Понятие и виды транспортных преступлений

Уголовный кодекс РФ впервые в истории отечественного уголовного законодательства выделил нормы об ответственности за экологические преступления (ст. 246—262) в самостоятельную главу (гл. 26). Такое внимание законодателя к данной проблеме объясняется постоянно возрастающей (едва ли не в прямой пропорции от развития технического прогресса) опасностью этих преступлений. Можно сказать, что мир «болен» «плохой» экологией и Россия в этом отношении находится не в лучшем положении.

Приведем лишь некоторые, известные из СМИ и специальных работ показатели этого неблагополучия. По экологическим причинам в России ежегодно преждевременно умирают от 240 до 320 тыс. человек, и в сокращении населения на долю экологических процессов приходится не менее 30—40% (а по некоторым оценкам — до 50—60%)[1] . Медикобиологическими исследованиями установлено, что свыше 80% злокачественных опухолей возникли под действием отрицательных факторов внешней среды. Экологи накопили удручающие данные о недопустимом превышении концентрации вредных веществ в атмосферном воздухе, о настолько загрязненной в экологическом плане питьевой воде, что последняя вызывает генетические изменения в человеческом организме, о деградации земель, т.е. выведении их из сельскохозяйственного оборота, об их переувлажнении, засорении камнями, засорении выбросами промышленных предприятий, об угрозе исчезновения многих видов животных и растений.

Глава 26 УК РФ включает в себя нормы об ответственности за следующие экологические преступления:

  • • нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ (ст. 246);
  • • нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов (ст. 247);
  • • нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами и токсинами (ст. 248);
  • • нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений (ст. 249);
  • • загрязнение вод (ст. 250);
  • • загрязнение атмосферы (ст. 251);
  • • загрязнение морской среды (ст. 252);
  • • нарушение законодательства РФ о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне РФ (ст. 253);
  • • порчу земли (ст. 254);
  • • нарушение правил охраны и использования недр (ст. 255);
  • • незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов (ст. 256);
  • • нарушение правил охраны водных биологических ресурсов (ст. 257);
  • • незаконную охоту (ст. 258);
  • • уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу РФ (ст. 259);
  • • незаконную рубку лесных насаждений (ст. 260);
  • • уничтожение или повреждение лесных насаждений (ст. 261);
  • • нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов (ст. 262).

Объектом экологических преступлений является экологическая безопасность, т.е. безопасность окружающей среды как условие и средство обитания человека, а в принципе — и его выживания1.

В юридической литературе есть немало определений экологической безопасности. Одним из удачных, на наш взгляд, является следующее: экологическая безопасность — это «состояние защищенности жизненно важных интересов человека, общества и окружающей среды от угроз, которые могут возникнуть в результате вредных природных и техногенных воздействий на нее, а также в результате экологических правонарушений» (Экология. Юридический энциклопедический словарь / под ред. С.А. Боголюбова. М., 2001. С. 12—13).

Пленум ВС РФ в своем постановлении от 5 ноября 1998 г. № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения»1 к объектам экологических правонарушений относит: стабильность окружающей среды, природно-ресурсный потенциал и гарантированное Конституцией РФ право каждого на благоприятную окружающую среду.

Предметом этих преступлений являются сама окружающая среда и ее наиболее значимые компоненты: земля, недра, леса и растительный мир в целом, воды, атмосферный воздух, континентальный шельф, морская среда, особо охраняемые природные территории и объекты.

Спецификой формулирования экологических уголовно-правовых запретов является высокий уровень их бланкетности. В связи с этим для конкретизации содержания той или иной уголовно-правовой нормы об экологических преступлениях необходимо обращаться ко многим законодательным и иным нормативным актам, которые будут названы при характеристике отдельных составов экологических преступлений (например, Закон об охране окружающей среды, Водный кодекс РФ[2] , Лесной кодекс РФ, ЗК РФ и др. акты). Конкретизация некоторых уголовно-правовых запретов осуществляется с привлечением международных договоров в сфере экологии (например, при загрязнении морской среды — ст. 252 УК РФ — Конвенции по предотвращению загрязнения моря сбросами отходов и других материалов 1972 г.).

Объективная сторона рассматриваемых преступлений характеризуется как совершением действий (например, незаконная добыча водных биологических ресурсов), так и нарушением многих экологических норм и правил путем не только действия, но и бездействия. Большинство таких составов преступлений сконструированы как материальные (например, нарушение правил окружающей среды при производстве работ) и в этих случаях соответствующие преступления признаются оконченными с момента наступления указанных в уголовном законе вредных последствий тех или иных деяний при установлении причинной связи между этими деяниями и последствиями. Некоторые составы (например, нарушение законодательства РФ о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне РФ) сконструированы по типу формальных соста-

вов и, следовательно, признаются оконченными с момента совершения самого деяния. В ряде составов экологических преступлений признаками объективной стороны выступают место совершения преступления (например, незаконная охота на особо охраняемой территории), орудия или средства совершения преступления (например, незаконная добыча водных биологических ресурсов с применением взрывчатых или химических веществ).

Субъектом экологических преступлений являются как любые лица (например, при занятии незаконной охотой), так и специальные субъекты, т.е. лица, на которые возложена обязанность по соблюдению соответствующих экологических норм и правил (например, при нарушении правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами).

Субъективная сторона большинства экологических преступлений характеризуется как умышленной, так и неосторожной виной (например, нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ). Некоторые экологические преступления совершаются только по неосторожности (например, нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений). Отдельные квалифицирующие составы таких преступлений характеризуются либо неосторожной виной (когда основной состав совершается также по неосторожности), либо двойной формой вины (когда основной состав характеризуется умышленной виной, а квалифицированный — неосторожной виной). Такое «раздвоение» вины в квалифицированных составах возможно, например, в преступлениях типа загрязнения вод, повлекшего по неосторожности смерть человека (основной состав в своем фактическом исполнении может характеризоваться как умышленной, так и неосторожной виной).

Уголовный кодекс РФ не дает определения экологического преступления. Такое определение давалось в Законе РСФСР от 19 декабря 1991 г. № 2060-1 «Об охране окружающей среды»1. К экологическим преступлениям относились общественно опасные деяния, посягающие на установленный в России экологический правопорядок, экологическую безопасность общества и причиняющие вред окружающей природной среде и здоровью человека. К сожалению, новый Закон об охране окружающей среды отказался от определения понятия экологического преступления. Доктринальное определение рассматриваемых преступлений, даваемое в уголовно-правовой литературе, в основном исходит из их определения в Законе 1991 г.1, что в принципе является вполне приемлемым (так как в главном отражает суть проблемы).

Спор в литературе идет по другому вопросу — о классификации рассматриваемых преступлений. Все авторы опубликованных по данной проблеме работ исходят из одной общей позиции: в основу классификации должен быть положен непосредственный объект экологических преступлений. Однако группировка составов преступлений по этому признаку, предлагаемая авторами, существенно отличается друг от друга.

Так, Н.А. Лопашенко, в зависимости от непосредственного объекта, все экологические преступления, предусмотренные современным уголовным законодательством РФ, подразделяет на две большие группы: 1) посягательства на общественные отношения по реализации и охране права каждого на благоприятную окружающую среду (ст. 246— 248 УК РФ) и 2) посягательства на общественные отношения по охране стабильности окружающей среды и ее природно-ресурсного потенциала (ст. 249—262 УК РФ). Вторая группа экологических преступлений в зависимости от вида предмета преступления — охраняемого природноресурсного потенциала, дополнительно делится на следующие виды преступлений: а) посягательства на животный мир (ч. 1 ст. 249, ст. 256— 258 УК РФ); б) посягательства на растительный мир (ч. 2 ст. 249, ст. 260, 261 УК РФ); в) посягательства на воды (ст. 250, 252 УК РФ); г) посягательства на атмосферу (ст. 251 УК РФ); д) посягательства на особо охраняемые территории и акватории, природные объекты (ст. 253, 259, 262 УК РФ); е) посягательства на землю (ст. 254 УК РФ); ж) посягательства на недра (ст. 255 УК РФ)2.

Думается, что распределение всех экономических преступлений на две группы и отнесение соответствующих преступлений к каждой из них сделано вполне правильно. Сомнение вызывает определение обобща ющего эти преступления их непосредственного объекта. В этом отношении все выделенные во вторую группу преступления также посягают на общественные отношения по реализации и охране права каждого на благоприятную окружающую среду. Это касается и преступных посягательств на воду (ст. 250, 252 УК РФ), и преступных посягательств на атмосферу (ст. 251 УК РФ), и других экологических преступлений, выделенных во вторую группу.

В связи с этим более предпочтительной представляется другая классификация экологических преступлений. Так, О.Л. Дубовик выделяет три группы таких преступлений: 1) преступления, состоящие в нарушении правил экологически значимой деятельности (ст. 246—248 УК РФ);

2) преступления, посягающие на отдельные компоненты окружающей среды — воды, атмосферу, почвы, леса, недра, морскую среду, континентальный шельф, исключительную экономическую зону РФ (ст. 250— 255 УК РФ); 3) преступления, посягающие на объекты флоры и фауны как составную часть окружающей среды, условия биологического разнообразия и сохранения биосферы Земли (ст. 249, 256—262 УК РФ)1.

Сохраняя содержание этой классификации, мы лишь ограничимся уточнением наименования групповых объектов соответствующих экологических преступлений, лежащих в основе их объединения в указанные группы (виды). Последнее необходимо, на наш взгляд, сделать для сохранения связи указанных групповых объектов (а также и непосредственных объектов соответствующих экологических преступлений) с видовым (экологическая безопасность) и с родовым (общественная безопасность) объектами экологических преступлений. С учетом этого указанная классификация будет выглядеть следующим образом:

1) преступления, посягающие на общие правила экологической безопасности в сфере экологически значимой деятельности (ст. 246-248 УК РФ);

См.: Курс российского уголовного права. Особенная часть / под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. С. 705. К этой классификации близка и классификация экологических преступлений, предложенная В.В. Сверчковым. Он подразделяет все экологические преступления на: 1) преступления, выражающиеся в нарушении правил общей экологической безопасности (ст. 246—248 УК РФ); 2) преступления в отношении базовых объектов природной среды — вод, атмосферы, почвы, недр, континентального шельфа (ст. 250—255 УК РФ); 3) преступления в отношении рыбных запасов, растительного и иного органического мира (ст. 249, 257, 259—262 УК РФ) (см.: Сверчков В.В. Ответственность за экологические преступления по российскому уголовному законодательству. Н. Новгород, 1998. С. 10).

  • 2) преступления, посягающие на экологическую безопасность в сфере отдельных компонентов окружающей среды — вод, атмосферного воздуха, почвы, лесов, недр, морской среды, континентального шельфа и исключительной экономической зоны РФ (ст. 250-255 УК РФ);
  • 3) преступления, посягающие на экологическую безопасность флоры и фауны как составной части окружающей среды, условие биологического разнообразия и сохранения биосферы Земли (ст. 249, 256-262 УК РФ).

  • [1] ' ВВС СССР. 1980. № 22. Ст. 425. 2 См.: РГ. 2000. 11 авг. 3 См.: Закон. 2001. № 2. С. 97. 4 См.: РГ. 2000. 1 февр. 5 См.: РГ. 2002. 24 янв. 6 См.: Экология. Юридический энциклопедический словарь / под ред. С.А. Боголюбова. М., 2001. С. 71-72. 7 См.: РГ. 2000. 22 июля.
  • [2] БВСРФ. 1999. № 1.С. 5. 2 СЗ РФ. 2006. №23. Ст. 2381. 3 СЗ РФ. 2006. № 50. Ст. 5278. 4
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >