СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ КОНТАКТНЫХ СВЯЗЕЙ В ПРЕССЕ РОССИИ И ФРАНЦИИ (1801-1848)

Проблема периодизации журналистских связей

Периодизация журналистских связей - двусторонних или многосторонних - совершенно неразработанная проблема в журналистской науке. Это естественное следствие неразработанности вопросов журналистских связей вообще. Нельзя сказать, что этим проблемам уделяли достаточное внимание и литературоведы, которые не всегда считают их важной частью теоретических знаний. Вероятно, в силу этого в ряде трудов по сравнительному литературоведению обходятся вопросы периодизации и исследования строятся по принципу: 1) они о нас и 2) мы о них.

Иногда из общей истории связей выделяют какое-нибудь одно имя (Шекспир, Пушкин, Диккенс, Байрон и т. д.), группируя вокруг него темы пропаганды творчества, влияния, заимствования и т. п.

Как справедливо замечает словацкий ученый Д. Дюришин, порой к периодизации связей относятся «как к "механическому” членению материала на определенные отрезки, в зависимости от запланированного характера и результатов исследования, забывая о необходимости более широкого, дедуктивного подхода к решению этого вопроса»1.

Д. Дюришин прав, считая, что периодизация связей - не техническая сторона исследования. Она оказывает воздействие на интерпретацию материала и определяет методические подходы к исследуемому явлению. При рассмотрении литературоведами этого вопроса наблюдается большой разброс мнений, начиная от признания принципиальной невозможности периодизации литературных связей вообще (литературные процессы в разных стра-

Дюришин Д. Теория сравнительного изучения литератур. Пер. со словац. М., 1979. С. 215.

нах протекают по-разному, имеет место территориальная удаленность стран, существует несовпадение во времени разных литературных процессов)[1] до установления разных критериев. Так, венгерский ученый М. Бакаш считает, что периодизация литературных связей носит подчиненный характер и должна являться составной частью периодизации каждой национальной литературы. Такой же точки зрения придерживается и словацкий ученый Д. Дюришин. По его мнению, решающим фактором являются те процессы, которые происходят в «принимающей» литературе. Таким образом, бинарные связи рассматриваются этими учеными только с точки зрения одной, принимающей, стороны.

Движение национальной литературы самым непосредственным образом связано с теми процессами, которые происходят в государстве. В связи с этим, по мнению ученых, периоды развития литературы «практически совпадают с жизнью народа. Это открытие было сделано уже в 70-е гг. XVIII в. и получило свое отражение в периодизации русской литературы, предложенной М. М. Херасковым».

Безусловно, литературные связи разных народов зависят от взаимоотношений государств. Но, признавая роль внелитератур-ных факторов, ученые не рассматривают их как решающие и предостерегают от отождествления литературной периодизации с общей исторической периодизацией, которая, по их мнению, представляет лишь ориентир. Национальная литература и литературные связи развиваются по своим законам и выводятся из внутрилитературных закономерностей.

Разграничивая бинарные и многосторонние связи, М. Бакаш считает, что при периодизации последних за точку отсчета может быть принята стилевая типология[2]. На этой же позиции стоит и отечественный исследователь В. И. Кулешов. Хотя он и не дает теоретического обоснования периодизации, в истории литературных связей Европы и Запада он выделяет следующие стилевые вехи: сентиментализм и ранние романтики (1800-1810), революционные романтики (декабристы, 1810-1820), переход от романтизма к реализму (1830), «натуральная школа» (1840-е).

И. Г. Неупокоева, рассматривая периодизацию историко-литературного процесса, считает, что можно определить две фазы исследования: первоначальный сбор фактов и первичную их классификацию (здесь периодизация может быть различной, в зависимости от «частных методик») и классификацию по периодам более высокого уровня, когда накопленный материал анализируется «на основании закономерностей литературного процесса», что позволяет выявить «основную линию общего процесса, основную историческую связь составляющих его сил». Для этого автор предлагает систему критериев периодизации: 1) изменение взаимоотношений литературы и общества; 2) открытие литературой новых сфер жизни, новых тем, героев, социальноэтических представлений; 3) изменение основной драматической коллизии произведений (новые конфликты, новые взаимоотношения человека и общества); 4) смена художественных стилей.

Такое выделение двух фаз исследования представляется плодотворным и для анализа журналистских связей. Разумеется, система критериев периодизации в этом случае должна не механически следовать за литературоведением, а определяться с учетом особенностей журналистики как особой формы деятельности.

Может быть применима к журналистике и общая формула процесса связей в литературе, предложенная Д. Дюришином[3].

Общие предпосылки

Общие предпосылки

Принимаемое Процесс связи явление

Принимающее явление

Особенные предпосылки

предпосылки

Их соотношение определяет характер связей

В данном случае под принимающим явлением надо иметь в виду национальную журналистику, которая является объектом исследования, а также общие и особенные предпосылки, способствующие возникновению связей. Принимаемое явление - это журналистика другой страны, а также общие и особенные предпосылки, способствующие восприятию этого явления на другой почве. От их соотношения зависит вид связей.

К формуле Дюришина следует сделать существенное уточнение. Принимаемое и принимающее явления могут меняться ролями, т. е. принимающее явление может возвращать «стране-донору» воспринятое явление в случае, если оно творчески переработано, пустило национальные корни и оказывает существенное влияние на публицистическое восприятие мира.

Определяя периодизацию литературных и культурных связей России и Франции, французские исследователи чаще всего опираются на общую историческую периодизацию. Так, профессор Дижонского университета Ш. Корбе, исследуя взаимоотношения

двух стран в первой трети XIX в., выделяет два периода: 1 SOO-1814 гг. (Империя) и 1815-1830 гг. (Реставрация)1.

Для Э. Омана основой периодизации является прежде всего характер взаимоотношений двух стран. Он выделяет следующие периоды культурных взаимоотношений:

  • - 1700-1725 (Книга I, которая так и называется «Первые контакты». Основное внимание в ней уделяется деятельности Петра I);
  • - 1725-1789 (Книга II, «Французское завоевание». Автор отмечает активизацию отношений двух стран, развитие галломании в России);
  • - 1789-1814 (Книга III, в которой рассматриваются культурные и литературные отношения в период французской революции, затем Консульства и Империи);
  • -1815-1848 (Книга IV, описывающая период Реставрации. Отмечается усиление влияния Франции на Россию);
  • - 1850-1900 (Книга V, в которой анализируются особенности контактов двух стран после революции 1848 г.)[4] .

В рамках этих больших периодов может быть предложена и другая периодизация. М. Кадо в своей книге «Россия в интеллектуальной жизни французов» рассматривает взаимоотношения двух стран в течение 17 лет (1839-1856). Автор объясняет, почему он выбрал именно этот период. К 1839 г. во Франции ослабла волна антирусских настроений, вызванных подавлением польского восстания 1830 г. Это был, по мнению Кадо, наиболее плодотворный период в отношениях двух стран, продолжавшийся до начала Крымской войны, несмотря на то, что после французской революции 1848 г. официальная Россия всячески ограничивала контакты с Францией, а официальная пресса публиковала немало негативного материала об этой стране.

Этот же характер сближения в 40-е гг. отмечает отечественный исследователь В. Комарович. Но причину видит в другом -в увлечении русских идеями Сен-Симона, Фурье, Леру[5].

Здесь мы наблюдаем объяснение причин явления с позиций представителей разных стран. Основополагающими для них являются факты собственной культуры. Этот пример наглядно показывает, что характер политических взаимоотношений двух стран не всегда соответствует периодизации культурных связей.

Однако журналистика в отличие от литературы самым тесным образом вплетена в общественно-политический процесс. Исторические взаимоотношения стран непосредственно влияют на публицистику. Это относится не только к содержательной стороне периодических изданий, но и к видам связей. Спад или даже разрыв отношений прерывает непосредственные контакты. В этом случае на первый план могут выдвинуться типологические связи. Поэтому, на наш взгляд, при определении периодизации связей в журналистике следует прежде всего опираться на политические и экономические отношения государств.

Исходя из сказанного, за точки отсчета в периодизации связей выбраны значительные вехи не только французской, но и мировой истории: революции во Франции 1789, 1830 и 1848 гг. Эти события оказали значительное влияние на всю Европу, на внутреннее развитие государств (национально-освободительные движения, усиление революционных настроений, демократизация общественной системы).

В то же время не представляется возможным рассматривать этап 1801—1830-х гг. как единый период, поскольку установление Империи, наполеоновские войны и возвращение на трон Бурбонов по-разному повлияли на взаимоотношения России и Франции. В соответствии с этим определились периоды исследования: 1801-1814 гг., 1815-1830 гг., 1831-1848 гг.

Нужно отметить, что внутри этих периодов можно в свою очередь выделить определенные «сегменты», которые могут

быть связаны с конкретными историческими событиями (война 1812 г., восстание декабристов, польское восстание), с именами литераторов (например, Пушкин, Вяземский и Франция; Гюго, Мериме и Россия), с распространением литературных течений («неистовая» французская словесность и русская «натуральная школа»). Этот ряд можно продолжить.

Однако выделение основополагающих исторических вех первой половины XIX в. дает возможность проследить развитие связей журналистики двух стран, выявить общие процессы, которые были характерны для них, определить степень взаимодействия и взаимовлияния.

  • [1] Злыднев В. И. Русско-болгарские литературные связи XX века. М., 1967. С. 17; Цыбенко Е. 3. Из истории польско-русских литературных связей XIX-XX вв. М., 1978. С. 7. 2 Бакаш М. К проблеме периодизации межлитературных связей // Чешско-русские и словацко-русские литературные отношения. М.,1968. С. 36. 3 Дюришин Д. Указ. соч. С. 217. 4 Николаев П. А., Курилов А. С., Гришунин А. Л. История русского литературоведения. М., 1980. С. 45. 5 Бакаш М. Указ. соч. С. 35.
  • [2] Бакаш М. Указ. соч. С. 35. 2 Кулешов В. И. Литературные связи России и Западной Европы в XIX в. (первая половина). Изд-ие 2-е, испр. и доп. М., 1977. 3 Неупокоева И. Г. История всемирной литературы: Проблемы системного и сравнительного анализа. М., 1976. С. 324. 4 Там же. С. 331-340.
  • [3] Дюришин Д. Указ. сон. С. 52.
  • [4] Корбе Ш. Из истории русско-французских литературных связей в первой трети XIX в. // Международные связи русской литературы. М.; Л., 1963. С. 192-232. 2 Наитап Е. La culture fran^aise en Russie (1700-1900) Paris, 1910. 3 Cadot M. La Russie dans la vie intellectuelle fran
  • [5] Комарович В. Идеи французских социальных утопий в мировоззрении Белинского И Венок Белинскому. М., 1924. С. 243.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >