ПРАВОВАЯ ПРИРОДА УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ ЗА ТОРГОВЛЮ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ИНСТИТУТА УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ТОРГОВЛЮ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ КАК ФАКТОРА, ОПРЕДЕЛЯЮЩЕГО ПРЕДМЕТ ДОКАЗЫВАНИЯ ПО ДЕЛАМ ДАННОЙ КАТЕГОРИИ

Для уяснения юридической природы и характеристики любого преступного деяния, раскрытия его общественной опасности, определения эффективных мер уголовно-правового противодействия важное значение имеет изучение этого явления в историческом аспекте. Это позволяет выяснить истоки криминализации рассматриваемого деяния, социальную обусловленность введения уголовной ответственности за его совершение. При этом неизбежно обнаруживается влияние национальных традиций, морали, нравственности, а также международного права на установление определенного правового запрета.

В Европу живой товар поступал главным образом с Востока, из славянских земель. Епископ Агсбард Лионский (IX в. н.э.) упоминает в своей книге «De insolentia Ludalorum» ряд случаев, когда иудеи похищали у франков-христиан детей или даже получали от христиан детей для продажи и продавали их испанским мусульманам. Славянских рабов перевозили в мусульманские страны. Женщины и девочки - наложницы в гаремы, а мальчики, после кастрации, в евнухи. Поскольку исламская религия запрещала обращать в рабство мусульман, то основным источником поступления рабов были захват «неверных» во время многочисленных войн и покупка на рынках стран Европы, Азии и Африки[1].

Рабство - один из древнейших правовых институтов, представляющих собой право собственности (частного лица, общины, государства) на человека как на вещь. Торговля рабами и внешнеэкономическое принуждение к труду - обычные атрибуты рабства. Источник рабства составляли: иноплеменники, захваченные в плен во время войн или предпринимаемых с этой целью операций (набеги, пиратство и т. п.);

Актуальные проблемы доказывания по уголовным делам о торговле несовершеннолетними соплеменники, обращенные в рабство за неуплату долгов, за преступления и т.д.; естественный прирост рабов; работорговля. Начальная форма работорговли - патриархальное рабство, то есть рабы входили во владевшую ими семью, жили с хозяевами под одной крышей, но выполняли более тяжелую работу.

Торговля несовершеннолетними и рабство очень тесно связаны между собой, так как целью сделок в отношении людей выступает их последующая эксплуатация. Поскольку нормы приняты недавно, введены Федеральным законом от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ, судебная практика их применения пока не сложилась. В настоящее время рабовладение официально запрещено во всех государствах мира. Последний по времени запрет на владение рабами и использование рабского труда был введен в Мавритании в 1981 г. Тем не менее в современных условиях рабовладение не просто существует, но и процветает, в том числе в демократических государствах.

Поскольку юридического права на рабовладение в настоящее время не существует, для определения рабского положения человека используют другие критерии. В англоязычной литературе употребляется термин «несвободный труд». Считается, что человек находится на положении раба, если в отношении него выполняются три условия:

его деятельность контролируется иными лицами с помощью насилия или угрозы его применения;

он находится в данном месте и занимается данным видом деятельности не по своей воле и лишен физической возможности изменить ситуацию по собственному желанию;

за свою работу он либо не получает оплаты, либо получает минимальную оплату.

В Древней Греции и Древнем Риме рабский труд стал основой хозяйства. Экономическая неэффективность рабского труда в конце концов (к IV в.) заставляет римлян внести изменения в положение рабов, то есть им предоставляется имущество (земельный участок, лавка и т. п.), часть дохода от которого они отдают хозяину. Что касается городов Средиземноморья (особенно в Венеции и Генуе) широкая торговля рабами (перепродажа их из Турции в Северную Африку) продолжалась до XVI в. В Византии процесс изживания рабства завершился только в конце XI-XII в. путем слияния рабов с зависимым крестьянством. У германцев и славян рабство было распространено в патриархальной форме, на Руси существовало еще в IX-XII вв. в виде холопства.

Рабство и работорговля имели широкое распространение еще во времена Киевской Руси. По словам В. О. Ключевского, в продолжение мно гих веков рабство и работорговля являлись для России «могущественным рычагом народного хозяйства»[2]. Источники древнерусского права свидетельствуют, что на Руси рабство было известно под названием «холопство». Холопы составляли самый бесправный слой общества и по юридическому и фактическому положению не отличались от рабов в других странах. В IX-XII вв. невольники даже вывозились на продажу - в Византию и некоторые другие страны, что было одной из основных статей русского экспорта.

Впервые о торговле людьми упоминалось в таком историческом и юридическом памятнике, как Русская Правда Ярослава Мудрого. Статья 61 Пространной редакции Русской Правды устанавливала запрет на продажу господином закупа (зависимого феодального крестьянина, но сохранившего элементы прав свободного человека) как холопа. Сделка в подобном случае признавалась недействительной, а господин наказывался и был обязан вернуть деньги покупателю. Последний, в свою очередь, должен был отпустить закупа на свободу.

Статья 118 этого же правового акта регламентировала обязанность господина, купившего холопа не у его хозяина, вернуть его собственнику. Это означает, что человек приравнивался к имуществу и являлся предметом гражданско-правовой сделки. В целом же в тот период у восточных славян не было правила обращать в рабство своих сородичей. В хозяйстве использовался преимущественно труд пленных, срок рабства которых, как правило, ограничивался определенными рамками. Плен как источник рабства был известен на Руси с X в. Пленные поступали к захватившему их князю, который делил их между своими сподвижниками в качестве дара. Потом пленные могли передаваться другим лицам.

Норм, устанавливающих ответственность за преступления против несовершеннолетних, в Русской Правде не предусмотрено. Однако, несмотря на это, именно Русскую Правду следует рассматривать как первый кодифицированный источник права России, заложивший основы охраны семейных прав граждан.

В дальнейшем в российском законодательстве было введено наказание за похищение людей и продажу их в рабство. Так, ст. 9 Судебника 1497 г. предусматривала за «головную татьбу» (кражу людей для продажи их в холопство) смертную казнь[3]. Судебник 1550 г. (ст. 54) содержал норму, предусматривающую уголовную ответственность неделыцика за незаконную торговлю людьми и обращение в холопство. В должностные обязанности данного лица входило осуществление надзора за содержанием заключенных и задержанных по подозрению в совершении какого-либо преступления.

Указанная норма предусматривала ответственность лишь за незаконную торговлю людьми и незаконное обращение в рабство, тогда как само рабство (холопство) и торговлю людьми законодательство разрешало.

Об этом свидетельствует и диспозиция ст. 23 Приговора Земского собора Первого ополчения от 30 июня 1611 г., устанавливающая право вотчинников и помещиков распоряжаться имеющимися у них крестьянами и холопами.

Следующим по хронологии наиболее заметным кодифицированным источником права России следует рассматривать Соборное уложение 1649 г., в котором уголовно-правовая охрана семейных прав получила дальнейшее развитие.

Данным правовым актом предусматривалась уголовная ответственность за продажу православных людей. В частности, ст. 97 гл. XX Уложения регламентировала запрет продажи татар, принявших православие, поскольку «по государеву указу крещеных людей никому про-давати не велено». В Уложении содержались нормы, направленные на охрану права детей (несовершеннолетних) на жизнь, однако не был определен возраст, до которого лицо считалось ребенком. Вместе с тем по содержанию статей Уложения четко видно, что родственные отношения рассматривались в качестве основания для признания субъекта преступления специальным. Наличие близкородственных (семейных) отношений между жертвой и преступником влекло за собой применение более строгого наказания.

Таким образом, были заложены основы защиты семейных прав граждан, а через них - основы защиты прав несовершеннолетних.

В 1668 г. законодателем была разрешена продажа крестьян без земли. В Артикуле воинском Петра I устанавливалась смертная

казнь за похищение и продажу людей: «Ежели кто человека украдет и продаст, оному надлежит, ежели докажется, голову отсечь»[4] . Впервые в отечественном законодательстве было придано важное значение такому объекту уголовно-правовой охраны, как личная свобода человека. В Своде законов Российской империи в главе «О нарушениях прав свободного состояния» предусматривалась ответственность за торговлю людьми. В частности, в ст. 49 было прописано: «Кто человека свободного состояния похитит или продаст, тот подлежит лишению прав состояния, наказанию кнутом и ссылкой на каторжные работы».

В числе правовых актов, содержащих нормы об ответственности за торговлю людьми, следует назвать Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., содержащее целую главу 2 «О злоупотреблении родительской власти и о преступлениях детей против родителей». В соответствии с данным Уложением родители, опекуны и попечители подлежали уголовному наказанию за злоупотребление родительской властью: принуждение детей к браку, вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность или их развращение, присвоение или растрату принадлежащего детям имущества, за склонение «к непотребству и другим порокам» (ст. 993)|5.

Необходимо отметить, что в тексте Уложения пересекаются понятия «ребенок» и «несовершеннолетний», хотя нормативно закреплено следующее деление: до 7 лет - дети, с 7 до 14 - малолетние, с 14 до 21 года - несовершеннолетние. Такое введение возрастной градации несовершеннолетних упростило применение норм и сделало их более однозначными.

Уложение претерпело в 1885 г. существенные изменения в связи с отменой крепостного права. В нем было криминализировано приведение человека в положение невольника, раба, то есть лица, свобода которого всецело зависела от другого лица. Статья 1410 Уложения предусматривала ответственность за продажу русских подданных в рабство или передачу их иностранцу под любым другим условием. За такое преступление устанавливалось наказание в виде каторги сроком от 8 до 10 лет. Также предусматривалось наказание за непосредственное или иное участие в торгах африканскими чернокожими. По строгости наказания такое правонарушение приравнивалось к морскому

разбою (пиратству), а приготовление корабля или какого-либо судна для торга - к организации шайки для разбоя (ст. 1411)|7.

Преемственность Уложений XIX и XX вв. видна и в формулировке составов преступлений против несовершеннолетних, также частично введенных в главу 18. Так, согласно ст. 375 Уложения 1903 г., родитель или «имеющий попечение или надзор за несовершеннолетним», виновный: 1) в жестоком обращении с не достигшим 17 лет лицом (если нет тяжких телесных повреждений); 2) в принуждении лица, не достигшего 21 года, к вступлению в брак, в случае если брак последовал; 3) в обращении или отдаче лица, не достигшего 17 лет, для нищенства или «иного безнравственного занятия»; 4) в потворстве непотребству или иному разврату лица, не достигшего 17 лет, наказывался тюрьмой. Аналогичное наказание было предусмотрено для виновного в принятии лица моложе 17 лет для обращения в нищенство и мастера, виновного в жестоком обращении с учеником или подмастерьем, находящимся у него в обучении (ч. 2 ст. 375). Причем суд имел право лишить виновного власти над несовершеннолетним с учреждением над ним опеки или попечительства (аналог современного лишения родительских прав)[5] .

Уголовное уложение 1903 г. объединило в одну главу преступления против брачного союза и преступления против детей - гл. 19 «О преступных деяниях против прав семейственных». В целом проект Уголовного уложения 1903 г. по юридической технике совершеннее Уложения 1845 г., так как был расширен круг преступлений, усовершенствованы формулировки составов преступлений. В проекте почти не встречаются точные санкции (с указанием верхнего или нижнего пределов наказания), что объясняется, очевидно, его незавершенностью. Предусматривалось введение ряда новых составов преступления (ст. 186, 373, ч. 2 ст. 375 и др.), в качестве дополнительной меры наказания - учреждение опеки или попечительства над несовершеннолетними потерпевшими.

Просматривается преемственность уголовного закона по сравнению с предыдущими рассмотренными правовыми актами. Часть составов преступлений, особенно удачно сформулированных в проекте Уложения 1903 г., впоследствии нашли свое место в уголовном законодательстве советского периода.

Уголовное уложение 1903 г. является последним документом в досоветской истории российского уголовного законодательства, предусматривавшим ответственность за действия, связанные с торговлей людьми. Оно регламентировало привлечение к ответственности родителей (опекунов и попечителей) и за такие деяния, как жестокое обращение с несовершеннолетними; оставление несовершеннолетнего без надзора, если в результате он совершил преступление. В уголовных кодексах РСФСР 1922,1926,1960 г. подобные действия уже не рассматривались в качестве преступления. Так УК РСФСР 1922 г. предусматривал уголовную ответственность за «злостное уклонение от платежа присужденных судом средств на содержание детей»; «оставление родителями малолетних детей без всякой поддержки, а равно понуждение детей к занятию нищенством».

Между тем исследования М. Н. Гернета, В. И. Куфаева свидетельствуют о том, что такое явление, как торговля людьми в форме их безвозмездной и возмездной передачи одним лицом другому для эксплуатации их труда, навыков и умений, имело место во время начального периода существования СССР.

Более полную картину преступлений против семьи и несовершеннолетних, хотя и без выделения их в отдельную главу, представляет УК РСФСР 1960 г.[6]. Глава «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» данного закона включала нормы, которые можно отнести к преступлениям против интересов семьи: ст. 124. «Злоупотребление опекунскими обязанностями»; ст. 124’ «Разглашение тайны усыновления» (введена в 1970 г.); ст. 125 «Подмена ребенка».

Лишь в 1995 г. глава «Преступления против личности» УК РСФСР 1960 г. была дополнена ст. 152 «Торговля несовершеннолетними». Это было обусловлено необходимостью исполнения Россией обязательств, принятых при заключении международно-правовых договоров. В частности, ст. 35 Конвенции ООН о правах ребенка обязывала принимать на национальном уровне все необходимые меры для предотвращения похищения детей, торговли детьми или их контрабанды в любых целях и в любой форме.

В 1996 г. был принят новый УК РФ, в котором указанная норма была отнесена к преступлениям против семьи и несовершеннолетних.

Под торговлей несовершеннолетними понимались купля-продажа либо совершение иных сделок в отношении подростка в форме его передачи и завладения им. Купля-продажа рассматривалась как передача несовершеннолетнего продающим его лицом в собственность другому лицу за определенное вознаграждение (деньги, иные ценности или материальные блага).

В свете рассматриваемых проблем заслуживает внимания позиция О. В. Пристанской, указавшей, что упразднение ст. 152 УК РФ, предусматривавшей суровые меры уголовной ответственности за все без исключения сделки в отношении детей, совершаемые в любых формах и в любых целях, в связи с заменой ее более общей статьей 1271, привело к частичной декриминализации общественно опасных посягательств на несовершеннолетних, что противоречит международным стандартам[7].

Современное международное право признает рабство преступлением международного характера, посягающим на личные права человека. Первые международные соглашения касались борьбы с торговлей рабами. Среди них итоговые документы Венского конгресса 1815 г., Аахенского конгресса 1818 г. В 1885 г. 16 государств на Берлинской конференции подписали Генеральный акт о Конго, которым устанавливался международно-правовой запрет рабства. Конкретные меры по искоренению рабства предусматривались Генеральным актом, подписанным в 1890 г. на Брюссельской конференции.

Государства взяли на себя обязательства принять законы об уголовной ответственности за рабство, учредить специальные органы по борьбе с ним.

Первые международные универсальные соглашения об искорении рабства появились только в XX в. В их числе подписанная 38 государствами в 1926 г. Конвенция ООН о рабстве, участником которой являлся и СССР. Определение рабству дается как «состояния или положения человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них». И далее: «Торговля невольниками включает всякий акт захвата, приобретения или уступки человека в целях продажи или обмена, равно как и вообще всякий акт торговли или перевозки невольника». Конвенция впервые обратила внимание на опасность принудительного труда.

В 1910 г. Россией была подписана Международная конвенция о пресечении торга женщинами. Она возложила на государства обязанность вести борьбу с таким преступлением, как «склонение или вовлечение в разврат несовершеннолетних и совершеннолетних женщин и девушек», даже если отдельные действия, являющиеся частями этого преступного деяния, были совершены в различных странах. Вменялось в обязанность и оказание правовой помощи по уголовным делам: сообщать законы, передавать судебные поручения, выписки из приговоров.

В то же время, к сожалению, в Конвенции не было предусмотрено норм об ответственности за насильственное удержание женщины в доме терпимости и за сам факт продажи женщин. Многие проблемы решила Женевская конвенция о запрещении торговли женщинами и детьми, принятая в 1921 г.[8], которая рекомендовала государствам привлекать к уголовной ответственности субъектов, вовлекающих женщин в занятия проституцией или занимающихся торговлей женщинами и детьми. Конвенция от 02.12.1949 г. о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами заменила все ранее действовавшие по этому вопросу международные соглашения.

Вопрос об отдельном рассмотрении прав несовершеннолетних возник сравнительно недавно. Еще до образования ООН права детей рассматривались в основном в качестве мер, которые необходимо принять в отношении рабства, детского труда, торговли детьми и проституции несовершеннолетних. В последние десятилетия XX в. мировое сообщество обратило внимание на необходимость особой правовой защиты несовершеннолетних. Даже присоединившись к Дополнительной конвенции ООН 1956 г. об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, СССР сделал оговорку о том, что в Советском Союзе устранены условия и причины для их появления и развития. Официальная статистика по этому поводу либо не велась, либо была засекречена, наука же уделяла внимание проблеме борьбы с торговлей людьми лишь в контексте ее распространения в зарубежных странах. Вместе с тем в литературе упоминались случаи торговли людьми в Советском Союзе, а именно - торговли детьми.

Не ратифицировала Россия Конвенцию № 28 о гражданских аспектах международного похищения детей (1980 г.); Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся торговли детьми,

детской проституции и детской порнографии (2000 г.); Конвенцию ООН 1999 г. и МОТ № 97 и № 143 о трудящихся мигрантах. Ратификация этих документов необходима, в том числе для устранения пробелов в национальном законодательстве по борьбе с торговлей людьми. Необходимо присоединиться к Европейской конвенции по мерам против торговли людьми, принятой в Варшаве в 2005 г., так как этот документ содержит многие принципиальные дополнения к Протоколу ООН, касающиеся, в частности, борьбы со спросом, идентификации жертв и помощи им, механизмов сотрудничества и мониторинга[9].

К принятию Конвенции о правах ребенка цивилизованный мир шел долго: в 1959 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию прав ребенка; еще ранее в 1924 г. Лига Наций приняла Женевскую декларацию прав ребенка. Потребовалось два столетия, чтобы человек решился наделить правами своего ребенка. Дети всегда находились в центре внимания ООН с момента ее создания в 1945 г., одним из первых актов Генеральной Ассамблеи было образование Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), который в данное время является главным механизмом международной помощи детям. Декларация прав ребенка не имеет обязательной силы, это рекомендация, в которой провозглашаются 10 социальных и правовых принципов, касающихся защиты детей и их благополучия на международном и национальном уровнях. Но продолжающееся ухудшение положения детей потребовало от мирового сообщества принятия нового документа, где на основе юридических норм фиксируются меры защиты прав детей.

Знаковым событием стало принятие 20 ноября 1989 г. на 44-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Конвенции о правах ребенка, к которой 13 июня 1990 г. присоединилось и наше государство. Верховный Совет СССР ратифицировал этот международный документ. Подписав главный международный документ в сфере защиты прав несовершеннолетних, 15 сентября 1990 г. Россия взяла на себя обязательство привести в соответствие с ним национальное законодательство.

В Конвенции о правах ребенка записано, что государства-участники принимают все необходимые меры для предотвращения похищения детей, торговли детьми и их контрабанды в любых целях и в любой

форме (ст. 35). Государства-участники обязуются принимать меры для борьбы с незаконным перемещением и невозвращением детей из-за границы (ст. 11), защищать ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации (ст. 34)[10].

Конвенция сдержит 54 статьи, связанные с положением и жизнью ребенка в обществе, и имеет равное значение для любого народа мира. Конвенция устанавливает общие нормы, но при этом учитываются реалии отдельных государств, а это позволяет каждому государству выбрать свои национальные средства для выполнения этих норм. Это дает основание утверждать, что Конвенция имеет универсальный характер. Правительство РФ взяло на себя обязательство не только принимать необходимые акты, но и поощрять различные организации в регионах в вопросах подготовки программ в интересах детства.

На основании Указа Президента РФ от 1 июня 1992 г. № 543 «О первоначальных мерах по реализации Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей в 90-е годы» и Постановления Совета Министров - Правительства РФ от 23 августа 1993 г. № 848 «О реализации Конвенции ООН о правах ребенка и Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей» была разработана Федеральная целевая программа «Дети России» и включена в перечень программ, принимаемых к финансированию из федерального бюджета.

Исследования, проводившиеся в СССР в 80-е годы прошлого века, свидетельствуют о наличии в стране случаев торговли несовершеннолетними. Так, В. А. Климов, изучавший вопросы борьбы с похищением детей, установил, что примерно 0,2 % всех похищений детей в 1980-1985 гг. совершалось с целью их последующей продажи бездетным супругам. Поскольку в законодательстве на тот момент не существовало нормы, предусматривающей ответственность за торговлю людьми, такие действия квалифицировались как похищение.

Следует подчеркнуть, что практически до 1995 г. в России отсутствовала правовая база, направленная на защиту ребенка от посягательств на его права жить, расти и воспитываться в семье, знать своих родителей, не быть объектом торговли, предметом незаконной

деятельности. Это обстоятельство, несомненно, являлось еще одним фактором, способствовавшим виктимизации несовершеннолетних. Лишь в 1995-1996 гг. было обновлено законодательство РФ, регулирующее вопросы усыновления. Введен централизованный учет детей, оставшихся без попечения родителей, установлен судебный порядок усыновления, введена административная ответственность за незаконное усыновление и за нарушение порядка и срока представления сведений о несовершеннолетних, нуждающихся в передаче на усыновление.

24 июля 1998 г. был принят Федеральный закон № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации». К сожалению, принятые нормативные правовые акты в основе своей носят декларативный характер, поскольку в них отсутствуют механизмы их реализации, как на федеральном, так и региональном уровнях.

В декабре 2000 г. на 55-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН были подписаны Конвенция против транснациональной организованной преступности и дополняющие ее «Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее» (далее - Палермский протокол) и «Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху». Палермская конвенция и указанные Протоколы вступили в силу в сентябре 2003 г. Российская Федерация ратифицировала Конвенцию 24 марта 2004 г.[11].

Эти документы на высшем международном уровне определили новые обязанности государств по противодействию торговле людьми. В этой связи возникла необходимость привести законодательство в соответствие с международными стандартами, то есть принять новые нормы уголовного права, устанавливающие ответственность за торговлю людьми в России.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ в УК РФ была введена ст. 1271, предусматривающая ответственность за торговлю людьми, и ст. 1272 «Использование рабского труда». Данные нормы в настоящее время составляют основу правового института уголовной ответственности за указанные преступления. Однако данные статьи не могли не вызвать справедливую критику у специалистов в области

уголовного и уголовно-процессуального права[12]. Практика применения указанных составов свидетельствует не только о тенденции расширения рынка торговли людьми, но и о появлении новых, социально еще более опасных методов купли-продажи и эксплуатации людей. Преступные организации этой сферы оперативно приспосабливают к своим потребностям развитие технологий и коммуникаций, технических и иных средств.

С учетом изложенного можно заключить следующее. Торговля людьми впервые в качестве правонарушения была определена ст. 61 Русской Правды, установившей запрет на продажу господином «закупа» (зависимого феодального крестьянина, сохранившего отдельные права свободного человека) в качестве холопа. Такая сделка признавалась недействительной, а продавец («господин») подвергался наказанию. В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. и в Уголовном уложении 1903 г. был более четко сформулирован состав этого преступления, определены его объективные и субъективные признаки. Важной вехой в формировании законодательства о торговле людьми следует рассматривать отмену в 1861 г. крепостного права, так как с этого момента отечественное законодательство окончательно освободилось от присутствия легальных элементов рабства и работорговли и сходных с ними институтов и обычаев.

Отсутствие нормы о торговле людьми в советском уголовном законодательстве объясняется официальным отрицанием существования этого явления в стране. Впервые уголовная ответственность за торговлю несовершеннолетними была установлена в УК РСФСР 1995 г. В ч. 1 ст. 152 УК РСФСР была предусмотрена ответственность за куплю-продажу несовершеннолетнего либо совершение иных сделок в отношении несовершеннолетнего в форме его передачи и завладения им. В связи с включением в УК РФ новой ст. 1271 (введена Федеральным законом от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ), ст. 152 была упразднена.

Необходимо также отметить, что развитие отечественного законодательства о торговле людьми шло параллельно с ратификацией СССР, а затем Российской Федерацией международных документов об ответственности за данный вид преступлений и сходные с ним деяния.

В международном праве можно выделить следующие этапы в эволюции развития норм об ответственности за торговлю людьми и использование рабского труда:

  • 1- й этап (середина XV - начало XIX в.), когда происходит формирование теоретических и эмпирических предпосылок появления правовых норм, касающихся непосредственно борьбы с торговлей людьми;
  • 2- й этап (начало XIX - начало XX в.) - начало формирования в международном законодательстве норм, направленных на борьбу с рабством, работорговлей, сходными с ними институтами и явлениями;
  • 3- й этап (начало XX - начало XXI в.) - принятие международных конвенций, деклараций и пактов, в которых впервые было сформулировано понятие работорговли, подневольного состояния и рабства.

Аналогично можно выделить несколько этапов в истории становления отечественного уголовного законодательства в сфере борьбы с торговлей людьми.

На 1-м этапе (X - середина XIX в.) происходит легализация в законе рабства (холопства) и связанных с ним правовых институтов, а также практики использования рабского труда и торговли людьми. Уголовная ответственность устанавливалась лишь за обращение в холопство путем злоупотребления должностными полномочиями, незаконную продажу в рабство свободного человека, за незаконную торговлю людьми.

На 2-м этапе (середина XIX в. - 1995 г.) в законодательство вводятся нормы, которые устанавливают уголовную ответственность за участие в торговле неграми, свободными людьми; за продажу в рабство.

3-й этап (1995 г. - по настоящее время) ведет свое начало с введения в 1995 г. самостоятельной правовой нормы, предусматривающей уголовную ответственность за торговлю несовершеннолетними (ст. 152 УК РСФСР). 8 декабря 2003 г. в уголовный закон была включена ст. 1271 УК РФ, в диспозиции которой указанный вид преступления уже рассматривался в качестве квалифицирующего признака.

Становление отечественного уголовного законодательства характеризуется постепенным переходом от запрета торговли и обращения в холопство, осуществляемых лишь по отношению к отдельным категориям граждан (лицам «свободного состояния»; лицам, принявшим православие; крестьянам, имевшим в собственности землю), к абсолютному запрещению подобной деятельности под страхом уголовного наказания. К обстоятельствам, подлежащим доказыванию по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ), деятельность, связанную с куплей-продажей несовершеннолетних, стали относить лишь с 1995 г., то есть с момента дополнения УК РСФСР соответствующей правовой нормой.

  • [1] См.: материалы «Узнай правду» // www.uznaipravdu.org.
  • [2] Ключевский В. О. Подушная подать и отмена холопства в России // Соч. T. VII. М., 1959. С. 238. 2 Илюшечкин В. П. Система внеэкономического принуждения и проблема второй основной стадии общественной эволюции. М., 1970. С. 33. 3 Российское законодательство Х-ХХ веков. М., 1984. Т. 1. С. 105. 4 Тамжс. С. 125. 5 Зимин А. А. Русская Правда. М., 1999. С. 69. 6 Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. С.388-389. 7 Русская Правда. Пространная редакция // Российское законодательство Х-ХХ веков. М., 1985. Т. 1.
  • [3] Российское законодательство Х-ХХ веков. М., 1985. С. 55. Т. 2. 2 Там же. Т. 3. С. 61. 3 Там же. С. 226.
  • [4] Российское законодательство X-XX веков. М., 1986. Т. 4. С. 362. 2 Учебник немецкого уголовного права (Часть общая) А. Ф. Бернера. С примечаниями, приложениями и дополнениями по истории русского права и законодательству. Т. 1. 1867 г. 3 Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПб., 1845.
  • [5] Познышев С. В. Особенная часть русского уголовного права. М., 1909. С. 161. 2 Григоровский С.П. Сборник церковных и гражданских законов о браке и разводе, узаконение, усыновление и внебрачные дети. СПб., 1908. 3 Народная энциклопедия научных и прикладных знаний. Том XI. Общественно-юридический. 2-й полутом.М., 1912. С. 132-134. 4 Уголовное уложение. Проект, измененный министром юстиции по соглашению с председателем Высочайше учрежденной Редакционной комиссии. СПб., 1898.
  • [6] Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. Принят 3-й сессией ВС РСФСР 5-го созыва 27 окт. 1960 г. // Ведомости Совета РСФСР. 1960 г. № 40. 2 http: www.allpravo.ru 3 Международные акты о правах человека: Сборник документов. М., 2000. С. 317.
  • [7] Prevention and Combating Trafficking in Women in and through the Russian Federation. The report prepared at the request and with the financial support of the Commission of the European Communities by the joint RF-EC team of experts. 2003; Комментарии О. В. Пристанской к данному докладу в ходе экспертной оценки текста доклада. 2 http: dic.academic.ru
  • [8] Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XVI. М., 1957. С. 280. 2 ТабаринА.Г. Детоторговцы.М., 1999. С. 3.
  • [9] Е. В. Тюрюканова. Торговля людьми в Российской Федерации. Обзор и анализ текущей ситуации по проблеме. М., 2006. С. 10. 2 Аширова Э. День без защиты детей И Российская газета. 2002 г. 1 июня. С. 1-7. 3 Азаров А., Роитер В. Защита прав человека. Международные и российские механизмы. М., 2000. С. 96. 4 Всеобщая декларация прав ребенка // Сб. нормативных документов по правам человека. М., 1994.
  • [10] Конвенция о правах ребенка (принята 20.11.1989 г. Резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН) // Сборник международных договоров СССР. 1993. Выпуск XLVI.C. 242-257. 2 Шнекендорфт 3. К. Права ребенка в законодательных актах // История, 1997, № 40. С. 1-3. 3 Желаннова А. Права ребенка и советская педагогика // История, 1997, № 40. С. 33. 4 Климов В. А. Криминологические и уголовно-правовые проблемы борьбы с похищением детей: Дисс. ... канд. юрид. наук.М., 1985. С. 34.
  • [11] Федеральный закон от 26 марта 2004 г. «О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности» и дополняющих ее «Протокола против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху» и «Протокола о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее». 2 Календарь основных событий, связанных с противодействием торговле людьми в России (1997-2005 гг.).
  • [12] Пристанская О. В. Торговля детьми в зеркале международного и российского уголовного права // Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. М., 2004. № 3 (162). С. 47-60; Егорова Л. К). Торговля несовершеннолетними: проблемы квалификации: Авто-реф. дисс. ... канд. юрид. наук.М., 2007. С. 13; Кушпель Е.В. Проблемы выявления и расследования торговли несовершеннолетними // Вестник криминалистики. 2006. Вып. 1 (17). С. 75-76.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >