История развития авторского права на литературные произведения в России

1.2. История развития авторского права на литературные произведения в России

История становления и развития авторского права на литературные произведения и их авторско-правовой защиты в России отличается своеобразием и присущими ей чертами, этапностью, по сравнению с западноевропейскими странами и США.

Выпуск в свет первой печатной русской книги стал начальным этапом развития авторского права на литературные произведения в российском государстве, так как до этого момента авторское право развивалось только лишь в зарубежных странах.

Политическая и экономическая ситуация крепостной России обладала своими национальными особенностями. По мнению Н.М. Карамзина, Россия XVI века «...внутри бедствовала - от язвы, голода и тиранства»1. Россия, раздираемая внутренними распрями и угрозами внешнего противника, находилась в полном кризисе. И в это тяжелейше для государства время нашлись люди, ревностно относившиеся к успехам христианского просвещения.

Так, книгопечатание пришло в Россию только во времена Ивана IV Грозного, практически через столетие после изобретения книгопечатания. В 1553 году в Москве царь выделил большие средства на строительство типографии под руководством дьякона Ивана Федорова и Петра Тимофеевича Мстиславцева, которые издали в 1564 году первую русскую печатную книгу «Деяния Апостольска и послания соборные и Святого Апостола Павла послания»[1] .

В послесловии к «Апостолу» говорилось о печатном деле: «Благоверный же царь повеле устроите дом от своея царския казны, идеже печатному делу строится, и нещадно даяше от своих царских сокровищ делателем, Николы чюд. Гостунского диакону Ивану Федорову да Петру Тимофеевичу Мстиславцу, на составление печатному делу и к их успокоению, дондеже и на совершение дело их изыде».

Вторая русская книга - сборник молитв «Часовник» - была напечатана в течение двух месяцев в октябре 1565 года.

С самого момента появления книгопечатания в России пришлось бороться с предрассудками и гонениями: обвинениями в колдовстве, ереси, сношениях с нечистой силой и т.п. Ярким примером этого служит история первопечатника Ивана Федорова, которому пришлось бежать из-за таких гонений из Московского царства в белорусское местечко Заблудово, где он нашел приют у гетмана Г. Ходкевича. Там он открыл типографию и в 1569-1570 годы напечатал две книги. Позднее он отказался от предложения Ходкевича закрыть типографию и стать арендатором земельного надела и перебрался во Львов, чтобы продолжить заниматься делом своей жизни -книгопечатанием и «рассеивать духовные семена по Вселенной». Во Львове в 1574 году он напечатал первую украинскую печатную книгу «Апостол». Затем Федоров, по предложению украинского магната князя Острожского, оборудовал типографию в городе Остроге и печатал Библию в двух изданиях в 1580-1581 гг. После возвращения книгопечатника во Львов ему был предъявлен иск Острожского о возвращении крупной суммы долга - суд наложил арест на имущество должника Федорова. Первопечатник, сломленный невзгодами, нищетой и долгами, скончался в 1583 году.

Тем не менее, книгопечатание не прекращалось; временами за счет царской казны открывались типографии, в которых печатались только книги духовного содержания славянским шрифтом. Помимо этого, в конце XVI века на Руси появились странствующие типографы-издатели, например Иван Вышенский и Павел Домжив-Люткович.

В России книгопечатание находилось в ведении патриарха, и духовная власть осуществляла жесткую цензуру. Например, «Устав церковный» (1610 г.) и «Кормчую» (1650 г.) пришлось перепечатывать. Московская цензура в 1673 году наложила запрет на 14 книг киевской печати, предназначенных для продажи. Впоследствии недоверие к киевским, литовским, белорусским изданиям превратилось в открытое их запрещение.

Интереса к чтению светской литературы в русском обществе не было, поэтому без государственной поддержки авторы такой литературы не могли прожить. Например, дьяк Грибоедов, за свою историческую работу о событиях от князя Владимира до половины XVII века получил от царя Алексея Михайловича жалованья: «40 соболей. Да в приказе 50 рублей денег, атлас, камку, да придачи к местному окладу 50 четей 10 рублей»1. Эта книга была оставлена царем у себя и в печатном виде не выходила.

В Кремле в 1678 году была создана постоянно действующая типография.

Только при Петре I возникли первые частные типографии, печатание гражданским шрифтом, появились специальные люди, которые занимались регулярным литературным трудом - переводчики европейских книг, назначавшиеся именными указами государя. Петр I следил за тем, чтобы книги были написаны простым и понятным языком, иногда сам исправлял переводы.

В России полностью отсутствовала любая частная издательская деятельность, не существовало никакой конкуренции, поэтому не было нужды в получении частных привилегий. Но были и исключения, приведем два примера.

  • 1. В 1698 году голландцу Тессингу и поляку Копиевскому была дарована привилегия печатать для России книги, чертежи и карты. Ими была открыта типография в Москве и издана книга «Арифметика» Леонтия Теляшина (Магницкого), вышедшая тиражом 2 400 экземпляров, а вознаграждение автору составило 49 рублей 31 алтын и 4 деньги. Также Тессинг получил исключительное право привозить книги на русском, латинском или голландском языках, а также книги, напечатанные в его типографии, и торговать ими в России. Другим это запрещалось под угрозой конфискации товара и вместе с тем штрафа в 1 000 ефимков[2] .
  • 2. С типографом Д. Леейвеном в 1717 году Петр I заключил договор об издании Ветхого и Нового Завета на голландском языке на половине страниц, а через четыре года на чистых страницах был допечатан славянский текст.

В России частные типографии появились очень поздно и поэтому первые привилегии на напечатанные в русских типографиях книги возникли только в конце XVIII века.

Первые привилегии исключительного издания выдавались не физическим, а юридическим лицам (например, ученым корпорациям). Так, например, Императорская академия наук обладала правом исключительного издания календаря, месяцеслова и Петербургских Политических Ведомостей, а также исключительное право на все книги, напечатанные в академической типографии. Позднее это исключительное право на календари и месяцесловы было законодательно закреплено Указом 1780 года и Указом 1800 года. В § 113 и § 115 Устава Академии наук 1703 года есть подтверждения этой привилегии: «Запрещается всем типографиям в Империи, под опасением конфискации в пользу Академии, перепечатывать без особенного ее дозволения книги, изданные в академической типографии»; «Подтверждаем сим право Академии, коим она исключительно пользуется, печатать на русском, немецком и французском языках календари, так равно и Санкт-Петербургские Политические Ведомости».

Таким образом, типографское дело в России около 200 лет находилось в руках духовенства под гнетом строжайшей цензуры. Безграмотное население не ощущало потребности в светской литературе, и долгое время в стране существовали монастырские типографии, печатавшие религиозные книги. С 1678 году государственные типографии получали привилегии только лишь при условии производства книг на экспорт. В России стали появляться «подпольные» типографии, занимающиеся перепечаткой произведений европейских писателей и философов, несмотря на строгий запрет властей.

Именно по этой причине большинство издателей XVI-XVIII веков, начиная с Ивана Федорова, использовали для защиты своей печатной продукции от подделок особые типографские знаки. Клеймо, первоначально возникшее как отличительный знак качества, в дальнейшем было призвано защитить интересы производителя от подделок[3], так как с помощью его можно было установить имя издателя. Это клеймо как особый типографский знак отличался не только сложным исполнением, своеобразным дизайном, но и специальным порядком клеймения. Оно размещалось на книге в нескольких местах и определенным способом: на форзаце, переплете,

в нижней части титульного листа и т.д. Иногда издатели метили не только клеймом, но и своей подписью каждый экземпляр для существенного затруднения подделки книг.

В. Киприанов, арендатор Московского печатного двора, предложил всем издателям вменить в обязанность клеймить свою продукцию для затруднения незаконной перепечатки1: «все типографского дому печатные книги, листы, указы и картины клеймить особливым клеймом, которое определено будет»[4] . Эта мера, по мнению издателей, должна была оградить их право на получение прибыли от продажи книг и, соответственно, затруднить их подделку.

Таким особым клеймом пользовалась Императорская академия наук, что подтверждается объявлением в газете «Санкт-Петербургские ведомости» от 5 октября 1767 года: «С 1768 и в будущие года все выходящие из печати при Императорской Академии Наук книги, календари, ландкарты и купферштихи будут иметь академическое особливое здесь припечатанное клеймо на заглавном листе; а которые найдутся без клейма, те за похищенные признаны будут». Клеймо Академии представляло собой небольшой овальный штемпель красного цвета с изображением совы, а позднее - ключа. Такие клейма были на академических изданиях в 60-70-х годах XVIII века.

Следует сделать вывод о том, что по началу практика клеймения оправдывала себя, но в условиях появления частных типографий, разрешенных Указом от 15 января 1783 года, оказалась малоэффективной, а в XVIII веке от нее уже отказались. По мнению Т.П. Кондаковой, было несколько существенных причин того, что подобная маркировка российской книжной продукции в XVI-XVIII веках не сыграла большой роли в охране издательских прав, с которыми мы согласны, во-первых, потому, что эта практика продолжалась очень недолго: последнее академическое клеймо относится к 1781 году; во-вторых, несмотря на намерение клеймить буквально все выходящие из печати издания, Академия практически его не

осуществила: значительная часть книг тех лет не маркирована. По всей вероятности, администрация Академии быстро разочаровалось в своем начинании1.

В России в силу исторических причин книгоиздательское дело вплоть до конца XVIII века считалось государственной монополией. Временами за счет царской казны открывались типографии, в которых в подавляющем большинстве печатались книги духовного содержания славянским шрифтом. Впервые было дано разрешение на открытие частной типографии в 1771 году иностранцу Гартунгу и привилегия на печатание книг в Санкт-Петербурге только лишь на иностранных языках с одновременным введением цензуры на иностранную литературу. Это стало началом второго этапа развития авторского права на литературные произведения в Российском государстве.

В отношении книг на русском языке Указ 1771 года гласил: «На русском языке никаких книг, ни сочинений не печатать, дабы прочим казенным типографиям в доходах их подрыву не было»[5] .

Но уже в 1776 году при открытии второй частной типографии была выдана привилегия книгопродавцам Вейнтбрехту и Шнору на печатание в их типографиях не только иностранных, но и русских книг. Каждая типография приобрела исключительное право на издание сочинений, которые впервые ею выпускались. По мнению П. Калмыкова «здесь впервые встречается ясно высказанное ограждение частной литературной собственности от нарушения ея». По мнению Г.Ф. Шершеневича, которое мы разделяем, в данном случае рано говорить о литературной собственности, так как речь идет только о защите промышленного интереса.

Общее законодательное разрешение на устройство частных, так называемых «вольных» типографий во всех городах Империи было дано лишь Указом от 15 января 1783 года Екатерины И, который по своей сути санкционировал возникновение частного издательства. Этим Указом было разрешено «каждому по своей соб-

ственной воле заводить оные типографии», кроме того, повелевалось «типографии для печатания книг не различать от прочих фабрик и рукоделий».

Данным Указом воспользовался «первый русский журналист», вышедший в отставку гвардейский офицер Н.И. Новиков, которому принадлежала значительная заслуга в деле распространения «вкуса к чтению». Он начал издавать на личные средства сатирические журналы и книги в Санкт-Петербурге - журнал «Трутень» (1769-1770 гг.), «Пустомеля» (1770 г.), «Кошелек» (1774 г.). Вначале развития своей деятельности Новиков даже пользовался благосклонностью и поддержкой Екатерины II, но в результате полемики между ее журналом «Всякая всячина» и новиковским «Трутнем» впал в немилость государыни.

Позднее, перебравшись в Москву, подальше от внимания правящих кругов, Новиков арендовал типографию Московского университета и принадлежавшую Университету газету «Московские ведомости», открыв «Типографическую компанию». Новиков и его компаньоны по издательскому делу на собственные средства приобрели еще несколько типографий и впервые в России организовали регулярную книжную торговлю в отдельных российских городах. Издательская деятельность Н.И. Новикова закончилась весьма плачевно: он был арестован в апреле 1792 года по подозрению в замыслах, враждебных самодержавию, и печатании книг «развращенных и противных закону православному» и приговорен к 15-летнему заключению в Шлиссельбургской крепости. Типография, московский дом были конфискованы; сотни книг сожжены. В Шлиссельбурге издатель провел 4 года и был освобожден только после смерти Екатерины II указом Павла I. Умер Н.И. Новиков в своем подмосковном имении в 1814 году.

Впоследствии в 1796 году Указ от 15 января 1783 года Екатерины II был отменен Павлом I как слишком либеральный. Однако уже в 1801 году новый император Александр I своим высочайшим Указом учредил положения о создании частных типографий во всех городах российского государства[6], то есть вновь разрешил открывать частные типографии, однако доминирующее положение государства в сфере издательского дела сохранялось до середины XIX в.

В условиях безграмотности, имперских войн, обнищания населения, политической и культурной изоляции на протяжении трехсот лет со дня открытия первой в России типографии, а также в условиях отсутствия конкуренции между издателями в государстве не было главных объективных предпосылок становления правового института авторских прав.

Сначала отношения авторов с издателями вообще не были предметом правового регулирования. Российскому законодательству практически было незнакомо распространенное на Западе представление об авторском праве как о частной привилегии, которая предоставлялась создателю произведения. Если же привилегии на издание произведений в России и выдавались, то, как правило, не авторам, а издателям. В то время издателями чаще всего выступали казенные учреждения, научные общества и иные юридические лица публичного характера. Вознаграждение, которое получали сами авторы, в большинстве случаев совершенно не было связано с изданием произведений, так как это были награды (например, ордена) и подарки.

Александр I оказывал покровительство российским литераторам материальной поддержкой и почестями - пенсиями и орденами. Любовь к чтению в то время только начинала зарождаться, поэтому деятельность сочинителя не могла иметь хоть сколько-нибудь значительной материальной поддержки со стороны общества. Исключением стала распродажа «Истории Государства Российского» Н.М. Карамзина: за 25 дней было продано 3 000 экземпляров - громадный для того времени тираж. За свою работу автор получил от Александра I орден Святой Анны I степени и 60 000 рублей на издание книги. Впоследствии историку Николай I назначил пожизненную пенсию.

Первым писателем, который получил возможность жить на литературные гонорары, стал Александр Сергеевич Пушкин. Являясь весьма популярным в светском обществе, он получал значительный доход от продажи своих произведений, пользуясь поддержкой и благосклонностью правительства. Таким образом, на печатание «Истории Пугачева» А.С. Пушкину было выдано 20 000 рублей ассигнациями.

В России понятие контрафакции возникло из привилегий издателей в результате возникавших споров по поводу нарушения их частными лицами. Однако из-за крайне слабого развития книжного дела и отсутствия читающей публики в XVI-XVIII вв., не было еще экономической почвы для возникновения случаев контрафакции. С появлением спроса на книги и отечественные литературные произведения в начале XIX века правительство признало крайнюю необходимость в законодательном регулировании отношений в области литературной деятельности. Как видно из вышеизложенного, если авторы и получали в то время вознаграждение, то, главным образом, за продажу рукописи. Теперь же наступило время законодательно закрепить исключительное право автора на распространение своего произведения путем печати.

Спецификой третьего этапа развития авторского права в России стало то, что авторское право тесным образом было связано с законодательством о цензуре.

В России авторское право вначале составляло часть цензурного законодательства и лишь затем было выделено в отдельную отрасль права. Первоначально цензура, выдавая издателю разрешение на печатание книг, не интересовалась правами издателя на издаваемые им произведения. Но в 1816 году Министерством народного просвещения было издано распоряжение о том, чтобы при предоставлении издателями рукописей на цензуру вместе с ними представлялись доказательства прав издателя на издание рукописи, то есть вопрос о правах издателя впервые был поставлен в зависимость от авторского права создателя произведения.

Первым нормативным актом в области авторских прав на литературные произведения стал Цензурный устав, утвержденный 22 апреля 1828 года, который регулировал отношения, возникающие в связи с созданием и использованием литературных произведений. Он содержал специальную главу «О сочинителях и издателях книг», включающую в себя пять статей (§§ 135-139).Ав виде приложения к Уставу было издано «Положение о правах сочинителей».

В Цензурном уставе говорилось: «Утвержденный для рассматривания книг, внутри государства печатаемых, с делами по цензуре книг иностранных, показало необходимость соединить обе сии части, ныне в ведении двух разных министерств состоящие, в одно управление...» и далее - «цензура имеет обязанностью рассматривать произведения словесности, наук и искусств, назначаемых к изданию в свет внутри государства посредством книгопечатания, гравирования и типографии <...> и дозволяет издание или продажу только тех из оных, кои в целом составе и в частях своих непротивны изложенным ... общим правилам», «Цензурные комитеты и Главное управление цензуры наблюдает по своей части за точным исполнением сих правил. Но все споры между сочинителями, переводчиками и издателями о законной принадлежности какой-либо книги должны быть разрешены третейским судом или же, по несогласию на оный тяжущихся, надлежащими судебными местами, равно как и споры о всякой иной собственности, установленным в гражданском судопроизводстве порядком»1.

В Положении о правах сочинителей (некоторые исследователи, например Вишневецкий Л.М., Иванов Б.И., Левин Л.Г., расценивали его даже как первый российский закон об авторском праве)[7] указывалось: «Каждый Сочинитель и Переводчик книги имеет исключительное право пользоваться во всю жизнь свою изданием и продажею по своему усмотрению как имуществом благоприобретенным. Законные наследники Сочинителя пользуются также исключительным правом издания и продажи его произведений, если Сочинитель никому не завещал оных в продолжение 25 лет со дня его смерти. По истечении 25 лет со дня смерти Сочинителя его творения, кому бы оные дотоле ни принадлежали, становятся собственностью публики и всяк может печатать, издавать и продавать оные беспрепятственно. Но до истечения сего срока никто не смеет нарушать прав Сочинителя без его воли или его наследников ... издавать сочинения. <...> Все споры между сочинителями, переводчиками и издателями должны быть разрешены третейским судом или надлежащими судебными инстанциями», «Преследование за контрафакцию может быть начато лишь вследствие жалобы обиженного, поданной в течение двух лет после учинения контрафакции», «Напечатавший книгу без наблюдения правил Цензурного устава лишается всех прав на оную».

Таким образом, Положение стало основой всего дальнейшего законодательства Империи об авторском праве на литературные произведения, по которому сочинитель и переводчик книги имел «исключительное право пользоваться всю жизнь свою изданием и продажей оной по своему усмотрению как имуществом благоприобретенным» (§ 1 Положения), срок авторского права был установлен в течение жизни автора и 25 лет со дня его смерти, после чего произведение «становилось собственностью публики». Защита авторского права ставилась в зависимость от соблюдения цензурных правил, так как «печатавший книгу без соблюдения цензурных правил Цензурного устава лишался всех прав на оную»1.

4 февраля 1830 года было утверждено Государственным советом новое «Положение о правах сочинителей, переводчиков и издателей»[8] , значительно дополнившее правила 1828 года, решив вопросы об охране статей в частных письмах, журналах, хрестоматий, а также установив понятие контрафакции и т.д. Здесь признавалось право сочинителей на право собственности, а также устанавливалось, что новое издание, сделанное за 5 лет до истечения срока исключительного права, то есть 25 лет, продлевало этот срок еще на 10 лет. Положением устанавливалось понятие контрафакции и, соответственно, определялось наказание за это правонарушение при каждом нарушении. Наказание за контрафакцию состояло в том, что контрафактор платит законному издателю вдвое больше против издержек, необходимых для напечатания 1 200 экземпляров контрафактного сочинения, считая вдвое против цены, полученных контра-фактором за проданные экземпляры, и, к тому же, сверх того все контрафактные экземпляры отбирались в пользу законного издателя. Две трети суммы взысканной с контрафактора поступали в пользу законного издателя, а другая треть - в Приказ общественного призрения.

В дальнейшем, с принятием новых положений о правах сочинителей в 1830, 1845, 1848 и 1875 годах, решались вопросы об охране статей в журналах, хрестоматий, частных писем, а также права на музыкальную и художественную собственность, а срок защиты ав-

торского права после смерти автора был увеличен сначала до 35 лет в 1830 году, а затем 15 апреля 1857 года Государственный совет увеличил срок действия авторского права до 50 лет.

Эти документы и составляли русское законодательство об авторском праве в течение многих лет и неоднократно меняли свое место в системе Свода законов. Первоначально «постановления о правах сочинителей» вошли в состав Цензурного устава 1828 года. При издании Свода законов, Устав Цензурный составил приложение к статье 129 Устава о предупреждении и пресечении преступлений (т. XIV), а постановления о правах сочинителей вошли в состав Цензурного устава, §§ 254-292. То же место сохранили постановления об авторском праве в издании Свода законов 1842 г., где они составили §§ 257-295 примечания к статье 147 Устава цензурного. В издании Свода законов 1857 года Цензурный устав получил самостоятельное место в XIV т., не зависимое от Устава о предупреждении и пресечении преступлений, а права сочинителей составили в нем §§ 282-312.

В 1877 году из Цензурного устава были изъяты правила об авторском праве и включены в Законы гражданские (том X ч. 1 Свода законов Российской Империи) в виде приложения к статье 420, содержащего общую характеристику права собственности.

Таким образом, нормы об авторском праве были изъяты из законов полицейского (административного) характера и заняли подобающее им место в гражданских законах.

В 1882 году была учреждена Редакционная комиссия по составлению проекта Гражданского уложения. В ее задачу входила и переработка постановлений об авторском праве. Эта работа была выполнена Редакционной комиссией и вошла в Книгу третью (Вотчинное право проекта), в которой заняла раздел VII (статьи 1264-1329). Затем 29 декабря 1897 года Государственным советом было поручено Редакционной комиссии, отдельно от проекта Гражданского уложения представить на рассмотрение Государственного совета «предположения о литературной, музыкальной и художественной собственности».

Изъятие норм, которые регулировали авторские правоотношения, из разделов будущего Гражданского уложения, с которым они логически связаны, для отдельного рассмотрения как документа об одном из видов права собственности мотивировалось в объяснительной записке Министерства юстиции следующим образом: «Действующие ныне узаконения (приложение к статье 420 тома X ч. I), относящиеся еще к первой половине прошедшего столетия, столь устарели, страдают столь существенными недостатками, что скорейший пересмотр их представлялся, безусловно, необходимым. В признании неудовлетворительности этих узаконений сходятся решительно все, кому приходилось практически или теоретически ведаться с ними. Пробелы по важнейшим вопросам, возведенные в принцип недоверия к суду и стремление связать суд, при рассмотрении дел о нарушении авторских прав внешними механическими рамками, несоответствие многих постановлений современным потребностям и понятиям о справедливости и, как последствие всего этого, недостаточное ограждение прав и интересов авторов во всех областях духовного творчества - таковы отличительные особенности действующего законодательства об авторском праве. Дальнейшее оставление его в силе грозило бы, при таких условиях, серьезною опасностью для всего нашего просвещения и культуры. Сознанием этой опасности и объяснялось принятое в 1897 году Государственным советом решение безотлагательно приступить к переработке этих постановлений»[9].

Однако к концу XIX века стало очевидно, что частичные усовершенствования правил об авторском праве не в состоянии обеспечить эффективную защиту интересов авторов и пользователей произведений. Поэтому появилась необходимость принятия нового закона, который соответствовал бы потребностям времени и дал бы ответы на накопившиеся на практике вопросы.

В 1897 году Государственный совет принял решение немедленно приступить к подготовке нового закона об авторских правах. Но, несмотря на крайнюю необходимость реформирования законодательства об авторском праве, указанную Министерством юстиции и Государственным советом, понадобилось более 13 лет для разработки и принятия закона.

Закон был принят только при Николае II - «Положение об авторском праве» от 20 марта 1911 года, которое в юридической практике более известно как Закон 1911 года.

По нашему мнению, следует обратить внимание на то, что авторский коллектив, работавший над этим Законом, отказался от

юридической конструкции «собственности» в отношении авторского права. В качестве образца были взяты германские законы 1901 и 1907 годов, а также Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений (в редакции 1908 года)1. Таким образом, в основу Закона об авторском праве 1911 года легла новейшая, на тот момент, западноевропейская доктрина авторского права, согласно которой Закон признавал двойственность юридической природы авторского права, которая стала рассматриваться как комплекс личных неимущественных и имущественных прав[10] .

Положение было составлено на основе наилучших образцов западноевропейских законодательств того времени с отражением традиционного для российского авторского права более низкого уровня охраны авторских прав. Закон содержал Общие положения, в которых раскрывались основные понятия — круг охраняемых объектов, срок действия авторского права, вопросы правопреемства, возможные нарушения авторских прав и средства защиты и т.п., а также отдельные главы, которые были посвящены авторским правам на литературные, музыкальные, драматические, художественные, фотографические произведения, а также издательскому договору.

Многие правила Закона 1911 г. носили весьма прогрессивный характер. Так, в статьях 8 и 9 указывалось, что договоры об отчуждении авторского права относительно будущих произведений

автора сохраняли силу на срок не свыше 5 лет, хотя бы в договоре была установлена большая его продолжительность или бессрочность: «Договор об отчуждении авторского права, об уступке права на издание или о предоставлении права перевода, публичного исполнения произведения или какого-либо иного из принадлежащих автору прав другому лицу должен быть изложен на письме» (статья 8); «<...> договоры относительно будущих произведений автора сохраняют силу на срок не свыше пяти лет, хотя бы в договоре была условленна большая его продолжительность или бессрочность» (статья 9)1. Статья 33 впервые закрепила право авторов на перевод их произведений, которое действовало в течение 10 лет со дня издания произведения при условии подготовки автором перевода в течение 5 лет со дня издания оригинала. Законодатель отказался от конструкции «литературная и художественная собственность», заменив ее понятием «исключительные права» и т.д. Приведем примеры: «Автору принадлежит исключительное право всеми возможными способами воспроизводить, опубликовывать и распространять свое произведение» (статья 2); «<...> Исключительное право перевода принадлежит автору в течение десяти лет со времени издания подлинника, под условием напечатания перевода автором в течение пяти лет со времени издания подлинника» (статья ЗЗ)[11] и т.д.

Объект авторского права здесь обозначен как «произведение». В Законе 1911 года не было общих определений понятий литературного, музыкального, художественного и фотографического произведения. Законодатель ограничился всего лишь примерным перечислением некоторых из произведений, которые должны или не должны быть объектом авторского права. Аргументировалось это так - загромождение закона перечислением видов произведений, являющихся объектами авторского права затруднило бы применение его на практике.

Закон 1911 года считал объектами авторского права в области литературы любые литературные произведения (письменные и изустные): «Авторское право распространяется: 1) на литературные произведения как письменные, так и изустные (речи, лекции, рефераты, доклады, сообщения, проповеди и т.п.); <...>» (статья I)[12]. Перечень изустных произведений не носит исчерпывающего характера. Он был помещен в Законе для того, чтобы помочь практике выяснить пределы авторского права на литературные произведения, так как юридическая защита распространялась не на любую речь человека, при каких бы обстоятельствах она ни была произнесена.

Письменные произведения: сказки, былины, народные пословицы, произведения народного творчества, сохранившиеся в изустном предании, повести и т.п. (статья 13); журналы, газеты и другие повременные издания, а также словари, альманахи и иного рода сборные издания, составленные из отдельных произведений различных авторов (статья 14); дневники, частные письма и всякие частные записки, не предназначавшиеся к напечатанию (статьи 28, 29); древние рукописи (статья 30); переводы с одного языка на другой (статья 36); топографические, географические, астрономические и иного рода карты, атласы, глобусы, рисунки по естествознанию, строительные и другие технические планы, чертежи, рисунки и тому подобные произведения (статья 41).

Объектом авторского права в области музыки признавались всякие музыкальные произведения (статья 1); в области художества- всякие произведения живописи, гравирования и других видов графического искусства, произведения зодчества, ваяния (статья 1); в области фотографии - фотографические и подобные им произведения, за исключением портретов и фотографических произведений, исполненных по заказу (статья 59). Помимо этого, в числе различных результатов умственного труда, являющихся объектом авторского права, законодатель различал некоторые отдельные виды произведений, которые не могут подлежать безусловной охране закона и допускал некоторые ограничения в пользовании авторским правом.

Объектами авторского права не признавались законы и правительственные распоряжения, постановления законодательных органов, решения судебных инстанций и др. (статья 37): «Не составляют предмета авторского права: законы и правительственные распоряжения, постановления законодательных учреждений, земских, городских, сословных и других общественных собраний и материалы, на коих эти законы, распоряжения и постановления основаны, а также решения судебных установлений»[13].

В качестве субъектов авторского права Закон 1911 года рассматривал: автора (статьи 4,6,17,27-29,31,33,38,70-73 и др.); наследников авторов (статьи 6, 7, 10, 20, 28 и др.), издателей (статьи 14, 30, 65-70 и др.), юридических лиц (статьи 40 и др.). Закон не признавал за издателями произведений народного творчествами и древних рукописей, а также за издателями сборных произведений первоначального авторского права (статьи 13, 30 и др.). Законом регулировались и отношения соавторства (статьи 5, 7, 12 и др.).

Содержание авторского права определялось Законом 1911 года с положительной и отрицательной сторон. Автору принадлежит исключительное право пользования и распоряжения своим произведением, и этому праву соответствует возложенная на других лиц обязанность воздержания от нарушения авторских прав. С другой стороны, автор в некоторых пределах ограничивался в своих правах, и прочим лицам предоставлялась возможность в этих пределах свободно заимствовать чужие произведения и пользоваться ими. Статья 2 определяла право автора как «исключительное право всеми возможными способами воспроизводить, опубликовывать и распространять свое произведение». Это общее определение развивалось в других статьях Закона. Так, например, по отношению к литературным произведениям в права авторов входят (помимо прав, вышеперечисленных в статье 2): исключительное право публичного изложения содержания неопубликованного еще произведения (статья 27); право переделки повествовательного произведения в драматическую форму или драматического произведения в повествовательную форму (статья 31); исключительное право автора делать пере-

вод своего сочинения на другие языки, при условии заявления его на заглавном листе или в предисловии о сохранении им за собой этого права (статья 33); право автора переуступать право на издание своего произведения (статья 65, 71 и др.) и т.д.

Закон 1911 года явился значительным шагом в развитии авторского права России и авторского права на литературные произведения, в частности. Хотя, по (спорному в данном случае) мнению В.Д. Спасовича, авторское право «из своего кокона - личной привилегии, <...> вылетело бабочкой - общим безличным законом»1. К сожалению, история дала Закону 1911 года всего 6 лет жизни, и в 1917 году он прекратил свое действие. Он не уравнял права российских авторов в полном объеме с правами авторов стран - участниц Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений[14] от 9 сентября 1886 г. (к которой Россия тогда еще не присоединилась), но все же вывел нашу страну на приемлемый для цивилизованного общества уровень регулирования творческих правоотношений.

В начале XX века на дальнейшее развитие авторского права в России повлияла Февральская буржуазно-демократическая революция 1917 года, которая не привнесла особо значимых изменений в законодательство об авторском праве, так как большие законопроектные работы, начатые Временным правительством, были резко прерваны Октябрьской революцией 1917 года, после которой все гражданское законодательство Российской империи было отменено, в том числе и знаменитый Закон 1911 года. В этот период законодательство в сфере авторского права России подверглось коренным изменениям.

Необходимо отметить, что российская доктрина авторского права имела и свои отличительные особенности. Ключевая среди них - это жесткая привязанность норм о «литературной и художественной собственности» к цензурному законодательству: нормы

то включали в его корпус, то они служили приложением к нему, что объяснялось в Российской империи особым идеологическим значением, которое придавали власти произведениям литературы. Также наблюдался и спад интересов имперских властей к международному сотрудничеству в области авторского права, из-за того что «русское правительство проявляло исключительную склонность к политике самоизоляции»1. Российская империя с 1828 по 1917 год лишь дважды - при Александре II и при Николае II - осмеливалась участвовать в международной охране авторских прав. Причем конвенции, которые она заключала с иными державами (с Францией и Бельгией в начале 1860-х годов и с Францией, Германией, Бельгией и Данией в 1910-х гг.), были сепаратными (двусторонними)[15] . Несмотря на заинтересованность западных государств, Россия в то время еще не стала участницей и многосторонней Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений.

Особенностью четвертого этапа развития авторского права на литературные произведения стало монопольное господство государства в регулировании авторского права с целью максимального завладения имущественными правами авторов, с последующим установлением ответственности за нарушение государственной монополии. Это выразилось, прежде всего, в том, что в соответствии с новыми актами - Декретом ВЦИК от 29 декабря 1917 года «О государственном издательстве», Декретом СНК РСФСР от 26 ноября 1918 года «О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием», Декретом СНК РСФСР от 28 апреля 1918 года «Об отмене наследования», Декретом СНК РСФСР от 10 октября 1919 года «О прекращении силы договоров на приобретение в полную собственность произве

дений литературы и искусства»1 - была предоставлена возможность признать достоянием государства любое произведение, что позволяло использовать данное произведение без согласия авторов, а выплата авторского гонорара осуществлялась на основе утвержденных государством ставок.

Впервые открыто была объявлена монополизация государства в регулировании авторского права с целью максимального завладения имущественными правами авторов в Декрете ВЦИК от 29 декабря 1917 года «О государственном издательстве» (за подписями Народного комиссара Луначарского А.В., секретаря Лещенко Д.П.), в котором она была представлена народу с точки зрения «высокой» цели - помощи печатникам и «утоления книжного голода» для просвещения трудового народа: «Принимая во внимание создавшуюся от разных причин острую безработицу печатников, с одной стороны, книжный голод в стране, с другой, поручается народной комиссии по просвещению через ее литературно-издательский отдел и при содействии отделений внешкольного образования, школьных отделов, отделов науки и искусств, с привлечением представителей от союза печатников и других заинтересованных обществ по усмотрению комиссии и особо приглашенных ею экспертов, немедленно приступить к широкой издательской деятельности»[16] .

В этом Декрете достаточно ясно была указана цель государства - цель максимального завладения имущественными правами авторов путем монополизации регулирования авторских прав.

Декрет предоставлял Государственной комиссии исключительное право объявлять государственную монополию сроком не более 5 лет на сочинения, которые подлежали изданию. При этом разъяснялось, что данные произведения переходили таким образом «из области частной собственности в область общественности».

«В первую очередь должно при этом быть поставлено дешевое народное издание русских классиков. Сочинения тех из них, срок авторского права которых истек, должны быть переизданы.

Сочинения всех авторов, переходящие таким образом из области частной собственности в область общественности, могут быть

для каждого писателя особым постановлением Государственной комиссии по просвещению объявлены государственной монополией, сроком, однако, не дольше как на 5 лет.

Комиссия обязана воспользоваться этим правом по отношению к корифеям литературы, творения которых перейдут согласно настоящему закону в собственность народа»[17].

«Красивые» лозунги Декрета - «для трудового народа», «в собственность народа», однако, не смягчали жесткого и подавляющего контроля со стороны государства за авторами и печатниками.

Согласно Декрету издание произведений должно быть налажено по двум типам: 1) полное научное издание; 2) сокращенное издание избранных сочинений.

Редакция полного научного издания поручалась отделу русского языка и словесности при Академии наук (после ее демократизации в соответствии с новым строем государственной и общественной жизни России).

В отношении сокращенного издания избранных сочинений устанавливались более жесткие требования, в отличие от требований к полному научному изданию.

Сокращенное издание избранных сочинений должно было составлять один компактный том. Редакция при выборе должна была руководствоваться, в первую очередь, «степенью близости» отдельных произведений «трудовому народу», для которого эти народные издания предназначались.

Устанавливалось правило, как для всего собрания, так и для отдельных особенно значимых произведений, обязательного наличия предисловий, исполненных авторитетными критиками, историками литературы и т.д. Вполне естественно, что не всякий критик или историк литературы мог «удостоиться» «этой чести» и не всех авторов «печатали».

Устанавливалось еще одно жесткое правило, имевшее своей целью полный контроль за авторами и печатниками - для редактирования изданий в обязательном порядке создавалась особая коллегия из представителей педагогических, литературных и ученых обществ, приглашенных экспертов и делегатов трудовых организаций. (Только одно обозначение этой коллегии - «особая» - ставило все

точки над “i”, не вводя никого в заблуждение). Все типографские заказы распределялись исключительно по указанию союза печатников, который регулировал их распределение через автономные комиссии отдельных типографий.

Монополизация государства в области авторских прав «проявилась» еще в большей степени в следующем Декрете СНК РСФСР от 26 ноября 1918 года «О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием» (за подписями Председателя Совета народных комиссаров Ульянова В. (Ленина), Управляющего делами Совета народных комиссаров Бонч-Бруевича В.). Данный нормативный акт ликвидировал, по сути, имущественные права авторов.

Так, произведение, вне зависимости, опубликованное оно или нет, могло быть признано «достоянием Российской Социалистической Федеративной Советской Республики», то есть «собственностью трудящегося народа», а не частной собственностью авторов. Безусловно, что в то время авторов никто не спрашивал о том, хотят ли они отдавать «свое детище» (свое произведение) государству: «Всякое как опубликованное, так и неопубликованное научное, литературное, музыкальное или художественное произведение, в чьих бы руках оно ни находилось, может быть признано, по постановлению Народного комиссариата просвещения, достоянием Российской Социалистической Федеративной Советской Республики»1. Эти нерушимые правила были установлены в отношении живых авторов, однако мертвых также не оставили в покое: «могут быть объявлены достоянием Российской Социалистической Федеративной Советской Республики все произведения любого умершего автора»[18] .

Выплата авторского гонорара авторам осуществлялась на основе утвержденных государством ставок, то есть по ставкам, определяемым Народными комиссариатами просвещения и труда.

Так, в случае объявления государственным достоянием опубликованного произведения издателю возмещались понесенные им и не покрытые расходы, включая авторский гонорар, в размере и по

ставкам, устанавливаемым Народными комиссариатами просвещения и труда. При любом издании произведения, объявленного государственным достоянием, Народным комиссариатом просвещения или другим советским учреждением автору при его жизни выдавался гонорар по ставкам, определяемым Народными комиссариатами просвещения и труда союзных республик.

После смерти автора причитающийся ему авторский гонорар становился государственным достоянием. Нуждающиеся и нетрудоспособные родственники умершего автора имели право на получение содержания из этого имущества на общих основаниях, установленных в Декрете СНК РСФСР от 28 апреля 1918 года «Об отмене наследования» и Инструкции о введении в действие декрета об отмене наследования.

Монопольное господство государства в регулировании авторского права завершило «свой облик» в этот период установлением ответственности за нарушение государственной монополии: «Самовольное издание, размножение, распространение и публичное исполнение произведений, вопреки постановлению настоящего Декрета, влечет за собой ответственность, как за нарушение государственной монополии»[19].

Декрет СНК РСФСР от 28 апреля 1918 года «Об отмене наследования» еще более усилил монополизацию государства в регулировании авторского права с целью максимального завладения имущественными правами авторов, фактически отменив наследство по закону и по завещанию: «Наследование как по закону, так и по духовному завещанию отменяется».

В свою очередь, Декрет СНК РСФСР от 10 октября 1919 года «О прекращении силы договоров на приобретение в полную собственность произведений литературы и искусства» упразднил действие всех договоров издательств с авторами, по которым литературные, художественные или музыкальные произведения перешли в полную собственность издательств. Декрет устанавливал, что теперь издательства могли приобретать у авторов только право на издание произведения, и только на ограниченный издательским договором срок. Профсоюз работников просвещения устанавливал та

рифы для авторов, в соответствии с которыми они получали вознаграждение за свой тяжелый труд.

Следует особым образом отметить, что в Гражданском кодексе РСФСР от 11 ноября 1922 года1 было всего лишь две статьи (статьи 403-404), объединенные в главу XIII «Обстоятельства, возникающие вследствие причинения другому вреда», которые применялись для регулирования авторского права.

Наркомпрос РСФСР, пользуясь предоставленными ему полномочиями, в своем Постановлении Наркомпроса РСФСР от 18 января 1923 года «Об объявлении государственной монополии на издание произведений некоторых писателей»[20] , объявил на основании Декрета Совета народных комиссаров от 26 ноября 1918 года «О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием» произведения 47 писателей государственной монополией для издания: Афанасьев С.Т., Андреев Л.Н., Аксаков С.Т., Бакунин М.А., Белинский В.Г., Гоголь Н.В., Гаршин В.М., Герцен А.И., Григорович Д.В., Грибоедов А.С., Гончаров И.А., Достоевский Ф.М., Добролюбов Н.А., Жуковский В.А., Ключевский В.С., Кравчинский С.М., Короленко В.Г., Кольцов А.В., Крылов И.А., Лермонтов М.Ю., Лавров Г.Л., Лесков Н.С., Майков Н.А., Михайловский Н.К., Некрасов Н.А., Никитин Н.С., Надсон С.Я., Огарев Н.П., Островский А.Н., Пушкин А.С., Писарев Д.И., Помяловский Н.Г., Рылеев К.Ф., Решетников Ф.М., Радищев А.Н., Салтыков М.Е., Тимирязев К.А., Толстой Л.Н.,Толстой А.К.,Тургенев И.С.,Тютчев Ф.И.,Успенский Г.И., Фет А.А., Фонвизин Д.И., Чернышевский Н.Г., Чехов А.П., Якубович П.Ф., установив, что право издания на все время вышеназванных авторов принадлежит Народному комиссариату просвещения.

В Постановлении Наркомпроса РСФСР также устанавливалось, что всякие иные организации, государственные учреждения и издательства могут издавать произведения этих авторов только лишь по договору с Народным комиссариатом просвещения в лице государственного издательства и только с его разрешения. Здесь допу-

скалась возможность получения наследниками произведений национализированных авторов получения установленного законодательством вознаграждения, однако фактически она не исполнялась.

Таким образом, законодательство об авторском праве времен «военного коммунизма» целиком ломало прежнее дореволюционное законодательство и проводило линию обобществления результатов интеллектуального труда в соответствии с господствовавшим в то время взглядом - общественные интересы стоят выше личных.

Начало пятого этапа развития национального авторского права на литературные произведения с одновременной политикой «изоляции» России на международном уровне связано с действием Основ авторского права от 30 января 19251 и от 16 мая 1928[21] годов, Декрета ВЦИК, СНК РСФСР от И ноября 1926 года «Об авторском праве», Постановления ВЦИК, СНК РСФСР от 8 октября 1928 года «Об авторском праве», а также Закона РСФСР «Об авторском праве» от 8 октября 1928 года (в последующей редакции Указа Президиума ВС РСФСР от 31 марта 1959 года «О внесении изменений и дополнений в Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 8 октября 1928 года «Об авторском праве»). Постепенно происходило восстановление

и расширение охраны авторских прав. Еще предусматривалась возможность принудительного выкупа авторского права на всякое произведение по решению Правительства СССР или же союзной республики, однако это было в качестве исключительной меры, которая не применялась на практике.

В соответствии с Основами авторского права от 30 января

1925 года за всеми авторами признавалось исключительное право на созданные ими произведения, которое имело силу в течение 25 лет с момента первого издания или первого публичного исполнения. А с 1928 года стало пожизненным правом автора в отношении большинства произведений.

Декрет ВЦИК, СНК РСФСР от 11 ноября 1926 г. «Об авторском праве», а позднее Постановление ВЦИК, СНК РСФСР от 8 октября 1928 года «Об авторском праве» регулировали размер ставок авторского гонорара (авторского вознаграждения) и порядок выплаты, оговаривались случаи защиты авторских прав и т.п.

Так, в пункте 10 Декрета ВЦИК, СНК РСФСР от 11 ноября

1926 г. «Об авторском праве» было закреплено положение, согласно которому устанавливалась ответственность по Гражданскому кодексу РСФСР 1922 года1 (глава XIII) за издание произведения, являющегося предметом авторского права, с нарушением прав автора.

В пункте 10 Постановления ВЦИК, СНК РСФСР от 8 октября 1928 года «Об авторском праве» устанавливалось, что убытки, причиненные нарушением авторского права, подлежат возмещению согласно правилам главы XIII Обязательственного права Гражданского кодекса РСФСР.

Автор был вправе взамен возмещения понесенных убытков требовать уплаты ему гонорара по ставкам, определяемым в порядке, установленном ст. 4 этого Постановления. Оговаривалось также, что это право будет принадлежать автору и в том случае, когда понесенные им от нарушения авторских прав убытки не могут быть обоснованы. Кроме того, в пункте 11 предусматривалась защита авторского права от нарушения также в тех случаях, когда с нарушением его не были связаны определенные имущественные интересы.

Независимо от возмещения убытков, автор вправе был требовать совершения таких действий, которые были необходимы для удовлетворения его нарушенных законных интересов.

По нашему мнению, законодательство этого этапа защищало имущественные и неимущественные интересы автора, так как была предусмотрена гражданско-правовая защита авторских прав, ответственность по Гражданскому кодексу РСФСР 1922 года (глава XIII «Обстоятельства, возникающие вследствие причинения другому вреда») и установлена уголовная ответственность за нарушение авторских прав в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года[22]. Так, согласно статье 141 УК РСФСР «Нарушение авторских и изобретательских прав» запрещался выпуск под своим именем чужого научного, литературного, музыкального или художественного произведения или иное присвоение авторства на такое произведение либо незаконное воспроизведение или распространение такого произведения, а равно принуждение к соавторству, данное деяние наказывалось лишением свободы на срок до одного года или штрафом до пятисот рублей.

Использование произведений допускалось на основе договоров с авторами, условия которых детально регулировались законом. Немаловажно отметить тот факт, что Основы авторского права содержали в себе достаточно большой перечень случаев свободного использования произведений. Например, не считались нарушениями авторского права использование чужого произведения для создания нового произведения, значительно от него отличающегося; перевод произведения на другой язык; публичное исполнение чужих опубликованных произведений с выплатой автору гонорара и т.п. Однако следует учитывать, что охрана авторских прав от нарушений допускалась всегда лишь «не в ущерб интересам общества», а противоречия между интересами авторов и интересами общества определяли меру исключительности прав автора.

Основы 1925 года авторское право признавали срочным. Устанавливался 2 5-летний срок для каждого отдельного произведения, по истечении которого права автора прекращались. Было введено ограничение для наследников автора - их право не могло существовать более 15 лет со дня смерти автора. Данные нормы соз-

давали необходимость точной регистрации дня выхода произведения в свет для четкого ответа на вопрос о том, имеет ли автор право на свое произведение. Этот способ исчисления срока действия авторских прав был отменен Законом от 16 мая 1928 года[23], которым признавалось за авторами пожизненное право на все их произведения, когда бы они ни вышли в свет. Предусматривался переход авторских прав на все произведения к наследникам на период 15 лет после смерти автора.

Отчуждение авторских прав было возможно по наследованию и по договору. Кроме того, Основы 1928 года предлагали законодательное регулирование издательского договора.

По нашему мнению, законодательство 30-х годов XX века существенно расширило права авторов по сравнению с предыдущим периодом. Нормы Основ 1928 года имели довольно высокие юридико-технические качества и свойства. И естественно, что многие из этих норм перешли в последующее законодательство и послужили основой новому законодательству об авторских правах.

До 60-х годов XX века в советской литературе отмечался спад внимания к цивилистическим исследованиям в области правоотношений, связанных с результатами интеллектуальной деятельности (и с авторским правом). Принимаемые нормативно-правовые акты обосновывались социальной необходимостью в духе социалистического государства, где собственником всего выступало общество и существование каких либо монопольных прав (права собственности, исключительных прав и др.) в авторском праве было, скорее, исключением, чем правилом.

В рамках кодификации отечественного законодательства в начале 70-х годов XX века нормы об авторском праве были включены в качестве самостоятельного раздела в Основы гражданского законодательства СССР и союзных республик, а также в гражданские кодексы союзных республик. Следствием этого стал пересмотр ранее действовавших норм авторского права, права авторов были расширены, а перечень изъятий из авторского права значительно сокращен.

Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, утвержденные Законом СССР от 8 декабря 1961 года

«Об утверждении Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик» (вместе с Основами законодательства)[24], регулировали авторское право [раздел IV «Авторское право» (статьи 96-106)].

Основы 1961 года распространяли авторское право на произведения литературы, науки или искусства, независимо от формы, назначения и достоинства произведения, а также от способа его воспроизведения.

В Основах (в статье 98, 100 и др.) за автором произведения закреплялись следующие права: право на опубликование; право на воспроизведение и распространение своего произведения всеми дозволенными законом способами под своим именем, под условным именем (псевдоним) или без обозначения имени (анонимно); право на неприкосновенность произведения; право на получение вознаграждения за использование произведения другими лицами, кроме случаев, указанных в самом законе; право на авторский гонорар, ставки которого устанавливались законодательством Союза ССР и союзных республик; право на произведение, созданное в порядке выполнения служебного задания.

Кроме того, в Основах (в статье 100) закреплялось авторское право юридических лиц.

Основы также регулировали отношения по использованию авторских произведений другими лицами (статья 101): использование произведения автора (в том числе перевод на другой язык) другими лицами допускался только на основании договора с автором или его правопреемниками (например, издательский договор, договор о депонировании рукописи и др.), за исключением случаев, указанных в самом законе. Также устанавливались правила использования произведения без согласия автора и без уплаты (с уплатой) авторского вознаграждения (статья 103, 104), устанавливался порядок переда-

чи автором права на использование его произведения на территории иностранного государства.

Основы (в статье 106) устанавливали срок действия авторского права - в течение всей жизни автора и 25 лет после его смерти, считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора. Допускалось наследование авторского права. Установление срока действия авторского права после смерти авторов было возложено на усмотрение союзных республик.

Основы 1961 года, также как и Основы авторского права 1925 года, закрепляли возможность принудительного выкупа авторского права государством у автора или его наследников.

Кроме того, Основы 1961 года в статье 99 регулировали отношения соавторства: авторское право на произведение, которое создано совместным трудом двух или более лиц (коллективное произведение), принадлежит соавторам совместно, независимо от того, образует ли такое произведение одно неразрывное целое или состоит из частей, каждая из которых имеет также и самостоятельное значение. Каждый из соавторов сохранял свое авторское право на созданную им часть коллективного произведения, которая имела самостоятельное значение.

Немаловажно отметить, что в Основах также оговаривались меры защиты авторских прав, что в случае если условия заключенного с автором договора, которые ухудшали его положение по сравнению с положением, установленным в законе или в типовом договоре, являлись недействительными, они должны были заменяться условиями, установленными законом или типовым договором.

В 1964 году вступил в действие Гражданский кодекс РСФСР[25], содержащий раздел 1У«Авторское право» (статьи 475-516), полностью посвященный авторскому праву. Этот Кодекс стал преемником предыдущих нормативных правовых актов, имеющих довольно высокие юридико-технические качества и свойства, закрепив наиболее прогрессивные нормы. Он более подробно регулировал вопросы авторского права, значительно расширив права авторов. Таким образом, постепенно происходило восстановление и расширение охраны авторских прав.

Рассмотрим нормы Гражданского кодекса РСФСР, посвященные авторскому праву, более подробно.

В Гражданском кодексе РСФСР (статья 496) закреплялось, также как и в Основах 1961 года (статья 106), что авторское право действовало в течение всей жизни автора и 25 лет после его смерти, считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора.

Допускался переход авторского права по наследству. Это правило по срокам действия авторского права распространялось и на наследников каждого соавтора. Но были ограничения при переходе авторского права - по наследству не переходило право автора на имя и право на неприкосновенность произведения (статьи 496,480,481).

Устанавливался срок действия авторского права на коллективное произведение (произведение, созданное совместным трудом двух или более лиц), который действовал в течение всей жизни каждого из авторов и переходил по наследству (статье 497). Однако срок действия авторского права, принадлежащего организациям, не был ограничен (статья 498), то есть авторское право юридического лица действовало бессрочно. В случае его реорганизации принадлежащее ему авторское право переходило к его правопреемнику, а в случае ликвидации - к государству.

Гражданским кодексом РСФСР (статья 501), так же как и Основами 1961 года (статья 106), был предусмотрен порядок принудительного выкупа авторского права государством у автора или его наследников. Кроме того, Гражданский кодекс РСФСР (статья 502), так же как и Декрет СНК РСФСР от 26 ноября 1918 года «О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием», зафиксировал возможность объявления произведений, в отношении которого истек срок авторского права, достоянием государства.

Гражданский кодекс РСФСР (статья 475) закрепил положения о том, что авторское право распространялось на произведения науки, литературы или искусства независимо от формы, назначения и достоинства произведения, а также от способа его воспроизведения, а также то, что авторское право распространялось на произведения, выпущенные в свет или не выпущенные в свет, но выраженные в какой-либо объективной форме, которая позволяет воспроизводить результат творческой деятельности автора (рукопись, чертеж, изображение, публичное произнесение или исполнение, пленка, ме ханическая или магнитная запись и т.п.). Следует отметить, что данное положение нашло отражение в ныне действующем Гражданском кодексе РФ (в части четвертой), что означает преемственность этих норм.

В соответствии со статьей 475 Гражданского кодекса РСФСР, предметом авторского права признавались:

  • • устные произведения (речи, доклады, лекции и т.п.);
  • • письменные произведения (литературные, научные и др.);
  • • произведения драматические и музыкально-драматические, а также музыкальные с текстом или без текста;
  • • сценарии, сценарные планы;
  • • переводы;
  • • произведения хореографические и пантомимы, в отношении постановки которых имелись указания, изложенные письменно или иным способом;
  • • кинофильмы, телевизионные фильмы, радио- и телевизионные передачи;
  • • произведения живописи, скульптуры, архитектуры, графического и декоративно-прикладного искусства, иллюстрации, рисунки, чертежи;
  • • планы, эскизы и пластические произведения, относящиеся к науке, технике или к постановке на сцене драматического или музыкально-драматического произведения; географические, геологические и т.п. карты;
  • • фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии;
  • • произведения, выраженные с помощью механической или иной технической записи;
  • • другие произведения.

По Гражданскому кодексу РСФСР (статьи 479, 491-495, 507 и др.) автору принадлежали следующие права: право на опубликование, воспроизведение и распространение своего произведения всеми дозволенными законом способами под своим именем, под условным именем (псевдонимом) или без обозначения имени (анонимно); право на неприкосновенность произведения; право на получение вознаграждения за использование произведения другими лицами, кроме случаев, указанных в самом законе, и др.

Автор имел право на авторский гонорар (авторское вознаграждение), ставки которого устанавливались Советом Министров РСФСР, кроме случаев, когда законодательство Союза ССР относило утверждение этих ставок к ведению Союза ССР (статьи 491-495, 507 и др.). При отсутствии утвержденных ставок авторского вознаграждения размер вознаграждения автора за использование его произведения определялся соглашением сторон.

Допускалось использование произведения без согласия автора и без уплаты авторского вознаграждения, но с обязательным указанием фамилии автора, произведение которого использовано, и источника заимствования (статья 492):

  • 1) использование чужого изданного произведения для создания нового, творчески самостоятельного произведения, кроме переработки повествовательного произведения в драматическое либо в сценарий и наоборот, а также переработки драматического произведения в сценарий и наоборот;
  • 2) воспроизведение в научных и критических работах, учебных и политико-просветительных изданиях отдельных изданных произведений науки, литературы и искусства и отрывков из них; при этом воспроизведение в виде цитат допускалось в пределах, обусловленных целью издания, а воспроизведение в ином виде, в том числе в сборниках, допускалось в объеме, не превышающем в общей сложности одного авторского листа из произведений одного автора;
  • 3) информация в периодической печати, кино, по радио и телевидению о выпущенных в свет произведениях литературы, науки и искусства, в том числе в виде аннотаций, рефератов, обзоров и в иных документально-информационных формах;
  • 4) воспроизведение в кино, по радио и телевидению публично произнесенных речей, докладов, а также выпущенных в свет произведений литературы, науки и искусства. Воспроизведением считалось также транслирование по радио и телевидению публично исполняемых произведений непосредственно из места их исполнения;
  • 5) воспроизведение в газетах публично произнесенных речей, докладов, а также выпущенных в свет произведений литературы, науки и искусства в оригинале и переводе;
  • 6) воспроизведение каким-либо способом, кроме механически контактного копирования, произведений изобразительного искусства, находящихся в местах, открытых для свободного посещения, за исключением выставок и музеев;
  • 7) репродуцирование печатных произведений в научных, учебных и просветительных целях без извлечения прибылей;
  • 8) издание рельефно-точечным шрифтом для слепых выпущенных в свет произведений.

Гражданским кодексом РСФСР предусматривалась защита личных неимущественных прав автора (статья 499): в случаях использования чужого произведения без договора с автором или правопреемниками, несоблюдения условий использования произведения без согласия автора, а также в случае нарушения неприкосновенности произведения или других личных неимущественных прав автора автор, а после его смерти правопреемники и другие лица, на которых возложена охрана авторских прав по закону, вправе требовать восстановления нарушенного права (внесение соответствующих исправлений, публикации в печати или иным способом о допущенном нарушении), либо запрещения выпуска произведения в свет, либо прекращения его распространения. Также предусматривалась защита имущественных прав автора (его правопреемника) в случаях нарушения авторского права, которая была выражена в требовании возмещения убытков (статья 500).

Достаточно подробно регулировались отношения соавторства. Так, в статье 482 устанавливалось, что авторское право на произведение, созданное совместным трудом двух или более лиц (коллективное произведение), принадлежало соавторам совместно вне зависимости от того, образует ли такое произведение одно неразрывное целое или состоит из частей, каждая из которых имеет также и самостоятельное значение. Каждый из соавторов сохранял свое авторское право на созданную им часть коллективного произведения, которая имела самостоятельное значение. При этом часть коллективного произведения признавалась имеющей самостоятельное значение в том случае, если она могла быть использована независимо от других частей этого произведения.

Допускалось заключение между соавторами соглашения, которое бы определяло их отношения. В случае отсутствия такого соглашения авторское право на коллективное произведение осуществлялось бы всеми соавторами совместно, а вознаграждение распределялось между ними в порядке, предусмотренном законодательством Союза ССР и постановлением Совета Министров РСФСР.

Гражданским кодексом РСФСР (статьи 503-516) были подробно урегулированы вопросы, касающиеся авторского договора:

A) виды авторского договора:

  • 1) договор об издании или переиздании произведения (издательский договор);
  • 2) договор о публичном исполнении неопубликованного произведения (постановочный договор)1;
  • 3) договор об использовании неопубликованного произведения в кинофильме или телевизионном фильме (сценарный договор), в радио- или телевизионной передаче;
  • 4) договор о создании произведения изобразительного искусства в целях его публичного выставления (договор художественного заказа);
  • 5) договор об использовании в промышленности неопубликованного произведения декоративно-прикладного искусства;
  • 6) другие договоры об использовании произведений литературы, науки или искусства каким-либо иным способом (статья 504);
  • Б) форма авторского договора (письменная форма, за исключением для договоров об опубликовании произведения в периодических изданиях и энциклопедических словарях) (статья 505);

B) размер вознаграждения автора по авторскому договору (статьи 479);

Г) ответственность автора и юридического лица (организации) за нарушение авторского договора (статьи 511-512) и др.

Некоторые нормы Гражданского кодекса РСФСР перешли в последующее законодательство и послужили основой новому законодательству об авторских правах.

Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик от 31 мая 1991 года[26] , утвержденные Постановлением

ВС СССР от 31.05.1991 г. № 2212-1 «О введении в действие Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик», также содержали нормы об авторском праве - Раздел IV «Авторское право».

Авторское право распространялось на произведения науки, литературы или искусства независимо от формы, назначения и достоинства произведения, а также от способа его воспроизведения (статья 96).

Основы 1991 года распространяли свое действие:

  • а) на произведения, ранее не признававшиеся объектами авторского права, действие Раздела IV Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик распространялось в том случае, если произведение выпущено в свет после 1 января 1992 года;
  • б) на произведения, срок действия авторского права на которые не истек до 1 января 1992 года применялись сроки действия авторского права, предусмотренные статьей 137 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик.

Авторское право распространялось на произведения, выпущенные в свет или не выпущенные в свет, но выраженные в какой-либо объективной форме, позволяющей воспроизводить результат творческой деятельности автора (рукопись, чертеж, изображение, публичное произнесение или исполнение, пленка, механическая или магнитная запись и т.п.).

Таким образом, в Основах 1991 года (в статье 105) закреплялось, так же как и в Гражданском кодексе РСФСР (статья 496) и Основах 1961 года (статья 106), что авторское право действовало в течение всей жизни автора и 25 лет после его смерти, считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора.

Авторское право переходило по наследству. При сокращенном сроке действия авторского права оно переходило к наследникам на не истекшую до смерти автора часть срока.

Законодательством союзных республик устанавливался круг прав автора, не переходящих по наследству.

Также сохранялось положение о принудительном выкупе авторского права на издание, публичное исполнение и иное использование произведения у автора или его наследников государством (статья 106).

По мнению Мирзояна С.М., которое мы разделяем, Основы 1991 г. признавали автором произведения гражданина, творческим трудом которого оно создано. Наиболее существенным стало закрепление в качестве отдельного правомочия права авторства, а также права авторов самостоятельно распорядиться использованием его произведения на территории иностранного государства. Таким образом, монополия государства в этой области была, наконец, преодолена»1.

Начало шестого этапа развития авторского права на литературные произведения в России характеризовалось политикой государства, направленной на выход из политической «изоляции» и участие в международной политике в области интеллектуальной собственности.

В начале 1980-х годов Советский Союз стал участником нескольких конвенций в области авторских прав: Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС) 1967 года[27] ; Всемирной конвенции об авторском праве (Женевской) 1952 года.

В соответствии с нормами международного законодательства авторское право подверглось коренным изменениям: в совет

ском законодательстве было впервые закреплено право автора на перевод произведения, а срок охраны авторского права возрос до 25 лет после смерти автора. Эти изменения получили широкую поддержку и одобрение в обществе. Политические взаимоотношения Советского Союза с зарубежными странами трактовали необходимость назревших реформ. Поэтому политика Советского Союза взяла курс на сближение советского авторского права с законодательством развитых стран, приведение отечественного законодательства в соответствие с международными соглашениями. Правительство СССР неоднократно заявляло о своем намерении присоединиться к Бернской конвенции и подписать Парижскую редакцию Женевской конвенции, что и привело к разработке самостоятельного раздела «Авторское право» Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, утвержденного Верховным Советом СССР 31 мая 1991 года1.

Основы 1991 года расширили круг охраняемых произведений, а также продлили срок действия авторского права до 50 лет после смерти автора, ввели охрану смежных прав и т.д., а также исключили свободное использование произведений в кино, на радио и телевидении, публичное исполнение опубликованных произведений без согласия их авторов.

Основы должны были вступить в действие с 1 января 1992 года, но этого не произошло из-за распада Советского Союза в декабре 1991 года. Только в Российской Федерации Основы вступили в силу 3 августа 1992 года в соответствии с Постановлением Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 года «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы»[28] .

В это время шла параллельная работа по разработке специального отечественного законодательства: были введены в действие Закон Российской Федерации «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» от 23 сентября 1992 года1, Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 года[29] (который прекратил действие раздела IV «Авторское право» Основ гражданского законодательства 1991 года на территории Российской Федерации) и ряд других.

Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 года представил собой новый этап в развитии российского авторского права. Этот Закон, являясь шагом вперед по сравнению с предыдущим законодательством, имел ряд недостатков, которые необходимо было устранить законодательным путем. К недостаткам Закона относились: нечеткость и размытость формулировок Закона, расхождение и противоречие между действующими нормами законов, наличие пробелов (не были закреплены определения понятий «произведение», «литературное произведение» и др.), отсылка норм к многочисленным законам Российской Федерации и др. Этот Закон был наиболее приближен, по сравнению с предыдущим законодательством в области авторских прав, к международным стандартам в этой области, что позволило Российской Федерации присоединиться к целому ряду международных договоров и соглашений, прежде всего к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 года, Всемирной

конвенции об авторском праве (Женевской) 1952 года1, Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС) 1967 года[30] , а также к Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций 1961 года; Конвенции об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм 1971 года; Соглашению стран СНГ от 24 сентября 1993 года «О сотрудничестве в области охраны авторского права и

смежных прав»1; Соглашению между Правительством Российской Федерации и Европейским сообществом о сотрудничестве в области науки и технологий от 16 ноября 2000 года[31] ; Соглашению между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Испания о научном и технологическом сотрудничестве от 15 ноября 2001 года и др.

Помимо этого с Российской Федерацией были заключены двусторонние соглашения о взаимной охране авторских прав с рядом стран (например, с Польшей, Болгарией, Венгрией, Мадагаскаром, Швецией, Австрией и др.).

Немаловажно отметить, что 12 декабря 1993 года была принята всенародным голосованием Конституция РФ, которая гарантировала в пункте 1 статьи 44: «Каждому гарантируется свобода литера

турного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом»1, закрепив тем самым огромную значимость интеллектуальной собственности.

Также было заключено Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны, от 24 июня 1994 года[32] , в соответствии с разделом VI которого к концу 2005 года после вступления Соглашения в силу Российская Федерация обязана была обеспечить аналогичный существующему в сообществе уровень защиты прав интеллектуальной собственности.

В целях выполнения взятых на себя обязательств по Соглашению о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и странами Европейского сообщества, снятия оговорки, с которой Россия присоединилась к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений, приведения закона в соответствие с Конституцией Российской Федерации был принят Федеральный закон Российской Федерации от 20.07.2004 г. № 72-ФЗ

«О внесении изменений в Закон Российской Федерации “Об авторском праве и смежных правах”»1, который предусмотрел увеличение срока действия авторского права до 70 лет по общему правилу с момента смерти автора.

Новейший (седьмой) этап развития авторского права на литературные произведения характеризует политику Российской Федерации, направленную на приведение своего национального законодательства в области интеллектуальной собственности, включая авторские права на литературные произведения, в соответствие с международными стандартами для активного полноправного участия в международной политике.

Российская Федерация заинтересована в полноформатном и равноправном участии в мировой финансово-экономической системе. Расширение и углубление ее международного сотрудничества с другими странами в области интеллектуальной собственности, в связи с возможным вступлением во Всемирную торговую организацию (ВТО), а также взятые международные обязательства сделали приведение российского авторского законодательства в соответствие с международной системой одним из центральных направлений законодательного реформирования[33] .

Новейший этап ознаменовался принятием четвертой части Гражданского кодекса РФ от 18 декабря 2006 года № 230-Ф3, посвященной правам на результаты интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации (Федеральный закон Российской Федерации от 18 декабря 2006 года № 231 -ФЗ «О введении в дей-

ствие части четвертой Гражданского кодекса РФ»1), которая впервые завершила кодификацию действующего гражданского законодательства об интеллектуальной собственности, включая авторское право, и которую по праву можно назвать кодексом интеллектуальной собственности.

Часть четвертая ГК РФ не только логично завершает кодификацию российского законодательства, но и представляет собой большой прогрессивный шаг в его историческом развитии[34] .

Принятие части четвертой ГК РФ повлекло за собой отмену шести федеральных законов, принятых в 1992-1993 годах, об отдельных видах интеллектуальной собственности; устранение многочисленных законодательных наслоений на эти законы; устранение неоправданных расхождений и противоречий между нормами вышеуказанных законов; замену фрагментарного регулирования вопросов в области интеллектуальной собственности на единое правовое поле, что привело к основательной расчистке федерального законодательства в этой области вплоть до признания утратившим силу ГК РСФСР 1964 года.

По нашему мнению, часть четвертая ГК РФ представляет собой совокупность сложившихся в области «интеллектуальной собственности» гражданско-правовых институтов и необходимых новелл правового регулирования, обусловленных требованиями международных договоров и современным научно-техническим развитием, но не лишенная недостатков, которые в будущем необходимо устранять законодательным путем.

На основании вышеизложенного, проведя обстоятельный анализ исторических данных и законодательства, регламентирующего развитие авторского права на литературные произведения в России и других зарубежных странах, можно сделать вывод о том, что исто-

рия становления и развития авторского права на литературные произведения и их авторско-правовой защиты в России отличается своеобразием и присущими ей чертами по сравнению с западноевропейскими странами и США.

Российское авторское право, хотя и с большим опозданием на сто с лишним лет, прошло те же стадии своего развития, что и его европейский аналог, который был взят за образец для дальнейшего развития.

Таким образом, на основании проведенного комплексного анализа законодательства и исторических событий, нами был сделан вывод о том, что законодательство, регламентирующее развитие авторского права на литературные произведения в России, в зависимости от приоритетов государственной политики, можно охарактеризовать, определив следующие этапы:

  • 1 этап - с 1564 г. по 1770 г. - начальный этап развития авторского права на литературные произведения в Российском государстве, берущий начало с момента выпуска в свет первой печатной русской книги «Деяния Апостольска и послания соборные и Святого Апостола Павла послания», так как до этого момента авторское право развивалось только лишь в зарубежных странах.
  • 2 этап - с 1771 г. по 1827 г. - этап формирования необходимых предпосылок к систематизации и кодификации законодательства в области авторских прав на литературные произведения в России.
  • 3 этап - с 1828 г. по конец 1917 г. - этап «российского имперского» законодательства с жесткой привязанностью норм о «литературной и художественной собственности» к цензурному законодательству, а также спада интересов имперских властей к международному сотрудничеству в области авторского права из-за склонности к политике «самоизоляции».
  • 4 этап - с конца 1917 г. по 1924 г. - этап развития авторских прав на литературные произведения в России, характеризующийся монопольным господством государства в регулировании авторского права с целью максимального завладения имущественными правами авторов, с последующим установлением ответственности за нарушение государственной монополии.
  • 5 этап - с 1925 г. по 1969 г. - этап развития национального авторского права на литературные произведения с одновременной политикой изоляции России на международном уровне.
  • 6 этап - с 1970 г. по конец 2006 г. - этап развития авторских прав на литературные произведения в России, характеризующийся политикой государства, направленной на выход из политической изоляции и участие в международной политике в области интеллектуальной собственности.
  • 7 этап - с конца 2006 г. по настоящее время - новейший этап развития авторского права на литературные произведения, характеризующий политику РФ, направленную на приведение своего национального законодательства в области интеллектуальной собственности в соответствие с международными стандартами для активного полноправного участия в международной политике.

В настоящее время политический курс Российской Федерации направлен на приведение своего национального законодательства в области авторских прав в соответствие с международными договорами, а также с директивами Европейского союза в области авторского права и смежных прав, Договором ВОИС по авторскому праву, Соглашением по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС/TRIPS) и т.д. и присоединение к ним, в связи с чем была принята часть четвертая ГК РФ от 18.12.2006 г. № 230-ФЗ, посвященная правам на результаты интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации, которую вполне возможно назвать кодексом интеллектуальной собственности.

  • [1] Карамзин, Н.М. История государства Российского. - М. : Эксмо, 2002.-С. 705. 2 Там же. - С. 685. 3 Орлов, А.С. Курс лекций по древнерусской литературе. - М.; Л., 1939.-С. 244.
  • [2] Калмыков, П. О литературной собственности // Журнал министерства народного просвещения. - 1851. - С. 42. 2 См.: Шершеневич, Г.Ф. Авторское право на литературные произведения. - Казань, 1891.-С. 121. 3 Вишневецкий, Л.М., Иванов, Б.И., Левин, Л.Г. Формула приоритета : возникновение и развитие авторского и патентного права. - Л., 1990. -С. 29.
  • [3] См. : Антимонов, Б.С., Флейшиц, Е.А. Изобретательное право. -М. : Госюриздат, 1960.
  • [4] Судариков, С.А. Основы авторского права. - М. : Амалфея, 2000. -С. 28. 2 Бородин, А.В. Московская гражданская типография и библиотекари Киприановы // Тр. Инст-та книги : документы и письма. Вып. 5. - М.; Л., 1936.-С. 93. 3 Кондакова, Т.И. К вопросу о становлении издательского права в России // Федоровские чтения. - М. : Изд-во МГУ, 1979, 1982. - С. 58.
  • [5] Кондакова, Т.П. К вопросу о становлении издательского права в России // Федоровские чтения. - М. : Изд-во МГУ, 1979, 1982. - С. 58. 2 Краткие исторические сведения о петербургских типографиях с 1771 г.-СПб., 1895.-С. 17. 3 Калмыков, П. О литературной собственности // Журнал министерства народного просвещения. - 1851. - С. 128.
  • [6] Кондакова, Т.И. К вопросу о становлении издательского права в России // Федоровские чтения. - М. : Изд-во МГУ, 1982.
  • [7] Высочайше утвержденный 22 апреля 1828 года «Устав о цензуре» // Авторское право на произведения литературы в Российской империи. Законы, постановления, международные договоры (1827-1917): сб. / сост., авт. вступ. статьи А.В. Бакунцев. - М. : Изд-во «ВК», 2006. - С. 20. 2 Вишневецкий, Л.М., Иванов, Б.И., Левин, Л.Г. Формула приоритета : возникновение и развитие авторского и патентного права. - Л., 1990. -С. 47. 3 Высочайше утвержденное 22 апреля 1828 года «Положение о правах сочинителей» // Авторское право на произведения литературы в Российской империи. Законы, постановления, международные договоры (1827-1917) : сб. / сост., авт. вступ. статьи А.В. Бакунцев. - М. : Изд-во «ВК», 2006.-С. 21-23.
  • [8] См. : Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. - М., 2006. - С. 36. 2 См. : Полное собрание законов Российской Империи : собр. 2. Т. 5. 1830. Отд-ние 1.-СП6., 1831.-С. 17.
  • [9] Канторович, Я.А. Авторское право. - СПб., 1911. - С.73.
  • [10] Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений (Вместе с «Дополнительным разделом») (Заключена в г. Берне 09.09.1886 г.) (ред. от 28.09.1979) (Конвенция вступила в силу для России 13.03.1995 г.) // Бюллетень международных договоров. - 2003. - № 9. Прим, автора: Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений заключена в г. Берне 09.09.1886 году, была дополнена в Париже 4 мая 1896 г., пересмотрена в Берлине 13 ноября 1908 г., дополнена в Берне 20 марта 1914 г. и пересмотрена в Риме 2 июня 1928 г., в Брюсселе 26 июня 1948 г., в Стокгольме 14 июля 1967 г. и в Париже 24 июля 1971 г., и в последний раз была изменена 28 сентября 1979 г. Здесь речь идет именно о берлинской редакции Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений от 13 ноября 1908 года. 2 См. : Авторское право на произведения литературы в Российской империи. Законы, постановления, международные договоры (1827-1917): сб. / сост., авт. вступит, статьи А.В. Бакунцев. - М., 2006. - С. 11-12. 3 Прим, автора: Вторая глава «Положения об авторском праве» от 20 марта 1911 года называлась «Глава 2. Авторское право на литературные произведения».
  • [11] Статьи 8 и 9 «Положения об авторском праве» от 20 марта 1911 года // Авторское право на произведения литературы в Российской империи. Законы, постановления, международные договоры (1827-1917): сб. / сост., авт. вступ. статьи А.В. Бакунцев. - М. : Изд-во «ВК», 2006. - С. 68. 2 Статьи 2 и 33 «Положения об авторском праве» от 20 марта 1911 года // Авторское право на произведения литературы в Российской империи. Законы, постановления, международные договоры (1827-1917) : сб. / сост., авт. вступ. статьи А.В. Бакунцев. - М.: Изд-во «ВК», 2006. - С. 67, 72.
  • [12] Статья 1 «Положения об авторском праве» от 20 марта 1911 года // Авторское право на произведения литературы в Российской империи. Законы, постановления, международные договоры (1827-1917): сб. / сост., авт. вступ. статьи А.В. Бакунцев. - М. : Изд-во «ВК», 2006. - С. 67.
  • [13] Статья 37 «Положения об авторском праве» от 20 марта 1911 года // Авторское право на произведения литературы в Российской империи. Законы, постановления, международные договоры (1827-1917): сб. / сост., авт. вступ. статьи А.В. Бакунцев. - М. : Изд-во «ВК», 2006. - С. 73.
  • [14] Спасович, В.Д. Вопрос о так называемой литературной собственности. - М., С. 457. 2 Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений» (Вместе с «Дополнительным разделом») (Заключена в г. Берне 09.09.1886 г.) (с изм. от 28.09.1979 г.) (Конвенция вступила в силу для России 13.03.1995 г.) // Бюллетень международных договоров. - 2003. -№9.
  • [15] Авторское право на произведения литературы в Российской империи. Законы, постановления, международные договоры (1827-1917) : сб. / сост., авт. вступит, статьи А.В. Бакунцев. - М., 2005. - С. 5. 2 Там же. - С. 6. 3 Декрет ВЦИК от 29.12.1917 г. «О государственном издательстве» // СУ РСФСР.-1918.-№ 14.-Ст. 201. 4 Декрет СНК РСФСР от 26.11.1918 г. «О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием» И СУ РСФСР. - 1918. - № 86. - Ст. 900. 5 Декрет СНК РСФСР от 28.04. 1918 г. «Об отмене наследования» // СУ РСФСР. - 1918. - № 34. - Ст. 456.
  • [16] Декрет СНК РСФСР от 10.10.1919 г. «О прекращении силы договоров на приобретение в полную собственность произведений литературы и искусства» // СЗ РСФСР. - 1919. - № 51. - Ст. 492. 2 Декрет ВЦИК от 29.12.1917 г. «О государственном издательстве» // СУ РСФСР-1918.-№ 14.-Ст. 201.
  • [17] Декрет ВЦИК от 29.12.1917 г. «О государственном издательстве» // СУ РСФСР.-1918.-№ 14.-Ст. 201.
  • [18] Статья 1 Декрета СНК РСФСР от 26.11.1918 г. «О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием». 2 Там же.
  • [19] Статья 11 Декрета СНК РСФСР от 26.11.1918 г. «О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием».
  • [20] Постановление ВЦИК от 11.11.1922 г. «О введении в действие Гражданского кодекса Р.С.Ф.С.Р.» (вместе с «Гражданским кодексом Р.С.Ф.С.Р.») И СУ РСФСР. - 1922. - № 71. - Ст. 904. 2 Постановление Наркомпроса РСФСР от 18.01.1923 г. «Об объявлении государственной монополии на издание произведений некоторых писателей» // СУ РСФСР. - 1923. - № 16. - Ст. 213.
  • [21] Прим, автора: Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 30.01.1925 г. «Об основах авторского права» более известно в юридической практике как Основы авторского права от 30 января 1925 года. Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 30.01.1925 г. «Об основах авторского права» // СЗ СССР. - 1925. - № 7. - Ст. 67. 2 Прим, автора: Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 16.05.1928 г. «Основы авторского права» более известно в юридической практике как Основы авторского права от 16 мая 1928 года. Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 16.05.1928 г. «Основы авторского права» // СЗ СССР. - 1928. - № 27. - Ст. 246. 3 Декрет ВЦИК, СНК РСФСР от 11.10.1926 г. «Об авторском праве» // СУ РСФСР. - 1926. - № 72. - Ст. 567. 4 Постановление ВЦИК, СНК РСФСР от 08.10.1928 г. «Об авторском праве» // СУ РСФСР. - 1928. - № 132 - Ст. 861. 5 Прим, автора: Постановление ВЦИК, СНК РСФСР от 08.10.1928 г. «Об авторском праве» более известно в юридической практике как Закон РСФСР «Об авторском праве» от 8 октября 1928 года. Постановление ВЦИК, СНК РСФСР от 08.10. 1928 г. «Об авторском праве» // СУ РСФСР. - 1928. - № 132. - Ст. 861. 6
  • [22] Закон РСФСР от 27.10.1960 г. «Об утверждении Уголовного кодекса РСФСР» (вместе с «Уголовным кодексом РСФСР») // Ведомости ВС РСФСР. - 1960. - № 40. - Ст. 591.
  • [23] Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 16.05.1928 г. «Основы авторского права» // СЗ СССР. - 1928. - № 27. - Ст. 246.
  • [24] Прим, автора: Закон СССР от 08.12.1961 г. «Об утверждении Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик» более известен в юридической литературе как Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1961 года (Основы гражданского законодательства 1961 года). Закон СССР от 08.12.1961 г. «Об утверждении Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик» (вместе с Основами законодательства) // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1961. - № 50. -Ст. 525.
  • [25] Гражданский кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 11.06.1964 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1964. - № 24. - Ст. 407.
  • [26] Прим, автора: постановочный договор, предусматривающий выплату единовременного вознаграждения, мог быть заключен автором на одно и то же произведение лишь с одной организацией. 2 Прим, автора: Постановление ВС СССР от 31.05.1991 г. № 2212-1 «О введении в действие Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик» более известно в юридической литературе как Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 года (Основы гражданского законодательства 1991 года). Постановление ВС СССР от 31.05.1991 г. № 2212-1 «О введении в действие Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик» // Ведомости СНД и ВС СССР. - 1991. - № 26. - Ст. 734.
  • [27] См. : Мирзоян, С.М. Охрана авторских прав в России и США : дис.... канд. юрид. наук. - М., 2004. - С. 24. 2 Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности (Подписана в Стокгольме 14.07.1967 г., изменена 02.10.1979 г.) (Вступила в силу для России с 26 апреля 1970 года) // Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности. Публикация № 250(R). - Женева : Всемирная организация интеллектуальной собственности, 1974. Прим, автора: Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности (также известная как Конвенция ВОИС) была впервые подписана в Стокгольме 14.07.1967 г., изменена 02.10.1979 г. Эта конвенция вступила в силу для России с 26 апреля 1970 года. 3 Всемирная конвенция об авторском праве (Заключена в Женеве 06.09.1952 г. и пересмотрена в Париже 24.07.1971 г.) (Российская Федерация присоединилась к Конвенции и Дополнительным протоколам 1 и 2 (Конвенция и Дополнительный протокол 1 вступили в силу 10 июля 1974 года, Дополнительный протокол 2 вступил в силу 20 июля 1974 года) (Постановление Правительства РФ от 03.11.1994 г. № 1224)) // Международные нормативные акты ЮНЕСКО. - М. : Логос, 1993. - С. 435-451. Прим, автора: Всемирная конвенция об авторском праве (более известная как Женевская конвенция 1952 года) впервые была заключена в Женеве 06.09.1952 г. и пересмотрена в Париже 24.07.1971 г. Россия присоединилась к Конвенции и Дополнительному протоколу 1-10 июля 1974 года и к Дополнительному протоколу 2-20 июля 1974 года.
  • [28] Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик (утв. ВС СССР 31.05.1991 г. № 2211-1) (в ред. Постановления ВС РФ от 09.07.1993 г. № 5352-1; Федеральных законов от 30.11.1994 г. № 52-ФЗ, от 26.01.1996 г. № 15-ФЗ от 26.11.2001 г. № 147-ФЗ, с изм., внесенными Постановлением ВС РФ от 14.07.1992 г. № 3301-1, Постановлением ВС РФ от 03.03.1993 г. № 4604-1, в ред. Федерального закона от 26.11.2001 г. № 147-ФЗ) // Ведомости СНД и ВС СССР. - 26.06.1991 - № 26. - Ст. 733. 2 Постановление ВС РФ от 14.07.1992 г. № 3301-1 «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы» (с изм. от 03.03.1993 г.) // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. - 30.07.1992. -№30.-Ст. 1800.
  • [29] Закон Российской Федерации «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» от 23.09.1992 г. № 3523-1 (ред. от 02.02.2006 г.) // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. - 22.10.1992. - № 42. - Ст. 2325. 2 Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» от 09.07.1993 г. № 5351-1 (ред. от 20.07.2004 г.) // Российская газета. - 1993. - 3 авг. 3 Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений (Вместе с «Дополнительным разделом») (заключена в г. Берне 09.09.1886 г.) (с изм. от 28.09.1979 г.) (Конвенция вступила в силу для России с 13.03.1995 г. (Постановление Правительства РФ от 03.11.1994 г. № 1224)) // Бюллетень международных договоров. - 2003. - № 9. Прим, автора: Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений впервые была заключена в г. Берне 09.09.1886 г., изменена впоследствии 28.09.1979 г. Эта конвенция вступила в силу для России с 13.03.1995 года.
  • [30] Всемирная конвенция об авторском праве (заключена в Женеве 06.09.1952 г. и пересмотрена в Париже 24.07.1971 г.) (Российская Федерация присоединилась к Конвенции и Дополнительным протоколам 1 и 2 (Конвенция и Дополнительный протокол 1 вступили в силу 10 июля 1974 года, Дополнительный протокол 2 вступил в силу 20 июля 1974 года) (Постановление Правительства РФ от 03.11.1994 г. № 1224)) // Международные нормативные акты ЮНЕСКО. - М., 1993. - С. 435-451. 2 Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности (Подписана в Стокгольме 14.07.1967 г., изменена 02.10.1979 г.) (Вступила в силу для России с 26 апреля 1970 года) // Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности. Публикация № 250(R). - Женева : Всемирная организация интеллектуальной собственности, 1974. 3 Международная конвенция об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций (заключена в г. Риме 26.10.1961 г.) (Россия присоединилась к Конвенции (Постановление Правительства РФ от 20.12.2002 г. № 908). Конвенция вступила в силу для России 26.05.2003 г.) // Международные нормативные акты ЮНЕСКО. - М. : Логос, 1993.-С. 451^161. Прим, автора: Международная конвенция об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций 1961 года более известна как Римская конвенция 1961 года. Эта конвенция вступила в силу для России с 26 мая 2003 года. 4 Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм (заключена в Женеве 29.10.1971 г.) (Конвенция вступила в силу для России с 13 марта 1995 года (Постановление Правительства РФ от 03.11.1994 г. № 1224)) // Бюллетень международных договоров. - 1999. - № 8. - С. 3-7. Прим, автора: Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм впервые была заключена в Женеве 29.10.1971 г. Россия присоединилась к Конвенции (Постановление Правительства РФ от 03.11.1994 г. № 1224). Конвенция вступила в силу для России 13.03.1995 г.
  • [31] Соглашение стран СНГ от 24.09.1993 г. «О сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав» (Соглашение вступило в силу для России 06.05.1995 г.) // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ «Содружество». - 1993. - № 4 (12). Прим, автора: Соглашение стран СНГ от 24.09.1993 г. «О сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав» - одно из первых соглашений, заключенных в рамках СНГ, что характерно для тенденции развития политики России того времени - соглашение в области авторских прав. Данное соглашение вступило в силу для России с 6 мая 1995 г. 2 Соглашение между Правительством Российской Федерации и Европейским сообществом о сотрудничестве в области науки и технологий» (Вместе с «Отличительными чертами плана по распоряжению технологиями», «Принципами распределения прав на интеллектуальную собственность») (Заключено в г. Брюсселе 16.11.2000 г.) (Соглашение вступило в силу 10.05.2001 г. и действовало до 31.12.2002 г. Действие Соглашения продлено на основании ст. 1 Соглашения от 06.11.2003 г. на 5 лет) // Бюллетень международных договоров. - 2001. - № 11. Прим, автора: Соглашение вступило в силу 10.05.2001 г. и действовало до 31.12.2002 г. Действие Соглашения продлено на основании ст. 1 Соглашения от 06.11.2003 г. на 5 лет. Договаривающиеся стороны Соглашения: Европейское сообщество (ЕС) и Россия. 3 Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Испания о научном и технологическом сотрудничестве» (Вместе с «Принципами распределения прав на интеллектуальную собственность», «Отличительными чертами плана по распоряжению технологиями») (Заключено в г. Мадриде 15.11.2001 г.) (Соглашение вступило в силу для России 23.05.2002 г.) // Бюллетень международных договоров. - 2006.-№ 12. - С. 10-16. Прим, автора: Соглашение вступило в силу 23.05.2002 г.
  • [32] Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.) // Российская газета. - 1993. - 25 дек. 2 Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерации, с одной стороны, и европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны (Заключено на о. Корфу 24.06.1994 г.) (Соглашение вступило в силу для России с 01.12.1997 г.) // Бюллетень международных договоров. - 1998. - № 8. -С. 3-74. Прим, автора: Сведения о ратификации: Россия - Федеральный закон от 25.11.1996 № 135-ФЗ «О ратификации Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, учреждающего партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны» (принят ГД ФС РФ 18.10.1996 г.) // Бюллетень международных договоров. - 1997. - № 1. - С. 88. Соглашение вступило в силу 01.12.1997 г. Австрийская Республика, Финляндская Республика и Королевство Швеция являются Сторонами Соглашения на основании Протокола от 21.05.1997 г. Протокол к Соглашению о партнерстве и сотрудничестве, учреждающему партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны» от 21.05.1997 г. (Подписан в г. Брюсселе 21.05.1997) // Документ опубликован не был.
  • [33] Федеральный закон Российской Федерации от 20.07.2004 № 72-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах»» (принят ГД ФС РФ 25.06.2004) // СЗ РФ. - 2004. -№ 30. - Ст. 3090. 2 См. об этом подробнее : Климова (Самсонова), Л.В. Охрана авторских прав в Российской Федерации и зарубежных странах // Труды СГУ. Выпуск 108. - М., 2007. - С. 75-85; Климова (Самсонова), Л.В. Защита личных неимущественных прав авторов в Российской Федерации и зарубежных странах И Труды СГУ Выпуск 104. Гуманитарные науки. Работы аспирантов и соискателей. - М., 2006. - С. 61-71. 3 Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть четвертая) от 18.12.2006 г. № 230-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.11.2006 г.) (ред. от 08.11.2008 г.) (вступил в силу с 1 января 2008 года) И СЗ РФ. - 2006. - № 52 (1 ч.).-Ст. 5496.
  • [34] Федеральный закон РФ от 18.12.2006 г. № 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (принят ГД ФС РФ 24.11.2006) // СЗ РФ. - 2006. - № 52 (1 ч.). - Ст. 5497. 2 См. : Климова (Самсонова), Л.В. Основные тенденции развития права интеллектуальной собственности в системе социальных отношений // Сборник научных статей аспирантов : материалы научно-практической конференции «Актуальные социально-экономические проблемы развития России». - М. : МФА, 2005. - Ч. 1. - С. 150-158.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >