УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ДОКАЗЫВАНИЯ НА СТАДИЯХ ВОЗБУЖДЕНИЯ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ О ТОРГОВЛЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ

ПРЕДМЕТ ДОКАЗЫВАНИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ О ТОРГОВЛЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ

Расследование любого преступления, в том числе связанного с торговлей несовершеннолетними, установление и изобличение лица, совершившего это общественно опасное деяние, а также обеспечение справедливого наказания виновного и недопущение привлечения к уголовной ответственности невиновного возможны только в том случае, если установлены все обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

Одним из важнейших условий принятия любого процессуального решения по уголовному делу является наличие для этого достаточных фактических оснований, что может быть достигнуто лишь при правильном установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию. Совокупность этих обстоятельств в теории доказывания принято именовать предметом доказывания.

Перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию, законодателем прописан в диспозиции ст. 73 УПК РФ. Их регламентация в действующем законодательстве позволяет установить границы исследования и тем самым определить пределы выдвигаемого обвинения.

Все процессуальные решения по уголовному делу, в том числе и итоговые, не могут затрагивать обстоятельств, не входящих в предмет доказывания. Исключения составляют лишь случаи, когда выносится процессуальное решение, касающееся частичного прекращения материалов уголовного дела.

В известной концептуальной научной работе «Теория доказательств в советском уголовном процессе» предмет доказывания определен как

1

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. П. А. Лупинской. М.: Норма; 2009. С. 290-291; Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. 2007. С. 131; Григорьев В. Н., Победкин А. В., Яшин В.Н. Уголовный процесс. М.: Эксмо, 2009. С. 80.

«система обстоятельств, выражающих свойства и связи исследуемого события, существенные для правильного разрешения уголовного дела и реализации в каждом конкретном случае задач судопроизводства. Эти обстоятельства устанавливаются путем процессуального доказывания, то есть с помощью предусмотренных законом средств и способов. Определенность предмета доказывания обусловливает направление и границы исследования. Правильное установление предмета доказывания по конкретному уголовному делу - условие целенаправленной деятельности органов расследования и суда, обеспечения всесторонности, объективности исследования обстоятельств»[1].

В то же время в теории уголовного процесса среди ученых до настоящего времени единства суждений в определении понятия предмета доказывания не достигнуто. Несмотря на относительно продолжительный период развития теории уголовно-процессуального доказывания, в настоящее время отсутствует единое понимание сущности, структуры предмета доказывания и даже базовых научных понятий, отражающих его содержание.

Проанализировав существующие и представленные в юридической литературе научные позиции ученых-правоведов по указанным выше вопросам, можно их классифицировать следующим образом.

Первая группа авторов исходит из главенствующего правила о философско-гносеологической основе предмета доказывания. Отталкиваясь от общего представления о том, что процесс доказывания является частным проявлением познавательной деятельности, ученые определяют предмет доказывания как элемент познания вообще. Такая научная позиция основывается на том, что по уголовному делу процесс доказывания, подобно предмету познания, опосредует не все, а лишь строго определенные стороны события преступления. В состав этой группы входят следующие авторы: Н.П. Кузнецов, Ю.К. Орлов, И.М. Лузгин, Ф. Н. Фаткуллин, С. А. Шейфер и др.

Вторую группу авторов составляют ученые, которые при определении предмета доказывания свое внимание обращают на научные основы данного правового института. В этой связи ими предмет доказывания определяется как теоретическая конструкция или научная абстракция, отражающая преступления в совокупности юридически значимых признаков. К числу сторонников этой научной позиции относятся А. В. Шмонин, Н. Л. Емелькина и др.[2] .

Третья группа ученых включают в понятие предмета доказывания как юридически значимые обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу, так и доказательства, на основе которых эти обстоятельства устанавливаются|23.

В четвертую группу входят авторы, которые предмет доказывания понимают как совокупность установленных законом обстоятельств, подлежащих доказыванию, то есть установлению с помощью средств уголовно-процессуального доказывания. Так, в частности, по их мнению, предмет доказывания - это система обстоятельств, выражающих свойства и связи исследуемого события, существенные для правильного разрешения уголовного дела и реализации в каждом конкретном случае задач судопроизводства. Эти обстоятельства устанавливаются путем процессуального доказывания, то есть с помощью предусмотренных законом средств и способов.

Из числа указанных научных позиций, по нашему мнению, авторы, включенные в первые две группы, основное внимание направляют не на сущность рассматриваемого явления, а на результаты его отражения в научных понятиях, абстракциях и философских категориях.

Ошибочность позиций авторов третьей группы заключается в том, что при таком определении предмета доказывания стирается различие между обстоятельствами, установление которых составляет цель доказывания, его предмет, и средствами их установления, то есть доказательствами, с помощью которых он устанавливается. Между тем предметом доказывания является совокупность фактов, обстоятельств, подлежащих установлению для правильного разрешения уголовного дела.

В этой связи более обоснованной представляется позиция авторов последней группы. В ней, на наш взгляд, наиболее полно и правильно указывается сущность и содержание рассматриваемого явления как с точки зрения законодателя, так и судебно-следственной практики.

Учитывая изложенное, можно заключить, что предмет доказывания по уголовным делам о торговле несовершеннолетними представляет собой совокупность предусмотренных уголовным и уголовно-процессуальным законом обстоятельств, определяющих характерные признаки, свойства и связи исследуемого события преступления данной категории, а также имеющих значение для законного, обоснованного и справедливого разрешения уголовного дела и обеспечения реализации назначения уголовного судопроизводства.

Заранее установить круг всех обстоятельств, которые могут иметь значение для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по конкретному делу, невозможно. Круг этих обстоятельств в первую очередь определяет и устанавливает следователь, разрабатывая и проверяя версии происшедшего события.

Определение в законе предмета доказывания служит для:

  • • установления истины по уголовному делу;
  • • правильной уголовно-правовой квалификации преступления;
  • • определения виновности лица, совершившего общественно опасное деяние;
  • • индивидуализации и справедливости уголовного наказания;
  • • придания процессу доказывания определенности, конкретности и целеустремленности.

Исходя из общих закрепленных в законе требований, предмет доказывания конкретизируется и дополняется применительно к определенному виду преступлений. Перечень таких типичных, подлежащих доказыванию, обстоятельств криминалистическая методика разрабатывает по каждому виду уголовно наказуемых деяний.

По сути своей предмет доказывания не содержит каких-либо практических рекомендаций по выявлению, раскрытию и расследованию преступления, а также сведений о типичных следственных ситуациях, возникающих в ходе уголовно-процессуального доказывания. Предмет доказывания носит скорее информационный характер: определяет общую цель и направление деятельности органов предварительного расследования и суда.

В свою очередь, типичные следственные ситуации, возникающие в процессе выявления, раскрытия и расследования преступлений, являются своего рода отправной точкой для организации (в том числе планирования) такой деятельности в конкретных условиях и при конкретных обстоятельствах, обусловливая алгоритм конкретных действий и рекомендаций по их осуществлению.

Предмет доказывания является единым для всех видов преступлений и для всех стадий уголовного судопроизводства, в том числе и по преступлениям, связанным с торговлей несовершеннолетними. Все эти стадии целенаправлены на его достоверное и полное выявление. Одни (например, предварительное расследование и судебное разбирательство) - непосредственно: путем доказывания всего круга обстоятельств, входящих в предмет доказывания; вторые (например, возбуждение уголовного дела) - опосредованно: путем доказывания некоторых из этих обстоятельств, в пределах, необходимых для выяснения оснований и условий начала производства по уголовному делу.

Общий предмет доказывания по уголовным делам законодателем определен в диспозиции ст. 73 УПК РФ (обстоятельства, подлежащие доказыванию). В число этих обстоятельств входят следующие:

событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

характер и размер вреда, причиненного преступлением;

обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;

обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со ст. 104.1 УК РФ, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в ка честве орудия преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);

обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

В рамках рассматриваемых проблем необходимо отметить, что среди ученых не сформировалось единства мнений относительно структуры предмета доказывания, а также целесообразности такого структурирования.

Ряд авторов, руководствуясь идеями единства и неделимости, утверждают, что все обстоятельства, включаемые в предмет доказывания, являются главными и в равной мере подлежащими доказыванию[3], противопоставление же главного и вспомогательного фактов «толкает правоприменителя на их недооценку».

По нашему мнению, с подобной точкой зрения нельзя согласиться, так как авторы не учли, что в предмет доказывания входят неоднородные по своей сути и функциональному назначению элементы.

Аналогичную позицию занимает и законодатель, который в УПК РФ подразделил обстоятельства уголовного дела на те, которые подлежат доказыванию (их перечень регламентирован ст. 73 УПК РФ), и иные, имеющие значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 74 УПК РФ).

С учетом изложенного можно заключить следующее: в структуре предмета доказывания целесообразно выделить 2 группы обстоятельств, которые необходимо установить (доказать) по каждому уголовному делу:

  • 1) обстоятельства, имеющие определяющее значение для разрешения дела по существу (перечень таких обстоятельств исчерпывающе указан в диспозиции ст. 73 УПК РФ);
  • 2) иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

В свете рассматриваемых проблем необходимо уточнить, что ряд положений, содержащихся в ч. 1 ст. 73 УПК РФ, носят отсылочный характер и для их уяснения необходимо обращаться к иным нормативным правовым актам (в частности, к уголовному и уголовно-процессуальному законодательству). Так, предусмотренные диспозицией п. 7 ч. 1 ст. 73 УПК РФ обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания, более

конкретно и предметно изложены в ст. 24-26, 28 и 427 УПК РФ, а также в ст. 75-85 УК РФ. Обстоятельства, предусмотренные диспозицией п. 5 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, которые исключают преступность и наказуемость деяния, указаны в ст. 37^4-2 УК РФ. Указанные в п. 6 ч. 1 ст. 73 УПК РФ обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, перечислены в ст. 61 и 63 УК РФ.

К иным имеющим значение для дела обстоятельствам относятся такие, установление которых необходимо для принятия по уголовному делу промежуточных обоснованных и мотивированных процессуальных решений. В их число входят обстоятельства, выступающие в качестве оснований для производства, например, обыска, задержания лица по подозрению в совершении преступления, избрания меры пресечения и т. д.

Значительное число авторов выделяют в структуре предмета доказывания так называемый главный факт, а также круг обстоятельств, имеющих вспомогательное значение и именуемых побочными, промежуточными, вспомогательными и т. д. В то же время мнения по поводу объема указанных структурных элементов предмета доказывания у разных ученых существенно отличаются.

Так, в частности, ряд процессуалистов в понятие главный факт включают обстоятельства, характеризующие факт совершения преступления, а также виновность лица в его совершении[4]. А. В. Смирнов утверждает, что главным фактом необходимо рассматривать все обстоятельства, предусмотренные диспозицией ст. 73 УПК РФ °.

Разнятся также мнения ученых по вопросам о содержании и природе обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу, но не входящих в понятие главного факта. Некоторые авторы целиком и полностью соотносят их с доказательственными фактами, другие утверждают, что в содержание названных обстоятельств целесообразно включить доказательственные факты, а также иные промежуточные обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу.

Третья группа ученых полагает, что указанную категорию обстоятельств необходимо рассматривать вне рамок предмета доказывания.

В свете рассматриваемых проблем, на наш взгляд, более обоснованной и аргументированной представляется точка зрения авторов, указывающих в качестве главного факта лишь обстоятельства самого события преступления и виновность лица в его совершении. Это обусловлено тем, что только данные обстоятельства напрямую и непосредственно соотносятся и обусловлены признаками (элементами) состава конкретного общественно опасного деяния. В частности, событие преступления определяется объективными (объект и объективная сторона), а виновность лица в его совершении - субъективными (субъект и субъективная сторона) признаками состава преступления.

Рассмотрев общие положения предмета доказывания по уголовным делам, целесообразно перейти к характеристике отдельных элементов предмета доказывания по делам о торговле несовершеннолетними.

В настоящем учебном пособии внимание будет обращено лишь на те элементы, которые определяют особенности предмета доказывания по уголовным делам о преступлениях указанной категории.

1. Событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления). Установление данных обстоятельств предполагает доказывание объекта и объективной стороны преступления. Объектом торговли несовершеннолетнего является физическая свобода как неотъемлемое право ребенка на свободу проживания, перемещения, деятельности без внешнего принуждения. В отличие от взрослого потерпевшего беспомощное состояние несовершеннолетнего потерпевшего определяется его возрастом (грудной, малолетний), состоянием здоровья и т. д., не дающими ребенку-жертве возможности оказать преступнику сопротивление. К данной категории также необходимо отнести ситуации, когда несовершеннолетний находится в наркотическом или алкогольном опьянении.

Наличие указанных обстоятельств означает, что виновное лицо заведомо осведомлено о беспомощном состоянии жертвы.

При решении вопросов о событии преступления и виновности следует учитывать, что в диспозицию ст. 1271 УК РФ из признаков включены купля-продажа и иные сделки в отношении человека, а также совершенные в целях его эксплуатации вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение, то есть событие преступления

1

См., напр.: Башкатов Л. Н., Ветрова Г.Н., Донценко А.Д., Зажицкий В.И., Шестаков В. И. Уголовный процесс / Под ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 91; Ульянова Л. Т. Доказательства и доказывание // Уголовный процесс / Под ред. К. Ф. Гуценко. М., 2005. С. 207.

охватывает любые корыстные сделки в отношении людей, в том числе связанные с их эксплуатацией.

Примечание 2 к данной статье конкретизирует понятие эксплуатации, признавая таковой в контексте ст. 127* УК РФ использование занятия проституцией, другими лицами и иные формы сексуальной эксплуатации, рабский труд (услуги), подневольное состояние.

Объективная сторона преступления рассматриваемой нормы характеризуется осуществлением купли-продажи, иных сделок в отношении несовершеннолетнего, а также совершением в целях эксплуатации несовершеннолетнего его вербовки, перевозки, передачи, укрывательства и получения. Под куплей-продажей несовершеннолетнего следует понимать его передачу одним лицом (продавцом) другому лицу (покупателю) за вознаграждение (плату).

Другие сделки в отношении несовершеннолетнего могут выражаться:

  • а) в дарении, когда несовершеннолетний передается другим лицам безвозмездно[5];
  • б) в передаче ребенка во временное пользование (например, для занятия попрошайничеством, в качестве няни или работника);
  • в) в использовании ребенка в качестве залога;
  • г) в получении каких-либо личных выгод лицом, передающим ребенка (например, передача матери ребенка другим лицам за обещание вступить с ней в брак лица, заинтересованного в такой сделке);
  • д) в обмене, то есть получении за ребенка каких-либо материальных ценностей (жилья, автомашины и т. д.).

Что касается момента начала и окончания торговли несовершеннолетними в форме купли-продажи человека, то в научной литературе существуют разные точки зрения. По мнению некоторых ученых, окончание купли-продажи человека происходит с передачей продавцу всей оговоренной суммы, ссылаясь на гражданско-правовое понимание договора купли-продажи. По гражданскому законодательству договор купли-про

дажи - консенсуальная сделка, которая считается заключенной в момент достижения соглашения сторон о существенных ее условиях|40.

Исходя из смысла ст. 2, 17, 18 Конституции РФ и ст. 128 ГК РФ, человек, его права и свободы не могут выступать в качестве объектов имущественных прав или сделок. Положения ст. 128 ГК РФ предусматривают гражданский оборот лишь работ и услуг. Сделки имущественного характера, объектом которых выступает личная свобода человека, в том числе несовершеннолетнего, противоречат закону, основам правопорядка и нравственности и в соответствии ст. 168, 169 ГК РФ являются ничтожными. Это означает, что у лица, купившего несовершеннолетнего, не возникает на него каких-либо имущественных прав, а у продавшего -на полученные согласно договоренности денежные средства. Такие денежные средства считаются имуществом, нажитым преступным путем.

Последующее их использование для предпринимательской деятельности или иной экономической деятельности, а равно совершение с ними финансовых и иных сделок при определенных условиях влечет уголовную ответственность по ст. 174, 174’ УК РФ. Указанное имущество, а также полученные в результате его использования доходы подлежат конфискации в соответствии со ст. 1041 УК РФ. При этом обстоятельства, подтверждающие, что такое имущество было получено в результате совершения преступления или является доходами от его использования, также входят в предмет доказывания (п. 8 ч. 1 ст. 73 УПК РФ)[6] .

Поэтому, по нашему мнению, моментом окончания преступления является фактическая передача несовершеннолетнего покупателю и получение продавцом за него покупной цены. Итак, торговля несовершеннолетними в форме купли-продажи человека - сложное преступление, так как состоит из следующих взаимосвязанных между собой действий:

  • 1) достижение договоренности о купле-продаже несовершеннолетнего, то есть заключение соответствующей незаконной сделки;
  • 2) передача или получение самого несовершеннолетнего и получение или передача за него оговоренной покупной стоимости.

Между указанными действиями может быть немалый разрыв во времени|42. В то же время необходимо учесть: если с беременной женщиной заключается договор купли-продажи ребенка, который еще

не родился, то в данном случае имеет место оконченный состав преступления, а не покушение[7] .

При определении момента окончания преступления, по нашему мнению, целесообразно руководствоваться положениями ст. 3 Протокола о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми. Данная норма определяет торговлю людьми как осуществляемые в целях эксплуатации человека действия по вербовке, перевозке, укрывательству, получению и передаче человека, которые были совершены «путем угрозы силой и ее применения или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирующего другое лицо. Согласие потерпевшего на вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение не устраняет преступности деяния, если в отношении него были применены какие-либо из вышеперечисленных мер воздействия».

При этом в соответствии с п. «с», «д» этого же Протокола исключением из этого правила является ситуация, когда в качестве потерпевшего выступает лицо, не достигшее 18 лет: для признания действий в отношении ребенка преступными наличия вышеперечисленных средств воздействия не обязательно. В этом случае преступление будет считаться оконченным независимо от наступления общественно опасных последствий в виде эксплуатации человека.

Вербовка - деятельность, направленная на заключение соглашения по привлечению несовершеннолетнего к эксплуатации, может выражаться в поиске кандидатов, агитации, записи желающих и направлении их к месту эксплуатации. Выделяют также такие тактические приемы вербовки, как обман, убеждение, шантаж, подкуп и постановка в долговую зависимость, физическое воздействие или угрозы его применения, методы психического зомбирования|44.

Вообще средства, используемые преступниками, являются важнейшей группой элементов преступления, связанного с торговлей несовершеннолетними. Однако по уголовным делам данной категории нет необходимости устанавливать сущность способов и средств воздействия на несовершеннолетнего. Это объясняется тем, что они легко поддаются влиянию, их жизненный опыт не позволяет оценить все последствия тех решений, которые они принимают, ими легко манипулировать. То есть считается, что если ребенок оказался в ситуации торговли несовершеннолетними, то это априори является следствием преступного воздействия на этого ребенка, и значит - не требует доказательств этого воздействия.

Что касается расследования торговли несовершеннолетними, то необходимо устанавливать, имело ли место одно преступное действие или цепь преступных действий, образующих объективную сторону торговли несовершеннолетними, а также при каких обстоятельствах (место, время, способ) происходила передача и получение платы за несовершеннолетнего, вознаграждение за перевозку, вербовку, передачу, укрывательство и за получение несовершеннолетнего. В чем выражалось вознаграждение за продажу несовершеннолетнего: домом, деньгами, погашением долга и т. д. Вознаграждение может выражаться и в оказании покупателем продавцу каких-либо услуг: ремонт в помещении, продвижение по службе, содействие в чем-либо. В таких случаях необходимо установить: какие именно условия сделки выполнены покупателем.

Следует отметить, что при расследовании торговли несовершеннолетними наибольшую сложность представляет доказывание факта передачи и получения вознаграждения за несовершеннолетнего. Следует обращать внимание на денежные переводы, расписки о получение денег, долговые расписки на крупные денежные суммы, появление которых продавец (вербовщик, перевозчик и т. д.) не может объяснить.

Что касается способа торговли несовершеннолетними, то это следующие факторы: этап совершения преступления и цель, ради которой осуществляется торговля. Поэтому следует установить те приемы и средства, с помощью которых происходит купля-продажа или вербовка несовершеннолетнего. Уголовно-правовая сущность состава торговли людьми (ч. 2 и 3 ст. 1271 УК РФ) отличается значительным перечнем квалифицирующих признаков, что усложняет задачу выяснения способа торговли. Эти признаки относятся к характеристике жертвы, служебному положению подсудимого, конкретным способам воздействия на потерпевшего.

Определение способа совершения преступления в отношении несовершеннолетних в разных аспектах дает возможность установить и разыскать лицо, причастное к купле-продаже несовершеннолетнего, конкретизировать время и место преступления, тесно связанные со способом его совершения, определить круг участников, их роли в преступных деяниях, подтвердить использование для торговли не-

совершеннолетними транспортных и технических средств, оружия. Выявить источники их приобретения, а также приемы физического или психического воздействия на потерпевших[8].

Вербовка - привлечение несовершеннолетнего посредством найма для осуществления им определенной деятельности. Способы ее могут быть насильственные (применение насилия или угроза его применения) и ненасильственные (мошенничество, обман, злоупотребление доверием, использование служебного положения и т. д.). Так в ст. 1 Конвенции 1949 г. говорится о том, что наказывается каждый, совершающий торговлю людьми, даже если дано согласие потерпевшего. Однако в п. «в» ст. 3 Конвенции 2000 г. согласие жертвы торговли людьми на запланированную эксплуатацию не принимается во внимание, если были использованы вышеуказанные способы воздействия на жертву. Подробное перечисление обстоятельств, при которых дача согласия не имеет значения, исчерпывает все возможные ситуации.

Кроме того торговля несовершеннолетними определяется теми же действиями и целями, как торговля взрослыми, но при этом не требует наличия принудительных способов.

Перевозка означает перемещение несовершеннолетнего из одного места в другое, в том числе в пределах одного населенного пункта, любым видом транспорта. Если, к примеру, лица осуществляли перевозку на своем личном транспорте или следовали совместно с перевозимым несовершеннолетним в самолете, поезде и т. д. и при этом знали, что действуют для целей продажи или эксплуатации перевозимого ими несовершеннолетнего иными лицами. Перевозка имеет две стороны: это часть договора купли-продажи и самостоятельное деяние, за которое предусмотрена уголовная ответственность отдельно. Но представить перевозку без вербовки или без купли-продажи сложно. Поэтому мы считаем, расценивать перевозку необходимо как соучастие в торговле людьми, так как сама по себе перевозка, совершаемая с целью эксплуатации несовершеннолетнего, не есть торговля им.

Передача, получение несовершеннолетнего - действия, в результате которых несовершеннолетний целенаправленно выходит из состояния, которое сходно с правомочием владения одного лица, которое совершает его передачу, и переходит в аналогичное состояние другого лица, которое совершает действие по получению несовершеннолетнего. Действия по получению и передаче несовершеннолетнего соверша

ются одним актом и во времени не растянуты. Что касается достижения договоренности о получении и передаче ребенка, то оно должно рассматриваться как приготовление к преступлению.

Укрывательство - такие действия, которые направлены на то, чтобы утаить, скрыть информацию о судьбе несовершеннолетнего от представителей правоохранительных органов и заинтересованных лиц (родителей, законных представителей, родственников ребенка и иных лиц). Оно может быть выражено в предоставлении жилища и иного места для сокрытия. Но нужно учитывать важный момент: к укрывательству не относятся несообщение вышеуказанным лицам о месте нахождения несовершеннолетнего, обеспечение его подложными документами и т.д. Для вменения лицу укрывательства несовершеннолетнего необходимо, чтобы оно знало о том, что укрываемый ребенок будет в будущем подвержен продаже или использован в рабском труде. Кроме того, мы считаем нецелесообразным выделять укрывательство в качестве отдельного деяния по данному виду преступлений, так как это усложняет процесс осмысления диспозиции, и здесь уместно применение института соучастия, потому что действия по укрывательству общественно опасного деяния входят в его объективную сторону и выполняются пособником преступления.

Жертвы торговли несовершеннолетними принадлежат разным социально-демографическим группам населения и подвергаются разным формам эксплуатации. В Московской области жертвами торговли людьми с целью сексуальной эксплуатации (включая уличную и скрытую проституцию и производство порноматериалов) становятся в основном дети обоего пола. Москва - это мегаполис с большой и разнообразной индустрией развлечений и секс-услуг, от привокзальной и уличной проституции до «элитной»[9]. Одной из распространенных форм эксплуатации, в первую очередь безнадзорных детей и инвалидов, является использование их для попрошайничества °. По данным ЮНИСЕФ, ежегодно 10 миллионов детей в мире эксплуатируются в качестве секс-рабов.

В соответствии с ч. 2 ст. 9 УК РФ временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного деяния независимо от времени наступления общественно опасного последствия.

Время не входит в число обязательных признаков состава преступления, который предусмотрен ст. 1271 УК РФ. Но практика показала, что этот элемент для того, чтобы оценить некоторые доказательства (например, показания обвиняемого), имеет важное процессуальное значение.

Местом совершения преступления является часть пространства, в пределах которого были совершены действия, образующие объективную сторону состава преступления. Применительно к торговле несовершеннолетними местом совершения преступления будут помещения, в которых осуществлялись вербовка, перевозка, временное содержание, купля-продажа, получение, передача несовершеннолетнего. При этом в процессе доказывания может встать вопрос о пределах конкретизации места, подлежащего доказыванию, которые могут отличаться в зависимости от характера совершаемых действий. Должны быть максимально точно установлены адрес квартиры, дома или место расположения участка местности, в пределах которых осуществлялись указанные действия[10].

2. Виновность лица в совершении преступления, формы его вины и мотивы. Уголовный закон предусматривает умышленную форму вины, то есть когда продавец (покупатель, перевозчик и т. д.) осознавал общественную опасность совершаемых им действий в отношении заведомо несовершеннолетнего и желал их совершения.

Субъективная сторона преступления по ст. 1271 УК РФ предполагает доказывание того, что умысел обвиняемого направлен на торговлю именно несовершеннолетнего.

При доказывании виновности обвиняемого необходимо учесть, что ответственность по п. «б» ч. 2 ст. 1271 УК РФ (в отношении заведомо несовершеннолетнего) наступает лишь в тех случаях, когда умыслом лица охватывается то обстоятельство, что потерпевший, выступающий предметом незаконной сделки, не достиг 18 лет. Осведомленность о данном обстоятельстве может следовать из факта наличия у лица отдельных документов несовершеннолетнего, содержащих сведения о его возрасте, либо из внешности потерпевшего, которая объективно указывает на его несовершеннолетний возраст.

Лица, совершающие торговлю несовершеннолетними, преследуют основную цель - получение прибыли от совершения незаконной сделки. Использование рабского труда в отношении несовершеннолетнего -отдаленная цель.

Диспозиция ст. 1271 УК РФ не дает понятия того, в чьих интересах осуществляется эксплуатация человека, отсюда следует, что лицо может действовать как с целью личной эксплуатации потерпевшего, так и с целью его эксплуатации иными лицами; легальное определение понятия «эксплуатация человека» в УК РФ отсутствует. В ст. 1271 УК РФ есть указание только на виды эксплуатации. В признаках составов ст. 1271 «Торговля людьми» и 1272 «Использование рабского труда», введенных в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г., отражены основные положения Протокола о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее, принятом в Палермо в ноябре 2000 г. Генеральной Ассамблеей ООН в качестве дополнения к Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности.

Эксплуатация человека определяется как деятельность по присвоению результатов чужого труда, извлечению из него полезных свойств и качеств[11] .

В ходе уголовно-процессуального доказывания необходимо учитывать близость диспозиций ст. 1271 о торговле людьми и ст. 1272 об использовании рабского труда человека, в отношении которого осуществляются полномочия, присущие праву собственности, в случае если лицо по не зависящим от него причинам не может отказаться от выполнения работ (услуг). Положения ст. 7 Дополнительной конвенции ООН от 7 сентября 1956 г. об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, определяют рабство как «положение или состояние лица, в отношении которого осуществляются некоторые или все правомочия, присущие праву собственности».

В Конвенции отнесены к рабству также долговая кабала, крепостное состояние, любой институт и обычай, в силу которых женщина, ребенок или подросток моложе 18 лет оказываются в положении раба, именуемом также подневольным состоянием. Тем не менее торговля людьми и эксплуатация жертвы торговли людьми, в том числе несовершеннолетних, - самостоятельные преступления. Предмет доказывания в уголовнопроцессуальном законе сформулирован в общем виде, безотносительно к особенностям вида преступления. В этой связи обращение к уголовному закону необходимо для конкретизации тех обстоятельств, которые должны быть установлены по определенной категории уголовных дел|54.

По утверждению Г. К. Смирнова[12], «мотив преступления не является обязательным признаком состава торговли людьми, на квалификацию деяния не влияет, однако может выступать обстоятельством, отягчающим или смягчающим наказание, и подлежит учету при его назначении».

В этой связи полагаем, что «мотивы преступления могут быть различными. Чаще всего это корыстные мотивы: получение материальных ценностей от продажи несовершеннолетнего, от последующей эксплуатации, за осуществление вербовки, укрывательства и т.д. Преступление может совершаться также из мести, родители могут продать своего ребенка, желая от него избавиться. При определении мотива совершения торговли несовершеннолетним следует устанавливать: не оказывалось ли на продавца (вербовщика, укрывателя, перевозчика) давление со стороны покупателя для осуществления сделки. Установление мотива преступления имеет важное значение при назначении наказания.

Общеизвестно, что мотив преступления - это побуждение к тому, чем руководствуется лицо, совершая торговлю несовершеннолетними. Мотив взаимосвязан с целью, приводит к ее постановке. Поэтому данный признак имеет немаловажное значение при выявлении обстоятельств совершенного преступления, установлении личности преступника, а также при решении других важных задач уголовного судопроизводства.

Как показали результаты настоящего исследования, наиболее распространенными мотивами преступлений рассматриваемой категории, непосредственно характеризующими личность виновного, являются следующие: корысть, выгода (например, получение постоянного дохода от продажи несовершеннолетнего либо использования его рабского труда в форме сексуальной эксплуатации или коммерческого деторождения с последующими продажей новорожденного, трансплантацией его органов и тканей), месть, религиозная ненависть, вражда и др.

3. Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого (п. 3

ч. 1 ст. 73 УПК РФ). В иерархии обстоятельств, подлежащих доказыванию, они помещены законодателем сразу после сведений о виновности, что свидетельствует о той значительной роли, которая им отводится законодателем в перечне обстоятельств, образующих предмет доказывания.

Их следует отличать от обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, так как они представляют собой сведения о социальной, профессиональной роли обвиняемого, его заслугах и негативных факторах, относящихся к его личности, поведению, действиям.

Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, могут способствовать установлению способа совершения преступления (использование опыта работы учителем, воспитателем несовершеннолетних, руководителем структур с участием женщин, детей, инвалидов; опыта работы в туристических агентствах или по организации досуга; в кинотелекомпаниях и др.), раскрытию мотивов преступления - в частности, их коммерческой направленности. Установление этих сведений возможно путем сбора доказательств, освещающих образ жизни обвиняемого, его знания, навыки, умения, пристрастия, иерархию нравственных ценностей, которыми он руководствуется в жизни[13].

4. Характер и размер вреда, причиненного преступлением (п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ). Противоправные действия лица, обвиняемого в совершении торговли несовершеннолетними, влекут нарушение имущественных и связанных с ними личных неимущественных прав и законных интересов несовершеннолетнего.

Характер и размер вреда, причиненного несовершеннолетнему потерпевшему от указанных преступлений, может быть элементом состава престу пления - квалифицирующим признаком либо отягчающим (смягчающим) обстоятельством, а также имеет значение при оценке события преступления и виновности обвиняемого, так как психологический шок, стресс у потерпевшего несовершеннолетнего может привести к необратимым последствиям, которые связаны с серьезными заболеваниями, инвалидностью и т. д. Вид, размер, характер, вредные последствия входят в предмет доказывания. Также подлежит доказыванию причинно-следственная связь каждого из последствий с конкретными преступными действиями.

5. Обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния (п. 5 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, ст. 37-42 УК РФ). Они неразрывно связаны и устанавливаются одновременно с исследованием обстоятельств события преступления и виновности обвиняемого. К числу таких обстоятельств, применительно к рассматриваемым преступлениям, законодатель относит следующие: крайнюю необходимость (ст. 39 УК РФ), физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК РФ), исполнение приказа (ст. 42 УК РФ).

6. Обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания (п. 7 ч. 1 ст. 73 УПК РФ и ст. 75, 78, 84, 90 УК РФ). Данные обстоятельства предусматривают освобождение от ответственности в связи с деятельным раскаянием (возмещение причиненного ущерба, способствование раскрытию преступления, явка с повинной), истечением сроков давности, изданием акта амнистии, заменой несовершеннолетнему уголовной ответственности принудительными мерами воспитательного воздействия.

В свете рассматриваемых проблем представляется обоснованной точка зрения Г. К. Смирнова, утверждающего, что по делам о торговле людьми, в том числе несовершеннолетними, одним из обстоятельств, определяющих квалификацию деяния и подлежащих доказыванию, является воздействие на потерпевшего со стороны лица, совершающего преступление, которое должно выражаться в применении обмана, физического или психологического принуждения, использования зависимого положения потерпевшего.

7. Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание (п. 6 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, ст. 61 и 63 УК РФ). К числу обстоятельств, предусмотренных указанными нормами уголовного закона, относятся следующие: особенности поведения лица, совершившего преступление, его личности, социальной среды его обитания, обстановки совершения преступления, его последствий и др. Данные категории, соответственно, понижают или повышают степень общественной опасности противоправного деяния и/или лица, его совершившего, а следовательно, объективно могут повлиять на вид и степень строгости уголовного наказания за такое деяние.

По нашему мнению, из всей совокупности обстоятельств, образующих предмет доказывания по уголовному делу, первооснову составляют обстоятельства, которые относятся к событию преступления, то есть действию (бездействию) виновного лица, и обстоятельства, свидетельствующие о его виновности или невиновности. Если событие преступления, связанного с торговлей несовершеннолетними, установлено, а лицо не признано виновным в его совершении, то поиск виновного должен быть продолжен. Все другие обстоятельства, входящие в предмет доказывания по данным категориям уголовных дел, по-нашему мнению, имеют юридическую значимость лишь при положительном решении вопроса о виновности лица.

1

Более подробно об этом: Смирнов Г. К. Методика расследования торговли людьми: проблемы теории и практики. М.: Юрлитинформ, 2008. С. 66.

  • [1] Теория доказательств в советском уголовном процессе. 2-е изд. М.: Юрид. лит., 1973. С. 139. 2 См., напр.: Фойницкий И. Я. Русское уголовное судопроизводство. Предмет и движение уголовного разбирательства. СПб., 1893. С. 112; Владимиров Л. Е. Учение об уголовных доказательствах. Части: общая и особенная. СПб., 1910. С. 144. 3 Шмонин А. В. К вопросу о понятии предмета доказывания // Школы и направления уголовно-процессуальной науки. Доклады и сообщения на учредительной конференции Международной ассоциации содействия правосудию. Санкт-Петербург, 5-6 октября 2005 г. / Под ред. А. В. Смирнова. СПб., 2005. С. 193. 4 ЛузгинИ.М. Расследование как процесс познания: Автореф. дисс. ... д-ра юрид. наук.М., 1968. С. 9; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976. С. 48; Шейфер С. А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. Тольятти, 1998. С. 23; Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России: Дисс. ... д-ра юрид. наук. Воронеж, 1998. С. 104; ОрловЮ.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе: Науч.-практич. пособие. М., 2001. С. 22.
  • [2] Шмонин А. В. К вопросу о понятии предмета доказывания // Школы и направления уголовно-процессуальной науки. Доклады и сообщения на учредительной конференции Международной ассоциации содействия правосудию. Санкт-Петербург, 5-6 октября 2005 г. / Под рсд. А. В. Смирнова. СПб., 2005. С. 195; Емелькина Н. Л. Предмет доказывания и привлечение в качестве обвиняемого по делам о преступлениях против службы в коммерческих и иных организациях: Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 22-23. 2 Строгович М.С. Избранные труды.Т. 3. Теория судебных доказательств. М., 1991. С. 170. 3 Владимиров Л. Е. Учение об уголовных доказательствах. СПб., 1910. С. 144; Чурилов С.Н. Предмет расследования преступления: проблемы, пути решения. М., 2002. С. 11-12; Кузнецов Н. П. Доказательства и доказывание // Уголовный процесс России / Под ред. З.Ф. Ковриги, Н. П. Кузнецова. Воронеж, 2003. С. 114; Белкин Р. С., Краснобаев Ю. И. О предмете советской криминалистики // Правоведение. 1967. № 4. С. 93; Миньков-ский Г. М. Понятие предмета доказывания // Теория доказательств в советском уголовном процессе: Советский уголовный процесс. Книга первая. М., 1982. С. 114; Банин В. А. Предмет доказывания в советском уголовном процессе: Гносеологическая и правовая природа. Саратов, 1981. С. 35; Смирнов Г. К. Методика расследования торговли людьми: проблемы теории и практики. М.: Юрлитинформ, 2008. С. 45-46. 4 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общей ред. В. И. Радченко. М.: Юстицинформ, 2003. С. 211.
  • [3] Курс советского уголовного процесса. Общая часть. М., 1989. С. 545. 2 Ульянова Л. Т. Доказательства и доказывание // Уголовный процесс / Под ред. К. Ф. Гуцен-ко.М.,2005. С. 208. 3 Более подробно об этом: Смирнов Г. К. Методика расследования торговли людьми: проблемы теории и практики. М.: Юрлитинформ, 2008. С. 46—47.
  • [4] См., напр.: Соловьев А. Б. Доказывание в досудебных стадиях уголовного процесса: Науч.-пра-ктич. пособие. М., 2002. С. 42; Доля Е.А. Доказательства и доказывание (общие положения) // Уголовный процесс / Под ред. В.П. Божьева.М., 2004. С. 156; Лупинская П.А. Доказательства и доказывание // Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П. А. Лупинской. М., 2003. С. 223; Загорский Г. И., Кауфман М. А., Моисеева Т.Ф., Радушная Н.В. Судебное разбирательство уголовных дел о торговле людьми. М.: Юрид. лит., 2009. С. 78-91. 2 Смирнов А. В. Доказательства и доказывание // Уголовный процесс / Под ред. А. В. Смирнова. СПб., 2005. С. 182. 3 Там же. 4 См., напр.: Кузнецов Н. П. Доказательства и доказывание // Уголовный процесс России / Под ред. З.Ф. Ковриги, Н.П. Кузнецова. Воронеж, 2003. С. 119-120; Белкин А. Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. М., 2007. С. 45.
  • [5] Комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под ред. С.Н. Никулина. М., 2001. С. 451. 2 Комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В. М. Лебедев. М., 2003. С. 335. 3 Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. В. Н. Кудрявцева и А. В. Наумова. М.: Юрист. 1997. С. 130. 4 Комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю. И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1997. С. 324. 5 Там же. 6 Уголовное право России / Под ред. Р.А. Адельханяна. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Волтере Клувер, 2010. С. 297; КибальникА., Солошенко И. Новые преступления против личности и свободы // Российская юстиция. 2004. № 4. С. 44.
  • [6] Гражданское право / Под ред. Е. А. Суханова. М., 2004. T. ЕС. 447. 2 Левченко О. П. Торговля людьми: выявление, раскрытие, расследование. Учебное пособие. Владивосток, 2009. С. 13. 3 Смирнов Г. К. Методика расследования торговли людьми: проблемы теории и практики. М., 2008. С. 55.
  • [7] Долголенко Т. Ответственность за торговлю людьми // Уголовное право. 2004. № 2. С. 24. 2 Абрамова С.Р., Усанов С. Раскрытие и расследование преступной торговли несовершенно летними: Монография. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 41.
  • [8] Загорский Г. И., Кауфман М. А., Моисеева Т.Ф., Радушная Н. В. Судебное разбирательство уголовных дел о торговле людьми. М., 2009. С. 84-85.
  • [9] Программы БДИПЧ по борьбе с торговлей людьми. Выявление жертв торговли людьми, а также предоставление им помощи и защиты в Российской Федерации (на примере Московского региона). ОБСЕ Бюро по демократическим институтам и правам человека, 2008. С. 5. 2 Торговля людьми в Российской Федерации. Обзор и анализ текущей ситуации по проблеме, Доклад Е. В. Тюрюкановой и Института экономики города на заседании Рабочей группы ООН / МОМ по противодействию торговле людьми, 2006. 3 http://demoskope.ru/weekly/2003/0117/mir01.php#5.
  • [10] Смирнов Г. К. Методика расследования торговли людьми: проблемы теории и практики. М., 2008. С. 56.
  • [11] См. Толковый словарь русского языка / Под ред. С. И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой. М.: ИТИ Технологии, 2008. С. 904. 2 Загорский Г. И., Кауфман М. А., Моисеева Т.Ф., Радушная Н. В. Судебное разбирательство уголовных дел о торговле людьми. М., 2009. С. 81-82.
  • [12] Смирнов Г. К. Методика расследования торговли людьми: проблемы теории и практики. М.: Юрлитинформ, 2008. С. 72. 2 Схожую точку зрения занимают и другие авторы. См., напр.: Абрамова С.Р., Усанов И. В. Раскрытие и расследование преступной торговли несовершеннолетними: Монография. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 44.
  • [13] Загорский Г. И., Кауфман М. А., Моисеева Т.Ф., Радутная Н. В. Судебное разбирательство уголовных дел о торговле людьми. М., 2009. С. 92.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >