Деловая культура и этика и формирование менеджмента нового типа

Новая организационная культура и предпринимательская этика, обусловленные, прежде всего, объективными процессами изменения структуры собственности, ростом значения публичных корпораций и институциональных инвесторов, отражающих более широкие по сравнению с частными вкладчиками общественные интересы, выражаются в изменении роли предприятий в современном обществе и принципов оценки их эффективности. Совре-164

менные социально-экономические условия промышленно развитых стран, возникшие в результате структурных и технологических изменений в экономике, под давлением со стороны наемного труда и общественного мнения, а также объективных требований общественного прогресса и устойчивого развития, требуют от предпринимательских кругов, руководителей предприятий отказа от принципа «экономическая и финансовая эффективность любой ценой» и традиционных методов управления.

Предприятие не может больше действовать, руководствуясь только логикой экономических результатов, оно должно не только создавать богатство и рабочие места, но и приносить пользу гражданскому обществу, т.е. способствовать улучшению условий жизни, в наиболее полной мере удовлетворять потребности всех участников и заинтересованных групп - собственников, работников, потребителей, пользователей и общества в целом. Растет убежденность, и не только на теоретическом уровне, в том, что устойчивость предприятия обеспечивается равновесием его привлекательности для акционеров, работников, клиентов, поставщиков и гражданского общества. Как образно выразился французский специалист А.-И. Портнофф, капитализм, опирающийся только на финансовый капитал, уязвим так же, как одноногий бегун, пустившийся в бег с препятствиями (171, с. 37).

В организации, характеризующейся благоприятным морально-психологическим климатом, сотрудники могут считать, что ее руководители действительно доверяют людям, и успех организации кроется в их отношении к сотрудникам. Уходят в прошлое такие утверждавшиеся ранее ценности, как жесткая дисциплина, послушание, иерархия, карьера, власть, централизация, результат любой ценой. На смену им приходят другие ценности, как, например, самоопределение, участие, коллектив, ориентация на потребности клиентов, раскрытие личности, творчество, децентрализация, компетентность.

Развивается новая парадигма, согласно которой целью компании является не только увеличение прибыли, но и частичное удовлетворение общественных потребностей. Появляются новые понятия культуры предприятия, социальной ответственности предприятия и т.д., основанные на общей идее: государство одно не может решить все проблемы общества. Высказываются предложения, что культура и ценности предприятия должны учитываться при его оценке. Из такого признания частным предприятием общественных интересов вытекают три направления этики: деловая этика, провозглашающая социальную ответственность предприятия его моральной обязанностью; направление, рассматривающее бизнес и общество как две взаимосвязанные системы; социальный менеджмент, призванный обеспечить повышение результативности предприятий при учете социальных требований.

По А. Смиту, механизмы рынка в меру своего совершенства обязывают делового человека служить всеобщему благу, быть «добродетельным» несмотря на свои личные качества. Однако признается, что критериями «хорошего поведения» предпринимателя являются производство качественной продукции, добровольное достижение социальных целей, защита окружающей среды, здоровья, соблюдение условий труда, отказ от расовой, социальной, религиозной или половой дискриминации в области занятости и т.д. Вместе с тем практика заставляет также признать, что совершенные рынки порождают скорее пороки, чем добродетели. Государство, с одной стороны, постепенно отказывается от силовых методов вмешательства в экономику в пользу методов регулирования, несовершенство которых порождают такие явления, как манипулирование отчетностью, уклонение от налогов, налоговые мошенничества, перемещение производства в другие страны и т.д. С другой стороны, в ряде стран, прежде всего в США, негативные явления вызвали потребность в реанимировании жесткого законодательства и мер регулирования.

В 2002 г. в США был принят Закон Сарбейнса-Оксли, который рассматривается многими обозревателями как наиболее серьезная реформа в области финансов и отчетности с 30-х годов XX в. Закон, помимо общего усиления санкций за мошенничество, предусматривает такие меры, как усиление гражданской и уголовной ответственности руководителей (20 лет тюрьмы в случае доказанного мошенничества); предоставление органам регулирования дополнительной информации об операциях, изменениях в структуре собственности и т.д.; обязательное создание независимых комитетов по аудиту и др. Кроме того, были усилены нормы регулирования и стандарты фондовых бирж. Аналогичные тенденции проявились и в других странах, особенно в связи с глобальным финансовым кризисом.

Чем вызвана эта тенденция? Как отмечал один из наблюдателей, едва ли руководители «Enron», «WorldCom», «Xerox» и других компаний, ставших объектом скандальных разоблачений, являются исключением в океане добродетели. Деловой мир живет в условиях вседозволенности, фальсификация и коррупция стали 166

допустимой практикой. Некоторые специалисты полагают, что появление «мыльного пузыря» биржевой конъюнктуры интернет-предприятий стало возможным только потому, что большинство предприятий использовали при попустительстве Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) любые возможности для фальсификации отчетности. Однако в период технологических изменений биржевые скандалы не преходящее событие: они представляют собой лишь верхушку айсберга, скрывающую культуру растущего эгоизма, появление которой обусловлено изменением этики крупного американского бизнеса.

Об этических установках высшего американского менеджмента свидетельствует, например, тот факт, что при всех декларациях о соблюдении равновесия между интересами акционеров и других стейкхолдеров, в 1990-е годы рост вознаграждений менеджеров составил 570% при росте прибыли на 114% и стагнации заработной платы. Иначе говоря, акционеры санкционировали рост доходов менеджеров, но сами не получили за это компенсации в виде роста своих доходов, что привело к падению доверия между экономическими агентами (171, с. 37). Эта тенденция продолжилась и в период кризиса 2008-2009 гг., что заставило органы финансового регулирования ряда стран поставить вопрос об отказе от выплаты огромных бонусов.

На практике степень влияния критерия богатства акционеров на деятельность компаний зависит от структуры акционерного капитала. Основатели и владельцы предприятий, венчурные капиталисты, частные лица и институциональные инвесторы, резиденты и нерезиденты - все они имеют различные интересы. Свои коррективы вносит также глобализация рынков капитала, появление новых финансовых инструментов, развитие быстродействующих электронных форм торговли. В новом столетии задача понимания интересов акционеров становится не только чрезвычайно сложной, но просто невыполнимой. В качестве примеров приводятся коллективные инструменты инвестирования, взаимные фонды и т.п. Экономические интересы владельцев, зависящие от общего состояния рынка, зачастую становятся отличными от конкурентных интересов компании (пример - битва за контроль над «ABN-Ашго» между банками «Barclays» и «Royal Bank of Scotland»). «Решение, что делать в интересах акционеров, может превратиться в решение не делать ничего, поскольку любое действие может нанести ущерб конкуренту, которым владеют также и ваши владельцы» (164, с. 45).

На форуме, организованном Школой бизнеса и менеджмента Университета Пеппер дайн (Pepperdine University), выдвигалась идея о том, что главный исполнительный руководитель фирмы должен быть и главным должностным лицом по вопросам этики, заботящимся об улучшении ее этической атмосферы и репутации. «Невозможно делегировать честность... Руководитель должен принять меры к тому, чтобы каждый работник понимал, что будущее организации зависит от ее репутации... Каждый работник должен ощущать ответственность и способность влиять на репутацию компании...» Руководителям предлагается создавать системы раннего предупреждения, способные вовремя выявлять проблемы и помогать принимать немедленные решения. Топ-менеджмент устанавливает определенный тон, открытость и честность общения (119, с. 310).

Как отмечалось на форуме, этическая характеристика руководства воздействует на качество корпоративного управления. Советы директоров корпораций способны выполнять важную роль в формировании климата доверия и этического поведения. Им предлагается принять более активное участие в решении этой задачи, следить за соблюдением стандартов Нью-Йоркской фондовой биржи и положений Закона Сарбейнса-Оксли. Действующие правовые нормы дают советам директоров средства выполнения своих доверительных обязательств перед инвесторами.

В финансовой сфере специалисты, представители банковского сообщества обращают на этот аспект самое пристальное внимание. Здесь отсутствие доверия может выражаться в прямой и непосредственной форме в виде банковской паники - массового изъятия вкладов из-за неуверенности в их сохранности, а может иметь и более глубокие последствия, тормозящие развитие всей финансовой системы. Ряд специалистов фактически утверждают, что развитие банковского сектора есть прежде всего развитие доверия к нему со стороны общества. Общественное доверие, по их мнению, является интегральным элементом новой рыночной экономики (108, с. 29).

Отмечается, что на деятельность многих банкиров оказывают влияние мотивы, выходящие за рамки личной выгоды, такие, как, например, забота об интересах кредитного портфеля своего банка. Банкиры, юристы, бухгалтеры, сидящие в наблюдательных советах, заняты обслуживанием особого рода, вытекающим не из требований закона или правил биржевого листинга, а из признания в качестве критерия принятия решений блага, носящего более об-168

щий характер. Признаются и нефинансовые стимулы в деятельности менеджеров, такие как потребность в росте, внутреннее удовлетворение трудом,трудовая этика.

Роль высшего руководителя важна как отправной момент для создания этической организации, однако ее успех зависит от того, как этические устремления воплощаются в конкретную политику и практику. Активные меры в совокупности создают систему, в рамках которой этическое лидерство становится важным фактором организационной эффективности. Так, в фирме «Raytheon» система оценки при отборе и аттестации управленческого персонала включает параметр «честности», критериями которой являются «безусловное соблюдение честности и этических принципов во всех сторонах поведения; приверженность букве и духу политики компании при осуществлении любых изменений; соответствие слова и дела; выполнение принятых обязательств; готовность признавать ошибки; доверие и побуждение других к завоеванию доверия». В фирме «Pfizer» разработан «путь к достижению этического поведения» на основе формулирования корпоративных ценностей и принципов поведения (119, с. 312).

Модель корпоративного управления, создаваемая в результате проводимых в этой сфере реформ последнего десятилетия, выдвигает на первый план при принятии решений независимых, внешних директоров, число которых сегодня уже составляет, по всей видимости, большинство советов директоров. Они, как правило, контролируют все ключевые комитеты совета, обладают необходимыми стратегическими знаниями, могут осуществлять мониторинг деятельности через функцию аудита, распоряжаться необходимой информацией с помощью своего штата независимых сотрудников. В основе их решений лежит оценка того, что составляет стратегическую выгоду, в том числе источников выгоды, особенно неосязаемых, которые могут быть утеряны в результате неверного решения, например о слиянии или приобретении (164, с. 50).

Также отмечается, что как менеджеры, так и представители академических кругов, консультационных фирм, неправительственных организаций убеждены в том, что в беспрецедентной озабоченности общественности по поводу этики и честности в бизнесе заключены чрезвычайно благоприятные возможности. В числе возможных стратегий - формирование культуры корпоративной ответственности на различных уровнях менеджмента; достижение лучшей сбалансированности между стремлением к высоким фи нансовым показателям и установлением кодексов этического поведения; внедрение в процесс принятия кадровых решений критериев моральных ценностей и ответственности вместо чрезмерного внимания к достижению результатов любой ценой; повышение значимости советов директоров как проводников ответственного корпоративного управления (119, с. 315).

Озабоченность вопросами корпоративного управления возникла в ответ на серьезный кризис доверия, всплеск мошенничества и провалы рынка и связана также с проблемой роли корпораций в экономике и обществе. Многочисленные примеры злоупотреблений и банкротств в 1990-х и 2000-х годах как в США, так и в Европе, также послужили толчком к сомнениям относительно действующих принципов и архаичной практики работы советов директоров. Результатом явилась выработка кодексов корпоративного управления, положения которых затем нашли отражение в законодательстве, более строгое определение ответственности (например, в Законе Сарбейнса-Оксли). За всеми этими эпизодами лежало ощущение моральной угрозы, связанной с сосредоточением у корпораций огромных финансовых ресурсов и власти, с тем, что директора этих корпораций, получившие в свои руки право распоряжаться общественным богатством, оказываются свободными от ответственности и открытыми для коррупции. Помимо вопросов о личной нравственности отдельных руководителей, возникли вопросы об этических основах корпоративной системы в целом, в частности о том, открывает ли она возможность для присвоения менеджерами богатства акционеров (как утверждали А. Берли и Г. Минз), способствует ли созданию общественного богатства (как утверждал Р. Коуз) или наносит ему ущерб в результате провалов рынка.

Таким образом, при принятии управленческих решений возникает вполне практический аспект проблемы этики в экономике. Как свидетельствует практика, в основе принятия любого решения, стоящего перед руководством корпораций, стоит вопрос о критериях правильности такого решения. Когда речь идет о важнейших решениях, касающихся, например, крупных инвестиций, слияний или приобретений, ни закон и его правовые нормы, ни чисто деловые соображения не дают четкого ответа. В то же время проблемы, связанные с подобными основаниями принятия решений, стали столь значительными, что возникает настоятельная потребность в альтернативных подходах. Возникает ситуация, при которой важнейшие решения становятся предметом этики.

Деловая этика подразумевает постоянное присутствие морально-этической компоненты при принятии решений, причем не только при контрактных или рабочих взаимодействиях, отношениях с партнерами или сотрудниками, но и по отношению к самому себе. Такая этика служит как бы предохранителем от ошибочных решений и вредных мотиваций. Это хорошо выразил такой выдающийся практик менеджмента как К. Мацусита, предупреждая, что «люди часто принимают неправильные решения на основании неверных суждений лишь потому, что позволяют эгоистическим мотивам взять верх над здравым смыслом». Основываясь на собственном богатом опыте предпринимателя, принесшем ему успех и известность, он заключает, что человеку, работнику нужны этические установки, ценности и принципы, помогающие структурировать мысли и направляющие поведение. При этом руководству, менеджерам отводится специфическая роль: они могут способствовать личностному росту сотрудников, донося до них философию компании. Для этого «каждая компания, вне зависимости от размера, должна иметь четкие цели, не связанные с получением прибыли, цели, оправдывающие ее место в обществе... Если сотрудники осознают, что работают не только ради куска хлеба, они будут мотивированы к более упорной совместной работе, направленной на реализацию общих целей. В ходе работы они узнают гораздо больше, чем те люди, у которых единственная цель - заработок. Они начнут расти как личности, граждане и профессиональные бизнесмены». «Хороший менеджер никогда не должен прибегать к обману или трюкам... Правда обладает своей собственной силой, она способна двигать дела вперед, в то время как словесные ухищрения не просто бессмысленны, а разрушительны... Менеджмент силен только тогда, когда опирается на два столпа - правду и доверие» (39, с. 32, 43, 102).

Подчеркивая роль конкуренции как стимула интенсивного труда, Мацусита обращает внимание на ее характер, на то, что не всякая конкуренция играет конструктивную роль. «Крайне важной становится конкуренция, выстроенная на справедливой основе, не на власти или силе отдельных игроков, а на чем-то ином, имеющем более долгосрочную ценность». И этой основой, по его мнению, является моральный кодекс, или этика, определяющая стандарты поведения и его оценку. Без такой долговременной ценностной основы «влияние на общество зависело бы исключительно от силы - более или менее грубой. Власть сильных не приводит к процветанию. Напротив - и это подтверждает вся человеческая история - сила или власть, над которой нет достаточного контроля, приводит к жестокости» (39, с. 76-77).

Сегодня этический подход вступает в противоречие с традиционным подходом, исходящим из максимизации богатства акционеров (shareholder value). На этом фоне сохраняется и усиливается противостояние двух основных концептуальных подходов, опирающихся, с одной стороны, на интересы акционеров, и с другой - на интересы широкого круга заинтересованных лиц (стейкхолдеров), которые обладают правами, вытекающими как из контрактных, так и прочих общественных отношений. Важно и то, что традиционная культура бизнеса воспитывает людей, которые стремятся максимизировать прибыль - личную или корпоративную, а управленческая литература посвящена в основном тому, как согласовать личные цели и стимулы с задачами корпорации.

Основные аргументы в пользу стейкхолдерского подхода выходят за узкие рамки правового обоснования и обращаются к соображениям морального порядка. По мнению его сторонников, традиционный взгляд на корпорацию, ставящий в ее центр богатство акционеров, ушел в прошлое. Это встречает многочисленные возражения, включая известное высказывание М. Фридмена о том, что социальная ответственность бизнеса состоит в том, чтобы делать деньги.

Сегодня в литературе имеется спектр подходов к проблеме корпоративного управления, принятия управленческих решений и контроля над богатством акционеров. С точки зрения этики они отражают два концептуальных подхода, известные в теории как консеквенциальный, согласно которому «правильное» решение может быть основано на оценке получаемых выгод (т.е. на последствиях - consequences), и деонтологический, выводящий решение из соблюдения некоторых общих правил и этических принципов независимо от результатов.

Первый подход наиболее известен в форме утилитаризма, распространенного в XVIII-XIX вв. (Дж.С. Милль) и оказавшего существенное влияние на дальнейшее развитие экономической теории. Сегодня это направление служит основой концепции максимизации полезности и теории агентских отношений на уровне корпоративного управления. Согласно этой теории эгоистически мотивированные менеджеры стремятся максимизировать личную выгоду, а роль корпоративного управления состоит в том, чтобы ограничить их действия, не ослабляя при этом их стремления к успеху. Если действия руководителя способствуют максимизации не только личной выгоды, но и богатства акционеров, то это значит, что «дело сделано хорошо».

Как отмечает Д. Нордберг, несмотря на многочисленные попытки доказать, что то, что хорошо для общества (в деонтологиче-ском смысле), хорошо и с точки зрения финансовых результатов (в утилитаристском смысле), убедительных подтверждений этому на сегодня нет (164, с. 44). Тем не менее деонтологическое направление служит основой для дальнейшего развития концепции корпоративной социальной ответственности, которая при всей своей противоречивости и отсутствии однозначных эмпирических подтверждений продолжает завоевывать позиции.

Можно считать, что дискуссия, развернувшаяся по крайней мере на протяжении последних 30 лет, относительно приоритетности богатства акционеров по отношению к корпоративной социальной ответственности при принятии важнейших решений и экономической целесообразности новых подходов практически завершена. Лидеры бизнеса уделяют все большее внимание достижению успеха с помощью решения социальных и экологических проблем. Сегодня проблема этики корпоративного управления решается, по крайней мере на теоретическим уровне, на основе концептуального синтеза утилитаристской (богатство акционеров) и деонтологической (социальная ответственность) установок. Поиски сочетания этих подходов ведут к своеобразному стратегическому синтезу и в практической области.

Так, М. Портер и М. Крамер разработали концепцию стратегической корпоративной социальной ответственности и предложили схему согласования мероприятий в этой области с бизнес-стратегией фирмы (170). Их идея, уже получившая широкое распространение, состоит в том, чтобы рассматривать корпоративную социальную ответственность и соответствующие действия как элементы стратегии, решать социальные и экологические задачи только таким образом, чтобы одновременно получать с их помощью ощутимые выгоды для бизнеса. При этом рекомендуется помнить, что на практике соблюдение этических принципов часто чревато конфликтностью и требует обоснованной оценки кратко-, средне- и долгосрочных позитивных и негативных последствий реализации организационных инициатив для всех стейкхолдеров. Поэтому необходимо привлекать их к выработке конкретных решений, что является сложной, но надежной мерой.

Более того, среди специалистов есть мнение, что широкая концепция корпоративной социальной ответственности постепенно вытесняет создание богатства акционеров (рыночную капитализацию компании) в качестве конечной цели и критерия организационного успеха. Корпоративная социальная ответственность является в определенной степени реализацией нового теоретического подхода к эффективности хозяйственной деятельности и принятию экономических решений, включающего этические принципы наряду с принципами максимизации полезности. Корпоративная социальная ответственность рассматривается некоторыми лидерами бизнеса как одновременно и моральный, и деловой императив (129, с. 142).

В 2006 г. один из каждых 10 долларов стоимости активов, управляемых американскими компаниями, или примерно 2,3 трлн, из 24 трлн, долл., были инвестированы в компании, получившие высокую оценку по тому или иному критерию социальной ответственности. В 2007 г. 64 из 100 крупнейших глобальных компаний по списку «Fortune» публиковали отчеты не только по экономическим, но и по экологическим и социальным итогам деятельности (129, с. 125). Многие из них имеют в структуре высшего руководства должностное лицо, отвечающее за управление корпоративными социальными инициативами. Многие компании разработали контрольные перечни вопросов для проверки этих направлений деятельности на основе стандартных социальных и экологических рисков. В «Глобальной инициативе в области отчетности» (Global Reporting Initiative), которая быстро превращается в стандарт отчетности по социальной ответственности корпораций, дан перечень из 141 проблемы, дополненный перечнями для отдельных отраслей, которые могут послужить прекрасной точкой отсчета (170, с. 85).

Многие компании уже существенно продвинулись в направлении улучшения социальных и экологических последствий своей деятельности. В то же время все еще имеющая место в большинстве случаев фрагментарность и отдаленность преобладающих подходов к социальной ответственности корпораций от стратегии бизнеса не позволяет реализовать многие выгодные для общества направления деятельности компаний. Как считают М. Портер и М. Крамер, если бы корпорации анализировали перспективы в области социальной ответственности, пользуясь теми же принципами и методами, как и при принятии ключевых деловых решений, они бы убедились в том, что социально ответственная стратегия корпораций может быть не столько видом затрат, ограничением деятельности или филантропической обязанностью, сколько ис-174

точником благоприятной возможности, инновации и конкурентного преимущества (170, с. 80).

Продвижение идеи корпоративной социальной ответственности требует как глубокого понимания взаимозависимости между бизнесом и обществом, так и ее привязки к стратегии и функционированию конкретных компаний. Успешные корпорации нуждаются в здоровом обществе. Образование, здравоохранение, равные возможности, безопасность, условия труда, рациональное использование энергетических и других природных ресурсов, «хорошее» правительство, законность, права собственности, действенные нормы регулирования и т.д. - все это факторы, обеспечивающие производительность рабочей силы, расширение спроса, эффективность и инновационность производства. Всякий бизнес, преследующий собственные цели за счет интересов общества, в котором он существует, почувствует в конечном счете иллюзорность и временность своего успеха (170, с. 83).

Одновременно здоровое общество нуждается в успешных компаниях. Никакая социальная программа не может соперничать с сектором бизнеса в создании рабочих мест, богатства, инноваций, обеспечивающих рост уровня жизни. Неспособность правительства, неправительственных организаций и других участников гражданского общества содействовать продуктивной работе бизнеса ведет к потере его конкурентоспособности, стагнации доходов, безработице, исчезновению богатства, которое служит источником налогов и благотворительной финансовой поддержки (170, с. 84).

К ответственным действиям корпорации побуждают мощные социальные и политические факторы. К их числу относятся растущие запросы потребителей, воздействие неправительственных организаций на репутацию фирм, оценки и рейтинги их деятельности, отраслевые кодексы поведения, давление со стороны социально ответственных инвесторов, наконец, установки сознательных менеджеров и занятых. Растущее внимание в прессе уделяется таким проблемам, как равенство доступа к качественному обучению, занятости, медицинскому обслуживанию, необходимость введения различных инноваций для предотвращения роста загрязнения воздушной и водной среды, эмиссии парниковых газов, ведущей к глобальному потеплению, и др. Сформировался общественный консенсус относительно ответственности и ключевой роли корпораций в выработке и применении корректирующих действий. Эта ответственность усиливается осознанием того фак та, что и правительство, и отдельные индивиды могут демонстрировать свои предпочтения тем, что они покупают, где и как они выбирают работу и куда они инвестируют.

В настоящее время десятки национальных и международных организаций вырабатывают рекомендации по реализации эффективных инициатив в области корпоративной социальной ответственности (среди них ОЭСР, Всемирный деловой совет по устойчивому развитию (World Business Council for Sustainable Development) и др.). Более 4 тыс. организаций из более 100 стран являются членами Глобального пакта ООН (United Nations Global Compact, UNGC), созданного в 1999 г. и объединяющего компании, агентства, профсоюзные и общественные организации, заявившие о своем стремлении руководствоваться в своей деятельности совместно выработанными принципами относительно соблюдения прав человека, ликвидации принудительного и детского труда, дискриминации, решения экологических проблем, противодействия коррупции и т.п. (129, с. 128). По мнению многих юристов, принятые ОЭСР «Руководящие принципы по отношению к МНК», а также ряд документов МОТ и других организаций могут послужить основой для создания международного права в области социальной ответственности предприятий (174).

Меры в области корпоративной социальной ответственности способны противодействовать «организационной близорукости», состоящей в преследовании краткосрочной прибыльности, и обеспечивать долгосрочное процветание бизнеса. Этому способствует ряд стимулов, которые заключаются в том, что такой подход к деловой стратегии оказывает влияние и на внутреннюю и на внешнюю среду организации. Среди них рост доли рынка, организационное обучение, деятельный и заинтересованный персонал, поддержка со стороны внешних стейкхолдеров, позитивные отношения с инвесторами. Так, стимул стремления к росту доли рынка реализуется за счет положительных реакций потребителей на социально ответственную политику. Стратегические программы в этой области открывают пути к накоплению опыта в процессе реализации проектов и его использованию для формирования ключевых компетенций, одновременно улучшая социальные и экологические условия. Стратегические инициативы в области корпоративной социальной ответственности могут послужить лабораторий для изучения различных идей, методов и процессов без жестких ограничений, свойственных обычной коммерческой деятельности, источником знаний и благодатной почвой для новых инноваций. Социально ответственная политика нередко оказывает воздействие на отношение занятых к своей организации и к труду. Исследования показывают, что работники склонны предпочитать такие организации, а некоторые даже готовы при этом на менее высокую зарплату. П. Друкер отмечал, что подобная политика может стать все более значимым средством привлечения лучшей рабочей силы (19). Согласно проведенному в 2006 г. обследованию студентов, обучающихся по магистерским программам делового администрирования, 59% респондентов планировали искать работу, связанную с социальной ответственностью сразу после окончания курса, а 79% намерены сделать это впоследствии. По мнению П.А. Хеслина и Й.Д. Очоа, эти данные показывают растущее значение, придаваемое новым поколением работников решению социальных и экологических задач (129, с. 129).

Рассмотренные явления выдвигают на первый план задачу формирования «сбалансированных лидеров бизнеса», понимающих комплексные взаимосвязи между деловым успехом и социальным прогрессом, уделяющих разностороннее внимание различным сторонам деятельности компании. В качестве путей решения этой задачи рассматриваются средства и инициативы, реализуемые на уровне топ-менеджмента компаний, организационные меры, предпринимаемые в сфере бизнес-образования.

Ключевую роль в восстановлении доверия к способности лидеров бизнеса действовать честно, правдиво и с учетом интересов всех соучастников может сыграть система подготовки менеджеров. Высказывается мнение, что управленческое образование не должно ограничиваться профессиональной подготовкой. Специалисты подчеркивают, что при обучении и подготовке к деловой карьере будущих менеджеров, предпринимателей, руководителей малых предприятий и т.д. наряду с практической профессиональной подготовкой должна осуществляться и нравственнопсихологическая ориентация, которая служит условием формирования необходимой социально ответственной культуры предпринимательской деятельности. Студентов можно побуждать рассматривать свою будущую профессию как возможность вести продуктивный, общественно полезный образ жизни, при котором деловые устремления и духовные обязательства не отделены друг от друга и составляют элементы гармоничной и содержательной жизни.

В США под влиянием крупных правовых и моральных кризисов, имевших место в последние годы (в том числе в руководстве компаниями «Enron», «WorldCom», «Arthur Andersen», «Tyco»), проводились эмпирические исследования, посвященные этическим позициям студентов высших учебных заведений, особенно изучающих экономику и бизнес, т.е. являющихся потенциально будущими руководителями корпораций. Проведенные обследования однозначно выявили настоятельную потребность в обучении деловой этике, высокий и возрастающий уровень заинтересованности самих студентов в вопросах деловой этики. Результаты, как отмечают обозреватели, заставляют преподавательский состав и администрацию школ бизнеса учитывать эту потребность при разработке учебных программ, что уже делается во многих университетах США. Все большее число школ бизнеса (согласно оценкам, до 90%) включают предмет этики в учебные программы (159).

В одном из исследований большинство из 3 тыс. опрошенных студентов 58 колледжей и университетов в 32 штатах США согласились с тем, что все студенты школ бизнеса должны проходить курсы обучения деловой этике (83%) и что за последние 10 лет положение в области деловой этики ухудшилось (более 70%). Все участники согласны с тем, что менеджер, нарушающий этические нормы в целях личного обогащения, должен быть уволен (90, с. 309).

Не только во многих университетах, но и в крупных фирмах США вопросам, связанным с этикой, ценностными установками, корпоративной ответственностью, честностью, уделяется все больше внимания в организационных мероприятиях и программах обучения различных уровней. Как отмечалось в материалах упомянутого выше форума в Университете Пеппердайн, проблемы этики превратились в повсеместный вызов, беспокоящий исследователей и руководителей в самых широких сферах деятельности -от спорта до политики и, прежде всего, в сфере бизнеса. Такие факторы, как этика, моральные ценности, лидерство и доверие, приобрели огромную важность для руководителей компаний, стремящихся повысить свою эффективность и остановить эпидемию неэтичного поведения в корпорациях. Фирма «Боинг» после скандального увольнения двух высших менеджеров за «нарушение норм деловой этики» создала новую структурную единицу для соответствующего мониторинга (119, с. 307). В настоящее время хартии деловой этики имеются не только у частных компаний, но и у коммерческих ассоциаций. Например, в 1993 г. такую хартию приняла Французская федерация страховых компаний (188, с. 853).

Среди специалистов высказывается мнение о том, что университеты способны повлиять на позиции учащихся, но это влияние реализуется не в процессе формального обучения, а в основном через сигналы (нередко весьма тонкие), посылаемые об уместном и неуместном поведении. Чтобы эффективно решать эту задачу, школы бизнеса должны применять к студентам и преподавателям собственные кодексы поведения и следить за их соблюдением, что многие из них уже делают (90, с. 302).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >