ВВЕДЕНИЕ

Согласно данных ВОЗ, эпилепсия является одним из наиболее часто встречающихся тяжелых заболеваний нервной системы. Функциональное перенапряжение ЦНС, обусловленное судорожным состоянием, сопровождается истощением энергетических и пластических ресурсов клеточных структур мозга, что снижает его компенсаторно-восстановительные возможности в постсудорожный период и нередко вызывает гибель нейронов [59, 68, 81, 251, 282]. При этом тяжесть и объем повреждений мозга определяются не только судорожным припадком, но и в значительной степени вторичными нарушениями, которые развиваются в ЦНС после судорог [196, 270, 355, 390, 439]. Если эти нарушения сохраняются длительное время, то они часто приводят к срыву компенсаторно-восстановительных механизмов и служат патогенетической основой для повторных судорог [251, 349, 418]. В связи с этим существует понятие «постсудорожный синдром» [217]. Таким образом, при судорожных состояниях может возникать «порочный круг», когда постсудорожные нарушения в ЦНС становятся дополнительным провоцирующим фактором, повышающим судорожную готовность.

Поэтому при коррекции судорожных состояний перед врачом стоят две взаимосвязанные задачи: снизить судорожную готовность организма и повысить репарационные возможности мозга после судорожного припадка. Первая задача часто решается с помощью многочисленных противосудорожных препаратов, мишенью для которых являются тормозные механизмы. Эффективность такой коррекции контролируется инструментальными методами исследования, а в случае необходимости можно заменить препарат, изменить его дозу или комбинацию с другими препаратами. При решении второй задачи достаточно сложно объективно оценить влияние конкретных противосудорожных средств на характер восстановления структурно-метаболических изменений, возникающих в мозге человека после судорог. В связи с этим большинство авторов связывают перспективу исследований таких процессов с изучением экспериментальной эпилепсии на животных, которое позволяет понять глубинные патофизиологические механизмы нарушений функций мозга [260, 338, 355, 396, 398].

В настоящее время глубоко и всесторонне изучена роль медиаторных систем в запуске и реализации судорожных реакций разного генеза. Противосудорожные препараты, как и другие вещества медиаторного типа действия, изменяют характер межмедиаторных взаимоотношений в ЦНС. При этом активируя тормозную ГАМ К-ергическую систему, они по-разному модулируют баланс активности МА-ергических систем [76, 283, 463].

Вместе с тем, результаты исследований свидетельствуют о том, что состояние МА-ергических механизмов существенно сказывается на внутриклеточном метаболизме мозга [54—57, 132, 137, 138, 231 ], характер которого в значительной мере определяет формирование восстановительных процессов в постсудорожный период. Поскольку тяжесть функционального нарушения зависит от степени повреждения клеточных структур, можно полагать, что модуляция МА-ергических механизмов, обусловленная введением разных противосудорожных препаратов, неодинаково влияет на характер восстановления внутриклеточных изменений, возникающих после судорог.

Результаты действия этих препаратов в основном оценивают по их способности снижать судорожную готовность. Однако мало изучена роль противосудорожных средств в реализации компенсаторно-восстановительных процессов в клеточных структурах мозга после судорог разного генеза. Решение этого вопроса важно для выяснения механизмов, обеспечивающих устойчивость физиологических функций организма после судорог, и разработки способов коррекции не только судорожной готовности, но и репарационных возможностей ЦНС.

В связи с этим одна из актуальных задач восстановительной медицины заключается в индивидуальном подборе противосудорожных мероприятий, которые не только снижают судорожную готовность организма, но и способствуют максимально эффективному восстановлению структурно метаболических изменений, возникающих в мозге после судорожного припадка [338, 398].

Многочисленными исследованиями доказано травмирующее действие цереброваскулярной ишемии при эпилепсии, а также связь между устойчивостью организма к гипоксии и его судорожной готовностью [4, 7, 66, 172, 197, 198, 207, 217]. Поэтому одним из способов нефармакологической коррекции многих функциональных нарушений является адаптация организма к гипоксии. Фундаментальные основы этой проблемы хорошо описаны в ряде монографий и обзорных статей [6, 124, 179, 200, 205, 216, 238]. Однако до настоящего времени нет единых представлений о роли МА-ергических механизмов в восстановлении внутриклеточных нарушений в ЦНС, возникающих после судорог в зависимости от индивидуальной устойчивости организма к гипоксии, особенностей адаптации к ней и деадаптации, а также при сочетании повышенной судорожной готовности с факторами, отягощающими данную патологию.

Все исследования, результаты которых представлены в настоящей работе, проведены в строгом соответствии с основными биоэтическими «Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных», «Международными рекомендациями по проведению медико-биологических исследований с использованием животных» [148] и «Правилами лабораторной практики в Российской Федерации» (приказ М3 РФ № 267 от 19.06.2003 г.).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >