Введение

В настоящее время во многих отраслях научного знания наблюдается тенденция к гуманизации, которая, в частности, проявляется в усилении интереса к проблеме индивидуально-личностного начала исследуемых явлений. Особенно важным понятие личности является для науки о языке, в которой оно уточняется как понятие языковой личности (Homo loquens), т. е. индивидуума, осуществляющего речевую деятельность. Современный подход к изучению языковой личности подразумевает ее расслоение на «Я» как субъект речи и «Я» как внутреннее ego, контролируемое самим субъектом. Личность понимается как совокупность отношений человека к самому себе как некоему другому - отношений «Я» к «не-Я». Это определение, отражающее сложность духовного мира человека, имеет глубокую диалектическую природу: оно предполагает одновременно и расслоение личности на двух или более «частичных субъектов» (ипостасей) и ее целостность. В отношении структуры личности понятие «ипостась» указывает на возможность различия ее составляющих при сохранении их единой сущности, фиксируя тем самым единство персональности и субстанциальности.

Взаимодействие различных ипостасей личности в пределах ее сознания составляет суть интраперсонального общения, в процессе которого один из партнеров общения (адресат) не существует непосредственно в данной ситуации, а объективируется в сознании другого индивидуума (адресанта). Интраперсональное общение индивидуума реализует различия или взаимные тяготения чувств и разума, сознательного и бессознательного, различных эмоций амбивалентной структуры, различных интеллектуальных позиций в его сознании.

При этом следует подчеркнуть, что интраперсональное и межличностное (интерперсональное) общение суть два неотделимых друг от друга проявления единого процесса языковой коммуникации. Эти процессы развиваются по одним законам и могут быть описаны одинаковыми лингвистическими категориями: направленность коммуникативного акта, цель высказывания, структура коммуникативного акта, психологический фон коммуникативного акта. Их генетическая однородность подтверждается и тем, что интраперсональное общение существует в тех же формах, что и межличностное общение. Три формы интраперсонального общения - внутренний диалог, внутренний монолог, простое внутреннее реплицирование -образуют в совокупности непрерывный процесс аутокоммуникации личности, осуществляемый посредством внутренней речи. Каждая из форм интраперсонального общения имеет свои структурные и семантические особенности, которые находят отражение в выполняемых ими функциях в жизнедеятельности индивидуума.

Внутренняя речь есть средство (канал и код) интраперсонального общения, осуществляющее материальное опосредование идеального процесса внутренней коммуникации. Помимо этого, внутренняя речь есть, во-первых, средство осуществления мыслительного процесса индивидуума; во-вторых, средство регуляции его психических процессов. Понятие внутренней речи объединяет все многообразие речевых процессов, возникающих в сознании индивидуума и не адресованных реальному собеседнику. Имеются в виду все проявления внутренней речи, образующие процесс интраперсонального общения индивидуума: и произносимые вслух, развернутые фрагменты речи, предназначенные однако только для себя; и речь, произносимая про себя; и речь, существующая на уровне обычных слуховых представлений, почти лишенная словесной оболочки (так называемая «чистая мысль»); и речь, представляемая на уровне эйдетических образов со всеми особенностями звучащего голоса; и (в особых случаях) слуховые галлюцинации. Все эти речевые действия являются различными формами реализации одного и того же процесса внутренней коммуникации, о чем свидетельствует их функциональное единство и многообразие взаимосвязей.

Внутренняя речь как психолингвальный феномен практически не поддается воспроизведению. Поэтому три основные формы интраперсонального общения индивидуума, а также их взаимоотношения с соответствующими формами межличностного общения рассматриваются нами на материале художественных текстов.

Переходя из сферы психолингвистики в сферу художественной литературы, внутренняя речь подвергается условной вербализации и воплощается в изображенную внутреннюю речь.

Изображенная внутренняя речь представляет собой более или менее обширные фрагменты мысленной или озвученной речи персонажа в процессе аутокоммуникации, формально и/или семантически выделенные в тексте авторского повествования. В художественных текстах изображенная внутренняя речь имеет сложные и развернутые формы - от «кратковременных вкраплений» до обширных отрывков текста в пределах от абзаца до нескольких страниц.

Рассматривая внутреннюю речь как единицу структуры художественного текста, мы прежде всего анализируем частотность ее употребления в композиционно-речевых формах, которые мы в дальнейшем, опираясь на диктемную теорию текста [32], будем называть «диктема-повествование», «диктема-описание» и «диктема-рассуждение». И хотя распределение внутренней речи по трем типам диктем неравномерно, принципиальная возможность ее использования в каждой композиционно-речевой форме не подвергается сомнению.

В художественном тексте внутренняя речь может принадлежать персонажу-актанту, персонажу-рассказчику и автору-рассказчику. В первом случае повествование ведется от третьего лица (объективированное повествование); во втором случае - от первого лица (субъективированное повествование). Третий случай встречается довольно редко, но все же дает нам возможность говорить о наличии в художественном тексте внутренней речи не только персонажа, но и автора-рассказчика.

В художественном произведении внутренняя речь может передаваться несколькими способами: в форме прямой речи героя (персонажа или автора-рассказчика), в форме косвенной речи, в форме авторского повествования и в форме несобственно-прямой речи. Каждый из четырех способов изображения внутренней речи имеет свои типические характеристики в плане структуры, семантики и стилистического функционирования в художественном тексте. Следует отметить, что сфера применения конструкций с прямой и косвенной речью не ограничивается лишь языком художественной литературы. Эти конструкции представляют собой способы передачи высказывания в процессе естественной коммуникации индивидуумов, способы передачи чужой (реже своей) речи в широком смысле слова. Несобственно-прямая речь является особым художественным приемом и существует лишь в ткани литературного произведения.

Рассматривая внутренний диалог, внутренний монолог и простое внутреннее реплицирование как фрагменты художественного текста, мы подвергаем анализу их морфологические признаки, лексические особенности и основные характеристики синтаксической структуры. Кроме того, изображенная внутренняя речь рассматривается нами как стилистический прием, вводимый автором с целью создания определенного эмотивного и смыслового эффекта в художественном произведении. Исследование ведется на материале англоязычных художественных произведений, принадлежащих разным историческим эпохам и литературным направлениям. Изображенная внутренняя речь используется в них, прежде всего, как средство самоанализа и самораскрытия персонажа, как средство отражения его социальных и нравственных исканий, динамики его чувств, волевой сферы личности. Характеризуя общую и языковую культуру персонажа, внутренняя речь передает окружающую реальность вместе с исторической, региональной, политической атмосферой через призму его сознания.

Монография предназначена для широкого круга лингвистов-теоретиков, преподавателей филологических дисциплин и студентов лингвистических вузов. Авторы выражают надежду, что публикуемый труд послужит стимулом для дальнейшего исследования внутренней речи как собственно языкового феномена и как стилистического приема, получившего широкое распространение в классической и современной художественной литературе.

Авторы

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >