ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АРТПСИХОПЕДАГОГИКИ

Проблема своеобразия воздействия искусства на личность в свете психологии искусства

Психология как наука намного моложе искусства как явления человеческой жизнедеятельности. Искусство появилось в глубокой древности, когда сформировался тип человека современного биологического вида. Для первобытного человека искусство обладало огромным значением, способствуя сплочению людей между собой, их духовному развитию, осознанию человеком его социальной природы, служило «великому историческому делу очеловечения человека». Существует много теорий, объясняющих причины появления искусства, однако ни одна не признана достаточно убедительной. Очевидным является то, что искусство тесно связано с потребностями человеческой души, и функции искусства в древности мало чем отличались от тех функций, которые оно выполняет в современном обществе. Ещё в древности люди знали о том, что искусство способно влиять на психику человека, оказывать на него как положительное, так и отрицательное воздействие, служить гармонизации личности, быть средством воспитания [46; 73; 107; 180].

Мыслители Древней Греции в своих трудах отмечали неоспоримую роль искусства в духовно-нравственном развитии человек. Исторически достоверным является то, что Пифагор воспитывал своих учеников при помощи музыки, определенных мелодий и ритмов, с помощью которых, по его мнению, происходило «врачевание» человеческих нравов и страстей, восстанавливалась гармония душевных способностей. «Существовали те или иные мелодии, созданные против страстей души, против уныния и внутренних язв..., другие - против раздражения, против гнева, против всякой душевной перемены... Пользовался он и танцами. Пользовался он и стихами Гомера и Гесиода, произносимыми для исправления души» [цит. по 199, С. 174]. Платон говорил о целостном воздействии искусства, о потребности человека в гармонии и грации. Он считал, что дарами Муз надо пользоваться разумно, что посланы они не ради одного удовольствия, а для приведения души в состояние гармонии. По мнению Платона, в «идеальном государстве» возможно применение

«улучшающего людей» искусства, допускается устройство «хорических» праздников, плясок, но при условии, что они будут гармоничными, возвышенными, будут возбуждать гражданские чувства. Художественное воспитание, по мнению Платона, присуще не первым встречным, а людям наилучшим [6].

В период средневековья выдающийся мыслитель и проповедник Августин Блаженный отмечает действенную силу красоты и искусства. «В своей «Исповеди» он размышляет о том, что сам создатель мира есть красота в себе, живой ритм и чистая духовная форма, т.е. нечто абсолютно прекрасное - «истина всякой красоты». Этот высочайший художник, по Августину, творит образ и красоту мира по своим законам. В своей глубокой сущности красота есть добро и истина, чувственно воспринимаемая в форме созерцания» [199, С. 175].

Эстетика Возрождения, смотревшая на человека как на произведение искусства, наделенного внутренней гармонией, подчеркивала огромную роль искусства в духовно-эстетическом воспитании и самовоспитании человека. [73].

В конце XVII в. английский учёный Джон Локк, сформулировавший принцип «чистой доски» в теории развития человеческого разума, считал, что идеальный человек, рассудительный и бережливый, не имеет нужды в искусстве, за исключением танцев, помогающих организовывать свои движения. Однако ученик Локка, А.Э.К. Шефтсбери, утверждает, что эстетическое воспитание необходимо, прежде всего, для становления нравственного облика человека. Анализируя разные формы красоты, наивысшей он считал нравственную красоту [200].

Анализ работ отечественных мыслителей приводит к выводу, что в истории философско-эстетической мысли позитивная роль искусства в воспитании человека не подвергается сомнению, причем акцент в художественном воспитании всегда делается на развитие гармоничной личности, формирования её нравственного облика [11; 99; 100; 107;127;141;150;166].

Искусство является объектом изучения многих наук - философии, эстетики, культурологии, искусствознания, педагогики и, безусловно, психологии. Большим психологическим словарем психология искусства определяется как отрасль психологии, которая изучает закономерности процесса восприятия и понимания людьми произведений искусства, исследует особенности психической деятельности авторов при создании художественных произведений, разрабатывает вопросы художественного воспитания и эстетического развития [17]. Рассмотрение основных проблем, связанных с психологией искусства, представляется непростой задачей, в связи со сложностью и неоднозначностью, как самого искусства, так и предмета психологии искусства. Ещё Л.С. Выготский называл психологию искусства «самой спекулятивной и мистически неясной» областью психологии [30, с. 10].

По мнению К.А. Абульхановой психология искусства в настоящее время одна из самых привлекательных, и вместе с тем мало разработанных областей психологи, имеющая небольшое число глубоких исследований [2].

В.В. Знаков считает, что психология искусства занимает особое и вместе с тем парадоксальное место в отечественной науке: при постоянном интересе к этой теме со стороны учёных, в психологической литературе мало теоретических и экспериментальных исследований по этой проблеме [70].

Г.С. Тарасов называет психологию искусства «новой областью знаний», которая изучает, прежде всего, анализ психологических механизмов и условий воздействия искусства на личность в аспекте её целенаправленного формирования [172; 173; 174]. Именно эти вопросы и составляют основной предмет интереса практического психолога. Недаром Т. А. Флоренская в своей работе «Диалог в практической психологии» высказывает мысль о том, что психология искусства, выявляющая всеобщие принципы и закономерности влияния искусства на человека, является областью практической психологии [181].

Специфические особенности воздействия искусства на личность, которые определяются своеобразием психологических механизмов данного воздействия и уникальностью его результатов, в психологической науке трактуются разносторонне. Представители психоанализа видят главную функцию искусства в объективизации психопатологических проекций личности. Результат воздействия искусства, по мысли 3. Фрейда, состоит в отреагировании и компенсации вытесненных нормами биологических влечений [151]. К.Г. Юнг считал искусство инструментом реализации самоисцеляющих возможностей психики человека и выражением опыта кол лективного бессознательного. Согласно его взглядам, в процессе воздействия искусства происходит контакт с архитипическими энергиями, а результатом становится не только разрешение внутрипсихических конфликтов, развитие личности, но и достижение гармонии и духовного баланса целой эпохи [212].

Психология искусства в отечественной науке импульс для своего развития получила благодаря знаменитой монографии Л.С. Выготского «Психология искусства» [30]. Однако термин «психология искусства» не получил широкого распространения. По мнению Л.Я. Дорфмана, несмотря на то, что в советский период гносеологическая ситуация сделала бессмысленным сочетание «психология искусства», в отечественной психологии появились две психологии искусства, одна — «психологическая», а другая - «искусствоведческая». Объектом изучения первой -«психологической» - являются изменения психики под влиянием произведений искусства. «Искусствоведческая» рассматривает психику человека (автора, исполнителя либо потребителя искусства) во взаимосвязи с произведением искусства, которое становиться носителем психоидеальных качеств. Именно это направление, по мнению Л.Я. Дорфмана, возникло и развивалось благодаря культурно-исторической парадигме российской науки [47].

Отечественная психологическая традиция, связанная с именами Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна показала, что психологические события совершаются не только в человеческом сознании, но и в окружающем мире, запечатлеваясь в его предметной среде [30; 31 ;96; 152; 153].

Л.С. Выготский считал, что орудия и знаки, созданные человеком, являются ключом к пониманию его психики. Согласно этому, и произведения искусства, будучи сами по себе вещами не психологическими, становятся психологическими как знаки и значения. Л.С. Выготский вывел психологию искусства за пределы индивидуального сознания, согласно его исследованию, аффективно-смысловые параметры, будучи психическими образованиями, начинают существовать отдельно от человека в виде произведения искусства. По мысли Л.С. Выготского, в произведении искусства объективизировано, вынесено во вне социальное чувство. Именно силой этого социального чувства совершается в процессе влияния искусства «переплавка чувств» в душе человека. Поэтому Л.С. Выготский называл искусство «общественной техникой чувства» [30].

А.Н. Леонтьев продолжил и развил идеи своего учителя. Так, по мнению Л.С. Выготского, общественные значении «входят», переливаются в сознание субъекта. А.Н. Леонтьев говорил о наличии диалектических переходов между общественным и индивидуальным сознанием, совершаемых благодаря деятельности. Он считал, что в общении искусством происходит передача зрителям личностного смысла автора. Художнику мало иметь глубокие переживания, ему необходимо владение художественными приемами, чтобы закрепить это переживание в продукте искусства и впоследствии творить его в процессе восприятия. По мысли А.Н. Леонтьева, эстетическое переживание - это не потребление, а творческая активность [96].

Особая линия развития психологии искусства представлена работами С.Л. Рубинштейна, разработкой субъектно-деятельностного подхода и идеи о человеческом бытии как единстве психоидеальных и материально-идеальных форм существования [152; 153].

Исследователь в психологии искусства неминуемо подходит к разрыву, когда начинает рассматривать психологию творца и психологию «потребителя» искусства. Следовательно, искусство становится прерогативой первого, а художественное восприятие - второго. Трудно говорить о единой психологии искусства, если само произведение искусства не гарантирует единство психологии творца и психологии воспринимающего произведение искусства. Однако это противоречие снимает и даже предваряется философской категорией субъекта, развитой в отечественной психологии С.Л. Рубинштейном. Субъект, по мнению С.Л. Рубинштейна, обладает тремя отношениями к миру: познавательным, деятельным и созерцанием, как особым отношением, включающим этическое и эстетическое отношение к миру. Созерцание способно обнаружить, усмотреть сущность в самом явлении, что до С.Л. Рубинштейна в психологии связывалось только с познанием [2].

Категория созерцания позволяет увидеть ценность, самодостаточность в эстетическом восприятии и переживании. Последовательница идей Рубинштейна

К.А. Абульханова по этому поводу пишет: «Грубый мир предметности, жесткий мир социальных отношений, в которых должен действовать человек, растрачивая на их проблемы свои переживания, не исчерпывает всего существующего для него мира, где есть обетованная земля искусства и бесценная радость бескорыстного переживания. Это переживание вбирает в себя всю гамму чувств, дарованную данному человеку, его страданий и сомнений и, осуществляясь в нем, очищает и укрепляет, возвышая человеческую душу» [2, С. 140].

В отличие от сущности, обнаруживаемой познанием через абстрагирование и обобщения, созерцание обнаруживает сущность в самом явлении. С.Л. Рубинштейн считал, что красота - это сущность, выступившая в непосредственной данности.

В искусстве сущность обретает особые формы существования, как бы застывая во времени, становясь вечной, и при этом она может существовать в настоящем, при его созерцании. «Существование произведение искусства приобретает и благодаря усилиям, и таланту творца, и таланту восприимчивости субъекта, встречающегося с его творением» [2, с. 129].

Восприятие произведения искусства в контексте идей С.Л. Рубинштейна мыслится не в узком смысле, а как «способность воспроизведения, воссоздания своими душевными, духовными и эстетически развитыми чувствами и содержания и смысла, и выразительности произведения, которая является духовно-душевным-эстетическим действием (по Гегелю) и дает личности переживание чувства гармонического прекрасного» [2, с. 131-132].

Позднее, развивая идеи С.Л. Рубинштейна, Г.С. Тарасов говорил о субъективной природе эстетического как о способе выражения и удовлетворения эстетическими переживаниями духовных потребностей личности [173].

Согласно М.С. Кагану, структура искусства характеризуется сопряжением познавательной, оценочной, созидательной и знаково-коммуникативной граней, благодаря чему оно выступает и средством общения людей, и орудием их просвещения, обогащения знаний о мире и о самих себе, и способом воспитания человека на основе определенной системы ценностей, и источником эстетических радостей [180]. По его мнению, результатом подобного специфического художественного воздействия искусства на психики человека становится гармонизация идеального и материального, чувственного и сверхчувственного, чувств и разума. Органически-целостное единство возможностей при воздействии искусства связано со специфическим для искусства эффектом художественного воздействия.

Е.П. Крупник выделяет три уровня воздействия искусства на личность:

  • 1) психофизиологический (активизация зрительных, слуховых и других рецепторов с последующим изменений ритмов организма);
  • 2) психологический (воздействие искусства на эмоционально-волевые структуры, способствующие или психологической активности, или, наоборот, психологической разрядке организма, релаксации);
  • 3) социально-психологический (искусство, воздействуя на личность, вызывает в ней катарсическую реакцию, преобразующую и гармонизирующую личность) [91].

Специфика воздействия искусства на человека заключается в эмоциональных реакциях, а одним из механизмов этого воздействия становится эмоциональное переживание. Высшим проявлением воздействия искусства на эмоциональную сферу человека можно считать феномен катарсиса.

Идея катарсиса восходит к периоду древнегреческой истории. Аристотель в своих трудах развивал идеи Платона и Пифагора о способах воздействия искусством на внутренний мир человека. Под катарсисом понималось эмоциональное потрясение, состояние внутреннего очищения, освобождения от болезненных аффектов, вызванное у зрителей античной трагедией в результате особого переживания за судьбу героя. Аристотель считал, что во время болезненного переживания, страдания человек отстраняется от общественной жизни, однако в процессе сильного переживания, вызванного произведением искусства, душа человека поднимается от индивидуального до общественного, от единичности до всеобщности, что и нормализует психическую жизнь [6; 181J.

По мнению Семенова В.Е., все интерпретации механизмов катарсиса условно делятся на этические как очищение от пороков; эстетико-этические как успокоение аффектов средствами искусства на основе норм нравственности; психофизиологические, при которых происходят органические разрешающие реакции; мистические, объясняющие катарсис через божественное просветление [159].

Л.С. Выготский в своем исследовании «Психология искусства» трактовал катарсис как очищение, прояснение, снятие трагического содержания произведения посредством его художественной формы. Источник эмоционального переживания при восприятии искусства Л. С. Выготский видел, прежде всего, в противоречии формы и содержания художественного произведения (чаще художественного текста). Это противоречие, как правило, не осознаваемое читателем, вызывающее сильное напряжение, разрешается к концу произведения, подобно электрическому короткому замыканию, и является причиной особого эмоционального состояния -катарсиса [30].

Современные теории катарсиса являются продолжением и развитием идей Аристотеля. В свете теории психологического воздействия катарсис может быть примером интенсивного и глубокого воздействия произведения искусства на психику человека. Субъективно это может ощущаться как душевный подъем, чувство просветленности, гармонии, готовности к высоким и добрым поступкам[181].

Превращение отрицательных эмоций в положительные в момент воздействия достигается благодаря включенности переживаний в более высокую систему ценностей, возвышение над узколичностными человеческими интересами, подъем к высшим общечеловеческим идеалам в душе человека. Таким образом, тема катарсиса как состояния внутренней упорядоченности, душевной гармонии оказывается тесно связанной с проблемой духовного и нравственного развития личности, сочетания в ней индивидуального и всеобщего, включение личности в мир высших человеческих ценностей.

Д.А. Леонтьев связывает состояние катарсиса с процессами смысловой перестройки личности. По мнению Д.А. Леонтьева, при встрече человека с произведением искусства происходит соотнесение смыслового опыта художника со смысловым опытом реципиента, что приводит к трансформации последнего. Таким образом, катарсис «является отражением процесса глубиной смысловой перестройки, диалектического разрешения на новом уровне внутреннего противоречия в смысловой сфере личности» [97, С. 77].

Т.А. Флоренская считает, что термин «катарсис» применим не только при рассмотрении проблем искусства, но и в работе практического психолога, например, ои является «сверхзадачей» диалогического консультирования. По мнению Т.А. Флоренской, катарсис - явление не столько эмоциональное и эстетическое, сколько душевно-духовное, связанное с обретением смысла человеческой жизни [181].

Нам импонируют взгляды Семенова В.Е. на катарсис как на системный процесс, включающий следующие компоненты: эмоциональный, который выражается в состоянии облегчения, освобождения от тяжких, мрачных переживаний к положительным просветленным чувствам; эстетический, наполненный чувствами гармонии, порядка, красоты; этический, вызывающий гуманные чувства, чувства благоговения либо переживания вины, покаяния [159].

Мы предполагаем, что эмоциональная реакция на произведение искусства, сила и знак которой может варьироваться, является результатом удовлетворения или фрустрации экзистенциальной потребности человека в осмысленности жизни.

Рассмотрение сущности катарсиса позволяет сделать вывод том, что при использовании средств искусства в деятельности практического психолога неверно сводить эмоциональные переживания в процессе художественного воздействия только к положительным эмоциям. В такой же степени неверно лишать процесс художественного воздействия эмоциональной привлекательности.

Эстетическая составляющая катарсиса порождается влиянием красоты. Классическое искусство неотделимо от красоты. Красота - вечная и абсолютная ценность. В произведении искусства красота это не столько идеализация и приукрашивание в отражении реальной жизни, сколько идеал, к которому реальная жизнь может стремиться. А.Н. Леонтьев писал: «Кривое зеркало деформирует физический облик человека, делает красивые черты безобразными, стройную фигуру непропорциональной, благородное выражение превращает в шутовскую ухмылку. Искусство — это тоже зеркало, но зеркало человеческой души, духовного, а не внешнего облика, и делающее всё как раз наоборот - отражающее человека лучше, чем он есть в данный момент, показывающее, каким он может стать, раскрывающее то в его личности, о чем он сам, быть может, не знает» [95, С.222].

Нам созвучны идеи русских философов XIX - XX вв., видевших в подлинной красоте воплощение в пространстве и времени, в цвете, свете и звуках положительной духовности. Н.О. Лосский писал: «Красота есть великая абсолютная ценность, завершающая остальные абсолютные ценности, святость, нравственное добро, истину, мощь и полноту жизни, когда они достигают совершенного конкретного выражения вовне. Через красоту открывается ценность всех остальных видов добра в особенно увлекательной форме. Поэтому, влияя без приказаний, без заповедей, без нарушения свободы, красота может преодолеть не только обыденный эгоизм, но и титаническую гордыню: она может побудить человека забыть своё самолюбивое я и самоотверженно служить добру» [100, с. 127]. По мнению русских философов, красота есть проявление добра и истины, и «она ведёт на путь добра без нарушения свободы» [100].

Восприятие красивого вызывает чувство эстетического наслаждения. Эстетическая функция искусства называется еще гедонистической (гедонизм - стремление к наслаждению). Однако было бы большой опасностью сводить значение искусства только к услаждению души. Гюго Мюнстерберг в своем труде «Психология и учитель» [112] пытается противопоставить в образовании ценностям удовольствия и наслаждения (негласно направляющим жизнь не только во времена Мюнстерберга, но и сейчас) истинные ценности жизни - Истину, Добро и Красоту. Если сводить назначение искусства только к получению удовольствия, то оно потеряет свою ценность в человеческом обществе. Рассуждая о недопустимости этого, Гюго Мюнстерберг писал: «Женщина, наслаждающаяся сокровищами литературы, получает от этого не больше удовольствия, чем другая, все радости которой сводятся к вкусовым ощущениям» [112, С. 44]. Настоящий педагог, по его мнению, должен сделать ребенка сотрудником в достижении идеальных целей жизни: Добра, Истины и Красоты. Искусство здесь выступает как надежное средство. Подобное отношение меняет внутреннюю позицию педагога, такого педагога Г. Мюнстерберг называет

«жрецом человечества» и считает, что это придает педагогическому труду воодушевленный характер. В противоположность этому педагог, признающий ценности удовольствия, становится «слугой людей, эта позиция унижает его, превращает труд в нечто тягостное и монотонное» [112, С.65].

Г. Мюнстерберг ценит гармонизирующее воздействие произведений искусства. Гармония, целостность - вот что, по его мнению, отличает искусство. Будучи само по себе проявлением гармонии, искусство призвано привести в состояние гармонии духовный мир человека, соразмерно уравновесить природное и социальное, коллективное и личное, смешное и страшное, возвышенное и низменное, то есть то, что реально существует в мире людей, но всегда очень сложно переплетено. Воздействие искусства отличается целостностью, затрагивает все стороны психической жизни, уравновешивает чувства и разум, эмоциональное и рациональное. В этом его огромная воспитательная функция [112].

Таким образом, в истории философской и психологической мысли традиционно признается неисчерпаемое воспитательное, гармонизирующее влияние искусства на личность, как средства морального воздействия и духовно-нравственного сближения людей. В свете культурно-исторической парадигмы искусство выступает способом приобщения человека к опыту духовной жизни людей прошлых поколений, обладая неисчерпаемым потенциалом для психического и личностного развития.

До настоящего времени при рассмотрении вопросов воздействия искусства мы априори все искусство считали высокохудожественным. Проанализированные нами примеры воздействия искусства имели, как следствие, позитивный, благотворный характер. Однако в рассуждениях о психологическом воздействии, в том числе и искусства, нельзя забывать об опасности, таящейся в этом воздействии.

В истории философской мысли вопрос о благотворном влиянии искусства не всегда решался однозначно. Уже в Древней Греции в искусстве видели не только благо. Так, Платон решает не допускать в свое «идеальное государство» «сладостную» Музу, которая, по его мнению, способствует «ухудшению» людей [6].

В период раннего средневековья подобные взгляды получают широкое развитие. Греческий «отец церкви» Василий Великий считает, что человек, обучающийся искусству, «и высокомерен, и своенравен, и неверен», а от его познаний возникают «страсти — порождение рабства и низости». Иоанн Златоуст в трактате «О воспитании детей» протестует против обучения детей искусствам. Отрицательно, в духе христианского аскетизма, к искусству относится и Боэций [199]. Подобное отношение к искусству сохранятся до тех пор, пока искусство не начинает воплощать христианские ценности.

Красота, придающая искусству особую силу воздействия, может являться воплощением различных ценностей и придавать воздействию разную направленность. «Мир спасет красота» - эта ставшая крылатой мысль принадлежит не только князю Мышкину («Идиот»), но и, как известно, самому Ф.М. Достоевскому. Однако другой его герой высказывает мысль не менее волновавшую писателя. Дмитрий Карамазов («Братья Карамазовы») в одном из диалогов говорит: «Красота - это страшная и ужасная вещь! Страшная, потому что неопределимая, а определить нельзя потому, что Бог задал одни загадки. Тут берега вместе сходятся, тут все противоречия вместе живут... Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы - сердца людей» [50, С.112].

Традиционно в философии говорят о Красоте истинной и ложной. Подделки под Красоту соблазнительны и тем особо опасны. Однако чуткое сердце способно распознать подделку, такая красота как будто лишена жизни, кажется мертвой, застывшей маской. Необычайно наглядно эти различия отраженны в сроках стихотворения Н. Заболотского [60, С.210]:

... А если это так, то что есть красота И почему её обожествляют люди? Сосуд она, в котором пустота, Или огонь, мерцающий в сосуде?

Штайнер Р., основатель антропософии, считал, что красота в чистом её виде создаётся люциферическими силами, особыми силами зла, которые стремятся спи-ритуализировать человека и лишить его «земного» влияния, нарушить гармонию между чувствами и разумом, увести в мир чистых иллюзий [204]. Исследователь русской культуры Бондарев Г., стоящий на антропософских позициях, приводит в качестве примера творчество русских академистов XIX в., которые, следуя канонам чистой красоты, создавали необыкновенно изысканные, графически точные, произведения, но совершенно лишенные жизненности. Живописные образы их кажутся холодными и отвлеченными. «Художник всегда пользуется инспирациями Люцифера, творя прекрасное, но при этом искусство надо христианизировать», - пишет Бондарев Г. [18, С. 328].

В зависимости от методологии, антропософские идеи можно понимать буквально, а можно как метафору. Очевидно то, что благотворное, гармонизирующее влияние красота может даровать, если связана с ценностями Добра. В противном случае она способна породить такие явления социальной жизни, как эстетство и богема.

В русском языке отличие между подлинной и ложной красотой отражается в смысловой и этиологической разнице слов «прекрасно» и «прелестно». «Прелесть» - это не только характеристика внешнего облика, но и разновидность обмана, прикрытого лицеприятной формой.

В современный период, когда широкое распространение получает массовое и «протестное» искусство, приходится говорить о дифференциации эмоциональных состояний в результате воздействия искусства. Спектр эмоционального воздействия искусства на человека может варьироваться от позитивного эмоционального состояния, определяемого как катарсис, до негативного. Центром данного спектра является «безэмоциональное» пространство как следствие того, что произведение искусства не оказывает на человека эмоционального влияния.

Негативное воздействие искусства на психику человека, определяется

В.Е. Семеновым как антикатарсис. «В эмоциональном аспекте — это состояние угнетенности, униженности, страха либо ненависти, агрессивности. В эстетическом аспекте антикатарсис выражает чувство дисгармонии, хаоса, безобразия. В этическом плане антикатарсис порождает антигуманные чувства, отчужденность, агрессивность, презрение к жизни» [159, С. 117-118].

Особенностью современного массового искусства становится дегуманизация, «расчеловечевание», при которой образ человека превращается в демонический либо комический, приобретает черты животного или бездушного механизма, стирает границу между мужским и женским.

Психологические исследования, доказывающие пагубность воздействия на личность низкохудожественного, безнравственного искусства, проведенные под руководством В.Е. Семенова, многочисленные выступления и публикации ведущих ученых и мыслителей XX века, Н. Бердяева, В. Розанова, Э. Фромма, В. Фракла, А. Солженицина демонстрируют для практического психолога актуальность задачи профилактики негативного воздействия массового, низко художественного искусства. Это создает проблему безопасности в использовании средств искусства практическим психологом, где под психологической безопасностью понимается «состояние информационной среды и условия жизнедеятельности общества, не способствующие нарушению целостности, адаптивности (всех форм адаптации), функционирования и развития социальных субъектов (отдельного человека, группы, общества в целом)» [76, C.24J.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >