ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ АВТОРСКИХ ПРАВ НА ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

История развития авторского права на литературные произведения в зарубежных странах

История зарождения авторского права на литературные произведения берет свое начало с момента появления первой книги как объекта, на который в дальнейшем возникло право на использование.

Имя человека, который изобрел книгу, неизвестно. Предполагается, что впервые книги появились в Древнем Египте, которые изготавливались из папируса в форме свитков. Затем из Древнего Египта книги в VII веке до н.э. были перенесены в Древнюю Грецию, а далее - в Древний Рим. Это было еще задолго до того, как стала признаваться финансово-экономическая заинтересованность автора в результате своего труда.

Особенностью древнеегипетских авторов было стремление не связывать созданное произведение с личностью автора, то есть со своим именем. Они искренне считали, что если припишут свой труд какому-либо богу или фараону, то это будет наилучшей гарантией долговечности их творения.

В эпоху Среднего Царства (2250-1700 гг. до н.э.) египетская литература достигла периода своего расцвета. В усыпальницах великих фараонов Древнего Египта были обнаружены на стенах древнейшие тексты, которые обладали религиозно-магическим смыслом. Египетские книги представляли собой папирусные свитки, которые были свернуты в виде цилиндра.

Первой же в истории человечества книгой, предназначенной для общественного чтения, которая известна, была «Книга мертвых». Вероятно, существовали и более древние тексты, но они не сохранились. «Книга мертвых» представляла собой обширное произведение, составленное в эпоху Нового царства (около 1575-1087 гг. до н.э.) на основе более ранних жреческих записей, которые клались в гробницу при погребении царей и сановников в качестве своего рода путеводителя для мертвеца на том свете, содержащих в себе заповедь-клятву новым поколениям: «Я не чинил людям зла, я не нанес ущерб скоту. Я не совершил греха в месте истины, я не творил дурного». «Речение Ипувера», так же как и другое литературное

1

См. : История государства и права зарубежных стран / под ред. Н.А. Крашенинниковой и О.А. Жидкова. - М., 1999. - С. 26.

произведение Древнего Египта «Пророчество Нефертити», содержало предостережение-наказ в адрес правителей, нерадение и ошибки в управлении которых могли привести к краху государства, его гибели, «когда Нил иссыхает, а женщины не рожают»1.

Первым светским произведением, который дошел до наших дней, является так называемый «Папирус Присе», названный по имени купившего его в XIX веке французского ученого[1] . Во времена Среднего Царства в книгах уже встречаются имена сочинителей (вельмож или видных чиновников), которым было доступно сложное искусство письма.

Высокого развития книготорговля достигла в Древних Афинах. В Древней Греции возникло понятие издания (экдосис), а затем сложился определенный процесс издания книг. Автором или же писцами (под его непосредственным присмотром) изготавливался оригинальный экземпляр литературного произведения, потом с него переписывались заказанные копии, которые сверялись с оригиналом, редактировались и исправлялись самими писцами или поставленными над ними лицами. Однако переписка книг могла осуществляться всеми желающими и безо всякого уведомления, а тем более контроля со стороны автора, что неизменно приводило к появлению книг с искаженным, в отличие от оригинала, текстом.

В то время никаких законов о правах авторов не существовало, и мы не встречаем упоминаний об авторском праве на литературные произведения. В общественном сознании уже появлялось понятие литературной собственности, что подтверждается многими примерами. Аристофан неоднократно упрекал своих соперников в плагиате, однако сам нередко заимствовал мотивы других авто-

ров. Филострат из Александрии обвинял Софокла в заимствованиях из трагедий Эсхила, а самого Эсхила, в свою очередь, - в заимствованиях из Фриниха. Дионис в комедии Аристофана «Лягушки», притворно поражаясь таланту Еврипида, старался выяснить правду, кому же на самом деле принадлежат стихи - самому Еврипиду или Кефисофонту1.

По мнению Г.Ф. Шершеневича, несмотря на то, что «греки охотно награждали своих певцов гостеприимным приемом, то это отношение не дает еще оснований видеть в нем авторское право, во-первых, потому, что оно не носило юридического характера, во-вторых, потому, что вознаграждение не всегда совпадало с принадлежностью песни самому певцу, наконец, потому, что здесь не было исключительного права распространения»[2] . Противоположного взгляда придерживался Сеньи: «Когда Гомер обходил греческие страны, распевая свои чудные стихи и получая взамен гостеприимство, он утвердил свое авторское право. Это было первое авторское право, оплаченное величайшему поэту, и было первым осуществлением права столь же древнего и так же существовавшего, как и другие права, хотя еще и непризнанного».

В Древнем Риме особую роль играла наука о праве - юриспруденция. С III в. до н.э. можно было получить консультацию профессионального юриста, во II в. до н.э. появляются первые правоведческие исследования, а в I в. до н. э. уже существовала обширная юридическая литература, представленная трудами таких авторов, как Муций Сцевола и Сервий Сульпиций Руф, которые выступали на судебных процессах. Выдающимся оратором того времени был Цицерон (106-43 гг. до н.э.), оставивший после себя более 50 полностью сохранившихся речей и сочинения по теории риторики.

Наряду с этим древнеримские источники свидетельствуют о том, что авторы произведений того времени не удовлетворялись одной только славой, но и получали некоторый материальный доход от своих литературных трудов. Римские сочинители понимали, что обнародование и использование произведения затрагивали как

их интеллектуальные интересы, так и личные права. Следует предположить, что здесь присутствовали некоторые признаки авторского права, хотя оно не имело должного закрепления в законодательстве того времени. Но необходимо отметить, что в литературе встречаются попытки доказать существование авторского права у римлян, но большинством ученых они признаются неудачными, в основном ссылаясь на то, что римские юридические источники не содержат отчетливых данных, которые бы четко доказывали существование последнего.

В Средние века эпоха античной культуры, высокого образования, утонченного вкуса сменилась периодом полного мрака, всеобщего невежества и грубости. Времена настолько изменились, что даже высшие общественные слои были чужды грамотности, светская знать не умела ни читать, ни писать; представители духовенства зачастую оказывались не в состоянии написать свое имя, поставить подпись.

В средневековой Англии грамотные люди были настолько редки, что освобождались от смертной казни в случае совершенного ими убийства1. Влияние церкви в средневековой Англии было огромно. Она стала вторгаться не только в дела, связанные с церковной собственностью и религиозными делами, но и в чисто светские дела. Церковь в те времена весьма отрицательно относилась к светской литературе, видя для себя угрозу в инакомыслии и обвиняя в ереси. Положение писателей не только не улучшилось по сравнению с Древним миром, но и заметно ухудшилось вследствие религиозного фанатизма, который налагал запрет на любую умственную деятельность и считал врагом любого человека, осмеливавшегося искать истину вне книг Священного Писания[3] .

Письменная литература того времени существовала исключительно в монастырях, где сосредоточивалось знание, философия и наука Средних веков. Часть монахов занималась переписыванием классических произведений, составлением хроник, другие создавали философские трактаты в схоластическом духе. Все известные авторы принадлежали к лицам духовного звания: Гросвита, Герберт, Ансельм, Абеляр, Фома Аквинский, Роджер Бэкон, Скот Эригена, Альберт Великий и др. Их мирное существование было обеспече

но пребыванием в монастыре. Условия монашеской жизни не позволяли им задумываться о материальном обогащении от своих трудов, о такой «скверне», как деньги. «В эту эпоху даже и не ставится вопроса об авторском праве. Автор рукописи, как монах, отказывался в пользу общины от какой бы то ни было собственности на оригинальное или воспроизведенное сочинение - и нужно признать, что никто и не думал оспаривать у него права»1. Сам автор был доволен тем, что его сочинение переписывали, и у него не возникало мысли отстаивать свое исключительное право на него. Он видел в этом переписывании для себя честь и признание, оказываемую его произведению. Эти сочинения, написанные на латинском языке, были далеки общественной массе, неграмотной в подавляющем большинстве и явно неспособной понять ни языка, ни самого содержания. И совершенно естественно, что читателями были в то время только духовные лица и ученые. Из-за такого маленького спроса и предложения интеллектуального труда книжная торговля была мало развита и существовала только в наиболее крупных центрах. Например, в Париже издатели под именем “library” или “stationary” составляли особую корпорацию, находившуюся под постоянным надзором Парижского университета, задача которого заключалась в просмотре и контроле - насколько правильно издано сочинение, не содержится ли в нем крупных описок, в установлении продажной цены книги.

Отметим, что Древнему миру было совсем чуждо понятие «авторское право». Воззрения древних на авторское произведение носили идеалистический характер и исключали какие бы то ни было представления о материальном вознаграждении за эстетическое удовольствие, доставляемое произведениями литературы. В Средние века условия воспроизведения и распространения книг были такими же неблагоприятными. Переписка произведений была сосредоточена только лишь в монастырях и производилась монахами. Во всех крупных монастырях имелось специализированное отделение Scriptorium, предназначенное для переписки книг. В подавляющей массе переписчики встречались неграмотные, допускавшие много ошибок и искажавшие содержание и смысл текста[4] .

В эпоху Возрождения произошел мощный всплеск в культурной жизни многих европейских стран, который пришелся в основном на XIV-XVI века, а в Италии начался еще в XIII веке.

Для эпохи Возрождения характерным являлся усиленный спрос на произведения классических писателей, что повлекло за собой увеличение переписки сочинений. Раньше этим трудом занимались отдельные лица, преимущественно монахи, то теперь же стали появляться промышленные предприятия. Например, в Париже и Орлеане было около 10 000 писцов, занимавшихся перепиской. В обращении было внушительное количество манускриптов, цена которых значительно понизилась.

Изобретение книгопечатания подвижными литерами в XV веке Иоганном Гуттенбергом стало ключевым моментом для развития авторского права на литературные произведения, а также послужило толчком авторско-правовой охраны (защиты) интересов авторов, а также их наследников. Именно с этого момента началось становление и развитие института авторского права на литературные произведения, «литературной собственности». Хотя техника книгопечатания была создана гораздо раньше в Китае и Корее, сама идея собственности на результаты интеллектуального труда так или иначе признавалась за несколько сот лет до того, как немецкий книгопечатник изобрел способ печатания подвижными литерами.

Книгопечатание стало естественным ответом на увеличившийся спрос на книги стремящегося к знаниям и новому обществу человека. «Изобретение книгопечатания было, быть может, наиболее могучим рычагом, действием которого в соединении с другими факторами была разбита замкнутая сословная организация, открылась возможность естественной жизни и в ней индивидуальной свободы, на которой основывается современное общество. Благодаря печати стало возможным одному говорить со многими без того, чтобы собирать их в тесный школьный или церковный кружок. С того времени, как печатное слово получило доступ к дому каждого образованного человека, уже недостаточно было публично осудить учение Лютера или Галилея»[5]. С одной стороны, возрождение наук и искусств активизировало потребность в немалом количестве книг,

чему отвечало вновь изобретенное средство воспроизведения сочинений - книгопечатание, то, с другой стороны, увеличенное предложение книг вызвало потребность общества в чтении.

Вначале печатание книг не только не встречало препятствий, которые появились позднее, но также пользовалось большой свободой и покровительством, расположением правительств. Так как изобретение книгопечатания совпало с эпохой возрожденного интереса к классической древности, то, несомненно, предметом печатания должны были стать, прежде всего, классические произведения, кроме сочинений духовного содержания, которые вполне отвечали запросам и требованиям того времени. Данное обстоятельство не осталось без результата для исторического развития авторского права на литературные произведения. В основном печатались произведения лиц, давно умерших, и поэтому не было заинтересованных в материальных последствиях распространения сочинений. При отсутствии авторов имущественный интерес печатания книжной торговли сосредоточился на издателях, притом, что издательство стало просто отраслью промышленной деятельности. Печатание книги определялось большими расходами и затратами на нее, включающими в себя стоимость бумаги, станков, расходы на наем работников, а также затраты на чтение и исправление манускриптов, и, конечно же, ожиданием распространения книги, которое компенсирует все заложенные труды и расходы. Отсюда то явление, замеченное в истории авторского права, что прежде чем установилась защита авторских интересов, явилась необходимость охраны промышленных интересов издателей[6].

Эпоха мануфактур подвигла издателей печатной продукции требовать от государства защиты своих интересов. К концу XVI века книгопечатание получило международное распространение. И, немаловажно заметить, что параллельно с легальными типографиями появились «подпольные», продукция которых удешевлялась из-за отсутствия бремени налогов и пошлин, а также покупки оригинальных произведений у авторов, составляющих конкуренцию официальным типографиям.

В то время немногие авторы самостоятельных произведений не думали о возможности приобрести исключительное право воспроизведения и распространения своих сочинений. Если в первый период книгопечатания встречались жалобы авторов, то они были направлены главным образом на искажение их мыслей, но никак не на нарушение их имущественных интересов. Приведем пример, о котором говорится в известном послании Лютера к типографщикам.

«Отчего это, - пишет Лютер, - любезные господа типографщики, вы один у другого так открыто грабите, воруете чужое и взаимно развращаете друг друга? Разве вы стали уличными разбойниками и ворами? Или вы думаете, что Бог вас благословит и пропитает через такие дела и козни? Я начал свои проповеди от Богоявления до Пасхи, тут подбился ко мне некий парень, наборщик, питающийся от наших трудов, украл у меня мою рукопись, прежде чем я ее окончил, унес ее и отпечатал, уничтожив наши издержки и труд. Погоди, Господь покажет тебе, что ты от этого выиграешь. Ты тать и дашь ответ за это перед Богом. Еще можно было бы помириться с этим ущербом, если бы они [типографщики] мои книги не печатали бы с такими огромными ошибками и так постыдно... Беспримерная вещь, мы употребляем на сочинения издержки и труды, а другие пользуются от них выгодами, оставляя нам убытки... Поэтому, берегитесь, любезные типографщики, так ворующие и грабящие. Ведь вы знаете, что апостол Павел писал к Фессалоникийцам: “никто не должен поступать со своим братом беззаконно и корыстолюбиво, ибо Господь мститель за все сия”. Это изречение сбудется когда-нибудь и над вами. Да и от такого грабительства вы не станете богаче, ибо Соломон говорит: “в доме безбожника суета заключается, а дом праведного благословится”. А Исаия говорит: “ты грабишь, так что ж, и тебя в свою очередь ограбят”»[7].

Процесс и реализация книгопечатания требовали существенных материальных затрат, несмотря на то что стоимость готовой продукции была весьма незначительной из-за большой конкуренции со стороны производителей и продавцов незаконных копий. Вследствии этого, государство стало своеобразным координа-

тором, установившим впервые защиту от «недобросовестной» конкуренции в виде привилегий. Это происходило в Венеции, Франции, Англии, Германии, России и США разными способами. В этих странах возникла защита в форме привилегий, которая состояла в том, что бенефициары получали исключительные права на воспроизведение печатных копий, а также их распространение в течение ограниченного срока. В случае нарушения данных условий в судебном порядке осуществлялись принудительные меры защиты в виде наложения штрафов, конфискации незаконных копий, а также требований возместить возможный ущерб.

Большинство источников признают первой и древнейшей из всех привилегию, которую выдала Венецианская республика 3 января 1491 года магистру канонического права, юристу Петру Равенскому, по поводу его сочинения по каноническому праву под названием “Phoenix” («Феникс»). В ней говорилось следующее: «Явившийся к светлейшему вождю и в славные наши владения знатный юрисконсульт по имени Петр из Равены, читающий каноническое право... почтительно заявил, что в течение всей своей жизни употребил весьма много старания и труда..., почему смиренно просил, дабы запрещено было другим собирать плоды его трудов и бессонных ночей. Признавая справедливость и пристойность этой просьбы... повеле-вается, чтобы никто не осмеливался в городе Венеции и во всех подвластных нам славных владениях печатать или продавать отпечатанные экземпляры сказанного сочинения, озаглавленного Phoenix, под страхом конфискации этих экземпляров и уплаты 25 ливров за каждый из них. Тому же наказанию подлежат и те, кои станут продавать в вышеназванных славных владениях те же книги, отпечатанные в других местах, исключая только того типографа, которому вышесказанный доктор это разрешит»[8].

По другим источникам (например, Сегни, Биллар), одной из первых считается привилегия, которая была выдана в Венеции в 1494 году Герману Лихтенштейну на Speculum Historiale, — по третьим источникам (например, Пулле, Буллоше) - привилегия, выданная в Венеции Альдусу на издание Аристотеля.

Во Франции привилегии начали выдаваться в самом начале XVI века. В первое время их число было значительным, во-первых,

из-за большого спроса на классическую литературу, а во-вторых, вследствие отсутствия цензуры, так как правительство не понимало особого значения и всеобъемлющей власти печатного слова. Привилегии выдавались изначально королем, парламентом, университетом, даже прево города Парижа, а впоследствии - только правительством. Привилегии имели срочный характер: они выдавались на определенный срок (например, на несколько месяцев или лет). Иногда издателю удавалось получить исключительное право на печатание и продажу разных книг с запрещением всем остальным перепечатывать книгу того же содержания. Например, в 1553 году Генрих II дал такую десятилетнюю привилегию Васкозану[9].

Существовавшая система привилегий постепенно заменялась понятием литературной собственности. Так, Людовик XVIII в 1777 году издал 6 ордонансов, установивших новые принципы в области издательского дела, в частности, признавших за автором право на опубликование и продажу своего произведения.

Во Франции переход от системы привилегий к системе авторского права стал результатом Французской революции 1789 года, отменившей все виды привилегий и монополии, в том числе и привилегии издателей. Авторское право, согласно идеям либерализма, было признано как право собственности, как вид естественного права, не нуждающегося, в силу своего естественного происхождения, в королевской милости и защите.

Учредительное собрание в 1791 и 1793 годах приняло два декрета (которые, по сути, были законами), ставшие основополагающей базой в формировании и дальнейшем развитии французской системы авторского права.

Данные декреты закрепляли за автором право на опубликование работ в течение всей его жизни, а после его смерти это право переходило на 5 лет, а позднее на 10 лет наследникам или его законным правопреемникам. В отличие от «Статута королевы Анны», во Франции права автора регламентировались как авторское право, автор пользовался ими на протяжении всей жизни и они не зависели от факта публикации работы или от каких-либо формальных процедур (например, регистрации). Поэтому и в Англии, и во Франции авторские права, по существу, рассматривались как права собственности.

Авторское право с этого момента становилось независимым от привилегии, имущественные интересы автора защищались в силу уже самого факта создания литературного произведения. Как видно, объем авторских прав и интересов по французскому закону 1793 года приближен к современному их пониманию.

В XIX веке началось увеличение объема защиты авторских прав и интересов, вместе с усилением позиций авторского права.

Во Франции, после обсуждения ряда проектов, появился Закон 5 февраля 1810 года о типографиях и книжной торговле, который затронул также и права авторов на литературные произведения. Он признал пожизненное право не только за самим автором, но и за его вдовой, в случае установления режима общего имущества супругов; дети же автора пользовались исключительным правом в течение 20 лет после его смерти. Таким образом, по этому закону авторские права на произведение переходили по наследству. Для обозначения авторского права Закон 1810 года употреблял выражение «право собственности».

В настоящее время во Франции действует Кодекс об интеллектуальной собственности 1992 года — Code de la propriete intellectuele de la Republique Franqaise.

В Англии издательское право развивалось в том же направлении. Например, Оксфордский университет до изобретения книгопечатания имел монопольное право переписки книг. С возникновением книгопечатания появились те же обстоятельства, что и в континентальной Европе. Так, в 1484 году король Ричард III своим указом жаловал иностранным типографам патенты на издание книг определенной тематики. Первая английская привилегия на издание была дарована в 1518 году Роберту Пайнсону сроком на два года, а в 1530 году была выдана привилегия автору грамматики Жану Пальсграфу сроком на семь лет, но и она защищала его интересы не как автора, а как издателя.

Представленная система привилегий в определенный временной период полностью исчерпала себя. Это привело к появлению первого английского закона об авторско-правовой защите (копирайт) от 10 апреля 1710 года, известного как «Статут королевы Анны», суть которого была выражена в его заглавии: «О поощрении образования путем закрепления за авторами или приобретателями копий печатных книг прав на последние на время, устанавливаемое отныне».

«Статут королевы Анны» стал первым в мире законом об авторском праве, который регулировал в то время авторские права на литературные произведения, гласящий в своей преамбуле: «Перепечатники, книготорговцы и другие лица взяли на себя свободу печатать, перепечатывать и выпускать в свет книги без разрешения авторов или собственников, вследствие чего последним и их семьям наносился значительный ущерб, а часто причинялось и полное разорение; во избежание таких происшествий в будущем и для побуждения ученых мужей к писанию полезных книг постановлено».

На смену изжившим себя привилегиям и лицензиям пришла обязательная регистрация опубликованных литературных произведений в реестре Гильдии книгоиздателей. «Статут королевы Анны» охранял только книги, литературные произведения и закреплял право на издание на 21 год за владельцем рукописи, уже опубликованной к моменту принятия Закона, независимо от того, являлся ли владельцем автор или издатель. Кроме того, Закон устанавливал охрану права автора и издателя в течение 14 лет с момента опубликования и регистрации произведения свободно и монопольно использовать творческий результат. Авторы новых произведений получали право продавать свои произведения в течение 14 лет после регистрации в реестре Гильдии книгоиздателей. По прошествии этого срока право на издание возвращалось автору, и он мог опять продать рукопись еще на 14 лет.

Предоставляемая «Статутом королевы Анны» охрана была обусловлена некоторыми формальностями: регистрацией автора под своим собственным именем и депонированием девяти экземпляров произведений для университетов и библиотек. Также автор мог разрешить только одно издание и, в случае его успеха, повысить стоимость произведения, обеспечивая часть прибыли, которую ранее получал издатель.

По истечении 28 лет сочинение приобретало статус общественного достояния. Любая самовольная перепечатка охраняемой книги влекла за собой конфискацию незаконной продукции в пользу правообладателя и взыскание значительного штрафа.

1

Канторович, Я.А. Авторское право на литературные, музыкальные, художественные и фотографические произведения. - Петроград: Брокгауз - Ефрон, 1916. - С. 48.

«Статут королевы Анны» установил общее авторское право вне зависимости от привилегии, но защита авторских прав по этому закону представлялась явно недостаточной. На практике было явно недостаточно защитить право на издание литературного произведения, ведь оставались открытыми вопросы использования иных произведений искусства в гражданском обороте, в том числе другими способами, такими, как публичное исполнение и показ, перевод литературного произведения, использование в качестве основы для последующей переделки и т.п.

«Статут королевы Анны» из-за своего несовершенства подвергался неоднократным изменениям и дополнениям. В числе его прогрессивных положений необходимо отметить постепенно увеличивавшийся срок охраны авторских прав и, как следствие, расширившийся круг правообладателей.

Закон уже в 1842 году гарантировал охрану прав на произведение литературы и искусства в течение всей жизни автора и его наследникам в течение семи лет. Позднее он отменил все формальности, лежащие в основе возникновения авторских прав, и установил более длительный срок охраны интересов наследников автора.

Только после присоединения к Бернской конвенции 25 июля 1886 года был издан International Copyright Act, который привел английские нормы об авторском праве в соответствие с международными требованиями. И только в 1988 году Англия под давлением международной практики наконец-то признала за авторами комплекс лично-неимущественных прав.

Таким образом, именно в «Статуте королевы Анны» впервые регулировались условия регистрации книг в книжной палате и сдачи их на хранение с обязательным отправлением копий в университеты и библиотеки, что послужило становлению института регистрации объектов авторского права в странах англосаксонской системы права. «Статут королевы Анны» просуществовал 200 лет вплоть до принятия нового Закона об авторском праве в 1911 году, который в большей степени соответствовал социально-экономическим потребностям Великобритании начала XX века[10].

Первыми международными правовыми актами в области авторского права стали двусторонние соглашения. Например, с 1827 по 1829 год было заключено 32 соглашения о взаимной охране авторских прав между Пруссией и другими германскими государствами, которые во многом носили формальный характер. Сардиния (Италия) в 1840 году заключила соглашение (конвенцию) с Австрией, а в 1843 г. - с Францией. Позднее Франция заключила 23 соглашения в области авторского права с такими странами, как Англия (в 1851 году), Бельгия (в 1852 году), а также с другими государствами.

В этих документах устанавливался перечень объектов авторского права, на которые распространялась охрана по договору; содержались правила о сроке действия охраны авторских прав и правила о национальном режиме и др. По мнению Богуславского М.М., «основное правило двусторонних конвенций обычно сводилось к тому, что на территории одной страны признавались только те авторские права, которые первоначально возникли на территории другой страны».

В Великобритании в 1988 году был принят Закон об авторском праве, дизайне и патентах, предусматривающий для библиотек и архивов строго определенные случаи свободного использования произведений, а в отношении образовательных учреждений - случаи свободного фотокопирования выдержек из опубликованных произведений. Может быть скопировано не более одного процента произведения за квартал самим образовательным учреждением (либо по его поручению).

В Германии привилегии на издание произведений древних и новых писателей появились в начале XVI века. Привилегии имели промышленный характер и выдавались императорами, местными князьями, городами для обеспечения затрат издателя. С децентрализацией Германии в XVII веке императорские привилегии утратили свое значение: выдача привилегий совмещалась с разрешением на открытие типографий, которое выдавала местная власть. Здесь так же как и во Франции привилегии были направлены на охрану интересов издателей, помимо этого, для правительства они выступали инструментом цензуры (которым, впрочем, весьма охотно пользова-

1

Богуславский, М.М. Вопросы авторского права в международных отношениях. - М., 1973. - С. 72.

лись), так как привилегия выдавалась после установления безвредности сочинения.

Вплоть до XVIII века права авторов охранялись в соответствии с теорией естественного права - каждому запрещалось трогать то, что ему не принадлежит.

Только с изданием 27 февраля 1686 года в Саксонии специального Указа появляется понятие «литературная собственность», согласно которому авторам произведений предоставлялась защита от незаконного использования их работ, признавалось право автора на охрану приобретенного у него издателем произведения. И только почти через сто лет прусское гражданское уложение 1794 года зафиксировало правило: «если подданный короля получил право издания книги, никто не может нарушить авторские права на нее».

Следует отметить, что на развитие авторского права в Германии оказало влияние философских концепций некоторых мыслителей-философов: Иммануил Кант1, Иоганн Готлиб Фихте[11] и другие философы-мыслители усматривали в произведениях не только форму собственности, а отражение личности автора, помимо этого они считали, что автор наделен естественным правом защиты произведения как части своей личности.

В своей теории И. Кант обосновывал недопустимость перепечатки произведений тем, что произведение представляло собой обращение автора к публике. При этом неправомерность перепечатки произведений он аргументировал римским институтом negotorium gestio. Публикуя чужое произведение, контрафактор обращался от лица автора к большему кругу читателей, чем предполагал сам автор, а соответственно, действовал без поручения последнего.

Немецкий философ И.Г. Фихте заложил основы учения об охраноспособной форме и неохраноспособном содержании произведения и, соответственно, традиции определения объекта авторского права посредством критерия наличия оригинальной формы. Именно эта теория позволила обосновать ограничение круга объектов авторского права оригинальными произведениями. Концентрация внимания на оригинальности произведения как проявления неповторимой личности автора и соответствующее ему ограничение круга объектов авторского права создало основу для аргументации тезиса о неразрывности связи произведения с личностью автора.

Для аргументации этой теории он использовал свою познавательную методику, согласно которой любой общепризнанный принцип должен считаться истинным, в случае если может быть объяснено и доказано любое его следствие. Таким принципом в его теории выступал тезис о том, что возникновение собственности на объект (в широком смысле) должно считаться необходимым, если его присвоение любым иным лицом является физически невозможным.

С целью обоснования данного тезиса в отношении литературного произведения, И.Г. Фихте предлагал различать «материал» (идейное содержание) и «форму выражения данного материала» (конкретные слова, речевые обороты и т.п.). Он заявлял, что материал, в отличие от формы его выражения, способен к присвоению. Философ обосновывал подобную невозможность присвоения формы выражения идейного содержания индивидуальностью и своеобразием мышления каждого отдельно взятого человека, которое определяет существование своего рода коммуникативного барьера - чужая идея может стать частью внутреннего мира другого человека только после определенной переработки, т.е. в оригинальной форме, характерной только для данного реципиента. Таким образом, И.Г. Фихте обосновывал непередаваемость формы произведения и, соответственно, ее неспособность к присвоению никем помимо самого автора. В данном случае форма произведения определялась как «нематериальная», т.е. представляющая собой часть сознания, психического мира автора. Однако была оговорка, что она может быть выражена при помощи знаков, которые составляют «материальную форму произведения», и, соответственно, представляющую произведение вовне. Немецкий философ осознавал, что присвоение данной формы физически возможно, но неправомерно, так как создава ло ложное впечатление о принадлежности нематериальной формы произведения не автору, а другому лицу. Это действие представляло собой попытку присвоения объекта, который онтологически не может быть присвоен. И в итоге создавалось «нездоровое» (gekrankt) состояние права автора1.

Данные положения впоследствии оказали сильное влияние на развитие современного авторского права.

В Германии за разработку закона об авторском праве юристы долго не принималась, потому что с презрением относилась ко всему, что не утверждалось на началах римского права, игнорируя опыт других стран. Германское законодательство в направлении авторского права развивалось довольно долго и тяжело. Источниками его послужили союзные акты и постановления 1815, 1837, 1845 годов, прусский закон 1837 года, баварский 1840 года. На основании сеймового постановления 1863 года в 1864 году особой комиссией был составлен проект общегерманского устава об авторском праве. И в 1870 году был издан для северогерманского союза Закон о праве литературных, художнических, музыкальных и драматических производителей - Urheberrecht.

Дальнейшее развитие немецкого авторского права было связано с законодательствами 1901 и 1907 годов. Современный вид немецкое авторское право приобрело после крупной реформы в 1965 году, итогом которой стал Закон Германии об авторском праве от 9 сентября 1965 года - Urheberechtsgesetzes. С тех пор в него были внесены изменения и поправки, чтобы приспособить авторское право к техническому прогрессу.

Другие европейские страны, оглядываясь на Францию, Англию и Германию, Италию, Австрию в течение XIX-XX веков поспешили усовершенствовать свое законодательство в области авторских прав.

Основополагающие принципы «Статута королевы Анны» были положены в основу законов об авторском праве в Британском Содружестве Наций, впоследствии получивших независимость.

В Соединенных Штатах Америки сама Конституция США 1787 года определила компетенцию Конгресса по обеспечению про-

1 См. : Stallberg, C.G. Op. cit. - S. 181-188; Kohler, J. Urheberrecht an Schriftwerken und Verlagsrecht. 1980 (Neudruck der Ausgabe Stuttgart, 1907). -S. 128 ff., 143 ff.

гресса науки и полезных искусств путем наделения авторов и изобретателей исключительными правами на их творения в течение определенного срока1, вследствие чего в США в 1790 году был принят Закон об авторском праве (Act of May 31, 1790), который оказал такое же влияние в становлении института авторского права на американском континенте, как «Статут королевы Англии» на законодательство Британского Содружества Наций.

Первый американский закон об авторском праве (Act of May 31, 1790) был принят Конгрессом США в 1790 году в соответствии с Конституцией США, чтобы «поддержать прогресс науки и искусства, защищая в течение ограниченного времени исключительное право авторов и изобретателей на соответствующие произведения и открытия»[12] .

Закон 1790 года защищал книги, карты и чертежи. Впоследствии печатные издания были добавлены специальной поправкой (A ct of April 20, 1802). В результате пересмотра закона в 1831 году защита была распространена и на музыкальные произведения (Act of February 3, 1831). Фотографии были включены в список произведений, подлежащих защите в марте 1865 года (Act of March 3, 1865). В 1870 году список был дополнен произведениями живописи, рисунка, дизайна, скульптуры и иными произведениями изящных искусств (Act of July 8, 1870). Кроме того, после основного пересмотра закона в 1909 году были сделаны еще две поправки: в 1912 году кинофильмы, а в 1971 году звукозаписи были добавлены в список произведений, подлежащих защите .

После пересмотров Закона 1790 года в 1831 и 1870 гг. был принят знаменитый Закон об авторском праве 1909 года (Copyright Act ofl909f.

Необходимо отметить тот факт, что самые большие изменения Закон претерпел в 1909 г., когда сложилось его содержание, во мно-

гом сохраненное в действующем законодательстве США. Одним из основных и бессменных принципов был и остается принцип формального закрепления авторских прав, согласно которому любому произведению науки, литературы и искусства гарантирована охрана с момента обязательной регистрации и депонирования экземпляра, вследствие чего Библиотека Конгресса США стала богатейшим в мире собранием авторских произведений.

Закон 1909 года действовал без серьезных изменений до 1 января 1978 года, когда вступил в силу Закон об авторском праве 1976 года (Copyright Act of1976)[. Таким образом, к работам, созданным до 1 января 1978 года, в США применяется Закон 1909 года (Copyright Act of1909), пункты 23, 35, а к работам, созданным с 1 января 1978 года и далее, применяется Закон 1976 года (Copyright Act of1976), 17 U.S.C. пункты, начиная с 101. Закон 1976 года (Copyright Act of1976) изменил срок охраны авторского права, который теперь равнялся всей жизни автора и 50 лет после его смерти, но была сохранена регистрация произведений и передача их на хранение. В целом закон приблизил американское авторское право к нормам, существующим в законодательстве континентальной системы права, и приблизил авторское право к современному уровню развития.

В юридическом словаре Баллентайна (Ballentine s Law Dictionary)[13] авторское право определяется как «установленная законом исключительная привилегия автора или владельца <произве-дения> печатать или другим способом умножать, издавать и продавать копии его литературных, артистических или интеллектуальных произведений, и лицензировать их производство и продажу другими лицами в течение срока существования привилегии». На основании вышеизложенного авторское право (copyright) следует понимать как право копирования, т.е. право копировать. Исторически сложилось, что до принятия Закона об авторском праве 1976 года американское право включало двойную систему охраны, поэтому предоставление права и его защита обеспечивались на уровне штата, а также и на федеральном уровне.

Таким образом, авторское право существовало на уровне штата в виде «общего права» (common law) для неопубликованных работ и федеральное, установленное законом авторское право для из-

данных работ1. Так, статьей 1, секцией 8, пунктом 8 Американской Конституции (так называемый “Copyright Clouse”) установлено право федерального правительства принимать авторское законодательство.

На протяжении всей истории американского законодательства об авторском праве существовало разделение между изданными и неопубликованными произведениями. Неопубликованные произведения с момента их создания защищались правом штата, общим (common law) или установленным законом. После публикации произведения защита на уровне штата заканчивалась и оставалась только федеральная защита. Следует уточнить, что говорить об авторском праве «общего права» не всегда корректно, так как защита неопубликованных произведений в некоторых случаях осуществляется на основании писаного законодательства, а не общего права[14] . О федеральной защите изданных произведений обычно говорится как «установленное законом авторское право».

Следует сделать вывод о том, что главное различие между общим правом штата и установленным законом (федеральным) авторским правом состоит в объекте защиты. Право штата гарантировало и обеспечивало защиту произведения до того момента, пока оно не было издано, т.е. не было опубликовано, а федеральный закон, в свою очередь, защищал произведения после выполнения некоторых установленных законом формальностей.

Публикация была тем отправным, ключевым моментом, с которого прекращалась защита произведения на уровне штата и активизировалась защита на федеральном уровне. Ключевое значение публикации, как отправного момента, находится в ранних английских и американских судебных решениях по делам о защите авторского права, значительно повлиявшие на дальнейшее развитие американского законодательства об авторском праве, так как они уста-

новили существование общего авторского права до публикации произведения и его прекращение после публикации.

Помимо этого, в 1973 году Верховный суд установил, что Пункт об авторском праве не предоставляет Конгрессу исключительного права на принятие законов в области авторского права, и, соответственно, штаты сохраняют право защищать авторские произведения, если такая защита не противоречит федеральным законам1.

Статья 4 Закона 1909 года до 1 января 1978 года определяла, что федеральное авторское право распространяется на «всё, написанное автором» (“aZZ the writings of an author”). Это условие соответствовало Конституции (Пункт об авторском праве), которая предоставляет Конгрессу право защищать «Авторов» и «Произведения».

В конституционном смысле понятие «Автор» означает «Создатель», человек, “to whom anything owes its origin”[15] (от которого зависит происхождение чего-либо), а понятие «Произведение» - «любое физическое воплощение плодов творческой, интеллектуальной или эстетической работы», которое не ограничено письменным или напечатанным материалом. По мнению Суда, «эти термины не были рассмотрены в узком буквальном смысле, но, скорее, с широтой, необходимой для отражения широких возможностей конституционных принципов».

Владельцам авторского права принадлежало исключительное право печатать, издавать и продавать копии произведения, а также адаптировать и создавать новые версии произведения, публично исполнять произведение и записывать его. Содержание общего авторского права, в основном, было таким же.

Отмена действия общего авторского права расправилась с определяющим значением публикации, но, даже потеряв свою определяющую роль в правоотношении, сама доктрина публикации про

должает иметь значение. Например, каждый раз, когда произведение издавалось, защищенное по Закону 1976 года, оно должно было содержать отметку об авторском праве, содержащую информацию о «годе первой публикации», а также о количестве изданий с момента первой публикации1. Это требование относилось ко всем распространенным копиям произведения[16] .

В Законе 1909 года не было определения публикации, но статья 26 устанавливала «дату публикации», как дату, когда копии были «выпущены в продажу, проданы, или публично распространены...» (“...placed on sale, sold, or publicly distributed...

Закон 1909 года содержал обязательное требование об «уведомлении» (“notice”, «копирайт нотис»). Публикация произведения без надлежащего уведомления о копирайте на самом произведении автоматически признавала данное произведение общественной собственностью.

Произведения по Закону 1976 года, впервые опубликованные между 1 января 1978 года и 1 марта 1989 года, также должны были нести на себе уведомление о копирайте. Публикация без такого уведомления и отсутствие повторной публикации с уведомлением в течение пяти лет со времени первой публикации также автоматически признают публикуемые произведения общественной собственностью.

Требование об уведомлении было отменено в Berne Convention Implementation Act of 1988. Согласно этому Закону 1988 года, уведомление о копирайте больше не требуется для всех работ, которые были впервые опубликованы после 1 марта 1989 г. Эти изменения в законодательстве об авторском праве стали следствием вступления США в 1989 году в члены Бернского союза для соответствия американского законодательства Бернской конвенции. Значительные до

полнения в законодательство об авторском праве США были введены и в 1998 году1.

Авторско-правовые отношения в США, помимо законодательства об авторском праве, регулируются нормами и других отраслей права, а также судебными прецедентами. Это характеризует систему авторского права США как эклектичную, не имеющую четко очерченной совокупности норм. В соответствии с законами Соединенных Штатов защищаются авторы «подлинных авторских трудов», включая литературные, драматические, музыкальные, художественные и другие интеллектуальные произведения. Данная защита распространяется на опубликованные и на неопубликованные произведения.

В отношении защиты авторских прав и поддержки авторов Верховный суд США в своих определениях по нескольким гражданским делам выразил свое мнение:

«...чтобы поощрять людей посвящать себя интеллектуальному и художественному творчеству, Конгресс может гарантировать авторам ... награду в форме контроля над продажей или коммерческим использованием их работ» (Дело «Голдстайн против Штата Калифорния» (1973 г.)[17] ;

«... устанавливается, что поддержка индивидуального усилия личной выгодой есть лучший способ увеличить общественное благосостояние, используя таланты авторов...» (Дело «Мазер против Стайна» (1973 г.);

Кроме того, в дальнейшем Верховный суд США в своем определении по гражданскому делу «Музыкальная корпорация “Двадцатый век” против Айкена» (1975 г.) сформулировал более широкое суждение в отношении прав авторов на вознаграждение и их поощрение к созданию литературных, художественных произведений для общественного блага, то есть на дальнейший творческий труд на блага общества.

«Творческая работа должна быть поощрена и вознаграждена, но частная мотивация должна, в конечном счете, уступать задаче

продвижения и доступности литературы, музыки и других искусств для широкой общественности.

Непосредственный эффект нашего закона об авторском праве состоит в гарантии справедливого вознаграждения за творческий труд автора. Но основная цель стимулировать, таким образом, развитие художественного и творческого потенциала для блага широкой публики. Единственный интерес Соединенных Штатов и основной объект обсуждения монополии ... состоит в общественных выгодах полученных публикой от труда авторов» (Дело «Музыкальная корпорация “Двадцатый век” против Айкена» (1975 г.)»[18].

Следует сделать вывод о том, что защита авторских прав осуществляется в целях поощрения авторов к созданию литературных, а также художественных произведений для общественного блага. Именно этим и объясняются некоторые ограничения прав авторов.

Законодательство об авторском праве США, которое представляет собой различные нормативные правовые акты по авторскому праву (Copyright Law of the United States of America and Related Laws Contained in Title 17 of the United States Code), защищает так называемые «подлинные авторские работы», которые представлены в осязаемой форме выражения. В данном случае представление не должно быть непосредственно осязаемым, если оно может быть выражено при помощи машины или устройства. Работы, подпадающие под авторское право, включают следующие категории:

  • 1) литературные работы;
  • 2) музыкальные работы, включая любые сопровождающие слова;
  • 3) драматические работы, включая любое музыкальное сопровождение;
  • 4) пантомима и хореографические работы;
  • 5) живопись, графические и скульптурные работы;
  • 6) кинофильмы и другие аудиовизуальные работы;
  • 7) звукозапись;
  • 8) архитектурные работы.

Данные категории трактуются законодательством США в широком смысле. Приведем пример: карты и архитектурные планы могут быть зарегистрированы как «живопись, графические и скульп

турные работы»; компьютерные программы и немалая часть сборников могут быть зарегистрированы как «литературные работы».

Основа развития межамериканской системы охраны авторского права была заложена Конвенцией о литературной и художественной собственности, которая была заключена в Монтевидео в 1889 году. Также США были заключены: Конвенция об охране литературной и художественной собственности (Мехико, 1902 г.); Конвенция об охране патентов на изобретения, промышленных рисунков и образцов, товарных знаков, торговых марок и литературной и художественной собственности (Рио-де-Жанейро, 1906 г.); Конвенция об охране литературной и художественной собственности (Буэнос-Айрес, 1910 г.); Конвенция об охране литературной и художественной собственности; пересмотренная на VI Панамериканской конференции (Гавана, 1928 г.); Межамериканская конвенция об авторском праве на литературные, научные и художественные произведения (Вашингтон, 1946 г.), а также конвенции в Каракасе (1911г.) и опять в Монтевидео (1940 г.).

Из всей межамериканской системы только лишь конвенция, заключенная в 1889 г. в Монтевидео, разрешает присоединение к ней неамериканских стран при условии признания такого присоединения каждым участвующим в конвенции американским государством; другие межамериканские соглашения были закрыты для присоединения неамериканских государств.

Соединенные Штаты Америки, хотя и принимали активное участие в подготовке Межамериканской конвенции об авторском праве на литературные, научные и художественные произведения, заключенной в Вашингтоне в 1946 году, так и не ратифицировали эту Конвенцию - вероятнее всего, это было связано с нежеланием Соединенных Штатов вносить изменения в свое внутреннее законодательство.

В 50-е годы XX века система охраны авторских прав, установленная Бернской конвенцией по охране литературных и художественных произведений, оказалась неприемлемой для стран

1

Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений (Вместе с «Дополнительным разделом») (Заключена в г. Берне 09.09.1886 г.) (с изм. от 28.09.1979 г.) (Конвенция вступила в силу для России 13.03.1995 г.) (Постановление Правительства РФ от 03.11.1994 г. № 1224) И Бюллетень международных договоров. - 2003. - № 9.

Американского континента, поэтому из стран Латинской Америки к Конвенции сначала присоединились Бразилия, Аргентина, Мексика, Уругвай, Чили. В США с 1931 по 1939 г. вначале Г. Гувер, а затем сменивший его на посту президента страны Ф. Рузвельт трижды выступали с предложениями о присоединении США к Бернской конвенции, но все эти предложения были отклонены Сенатом1; в 1967 г. на конференции в Стокгольме представитель США впервые заявил о возможности присоединения его страны к Конвенции, но само присоединение состоялось значительно позднее - 1 марта 1989 года.

Государства - участники Бернской конвенции и межамериканских конвенций заявляли о своем желании слияния обеих систем. В связи с этим на Римской конференции 1928 года возник вопрос об объединении Бернской и Гаванской конвенций, а затем стал разрабатываться проект новой самостоятельной конвенции, которая «была бы своего рода мостом между Бернской конвенцией и панамериканскими конвенциями в области авторского права»[19] .

В 1933 году VII международная конференция американских государств одобрила первоначальный проект, учитывающий положения обеих систем. А в 1934 году на XV сессии Лиги Наций были отмечены усилия, предпринятые для унификации обеих систем с целью слияния двух конвенций (Гаванской и Бернской) или создания новой конвенции, заменившей бы уже две существующие.

Исполнительный орган Бернского союза, учитывая имеющиеся разногласия между конвенциями, признавал, что их слияние невозможно. Таким образом, стала целесообразной выработка новой конвенции, содержащей положения Гаванской и Бернской конвенций. Работы над проектом были прерваны Второй мировой войной и были возобновлены Организацией Объединенных Наций по вопросам просвещения, науки и культуры (ЮНЕСКО) после ее окончания. Под эгидой данной организации была проведена крупная работа по сравнительному изучению состояния авторского права в странах обеих систем, состоялось четыре заседания комиссии экспертов (в 1947, 1949, 1950 и 1951 годах), которые и подготовили проект новой конвенции. С 18 августа по 6 сентября 1952 г. в Женеве была про-

ведена дипломатическая конференция, в которой участвовали представители международных организаций 50 государств. На этой конференции была подписана Всемирная конвенция об авторском праве (Женевская)1, которая, по сути, была универсальной. В преамбуле официального текста Конвенции, указывалось, что Всемирная конвенция создается в дополнение к «уже действующим международным системам» охраны авторских прав, «не затрагивая их»; данная конвенция не имеет целью заменить, ограничить или каким-либо образом воздействовать на положения Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений. Не затрагивая ранее заключенных соглашений и не касаясь членства государств в других соглашениях, эта Конвенция должна была привести к тому, чтобы как можно большее число государств осуществляло в принципе охрану произведений литературы и искусства в международном плане. По мнению Е.А. Флейшица: «В участии во Всемирной конвенции государств, не вступивших в Бернский союз, инициаторы Всемирной конвенции видели ее основное значение. По их мысли, подписанная в Женеве Всемирная конвенция должна служить «конвенцией-мостом», который позволил бы осуществить переход к единой системе международной охраны авторского права во всем мире»[20] .

Стремление представителей развитых стран Запада, в частности Великобритании, Италии, Франции, сохранить в неприкосновенности Бернскую систему нашло отражение в специальной декларации, относящейся к статье XVII Всемирной конвенции. Эта декларация, более известная в литературе как Clause de sauvegarde de la Convention de Berne («защитная оговорка в отношении Бернской конвенции»), предусматривает следующие два правила.

1. Если какая-то страна выйдет после 1 января 1951 г. из состава Бернского союза, то произведения, страной происхождения кото-

рых она является, не будут пользоваться в странах Бернского союза охраной, предоставляемой по Всемирной конвенции.

2. Всемирная конвенция об авторском праве не подлежит применению в отношениях между странами, связанными Бернской конвенцией, к охране произведений, страной происхождения которых, согласно условиям Бернской конвенции, является одна из стран Бернского союза.

После заключения Всемирной конвенции об авторском праве дальнейшее развитие ее и Бернской конвенции было тесно взаимосвязано, что нашло свое выражение как в установлении организационной связи между органами Бернской конвенции, с одной стороны, и Межправительственным комитетом, созданным в соответствии со Всемирной конвенцией об авторском праве, и органами ЮНЕСКО, занимающимися вопросами авторского права, - с другой, так и в совместной подготовке конвенций и мероприятий в осуществлении ряда общих изданий и т.д.

Во Франции в городе Париже в 1971 году состоялась дипломатическая конференция, на которой пересматривались положения Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений и Всемирной конвенции об авторском праве. Согласно с внесенными в Бернскую конвенцию изменениями и дополнениями, расширился круг субъектов конвенционной охраны (такая охрана теперь предоставлялась гражданам стран Союза и в тех случаях, когда их произведение было опубликовано вне территории стран Бернского союза (а не только лицам, независимо от их гражданства, произведения которых впервые опубликованы на территории стран Бернского союза)). Также в текст Бернской конвенции были включены правила, которые облегчили распространение переводной литературы в учебных и научных целях в развивающихся странах.

Кроме того, Всемирная конвенция об авторском праве была дополнена правилами об использовании произведений в развивающихся странах (аналогичными правилам, внесенным в текст Бернской конвенции), а также введено правило (статья IV bis) о воспроизведении, публичном исполнении и передаче произведений по радио.

Дальнейшее развитие европейского и американского авторского права характеризовалось участием стран в международной политике в области авторских прав.

  • [1] См.: История государства и права зарубежных стран / под ред. Н.А. Крашенинниковой и О.А. Жидкова. - М., 1999. - С. 26. 2 См. : Борухович, В.Г. В мире античных свитков. - Саратов, 1976. 3 Там же. 4 Прим, автора: По мнению И.Г. Табашникова, слово «плагиат», в качестве термина, которое обозначало литературное воровство, заимствовано у Марциала. Под термином “plagium” римское право понимало кражу людей. «По закону Фа-вия, всякий, умышленно отчуждавший или приобретавший свободного человека как раба, подговоривший раба бежать от господина или против воли и ведома хозяина, скрывавший беглого раба, подвергался денежному взысканию, которое впоследствии было заменено каторжными работами. Такой преступник носил название “plagiarius" (D. XLV1II, 5). В одной из своих эпиграмм Марциал (lib. 1 ер 53) уподобляет свои стихи своим детям, а похитителя их - плагнарию (плагиатору)». Таким образом и возник этот термин. (См. : Табашников И.Г. Литературная собственность.-СПб., 1878.-С. 185).
  • [2] Борухович, В.Г. В мире античных свитков. - Саратов, 1976. 2 Шершеневич, Г.Ф. Авторское право на литературные произведения. - Казань, 1891. - С. 75. 3 См. : Segni. La perpetuita della proprieta littereraria. - P. 9. 4 Шершеневич, Г.Ф. Авторское право на литературные произведения. - Казань, 1891. - С. 75.
  • [3] См. : Кольб, Г.Ф. История человеческой культуры. - СПб., 1872. 2 См. : Табашников, И.Г. Литературная собственность. - СПб., 1878.
  • [4] Шершеневич, Г.Ф. Авторское право на литературные произведения. - Казань, 1891. - С. 82. 2 См. об этом подробнее : Канторович, Я.А. Авторское право на литературные, музыкальные, художественные и фотографические произведения. - СПб. : Право, 1911. - С. 2-6.
  • [5] См.: Шершеневич, Г.Ф. Авторское право на литературные произведения. -Казань, 1891. - С. 83.
  • [6] См. : Муромцев, С.А. Авторское право // Юридический вестник. -1879. - № 3. - С. 356; Шершеневич, Г.Ф. Авторское право на литературные произведения. - Казань, 1891; Табашников, И.Г. Литературная собственность. - СПб., 1878.
  • [7] См.: Табашников, И.Г. Литературная собственность. - СПб., 1878 (Martin Luter. Auslegund der Episteln und Evangelian vom Adwent an bis Os-tem. - Wittenberg, 1525).
  • [8] Табашников, И.Г. Литературная собственность. - СПб., 1878. -С. 190.
  • [9] Табашников, И.Г. Литературная собственность. - СПб., 1878. -С. 89.
  • [10] Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран : сборник нормативных актов: авторское право / под ред. В.К. Пучинского и М.Н. Кузнецова. - М., 1988. - С. 8.
  • [11] Прим, автора: Иммануил Кант (нем. Immanuel Kant'. 22 апреля 1724 г., Кёнигсберг, Пруссия - 12 февраля 1804 г., там же) - немецкий философ, родоначальник немецкой классической философии, живший на рубеже эпох Просвещения и Романтизма. 2 Прим, автора: Иоганн Готлиб Фихте (нем. Johann Gottlieb Fichte: 19 мая 1762 г., Бишофсверда - 27 января 1814 г., Берлин) - немецкий философ, один из основателей группы направлений в философии известной, как субъективный идеализм, которая развилась из теоретических и этических работ И. Канта. 3 См.: Kant 1. Von der UnrechtmaBigkeit des Buchemachdrucks, in: Ber-linische Monatsschrift, Band 5 (1785), S. 403^117. Приводится no Moller U. Op. cit. - S. 79.
  • [12] См. : Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран : сборник нормативных актов : авторское право / под ред. В.К. Пучин-ского и М.Н. Кузнецова. - М., 1988. - С. 21. 2 “То promote the Progress of Science and useful Arts, by Securing for Limited Times to Authors and Inventors the Exclusive Right to their Respective Writings and Discoveries” (U.S. Constitution, Article 1, Sec. 8. Clause 8). 3 Cm. : Neil Boorstyn, Copyright Law. Rochester, New York; San Francisco, California: LCP BW: 1981. - P. 1. 4 Title 17, USC Secs. 1 et seq.
  • [13] P.L. 94-554, Title 17. USCS Secs. 101 et seq. 2 Third Edition (1969).
  • [14] См. дела : Goldstein v. California, 412 US 546, 37 L Ed 2d 163, 93 S Ct 2303 (1973); Wheaton v. Peters, 33 US 591, 8 L Ed 1055 (1834), а также Act of 1909, 17 USC Sec. 301 (a). 2 См., напр. : Гражданский кодекс штата Калифорния. Sec. 980 (а). 3 Neil Boorstyn, Copyright Law. Rochester, New York; San Francisco, California: LCP BW: 1981. - P. 4. 4 Дела Donaldson v. Beckett, 4 Burr 2408, (1774, HL); Wheaton v. Peters, 33 US 591, 8 L Ed 1055 (1834); Miller v. Taylor, 4 Burr 2303 (1769, KB).
  • [15] См. : Дело Goldstein v. California, 412 US 546, 37 L Ed 2d 163, 93 S Ct 2303 (1973). 2 Дела Goldstein v. California, 412 US 546, 37 L Ed 2d 163,93 S Ct 2303 (1973); Burrow-Giles Lithographic Co. v. Sarony, 111 US 53, 58, 28 L Ed 349, 4 SCt 279 (1884). 3 См. : Дело Goldstein v. California, 412 US 546, 37 L Ed 2d 163, 93 S Ct 2303 (1973). 4 См. : Дело Goldstein v. California, 412 US 546, 37 L Ed 2d 163, 93 S Ct 2303 (1973).
  • [16] 2 17 USCS Sec. 302(c). 3 17 U.S.C. пункты 10, 19 и далее. Дело New Era Publications International, APS против Carol Pub. Group, 904 F.2d 152, 161 (2d Cir.), cert, denied, 111 S. Ct. 297(1990). 4 17 U.S.C. пункты 401, 402, 405 (pre-Beme Convention Implementation Act of 1988); Дело Gamier против Andin Int’l, Inc., 36 F.3d 1214, 1219 (1st Cir. 1994). 5 17 U.S.C. пункты 401(a), 402 (a).
  • [17] См. : The Digital Millennium Copyright Act of 1998, Public Law No 105-304, 112 Stat. 2869 (Oct. 28, 1998). 2 Дело Goldstein v. California, 412 US 546, 37 L Ed 2d 163, 93 S Ct 2303 (1973). 3 Дело Mazer v. Stain, 412 US 546, 555, 37 L Ed 2d 163, 93 S CT 2303 (1973).
  • [18] Дело Twentieth Century Music Corporation v. Aiken, 422 US 151, 156, 45 L Ed 2 d 84, 95 S Ct 2040 (1975).
  • [19] См. : Ladas Stephen Р. The International Protection of Literacy and Artistic Property. Vol. II. N. Y, 1938. - P. 857-861. 2 Богуславский, M.M. Вопросы авторского права в международных отношениях. - М, 1973. - С. 79.
  • [20] Всемирная конвенция об авторском праве (Заключена в Женеве 06.09.1952 г. и пересмотрена в Париже 24.07.1971 г.) (Российская Федерация присоединилась к Конвенции и Дополнительным протоколам 1 и 2 (Конвенция и Дополнительный протокол 1 вступили в силу 10 июля 1974 года, Дополнительный протокол 2 вступил в силу 20 июля 1974 года) (Постановление Правительства РФ от 03.11.1994 г. № 1224)) // Международные нормативные акты ЮНЕСКО. - М. : Логос, 1993. - С. 435-451. 2 См. : Сиджанский, Д., Кастанос, С. Международная охрана авторского права. - М, 1958. - С. 11.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >