс. Учебник. М.: Эксмо, 2009. С. 152. 2 ЖогинН.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М., 1961; Гуляев А. П. Следователь в уголовном процессе. М., 1981; Уголовно-процессуальное право: Учебник для вузов / Под общей ред. проф. П. А. Лупинской.М., 1995. С. 220; Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. проф. К. Ф. Гуценко. М., 1996. С. 153-154 и др. 3 Васильев А. Н. Рассмотрение сообщений о совершенных преступлениях. М., 1954. 4 Павлов Н.Е. Возбуждение уголовного производства. М., 1992. С. 6. 5 Михайленко А. Р. Вопросы теории и практики возбуждения уголовных дел в советском уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1971. С. 9. 6 Пидюков П. П. Отказ в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Киев, 1990. С. 14.
  • [2] Степанов В. В. Предварительная проверка информации о преступлениях в сфере экономики // Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики: Сборник научных статей. Саратов, 1999. С. 95-100. 2 Савицкий В. М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. М., 1975. С. 76. 3 Павлов Н.Е. Возбуждение уголовного производства. М., 1992. С. 9. 4 Кузнецов Н. П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж, 1983. С. 31. 5 Жогин Н. В., Фаткуллин Ф. Н. Возбуждение уголовного дела. М., 1961. С. 63. 6 Григорьев В. Н. Обнаружение преступлений органами внутренних дел. Ташкент, 1986. С.16-17. 7 Там же. С. 17.
  • [3] Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. М. Н. Марченко. М., 1996. С. 397-398. 2 ХимичеваГП. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М., 1997. С.26-27. 3 Шевчук А. Н. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общ. ред. В. В. Мозякова.М.: Экзамен XXI, 2002. С. 263.
  • [4] Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М., 1997. С. 27. 2 Дворкин А. И., Торбин Ю.Г., Смирнов Г. К. Торговля людьми в РФ: квалификация, предупреждение, расследование: Учебно-практ. пособие. М.: Юрист, 2007. С. 88. 3 Более подробно об этом Абрамова С. Р., Усанов И. В. Раскрытие и расследование преступной торговли несовершеннолетними: Монография. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 53.
  • [5] Более подробно об этом: Тюрюканова Е.В., Синицын Ф. Л. Программы БДИПЧ по борьбе с торговлей людьми. Выявление жертв торговли людьми, а также предоставление им помощи и защиты в Российской Федерации (на примере Московского региона). М., 2008. С. 50. 2 http://www.globoscope.rU/content/articles/l067/
  • [6] Абрамова С.Р., Усанов И. В. Раскрытие и расследование преступной торговли несовершеннолетними: Монография. М.: Юрлитинформ, 2009.С. 53.
  • [7] Шруб М. П. Методика расследования торговли людьми с целью сексуальной эксплуатации. Минск, 2009. С. 69-71. 2 Вместе с тем необходимо отметить, что в практике имели место случаи возбуждения уголовных дел о торговле людьми по результатам проверки информации, предоставлявшейся журналистами, профессионально занимающимися освещением рассматриваемой проблемы. 3 Схожие результаты исследований получили и другие авторы. См., напр.: ШрубМ.П. Методика расследования торговли людьми с целью сексуальной эксплуатации. Минск, 2009. С. 72.
  • [8] Более подробно об этом: Симонова Т. С. Доказывание при установлении основания для возбуждения уголовного дела И Вестник Оренбургского государственного университета. 2006. № 9. 2 См., напр.: Шейфер С. А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. Тольятти, 1997. С. 43.
  • [9] См., напр.: Яшин В. Н., Победкин А. В. Возбуждение уголовного дела. Теория, практика, перспективы: Учеб, пособие для вузов. М., 2002. С. 184; Быков В. М., Березина Л. В. О согласии прокурора на возбуждение уголовного дела // Закон и право. 2003. № 11. С. 29; Овсянников И. В. Согласование с прокурором постановления о возбуждении уголовного дела // Уголовный процесс. 2006. № 5. С. 18-28; Манова Н. С. Предварительное и судебное производство: дифференциация форм. М., 2004. С. 54-57. 2 Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д. Н. Козак, Е. Б. Мизулина. М., 2003. С. 305-307; Коротков А. П., Тимофеев А. В. Практика прокурорского надзора при применении некоторых положений нового УПК РФ / Прокурорская и следственная практика. М., 2004. С. 134—136; Химичева Г.П. Возбуждение уголовного дела: проблемы правовой регламентации и совершенствования деятельности // Черные дыры в российском законодательстве. 2003. № 2. С. 26. 3 БурхардД. Криминалистический словарь. М.: Юрид. литература, 2005. С. 66.
  • [10] Иванов Л. А. Следственный осмотр при расследовании транспортных происшествий. Саратов, 1993. С. 21. 2 Колмаков В.П. Следственный осмотр. М., 1969. С. 51. 3 Более подробно об этом: Степанов В. В. О понятии места происшествия / Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов, 2004. С. 45—46.
  • [11] Агафонов В. В., Астапкин Д.И., Журавлёв С. Ю. Расследование преступлений, связанных с торговлей людьми. М., 2007. С. 22.
  • [12] Журавлев С.Ю., Крепышева С. К., Погодина Т.Г., Полякова М. А., Колесов А. И. Расследование торговли людьми: методика, тактика. Специальные познания: Учеб, пособие. М.: Юр-литинформ, 2010. С. 148.
  • [13] Более подробно об этом: Агафонов В. В., Астапкин Д. И. Журавлёв С.Ю. Расследование преступлений, связанных с торговлей людьми. М., 2007. С. 22. 2 Абрамова С.Р., Усанов И. В. Раскрытие и расследование преступной торговли несовершеннолетними: Монография. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 103-104.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >