Авторское повествование как способ изображения внутренней речи персонажа

Необходимость отграничения данного способа передачи внутренней речи от трех других вышеназванных способов объясняется тем простым фактом, что в данном случае невозможно реконструировать исходное (чужое) высказывание, в то время как подобная реконструкция имеет место и в прямой речи, и в косвенной, и в отдельных подтипах несобственнопрямой речи. И.Т. Дарканбаева называет подобную речь тематической и высказывается о нецелесообразности ее признания разновидностью чужой речи и, следовательно, о невозможности ее передачи посредством прямой, косвенной и несобственно-прямой речи [63, с. 8].

В процессе передачи внутренней речи в авторском повествовании лишь называются те интеллектуальные действия и изменения эмоциональной сферы, которые имеют место в сознании персонажа. В этом случае внимание автора сконцентрировано не столько на содержании внутренней речи героя, сколько на тех процессах, которые это внутреннее высказывание создают. Для этого используется широкий спектр перформативных и речевых глаголов, а также абстрактные имена существительные со значением мысли или речи.

Следует отметить, что в авторском повествовании довольно редко встречаются перформативные глаголы think, suppose, ask, say, cry и т. д., которые являются типичными для трех других способов изображения внутренней речи. Обычно для описания внутриречевых актов персонажа художественного произведения используются глаголы, характеризующие речемыслительные процессы с точки зрения их длительности, интенсивности, связности, психического состояния персонажа, темы его размышлений и т. п. Это такие глаголы, как reflect, wonder, doubt, promise, explain, discuss, debate, occur, calculate и более редкие - soliloquise, meditate. Например:

He began to explain himself in a quiet voice, with another voice in his mind that cursed his formality, that barrier in him that couldn't tell of the countless lonely days, lonely nights ... tears, and he didn't know how to say tears [29, p. 382].

At last she reasoned, or rather, perhaps, persuaded herself into tolerable composure; for to resign a real good with contentment is less an effort of reason than of temper [65, p. 99].

She hesitated what to do; but when she recollected her obligations to La Motte, and considered this as perhaps her only opportunity of doing him a service, she determined to proceed [Ibid. 117].

Встречаются и другие, метафорические определения речемыслительных процессов, протекающих в сознании персонажа. Например:

All of this danced up and down, like a company of gnats, each separate, but all marvelously controlled inn an invisible elastic net - danced up and down in Lily's mind - ... [84, p. 36].

When he brooded his eyes would go dull and she could see him rolling the idea from one side of his brain to another as you would roll a candy ball from one side of your mouth to the other if you had a sore tooth [3, p. 253].

A variety of possibilities unspooled before me in a speed: a student stunt; vendors; the man, Colin Tapp, was a doctor or a lawyer and these were his patients or clients; some new version of the kissogram; crazy members of the family come to embarrass [49, p. 171].

Типичным приемом для передачи внутренней речи в авторском повествовании является сочетание глаголов мысли или речи с абстрактными существительными той же семантической группы. Такой тип повествования дает автору более широкие возможности в описании внутреннего состояния героя, тончайших нюансов его эмоциональной сферы, всех «поворотов» его сознания.

La Motte ruminated upon this account. At first it called up unpleasant ideas, but they were soon dismissed, and considerations more interesting to his welfare took place [65, p. 56].

Blifil was at first sullen and silent, balancing in his mind whether he should yet deny all; but, finding at last the evidence too strong against him, he betook himself at last to confession [26, p. 811 ].

На основании вышеприведенных примеров можно сделать вывод, что содержание мыслей персонажа в этом случае все-таки передается. Синтаксически оно оформлено в виде именного или глагольного словосочетания, которое, в зависимости от структурно-семантических характеристик имени существительного или глагола, может быть как предложным (в большинстве случаев), так и беспредложным. Например:

It was her father only of whom she thought [65, p. 129].

В этом случае мы видим эмфатическую инверсию дополнения в сочетании с конструкцией "It is somebody who оба эти синтаксические средства выполняют здесь функцию выделения рематического компонента высказывания.

After some farther conversation on the subject, Louis withdrew to the prison, ruminating on the best means of imparting to his friend the fatal intelligence he had to communicate [Ibid. 230].

However in the silence that followed Charles was not meditating on the idiocy of high fashion, but on how to leave without more to-do. Fortunately for him Tina had at the same time been reflecting on her position: it was after all rather maid-servantish to make such a fuss about a brief absence [29, p. 228].

Содержание внутренней речи персонажа может быть передано и с помощью придаточного предложения:

As he turned over in his thoughts all that had been told of the singular adventure of the negro fisherman, his imagination gave a totally different complexion to the tale [39, p. 200].

Nevertheless, the more he brooded on what he had seen, the more he hated the three urchins, and the more bitterly he resented their merry ways [62, p. 162].

He pondered half the night on what the old woman had said,... [ Ibid. 167 ].

He thought with regret on the bargain he had made with his black friend, and set his wits to work to cheat him out of the conditions [39, p. 162].

Авторское повествование как способ передачи внутренней речи персонажа часто используется для описания тех его мыслей, которые преследуют его постоянно, возвращаются вновь и вновь. В этом случае, один раз раскрыв содержание внутренней речи героя - с помощью прямой, косвенной или несобственно-прямой речи, автор уже не передает его вновь, сосредотачивая внимание лишь на факте рекуррентности (повторяемости) процесса:

Her thoughts frequently recurred to the peculiar and forlorn circumstances of her condition [65, p. 112].

Again he paced up and down, but now in a nervous agony, steeling himself for the interview ahead. He rehearsed again the thousand phrases he had invented on his journey from Exeter; but they fled through his mind like October leaves [29, p. 334].

... and innumerable thoughts came into my head of what was never in his head, nor ever could be, unless the devil had revealed it to him [21, p. 164].

Авторское повествование, передающее внутреннюю речь персонажа, часто сочетается с несобственно-прямой речью, которая обычно раскрывает содержание той мысли, которая лишь заявлена в словах автора (внутренняя речь выделена курсивом). Например:

But her thoughts soon returned to their wonted subjects. Three days were now passed, and she heard no intelligence of her father [65, p. 144].

As reflection gradually stole upon her mind, anxiety superseded joy,... and she became silent and pensive. She had no friends to whom she could fly, and was going with a young chevalier, almost a stranger to her, she knew not whither [Ibid. 172].

But Mrs. Fyne's individualist woman-doctrine, naively unscrupulous, flitted through my mind. The salad of unprincipled notions she put into these girl-friends' heads! [Conrad 20: 62].

Авторское повествование, передающее внутреннюю речь персонажа, часто сочетается с конструкциями, содержащими косвенную речь. Обычно такое сочетание встречается в сложноподчиненных предложениях с несколькими придаточными, одно из которых является придаточным объектным и содержит внутреннее высказывание персонажа:

But when she recollected his former words, that he was not master of himself, she could scarcely believe that mere pity could induce him to break the bonds, and then considering the altered conduct of the Marquis, she was inclined to think that she owed her liberty to some change in his sentiments to her. Yet the advice La Motte had given her to quit the kingdom seemed to contradict this opinion, and involved her again in doubt [65, p. 200].

Только в составе авторского повествования функционирует и так называемая перемежающаяся внутренняя речь. Этот вид внутренней речи характерен для тех произведений, где мыслительная деятельность персонажа представлена не в естественной форме - монолога, диалога, а передастся различными видами кратких реплик, употребляющихся по мере возрастания семантической значимости высказывания. Здесь внутренняя речь не предстает как законченная и последовательно развивающаяся, а как бы постоянно прорывается сквозь авторское повествование в виде отдельных мыслей, догадок и пр. Автор отбирает лишь отдельные «звенья» умственной деятельности героя, сопровождая их присутствием основного авторского плана. Синтаксической формой перемежающейся внутренней речи являются одно или два коротких самостоятельных предложения.

В заключение нашего обзора различных способов изображения внутренней речи персонажа в художественном тексте подчеркнем, что выбор того или иного способа определяется разными факторами, центральными из которых являются авторский замысел, а также форма и содержание передаваемого фрагмента интраперсонального общения.

ГЛАВА 3

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >