Преступления против общественной нравственности

История развития российского уголовного законодательства об ответственности за экологические преступления

здоровья населения и общественной нравственности. История развития отечественного законодательства об ответственности за эти преступления

Глава 25 УК РФ объединяет уголовно-правовые нормы об ответственности за преступления против здоровья населения (ст. 228—239) и общественной нравственности (ст. 240—245). Формально (исходя из технической конструкции структуры Особенной части УК РФ) все они имеют один и тот же (общий, совместный) родовой объект — здоровье населения и общественную нравственность. Фактически же при определенном сходстве в этом плане некоторых преступлений (например, вовлечение в занятие проституцией обладает чертами не только преступления против общественной нравственности, но и посягает на здоровье населения: указанное занятие чревато распространением СПИДа и венерических заболеваний) они посягают на разные по своему социальному содержанию объекты, и объединение указанных норм в одну главу УК РФ произошло лишь по причине того, что разработчики Кодекса, а за ними и законодатель, решили «сэкономить» на количестве глав Особенной части, так как каких-либо принципиальных препятствий для выделения норм об ответственности за преступления против здоровья населения и общественной нравственности в отдельные главы не существует.

Здоровье людей (как таковое) выступает основным объектом не только рассматриваемых преступлений, но и преступлений против здоровья (ст. 111—125 гл. 16 УК РФ). Само по себе здоровье в обоих случаях понимается одинаково. В медицине и юриспруденции под здоровьем понимается физиологическое состояние организма, являющееся необходимым условием жизнедеятельности1. Однако, несмотря на то что и нормы гл. 16 УК РФ, и соответствующие нормы гл. 25 УК РФ направлены на охрану здоровья, непосредственные объекты этих преступлений отличаются друг от друга по специфике интересов и отношений, охраняемых в одном и другом случаях уголовным законом. В первом (в преступлениях против здоровья) в качестве объекта преступления выступает здоровье конкретного лица или определенных лиц. Во втором (в преступлениях против здоровья населения) — неопределенно широкий круг возможных потерпевших, опасность причинения вреда которым связывается чаще всего со специфическим предметом преступления (например, незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ) или с определенным способом (в широком смысле) причинения возможного вреда здоровью населения (например, нарушение санитарно-эпидемиологических правил).

В принципе на здоровье населения посягают едва ли не все экологические преступления. Однако законодатель нормы об ответственности за них выделил в самостоятельную главу (что, учитывая специфику этих преступлений, следует признать правильным) и тем самым исключил (формально) экологические преступления из преступлений против здоровья населения.

Общественная нравственность как объект преступлений, ответственность за которые предусмотрена нормами гл. 25 УК РФ, представляет собой принципы и нормы поведения людей в обществе, выражающие представления о добре и зле, справедливости, общественном долге, гражданственности и т.п. Разумеется, что эти принципы и нормы могут значительно отличаться в зависимости от исторической эпохи, политического строя и экономики государства и общества, культурных традиций тех или иных народов (в этом смысле, например, советское и постсоветское общество значительно отличаются друг от друга). Вместе с тем (несмотря на исторические, классовые, национальные, религиозные и социальные различия нравственных принципов и норм) следует

См., напр.: Бородин С.В. Российское уголовное право. Особенная часть. М., 1997. С. 59.

Глава XII. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности признать некоторое едва ли не вечное (или близкое к этому) содержание нравственности, перешагнувшее через века и эпохи. Чтобы не углубляться в столь тонкую материю, приведем лишь сходство некоторых принципов, например, о «любви к ближнему», зафиксированных в Библии, Моральном кодексе строителя коммунизма (как составной части Программы КПСС, принятой в 1961 г. очередным съездом этой партии), Коране и Торе и т.д. Эти и другие неотъемлемые элементы общественной морали и есть ее общечеловеческие составные, делающие те или иные принципы и нормы общечеловеческими ценностями.

Зачатки нормы об ответственности за преступления против здоровья и общественной нравственности содержались уже в первых юридических памятниках Древней Руси (например, в Русской Правде), получили свое развитие в последующих отечественных уголовно-правовых актах (например, в Соборном уложении). В наиболее же развитом (в историческом аспекте) виде эти нормы нашли свое отражение в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Уголовном уложении 1903 г. и советских уголовных кодексах (в УК РСФСР 1922, 1926 и 1960 гг.).

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. нормы об ответственности за рассматриваемые преступления были включены в раздел VIII «О преступлениях и проступках против общественного благоустройства и благочиния», а именно в его главы — I «О преступлениях и проступках против постановлений, ограждающих народное здоровье» — ст. 831—900 и IV «О преступлениях против общественной нравственности и нарушении ограждающих оную постановлений» — ст. 993— 1003. В редакции 1885 г. (с изменением ряда статей в 1912—1914 гг.) гл. I Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. охватывала нормы о преступлениях против здоровья населения, дополнительно поделенные на семь отделений. Отделение I объединяло нормы о нарушении уставов карантинных (например, за сопротивление «открытой силою» или насильственными мерами распоряжениям начальства для предупреждения распространения чумы; за уклонение от «карантинного очищения»; за подделку документа или «употребление заведомо документа поддельного» с намерением «сократить карантинные обряды» или их избежания в том случае, когда лицо прибыло из места, где «свирепствует чума» и т.д.). Отделение II охватывало нормы о нарушении постановлений против распространения «повальных и прилипчивых» болезней (например, заражение другого «заразительною или иною прилипчивой болезнью»). Отделение III предусматривало нормы об ответственности за нарушение правил для погребения мертвых (например, за захоронение мертвого «прежде судебно-медицинского осмотра тела в таких обстоятельствах, когда законом сие не дозволено»). В отделении IV помещались нормы об ответственности за нарушение правил, установленных «на случай скотских падежей» (например, за действия ветеринарных врачей, которые «не донесут немедленно надлежащим на-чальствам или общественным установлениям о каждом, им достоверно известном, случае повальной или прилипчивой болезни домашних животных»). Отделение V предусматривало нормы об ответственности за нарушение «правил для охранения чистоты воздуха и безвредности воды, а также безвредности съестных припасов» (например, за постройку признанных по законам вредными для чистоты воздуха или воды фабрик, мануфактур или заводов в городе или хотя и не в городе, «но выше оного по течению реки или протока», за «бросание в воду веществ ядовитых или сильнодействующих и вредных»). В отделении VI сосредотачивались нормы об ответственности за нарушение правил, «установленных для продажи, хранения и употребления веществ ядовитых и сильнодействующих» (например, за незаконную продажу ядовитых или сильнодействующих веществ, за несоблюдение «предписанных» мер предосторожности хранения и употребления указанных веществ при законной их продаже или «употреблении в промысле или ремесле»). Наконец, отделение VII оговаривало нормы (наиболее многочисленные в главе) об ответственности за нарушение уставов врачебных (например, за «недозволенное и неправильное врачевание», за неисполнение обязанностей врачами, акушерами, повивальными бабками, за нарушение правил «об учреждении аптек», за нарушение правил «о внутреннем устройстве и управлении аптек», за нарушение правил о приготовлении и отпуске лекарств из аптек).

Глава IV «О преступлениях против общественной нравственности и нарушении ограждающих оную постановлений» (по сравнению с первой главой достаточно небольшая по количеству входящих статей) состояла из двух отделений. В первом помещались нормы «о соблазнительном и развратном пороке мужеложстве» и за «изобличение в равно противоестественном пороке скотоложстве». Отделение II включало нормы «о противных нравственности и благоприятности сочинениях, изображениях, представлениях и речах» (например, за распространение сочинений, имеющих целью «развращение нравов» или «явно противных нравственности или благопристойности или клонящихся к сему соблазнительных изобретений»).

В Уголовном уложении 1903 г. нормы об ответственности за преступления против здоровья населения и общественную нравственность были помещены в гл. IX и XIII (как отмечалось, нормы эти, как и большинство норм этого Уложения, не были введены в действие). В гл. IX «О нарушении постановлений, ограждающих народное здравие» включены нормы об ответственности за занятие врачебной практикой лицом, не имеющим на это права, или «врачевание веществами ядовитыми или сильнодействующими»; неисполнение без уважительной причины повивальной бабкой обязанностей «призывать врача к родильнице в случаях, законом установленных»; за изготовление или хранение для продажи или продажу вне аптек, фабрик, лабораторий или особых отделений химических заводов, устроенных для изготовления сложных фармацевтических препаратов, лекарств, изготовление которых дозволено законом или обязательным постановлением только в указанных заведениях; за нарушение правил торговли лекарствами либо их изготовления или хранения; за хранение для продажи или продажу ядовитого или сильнодействующего вещества без надлежащего разрешения или с нарушением установленных для этого правил; за недонесение «о случаях заразных болезней на людях» лицом, обязанным в силу закона или обязательного постановления «своевременно доносить» об этом; за неисполнение установленных законом или обязательным постановлением правил «о мерах охранения народного здравия», за торговлю или производство или хранение для продажи «съестных припасов» или напитков без «соблюдения надлежащей» при этом «чистоты и опрятности» (последнее нарушение было конкретизировано в 11 специальных нормах); за нарушение установленных правил погребения «мертвых тел» и за некоторые другие деяния. Глава XIII включала нормы об ответственности за следующие преступления, «нарушающие постановления о надзоре за общественной нравственностью»: за «публичное нарушение благопристойности произнесением бесстыдных слов или бесстыдных поступков» (квалифицированный состав заключался «в любострастном или ином противонрав-ственном действии, соединенном с соблазном для других»); за хранение для продажи, продажу, публичное выставление или иное распространение заведомо «бесстыдных» сочинений или изображений; за жестокое обращение с душевнобольным, вверенным надзору или попечению виновного; за обращение «в нищенство» или иное безнравственное занятие лица моложе 17 лет; за появление в публичном месте в состоянии явного опьянения, угрожающего безопасности, спокойствию или благочинию; за участие «в сборище для публичного распития крепких спиртных напитков на улицах или площадях или во дворах или подворотных пространствах»; за причинение неприятных мучений домашним животным; за «открытие общенародного увеселения без установленного законом или обязательным постановлением разрешения»; за «устройство воспрещенной законом или обязательным постановлением игры в карты, в кости и т.п. или в предоставлении для такой игры своего помещения».

Первые нормы (достаточно малочисленные) об ответственности за преступления против здоровья населения и общественной нравственности в советском уголовном законодательстве появились в УК РСФСР 1922 г. В гл. VIII «Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок» были помещены: ст. 215 об ответственности за приготовление ядовитых и сильнодействующих веществ «лицами, не имеющими на то права», и ст. 216 — об ответственности за «неизвещение надлежащих властей со стороны лиц, к тому обязанных, о случаях заразных болезней или падежа скота». Кроме того, в гл. V «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» среди норм о «преступлениях в области половых отношений» ст. 171 устанавливала ответственность за сводничество, содержание притонов разврата, а также вербовку женщин для проституции, а в гл. VI «Имущественные преступления» ст. 191 предусматривала ответственность за «фальсификацию предметов потребления, которая имела или могла иметь последствием причинение вреда здоровью, а равно сбыт таких предметов».

Постановлением В ЦИК от 16 октября 1924 г. была изменена редакция ст. 216. Объективная сторона преступления, ею предусмотренного, была дополнена указанием на неизвещение о заразной болезни людей (наряду с заразным заболеванием или падежом скота).

Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 22 декабря 1924 г. УК РСФСР 1922 г. был дополнен ст. 140-д об ответственности за изготовление и хранение с целью сбыта и сбыт кокаина, опия, морфия, эфира и других одурманивающих веществ без надлежащего разрешения (с этого времени в Советском Союзе началась уголовно-правовая борьба с незаконным оборотом наркотических средств).

Практически те же уголовно-правовые запреты в рассматриваемой сфере сохранились и в УК РСФСР 1926 г. В гл. VIII «Нарушение правил, охраняющих народное здравие, безопасность и общественный порядок» помещались: ст. 179 — об ответственности за незаконное приготовление, хранение и сбыт сильнодействующих веществ; ст. 180 — об ответственности за занятие врачеванием как профессией лицами, не имеющими надлежаще удостоверенного медицинского образования, а равно занятие медицинским работником такого рода медицинской практикой (новый уголовно-правовой запрет) и ст. 181 — об ответственности за нарушение правил по охране народного здравия, специально издан ных в целях борьбы с эпидемиями. Кроме того, в гл. 11 «Преступления против порядка управления» помещалась ст. 104 об ответственности за незаконный оборот наркотических средств или иных одурманивающих веществ (сформулированная в основном в прежней редакции), в гл. VI «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» — ст. 155 об ответственности за принуждение к занятию проституцией, сводничество, содержание притонов разврата, а также вербовка женщин для проституции, а в гл. VII «Имущественные преступления» — ст. 171 об ответственности за обманное изменение с корыстной целью вида или свойства предметов, предназначенных для сбыта или общественного употребления, если это имело или могло иметь последствием причинение вреда здоровью.

Постановлением ЦИКи СНК СССР от 17 октября 1935 г. была введена уголовно-правовая норма об ответственности за изготовление, хранение и рекламирование порнографических изданий, изображений и иных предметов и за торговлю ими, и это можно считать началом отечественной уголовно-правовой борьбы с порнографией (постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 25 ноября 1935 г.[1] УК РСФСР 1926 г. был дополнен ст. 1821 об ответственности за порнографию). Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1936 г. была установлена уголовная ответственность за изготовление, хранение, приобретение и сбыт без специального на то разрешения сильнодействующих ядовитых веществ.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. все нормы о рассматриваемых преступлениях сосредоточил в одной гл. X о преступлениях против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения. Таким образом, наконец-то некоторые из этих преступлений перестали, как прежде, относиться к преступлениям против порядка управления (незаконный оборот наркотических средств или иных одурманивающих веществ), к преступлениям против личности (принуждение к занятию проституцией и содержание притонов разврата) либо к имущественным преступлениям (обманное изменение с корыстной целью вида или свойства предметов, предназначенных для сбыта или общественного употребления, если это имело или могло иметь последствием причинение вреда здоровью). Это свидетельствовало об уточнении на законодательном уровне объекта указанных преступлений. Правда, в названии главы еще не упоминался такой объект, как общественная нравственность.

Однако в советской уголовно-правовой литературе объектом таких, например, преступлений, как содержание притонов, сводничество и изготовление или сбыт порнографических предметов, являлись общественный порядок и нравственность (разумеется, социалистическая)1. Таким образом, на доктринальном уровне данный объект все-таки выделялся, и именно в отношении преступлений, рассматриваемых ныне как преступления против общественной нравственности. Сам же УК РСФСР 1960 г. в главе десятой наряду с нормами об ответственности за преступления против общественной безопасности и общественного порядка предусматривал и нормы об ответственности за преступления против здоровья населения и (как это признавала доктрина уголовного права) общественной нравственности: ст. 221 (незаконное врачевание), ст. 222 (нарушение правил, установленных в целях борьбы с эпидемиями), ст. 224 (изготовление или сбыт ядовитых или наркотических веществ), ст. 225 (посев опийного мака или индийской конопли без разрешения), ст. 226 (содержание притонов и сводничество), ст. 227 (посягательство на личность и права граждан под видом исполнения религиозных обрядов), ст. 228 (изготовление или сбыт порнографических предметов), ст. 229 (надругательство над могилой), ст. 230 (умышленное уничтожение, разрушение или порча памятников культуры).

Разумеется, что после принятия и введения в действие УК РСФСР 1960 г. в него вносились значительные изменения, в том числе и в отношении рассматриваемых преступлений (преимущественно в усиление уголовной ответственности за некоторые преступления и конструирование специальных уголовно-правовых норм и, соответственно, специальных составов преступлений). Так, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 15 июля 1974 г.[2] (и на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 25 апреля 1974 г.) была усилена уголовная ответственность за незаконный оборот наркотических средств (ст. 224 УК РСФСР 1960 г.), а Кодекс был дополнен: ст. 2241 (хищение наркотических средств); ст. 2242 (склонение к потреблению наркотических средств), ст. 2243 (незаконное приобретение или хранение наркотических средств в небольших размерах); ст. 2251 (незаконный посев или выращивание масличного мака и конопли); ст. 2261 (организация или содержание притонов для потребления наркотических средств); ст. 2262

(незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или сбыт сильнодействующих и ядовитых веществ).

Указами Президиума Верховного Совета РСФСР УК РСФСР 1960 г. был дополнен: в 1986 г. — ст. 2281 об ответственности за изготовление или распространение произведений, пропагандирующих культ насилия и жестокости; в 1987 г. — ст. 210[3] об ответственности за вовлечение несовершеннолетних в немедицинское потребление лекарственных и других средств, влекущих одурманивание, и ст. 224 об уголовной ответственности за незаконное приобретение или хранение наркотических средств в небольших размерах (совершенные повторно в течение года после наложения административного взыскания за такое же нарушение); в 1988 г. — ст. 2301 об ответственности за жестокое обращение с животными и ст. 2081 об ответственности за организацию азартных игр (в карты, рулетку, «наперсток» и др.) на деньги, вещи и иные ценности.

Законом СССР от 2 июля 1991 г. № 2284-1 «Об уголовной и административной ответственности за нарушение законодательства об охране и использовании памятников истории и культуры»1 была усилена уголовная ответственность за умышленное уничтожение, разрушение или порчу памятников истории и культуры, введена ответственность за неосторожное разрушение или уничтожение памятников истории и культуры и установлена уголовная ответственность за надругательство над памятниками истории и культуры, отличающееся исключительным цинизмом (в связи с распадом Союза ССР эти новеллы не были включены в УК РСФСР 1960 г.).

Законом РФ от 29 апреля 1993 г. № 4901-1 «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР»2 УК РСФСР 1960 г. был дополнен ст. 2221 об ответственности за нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими или другими биологическими агентами и токсинами, повлекшее причинение вреда здоровью людей, распространение эпидемий или эпизоотий либо иные тяжкие последствия.

В УК РФ 1996 г. выделена (как уже отмечалось) самостоятельная гл. 25 о преступлениях против здоровья населения и общественной нравственности (ст. 228—245). По своему непосредственному объекту все указанные преступления делятся на две группы: 1) преступления против здо-

ровья населения и 2) преступления против общественной нравственности. К преступлениям против здоровья населения относятся: незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества (ст. 228); незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества (ст. 2281); нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ (ст. 2282); хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества (ст. 229); склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ (ст. 230); незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры (ст. 231); организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ (ст. 232); незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233); незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта (ст. 234); незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью (ст. 235); нарушение санитарно-эпидемиологических правил (ст. 236); сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей (ст. 237); производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ст. 238); организация объединения, посягающего на личность и права граждан (ст. 239).

К преступлениям против общественной нравственности следует отнести: вовлечение в занятие проституцией (ст. 240), организацию занятия проституцией (ст. 241), незаконное распространение порнографических материалов или предметов (ст. 242), изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 2421), уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243), надругательство над телами умерших и местами их захоронения (ст. 244), жестокое обращение с животными (ст. 245).

Краткий экскурс в историю развития отечественного законодательства об ответственности за преступления против здоровья населения и общественной нравственности позволяет утверждать, что нынешний вариант законодательного формулирования указанных норм (в УК РФ 1996 г.) воплотил (в основном) правотворческий опыт, накопленный в досоветский и советский период российского уголовного законодательства.

  • [1] СУ РСФСР. 1935. № 2. Ст. 214.
  • [2] См., напр.: Уголовное право БССР. Часть Особенная / под ред. И.И. Горелика, М.А. Ефимова и И.С. Тишкевича. Мн., 1971. С. 317. 2 ВВС РСФСР. 1974. № 29. Ст. 782.
  • [3] Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 29. Ст. 837 (фактически утратил силу). 2 Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 22. Ст. 789 (утратил силу). 3 НО
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >