НОВЫЕ ОБЪЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

5.1

Понимание и возможности исследования

Понимание и возможности исследования феномена социально-психологической зрелости

Введение

Явление множественности феномена зрелости человека достаточно широко обсуждается специалистами, а понятия, обозначающие отдельные ее составляющие - зрелость социальная, психологическая, личностная, профессиональная, интеллектуальная, эмоциональная - используются в самых разных областях социогуманитарных наук, в том числе и в психологии. Однако далеко не все компоненты зрелости и тем более ее многочисленные виды изучаются в современной науке в полной мере. К таковым вполне можно отнести нравственную, экономическую, гражданскую и др. Среди них - и социально-психологическая зрелость.

Наша основная цель - проанализировать теоретические и эмпирические основания для выделения социально-психологической зрелости как относительно самостоятельного феномена и понятия и в результате выявить характерные признаки и содержательные компоненты этого феномена, подойдя к определению понятия и соотнеся его содержание с содержанием других близких ему понятий.

Ниже будет реализована следующая последовательность изложения материала: вначале будут проанализированы современные представления о близком понятии «психосоциальная зрелость» и его соотношении с «социально-психологической зрелостью», затем - различные трактовки как общего содержания последней, так и отдельных составляющих ее компонентов, и в завершение работы будут выделены и кратко описаны наиболее интересные тенденции в раз витии исследований зрелости личности и социальной группы, которые в настоящее время уже сложились как научные направления.

По своему характеру представленный ниже материал является, в первую очередь, постановочным, проблемным, и только во вторую - включающим ответы на поставленные вопросы. Это лишь первая попытка дать обоснование относительно новому понятию «социально-психологическая зрелость». Нам неизвестны аналогичные теоретические работы, специально посвященные анализу данного понятия, поэтому проблематизация его содержания и постановка вопросов, связанных с ним, рассматривается нами как неизбежный этап в изучении данного феномена.

Целесообразность выделения того или иного конкретного вида зрелости с целью его научной разработки объясняется несколькими причинами. Во-первых, если какой-то частный вид или отдельный компонент зрелости человека реально существует, но пока недостаточно известен или неизвестен совсем, то научная задача его изучения является самодостаточной и вполне заслуживающей внимания исследователей. По нашему мнению, именно к такой категории видов зрелости относится социально-психологическая зрелость. Во-вторых, исследование парциальных видов зрелости, безусловно, может внести определенный вклад в понимание содержания и генеза более общих ее видов. Если говорить конкретно о социально-психологической зрелости, то более общими по отношению к ней, хотя и в разных смыслах, а в отдельных случаях - лишь своими частями, выступают социальная и психологическая, личностная и групповая, психосоциальная и общая зрелость человека, пониманию которых могут способствовать результаты исследования более частной социально-психологической зрелости.

Анализ исследований психосоциальной зрелости человека

Начиная такой анализ, целесообразно и естественно обратиться прежде всего к представлениям социологов, рассматривающих феномен зрелости и использующих соответствующие понятия.

Согласно И. С. Кону, «социальная зрелость» - это стадия социального развития личности, характеризующаяся не только овладением социальными ролями, но и способностью к самостоятельным поступкам, активной социальной позицией, принятием ответственности за социальные последствия своего поведения (Кон, 1999). Однако социолог И. С. Кон при этом опирается на разработки психологов, приводя определение зрелой личности, данное в свое время Дж. Оллпортом: «Личность, которая активно владеет своим окру жением, обладает устойчивым единством личностных черт и ценностных ориентаций и способна правильно воспринимать людей и себя» (там же, с. 177).

Если более глубоко проанализировать содержание двух приведенных здесь определений «социальной зрелости» и «зрелости личности», данных авторитетными социологом и психологом, то можно обнаружить некоторую совокупность выделяемых ими признаков зрелости: «активное владение своим окружением», которое может быть ближайшим и более отдаленным, то есть расположенным на разной социальной и психологической дистанции (для нас очень важно то, что речь может идти о ближайшем социальном окружении - традиционном объекте социально-психологических исследований); «способность адекватно воспринимать людей и себя», то есть способность к социальной перцепции, изучаемой социальной психологией; «устойчивое единство личностных свойств и ценностных ориентаций» (последние также являются традиционными социально-психологическими свойствами личности и группы); «способность к самостоятельным поступкам», совершенным по отношению как к отдельным людям, так и к социальным группам, при этом предполагается, что такие поступки являются целенаправленными, построенными по предварительному плану, то есть осознаваемыми и т.п.; «принятие ответственности за социальные последствия своего поведения», - этот признак по своей сути является социально-психологическим.

Выделенные признаки наглядно свидетельствуют о том, что в них представлено социально-психологическое содержание - те или иные социально-психологические феномены, по наличию или отсутствию которых, уровню их выраженности (или проявления), а также отдельным их характеристикам можно говорить о наличии или отсутствии как «социальной зрелости» (по И. С. Кону), так и «зрелости личности» (по Дж. Оллпорту), их степени или характерных особенностях. То есть социально-психологические явления выступают важными характеристиками, признаками или показателями зрелости человека. В отечественной литературе в целом под зрелостью личности чаще всего понимается именно социальная зрелость (или близкая к ней по содержанию «гражданская» зрелость (Ананьев, 2001)), характеризующаяся устойчивостью ценностей и убеждений, активной социальной позицией.

В трактовках и «зрелости личности», и «социальной зрелости», данных разными авторами, можно обнаружить некоторое общее понимание признаков зрелости, например: «устойчивое единство личностных черт и ценностных ориентаций» (по Дж. Оллпорту),

«устойчивость ценностей и убеждений» (по Б. Г. Ананьеву) и др. Оценивая устойчивость тех или иных характеристик личности в связи с достижением ею зрелости, возникает проблемный вопрос о том, не может ли их устойчивость быть свидетельством некоторой относительной завершенности развития, воспроизводства уже достигнутых ранее состояний, то есть стагнации личностного развития. То же может относиться и к развитию социальных групп. Однако противоположное, полярное состояние неустойчивости личностных и групповых свойств, хотя и характерное для процессов развития, особенно для интенсивного, динамичного, неравномерного, непоследовательного и т. п., также не может служить надежным показателем движения субъекта к зрелости. Неустойчивость свойств сопровождает не только позитивное развитие (социальное и психическое созревание), но и выраженные процессы разрушения жизнедеятельности личности, распада социальных групп (семейных, учебных, спортивных, трудовых и др.), различные деструктивные тенденции и т.д. Поэтому, используя устойчивость состояний и свойств личности и группы как показатель их зрелости, нельзя забывать о его относительном характере и ограниченных возможностях применения в оценках зрелости. Необходимо, чтобы этот показатель использовался обязательно в совокупности с другими.

В зарубежной литературе понятия «психологическая зрелость» («psychological maturity»), «психосоциальная зрелость» («psychosocial maturity») и «общая, или глобальная, зрелость» («global maturity») нередко используются как очень близкие по содержанию и даже синонимичные, не являясь, по нашему мнению, таковыми.

Учитывая те обстоятельства, что понятие «психосоциальная зрелость», во-первых, в отличие от зарубежной психологии, практически не используется в отечественной науке и, во-вторых, по звучанию и написанию близко к понятию «социально-психологическая зрелость», целесообразно дать ему толкование. «Психосоциальная зрелость», в силу своего объединяющего характера, имеет более общее, более емкое содержание, чем многие другие отдельные виды зрелости, например: «социальная», «психологическая», «личностная», «групповая» и т. п. «Психосоциальная зрелость» фактически включает в себя и «социальный», и «психологический» виды зрелости, с их соответствующими взаимно интегрирующимися частями, которые сами по себе достаточно объемны, а также непосредственно характеризуют зрелость как личности, так и группы.

Если по степени обобщенности соотношение «психосоциальной зрелости» с перечисленными понятиями остается более-менее ясным, то по целому ряду других вопросов это соотношение ожидает последующего специального анализа, например: существуют ли несовпадающие «части», с одной стороны, психосоциальной зрелости и с другой - психологической, социальной, личностной, групповой? Или «психосоциальная зрелость» полностью включает в себя перечисленные и некоторые другие виды зрелости? Могут ли быть по-разному развиты у одной и той же личности или группы психосоциальная зрелость и социальная, или психосоциальная и психологическая? И т. п.

«Психосоциальная зрелость» как понятие складывалось альтернативно «биологической», «организменной», «физиологической», «биохимической» и т. п. Содержание «психосоциальной зрелости» тесно связано именно с происхождением, генезисом обозначаемого феномена, и это важно иметь в виду, чтобы понимать сущность психосоциальной зрелости человека, которая имеет явно интегративную природу: оставаясь по сути психологическим явлением, она формируется под непосредственным воздействием социальной среды, с которой (и от которой) в процессе индивидуального развития человека сохраняет теснейшую связь (и зависимость).

Общее между «психосоциальной зрелостью» и «социально-психологической зрелостью» состоит в том, что оба вида зрелости и сами эти понятия при их принципиально различных объемах являются разными формами интеграции социальной и психологической зрелости личности: в наиболее полном объеме - в качестве «психосоциальной зрелости», в более частном, ограниченном - «социально-психологической зрелости». Ограничение последней, как уже отмечалось выше, относится к сферам ее проявления: взаимодействие, в частности общение, с другими людьми, прежде всего с ближайшим социальным окружением, малыми группами и в малых группах, отношения личности, межличностные и межгрупповые отношения и т. п.

Если учитывать частоту использования тех или иных характеристик или признаков для описания зрелости личности, то именно три из них - самостоятельность, активная социальная позиция и социальная ответственность, - хотя и в разных формулировках, но фактически являются основными критериальными признаками самых различных видов зрелости (психосоциальной, психологической, социальной, личностной, групповой и т. д.), которые признаются подавляющим большинством отечественных и зарубежных психологов. В контексте данной работы важно подчеркнуть, что выделенные признаки характеризуют и психосоциальную зрелость.

Например, часто цитируемый в современной зарубежной литературе по психологии развития авторитетный исследователь

И. Гринбергер, интенсивно публиковавший результаты своих исследований в 1980-е годы, определяет психосоциальную зрелость личности как сочетание независимости, то есть способности самостоятельно принимать решения, и социальной ответственности,-в его понимании, содействия благосостоянию общества (Green-berger, 1984; Greenberger, Bond, 1984; Greenberger Sorensen, 1974; Greenberger, Steinberg, 1986). Взрослость определяется им как способность к реализации и индивидуальных, и общественных целей.

В связи с пониманием психосоциальной, в том числе и социально-психологической зрелости личности или социальной группы, возникает принципиально важный вопрос о содержательном наполнении конкретных признаков, характеристик или критериев того или иного вида личностной и групповой зрелости. Его принципиальность заключается в том, что практически любой признак может иметь разную содержательную направленность, разную валентность, модальность и т. п. Например, «активная социальная позиция» личности или группы в реальности может иметь негативную направленность по отношению к другим людям, другим социальным группам или обществу в целом, «активное владение личностью или группой своим окружением» нередко приобретает выраженные манипулятивные или силовые формы, «независимость, автономность» личности или группы может сочетаться с их изолированностью, отчужденной позицией, противопоставлением другим социальным группам или обществу, а «самостоятельность личности в принятии решений» может быть использована в корыстных целях и в ущерб другим людям, и т. д. Поэтому важно иметь в виду качество, характер, направленность, модальность всякого признака зрелости личности и группы. Психосоциальная зрелость предполагает обязательную толерантную по отношению к другим людям, гуманистическую направленность, реализацию общественно значимых целей и в целом миросозидательную функцию зрелой личности. Именно в этой связи важно понимание И. Гринбергером психосоциальной зрелости личности как ее содействия благосостоянию общества, как способности к реализации и достижению общественных целей и т. п. К этому вопросу необходимо будет возвращаться и далее.

Можно говорить, как минимум, о двух принципиально различных позициях исследователей в понимании соотношения психической и социальной зрелости как основных составляющих компонентов зрелости психосоциальной: одни из них фактически отождествляют психологическую и социальную зрелость, другие -разделяют их в качестве относительно самостоятельных феноме нов. Эти теоретические позиции целесообразно проиллюстрировать конкретными примерами.

В частности, упоминавшийся выше И. Гринбергер использует понятия «псевдозрелость» и «псевдозрелые» для обозначения состояния, в котором социальная зрелость достигнута, то есть подросток принимает на себя социальные роли взрослого человека, однако психологическая зрелость при этом не наступила, то есть субъективный возраст соответствует новым ролям, но взрослое поведение фактически имитируется, не сопровождаясь теми переживаниями, представлениями и суждениями, которые возникли бы у взрослого человека в подобной же ситуации (Greenberger, Steinberg, 1986). Расхождение социальной и психологической зрелости может приводить к проблемному, противоречивому и даже девиантному поведению (Galambos, Tilton-Weaver, 2000). В условиях такого разграничения невозможно говорить о наличии более общей психосоциальной зрелости, объединяющей оба ее вида.

Напротив, А. Инкельс и Г. Лейдерман отождествляют зрелость личности, включая психологическую, с ее социальной зрелостью. Они понимают под зрелостью способность личности компетентно принимать на себя социальные роли мужчин и женщин, характерные для индустриально развитого общества. Эти авторы предприняли попытку разработать критерии подростковой зрелости, которые были бы применимы и в кросс-культурном контексте. Они выделили пять критериев зрелости: эффективность, упорство, ответственность, индивидуализм и кооперативность, но при этом каждый из критериев должен измеряться применительно к пяти сферам жизни. Интересно то, что для оценки тех или иных критериев зрелости ими предложены только социальные сферы проявления выделенных критериев: школа, семья, группа сверстников, работа, общество (Inkeles, Leiderman, 1998). Следовательно, для оценки зрелости предлагается использовать 25 показателей, оперирование которыми становится очень непростым делом, особенно в условиях их несогласованности, что в эмпирических исследованиях - частое явление.

Следует отметить, что естественное стремление исследователей определить изучаемый феномен (и, соответственно, понятие) через совокупность необходимых и достаточных критериев, признаков, характеристик и т. п. постепенно приводит к наращиванию их числа. Эта тенденция объясняется прежде всего сложностью анализируемых явлений, к категории которых, безусловно, относится и рассматриваемый феномен зрелости. Поэтому чрезвычайно непросто ответить на вопрос о достаточности или избыточности предложен ных выше 25 показателей для точного описания зрелости подростковой личности.

В интерпретации общей или психосоциальной зрелости некоторые исследователи подчеркивают особое значение психологической составляющей, рассматривая ее как ведущую в более общей структуре зрелости личности (или личностной зрелости). Несмотря на сложность и дискуссионность такой позиции, в соответствии с ней зрелость является интегративным показателем психической полноценности. Так, например, Р. Кассель выделяет следующие психометрические критерии зрелости: самоуважение, здравый смысл, ассертивность и локус контроля. Наряду с ними выделяются критерии незрелости: тревога, вытеснение, неудовлетворенность и депрессия (Cassel, 1993).

Опираясь на работы Р. Касселя, важно подчеркнуть, что в современной психологии уже не только поставлена проблема соотношения зрелости и незрелости личности, но и достаточно четко дифференцированы их критерии. А важно это потому, что состояния зрелости и незрелости по многим критериям не являются просто полярными, так как несоответствие конкретному признаку зрелости автоматически еще не означает соответствие какому-то признаку незрелости, и наоборот. Эти состояния находятся в более сложных отношениях, и, как показал Р. Кассель, они должны выделяться с помощью разных критериев и оцениваться с применением различных показателей.

В современной психологии имеется несколько аналогичных проблемных феноменов, обозначаемых через отрицание первого, «материнского», но имеющих существенно отличную от него психологическую природу, например: несовместимость (в отличие от совместимости), недоверие (в отличие от доверия), неконфликтность (в отличие от конфликтности), нетерпимость (в отличие от терпимости) и т. п. Даже обозначение феномена через отрицание другого, по нашему мнению, является неудачным, так как не позволяет отразить его сущность, поэтому встает важная теоретическая задача - найти более точное обозначение феномена незрелости. Можно привести один из вариантов решения этой задачи - использование понятий «инфантилизм», «инфантильность» и т. п. Но данный вариант считать удачным тоже не приходится, так как приведенные термины обозначают лишь ограниченные и специфические состояния незрелости.

Актуальность решения данной теоретической задачи высока еще и потому, что этот вопрос в настоящее время имеет чрезвычайно важный ценностной смысл, а именно: по уровню зрелости или незрелости нередко судят о психической полноценности или неполно ценности человека. В этом состоит особое значение выше сформулированной исследовательской задачи. Незрелость личности в этом ценностном смысле рассматривается в качестве более чем рядового ее недостатка, поэтому далеко не безразлично то, как будет обозначаться и содержательно наполняться состояние незрелости.

Несмотря на значительные расхождения в понимании психосоциальной зрелости, большинство исследователей рассматривают ее как результат социализации, то есть скорее как психосоциальное, нежели чисто психологическое или социальное явление и понятие. Признание того, что психологическая зрелость личности неотделима от социальной, глубоко укоренено в традициях психологии развития (Дж. Мид, Ж. Пиаже, Э. Эриксон). В достаточно обобщенном смысле психосоциальную зрелость можно трактовать как степень (или уровень) социализированности личности - степень усвоения ею социальных норм, правил и стандартов поведения и т. п., характерных для конкретной этно- и социокультурной среды. Однако в этом же коренятся и многие сложности и противоречия, ожидающие своего специального анализа.

Во-первых, в таком случае психосоциальная зрелость становится относительным явлением, тесно связанным с этносоциокультур-ными условиями жизнедеятельности личности (и тем более - социальной группы) и определяемым ими. Поэтому в современных условиях интенсивной коммуникации представителей различных этносов, регионов и культур и активных глобализационных процессов относительный характер зрелости является практически важной проблемой для организации эффективного взаимодействия людей.

Во-вторых, показатели степени социализированности личности вступают в конфликт с тенденциями к формированию независимости личности, ее автономизации, индивидуализации, персонификации и т. п., которые многими специалистами рассматриваются в качестве показателей личностной зрелости. Поэтому группы показателей социализированности и индивидуализированности (то есть достижения автономности, независимости, самодостаточности) личности должны стать взаимодополняющими в оценке ее зрелости, причем и психосоциальной как более общей, и социальнопсихологической как более частной. Однако в связи с показателями зрелости возникает дополнительный проблемный вопрос: не порождается ли в результате изложенного конфликта новый показатель психосоциальной зрелости - степень согласованности/рассогла-сованности двух описанных тенденций? Ответ на этот вопрос, конечно, потребует в будущем специального теоретического анализа и конкретных эмпирических исследований.

Чрезвычайно сложным представляется также переход от сформулированных теоретических взглядов на психосоциальную зрелость к измерению ее показателей. Необходимость решения психометрических задач в практике исследований вызывает трансформацию теоретических представлений о зрелости, которые в результате приобретают очень конкретные варианты, воплощенные в эмпирических исследованиях. Например, зрелость может рассматриваться преимущественно как социальная компетентность. Известные ранние попытки точно оценить зрелость личности были основаны на измерении именно социальных способностей (например, Вайн-лендская шкала социальной зрелости Е. Долла измеряет самостоятельность, способность к общению, социальную включенность и т.п.). Среди других методик измерения зрелости можно назвать Вашингтонский тест развития личности (WU-SCT) Джейн Левин-гер (Loevinger, Wessler, 1970), социометрический индекс зрелости личности, предполагающий оценку зрелости другими людьми в нескольких сферах жизнедеятельности (Roots, Moras, Gordon R, 1980), шкалу зрелости личности с применением контент-анализа высказываний (по критериям способности доверять, самостоятельности, инициативности, прилежности, привязанности, идентичности и честности) (Viney, Tych, 1985). Несмотря на наличие отдельных методических средств измерения зрелости, общее состояние методического инструментария в этой области исследований нужно признать недостаточно разработанным.

Следует прямо отметить, что проблема измерения зрелости личности, в особенности, взрослых, до сих пор не является решенной на удовлетворительном уровне. Этому во многом препятствует сложный вопрос о взаимосвязи социальной среды и личности. Так, например, личность, признанная с одном обществе (культуре) социально и психологически зрелой, с точки зрения социальных ожиданий и норм иного общества (культуры) является незрелой. Поэтому методика измерения зрелости должна учитывать характеристики конкретной социальной среды, в которой проходит формирование и реальная жизнедеятельность личности. В частности, в этом реализуется психосоциальный подход, причем как к оценке зрелости личности, так и к изучению личности в целом.

Проблема измерения зрелости личности - это проблема соотношения дискретного (или прерывного) и континуального (непрерывного). Отдельные действия, поступки и переживания личности могут свидетельствовать о высокой или низкой, достаточной или недостаточной зрелости, - как психологической (мотивационной и характерологической, зрелости направленности и способностей, психических процессов и состояний и т. д.), так и социальной (ролевой и гражданской, политической и правовой, профессиональной и карьерной и т. д.). Сложность при этом состоит в том, чтобы квалифицировать не только сам факт изменения соответствующих свойств, но изменения именно такого, которое свидетельствует о созревании, взрослении и т.п., то есть об изменении уровня зрелости.

К тому же, оценка зрелости явно усложняется из-за гетерохронности (или неравномерности) созревания отдельных ее компонентов, тем более что чрезвычайно трудно определить степень этой неравномерности. Неясно и то, что происходит с общей зрелостью личности или группы, если до какого-то необходимого уровня созревает ограниченное число составляющих ее элементов, каким конкретно должно быть их число, и т. д. Конечно, некоторый выход может быть найден в создании многокомпонентного профиля зрелости, однако он с трудом поддается однозначной интерпретации, которая фактически зависит от теоретических позиций ее автора и многих других факторов. Не меньшую сложность для измерения зрелости представляет не только вопрос о достаточности числа созревших отдельных ее компонентов, но и достаточность того или иного уровня выраженности (развитости) каждого компонента на профиле зрелости для квалификации личности или группы как зрелой.

Возникающие трудности в определении и измерении зрелости обусловлены не только гетерохронностью развития ее компонентов, но и нелинейностью биографического пути личности, возможностью жизненных (личностных и групповых) кризисов, известной обратимостью развития.

Некоторые из существующих подходов делают акцент на том или ином отдельном, частном виде зрелости личности. Например, выделяются интеллектуальная зрелость, зрелость как категория эстетического развития (или эстетическая зрелость) (Benson, 1989; Franklin, 1994; Gardner, 1991; Parsons, Durham, 1979), религиозная зрелость (Hanford, 1991; Sigelman, 1999), моральная зрелость (Kohl-berg, 1981,1984; Kohlberg, Levine, Hewer, 1983), карьерная зрелость (Ohler, Levinson, Sanders, 1995, Raskin, 1998; Vondracek, Reitzle, 1998), эмоциональная зрелость (Dupont, 1994), зрелость как показатель мультикультурного развития (Herring, 1998; Tudge, Putnam, Valsin-er, 1996), в экономической психологии - зрелость личности в отношении к деньгам (Kinder, 1996) и др.

В трактовке большинства из этих частных, или парциальных видов зрелости представлена не только тесная связь, но и фактическая интеграция психологического и социального развития, зафиксированы как характеристики, так и следствия реального взаимодейст вия личности и социальной среды, что в совокупности и порождает зрелость как более общее психосоциальное явление. На этом основании перечисленные выше виды зрелости могут рассматриваться в качестве конкретных составляющих компонентов психосоциальной зрелости, а также ее частных видов.

Так, например, можно отметить представления А. Дюпона о психосоциальном содержании эмоциональной зрелости. В своей концепции эмоционального развития неопиажетианец А. Дюпон закономерно увязывает конструирование эмоций как психологическое явление с социальным взаимодействием. Эмоции рассматриваются им с со-циокогнитивной теоретической позиции, то есть как переживания, включающие в себя эмоциональную оценку, изменение эмоционального состояния и действие и основывающиеся на потребностях человека и его ценностях. Конструируя свои эмоции, фактически совершая очень сложные психологические операции, развивающаяся личность опирается на социальный опыт. А. Дюпон выделяет четыре стадии эмоциональной зрелости: 1) «получение и обладание», когда переживания ребенка зависят от одобрения и авторитета взрослых в том, что и как у него «получается и имеется»; 2) «направление и действие», когда взрослые одобряют то, «куда идти и что делать»; 3) «принадлежность», когда переживания определяются соотнесением и сравнением личностью себя со сверстниками; 4) «взаимность», когда личность связывает переживания с теми взаимоотношениями, в которых обе стороны проявляют внимание к чувствам друг друга и способны встать на позиции друг друга (Dupont, 1994). «Движение» личности по выделенным стадиям сопровождается возрастанием критериального значения социально-психологических явлений, особенно при переходе на более поздние возрастные стадии -третью и четвертую. Речь идет о таких феноменах —критериях той или иной стадии, как: воздействие авторитета взрослых, психологическая поддержка и одобрение с их стороны, чувство принадлежности к группе и социальное сравнение себя с ее представителями, переживание взаимности и эмпатические способности и т.д. Эмоциональное развитие человека фактически может рассматриваться как процесс возрастания доли и роли социально-психологических феноменов в общей динамике его психосоциального содержания.

Понимание социально-психологической зрелости

В связи с вышесказанным, целесообразно более подробно остановиться на понимании социально-психологической зрелости, содержание которой, по сравнению с психосоциальной, как мы уже отмечали, более узкое. Этот вид зрелости, имея общие характеристики прежде всего с психосоциальной зрелостью, а соответственно и с психологической, социальной, личностной и т. п., ограничивается прежде всего сферами своего проявления: во-первых, это зрелость личности, проявляемая в отношениях и взаимодействиях с другими людьми, с социальными группами и в целом с окружающей социальной средой, а во-вторых, зрелость самих социальных групп, межличностных, внутригрупповых и межгрупповых отношений.

Признаки социально-психологической зрелости практически остаются теми же самыми, что и у других ее видов и в первую очередь у психосоциальной зрелости, но при этом она имеет отношение либо к зрелости собственно групповых явлений, либо к личностным ее проявлениям в межличностных и групповых феноменах.

Социально-психологическая зрелость, в том числе и личности, фактически, выходит за рамки индивидуального в психических проявлениях. Для ее определения и оценки на первый план выводятся характеристики включения личности во взаимодействие с окружающей социальной средой, качества ее вступления в различные формы и виды отношений с другими людьми. Именно в этом состоит важнейший признак спецификации социально-психологической зрелости личности. Если ставить специальную задачу выделения разных ее видов, то можно говорить о социально-психологической зрелости личности (в смысле зрелости ее системы отношений), социальной группы (малой, средних размеров и большой), межличностных, внутригрупповых и межгрупповых отношений (связей), взаимодействия, в частности, общения, и т. п. Таким образом, выделяемые здесь виды социально-психологической зрелости тесно связаны с основными объектами исследования в социальной психологии (личность в группе, разных размеров группы, межличностные и межгрупповые отношения и взаимодействия). Фактически все объекты социально-психологического исследования могут характеризоваться тем или иным уровнем зрелости, который и обозначается как уровень социально-психологической зрелости.

Проблема социально-психологической зрелости является междисциплинарной (прежде всего внутрипсихологического уровня междисциплинарности) и возникает на взаимно пересекающихся границах психологии развития, психологии личности и психологии социальных групп (и в целом социальной психологии).

Основными критериями выделения социально-психологической зрелости являются качества, характеристики, свойства обращенности личности к другим людям, к ближайшему социальному окружению, ее направленности (ориентированности) на других, процессов соотнесения личностью себя с другими и т. п., приобретающих при этом самые многообразные формы.

Одной из наиболее популярных в настоящее время по-прежнему остается теория социально-психологической зрелости Роберта Зелмана, сформировавшаяся на рубеже 1970-1980-х годов под значительным влиянием Дж. Г. Мида. Как известно, Мид рассматривал социализацию ребенка как научение смотреть на себя глазами обобщенного Другого. Важнейшим критерием социализированности человека фактически была признана развитость рефлексивных процессов и способностей личности: «В процессе коммуникации индивид должен стать другим прежде, чем становится собой <...>. И тогда индивид способен стать обобщенным Другим, относясь к себе через отношение группы или сообщества. Так он становится определенным Я по отношению к социальному целому, частью которого он является. Это и есть общее видение (перспектива)» (Mead, 1980). Р. Зелман трактует зрелость как способность личности понимать и принимать точку зрения других, то есть соотносить свои мысли, переживания и желания с мыслями, переживаниями и желаниями других людей. Зрелость понимается им как взаимность видений, взглядов (перспектив'), соотнесенность позиций, а незрелость -как эгоцентричность (Selman, 1980).

Таким образом, для понимания социально-психологической зрелости огромное значение имеют способности человека к децен-трации и эмпатические способности, которые, по нашему мнению, являются критериальными ее признаками.

Непосредственное отношение к рассматриваемому вопросу о содержании социально-психологической зрелости личности имеют результаты исследования Лоренса Колберга, хотя изучаемые феномены зрелостью им не называются. Л. Колберг выделил три основные стадии, триуровня морального развития личности: 1) доморальный уровень, когда ребенок руководствуется своими эгоистическими побуждениями, 2) уровень конвенциональной морали, для которого характерна ориентация на заданные извне нормы и требования, и, наконец, 3) уровень автономной морали, то есть ориентации на интернализованную внутреннюю систему этических принципов (Kohlberg, 1981,1984; Kohlberg, Levine, 1983). Зрелость рассматривается как достижение уровня постконвенциональной морали, когда личность самостоятельно и ответственно исходит в решении этических проблем из собственных принципов (Duffield, McCuen, 2000), которые ранее были социальными, чужими, внешними по отношению к личности и которые в процессе развития стали принятыми, своими, внутренними, то есть психологическими. В этом и состоит их психосоциальное содержание и генезис, а также реальная интеграция социального и психологического.

Уровни морального развития по Л. Колбергу диагносцируются в том числе в соответствии с социально-психологическим критерием, который фактически представлен либо в прямой, либо в косвенной форме. Для определения уровня морального развития, на котором может находиться та или иная личность, требуется ее обязательное соотнесение с Другим в системе «Я-Другой», то есть оценка в соответствии с социально-психологическим критерием.

Некоторыми исследователями зрелость личности трактуется как ее сформировавшаяся идентичность (Oyserman, 2003) - определенное состояние конкретного социально-психологического феномена, в соответствии с которым так понимаемая зрелость может быть названа социально-психологической. Например, Джейн Левин-гер рассматривает процесс перехода к взрослому состоянию как осознанное и добровольное следование социальным нормам в результате формирования групповой идентичности (Loevinger, 1993, 1994, 1997). Она рассматривает развитие личности как переплетение четырех аспектов Я: развитие характера, когнитивный стиль, стиль межличностного поведения, сознательная заинтересованность. Говоря о характеристике личности, трудно ограничиться четырьмя выделенными направлениями ее анализа, их непременно хочется продолжить, предложив дополнительные. Однако выделение именно четырех аспектов существенно для Джейн Левингер. При этом важно, как конкретно они раскрываются. Развитие характера включает в себя контроль импульсивных побуждений и уровень морального развития. Когнитивный стиль характеризуется уровнем сложности понятий, которыми оперирует личность, и уровнем когнитивного развития в целом. Межличностный стиль включает в себя отношение к межличностным отношениям и к другой личности, понимание отношений и предпочитаемый тип отношений с другими людьми. Сознательная заинтересованность характеризуется социальными проблемами, на которые ориентирована личность, такими как соответствие социальным нормам, ответственность и независимость (Gilmore, Durkin, 2001).

Через соответствие поведения социальным нормам или следование им порождается определенная форма зависимости личности от социальных групп и общества в целом, однако феномен сознательной заинтересованности (по Левингер) как одно из направлений развития личности одновременно предполагает независимость, самостоятельность и саморегулируемость личности. То есть в явном виде присутствует уже описанное выше противоречие между тен денциями социализированности и индивидуализированности личности как признаками ее психосоциальной (и социально-психологической) зрелости. Разрешение данного противоречия, как выше было сказано, заключается в принятии этих показателей как взаимно дополняющих.

Левингер выделяет также несколько стадий развития личности: импульсивную, самозащитную, конформистскую, сознательную, независимую, интегрированную. При этом развитие трактуется ею как установление баланса между личными и социальными интересами, в ходе которого сами эти интересы непрерывно формируются, уточняются и корректируются, что и характеризует зрелую личность.

Джеймс Марсия, в частности, рассматривает зрелость тоже как состояние идентичности, которое получает название достигнутой идентичности. Для построения так называемой статусной модели используются два параметра: 1) наличие или отсутствие кризиса - состояния поиска идентичности; 2) наличие или отсутствие единиц идентичности - личностно значимых целей, ценностей, убеждений (Антонова, 1996). При этом выделяются четыре возможных состояния (или статуса) идентичности: преждевременная идентичность (докризисная, усвоенная, конформная), диффузная идентичность (отказ от формирования прочных ценностей и убеждений), мораторий (кризис) и достигнутая идентичность. Зрелая, то есть достигнутая идентичность формируется через преодоление кризиса, когда личность формулирует определенную совокупность значимых для нее целей, ценностей и убеждений. Обладающий достигнутой идентичностью (то есть зрелый) человек знает, кто он и чего он хочет, и соответственно организует и структурирует свою жизнь. Ему свойственны чувства доверия, стабильности, оптимизма в отношении будущего. Осознание трудностей не снижает его стремления придерживаться избранного направления. Свои цели, ценности и убеждения такой человек переживает как личностно значимые и обеспечивающие ему чувство направленного движения (развития) и осмысленности жизни (Антонова, 1996; Identity in adolescence, 1985). Этим, соответственно, и характеризуется зрелая личность.

Подводя предварительный итог исследованиям социальнопсихологической зрелости, можно отметить, что в настоящее время наиболее подробно изучены ее признаки, характеристики, некоторые свойства, описаны также механизмы и многочисленные факторы ее формирования (последние в литературе недостаточно систематизированы), выделены этапы становления отдельных компонентов зрелости и т. д. Однако по-прежнему остается недостаточ но разработанным принципиальный вопрос о структуре феномена социально-психологической зрелости личности и группы, об основных содержательных ее компонентах, необходимых и достаточных для описания, оценки, прогноза ее развития и воздействия на нее с целью повышения ее уровня.

Некоторые тенденции развития исследований зрелости личности и группы

Социально-психологический анализ зрелости, конечно, остается в разряде хотя и очень важных, но парциальных. Однако в настоящее время существуют и более обобщенные, интегральные подходы к исследованию зрелости. В целом, для современной психологии развития, а также для социальной психологии характерна выраженная тенденция системного анализа зрелости. Так, например, в холистическом (целостном) подходе Д. Магнуссона к исследованию зрелости во главу угла ставится целостная личность, которая реально становится единицей анализа, а не отдельные ее компоненты и характеризующие ее переменные, насколько бы значимыми они не были. С точки зрения Д. Магнуссона, развитие личности доступно изучению только тогда, когда используется типологический анализ, составление профиля личности по комплексу переменных и выделение психологических типов, а не установление корреляций между отдельными переменными (Magnusson, Cairns, 1996; Magnusson, Torestad, 1993; Stattin, Magnusson, 1990). По нашему мнению, одним из следствий системных представлений является развитие типологического подхода к исследованию зрелости, то есть признания разных психологических типов зрелости личности и группы, основанных, в частности, на построении профиля выраженности различных компонентов (или показателей) психосоциальной или социальнопсихологической их зрелости. В будущем предстоит реализовать не только типологический подход, но и дифференцированный анализ различных форм и сфер проявления социально-психологической зрелости, например: в отношениях личности к другим людям, зрелость межличностных, внутригрупповых и межгрупповых отношений, зрелость общения, взаимодействия, а также социальных групп в целом, и т. п. Ожидает специально организованных исследований актуальный вопрос об этапах становления и развития социально-психологической зрелости, критериях перехода с одного этапа на другой и т. д.

Еще одна важная тенденция, получившая широкое распространение в современной психологии, - это трактовка человека как «не завершенного проекта», предполагающая, что личность созревает на протяжении всей жизни, а не только на этапе взрослого ее состояния. При таком подходе зрелость рассматривается как обратимое состояние: она может снижаться, быть утраченной и вновь приобретенной. Об этом свидетельствуют теории развития личностной идентичности Дж. Марсии, А. Ватермана и др. В соответствии с такой точкой зрения, взрослый человек может на протяжении всей своей жизни так и не достичь личностной зрелости (например, согласно теории морального развития личности Л. Колберга).

В качестве тенденции можно выделить также преобладание со-циокогнитивной ориентации в современной психологии развития и широкое распространение когнитивистских исследований в социальной психологии, которые проявляются в том, что вместо попыток выявить объективные критерии и измеряемые параметры социально-психологической зрелости исследователи стали чаще обращаться к анализу социальных представлений о зрелости у детей, подростков и взрослых (Barker, Galambas, 2005; Stenner, Marshall, 1999). В этом прежде всего выражается общая тенденция развития современной социальной психологии, в которой по-прежнему уделяется огромное внимание исследованиям именно представлений личности и разных социальных групп.

Как уже отмечалось выше, наряду с понятием «социально-психологическая зрелость личности», существуют понятия «зрелость группы» и «зрелость отношений» (межличностных, внутригрупповых и межгрупповых), непосредственно связанные с более общим понятием «социально-психологическая зрелость», а конкретные исследования соответствующих феноменов также составляют одну из современных тенденций в изучении зрелости и по-прежнему сохраняют высокую актуальность.

Под зрелостью группы понимается уровень ее развития по тем или иным критериям, различающимся в зависимости от используемой авторами теоретической психологической модели групп. Так, например, В. Вексельберг и У. Годджин предложили два основных показателя зрелости группы: во-первых, согласованность целей группы и целей входящих в нее членов и, во-вторых, согласованность социальных установок членов группы (Wekselberg, Goggin, 1997).

В современной отечественной психологии как один из ведущих критериев зрелости группы рассматривается ее способность быть групповым субъектом, проявлять субъектные качества: обладать взаимосвязанностью и взаимозависимостью всех своих членов, нести социальную ответственность, иметь способность к разным формам совместной активности (переживаниям, действиям, по ступкам), способность к групповой саморефлексивности, к саморегуляции и др. (К. А. Абульханова, А. Л. Журавлев, А. Б. Купрейченко, А. С. Чернышев и др.).

В психологической теории зрелости межличностных отношений К. Уайт исследуется уровень социально-психологической зрелости, привносимый разными сторонами в близкие отношения друг с другом (White, Speisman, Costos, Smith, 1987; White, Speisman, Jackson, Bartis, Costos, 1986). К. Уайт и ее коллеги выделяют три уровня зрелости отношений: эго-центрированные, ориентированные на исполняемую роль, индивидуализированно-связанные. Наиболее высокая зрелость отношений на третьем уровне характеризуется способностью обеих сторон как минимум понять, а более - принять точку зрения друг друга, понимать не только самих себя, но и мысли, чувства и поступки других людей. Несмотря на дискуссионный характер, вновь в качестве критериев социально-психологической зрелости личности фактически предлагаются, хотя и в нашей интерпретации, рефлексивные и эмпатические способности, а также способности к децентрации или что-то, безусловно, близкое к ним. При таком повторении содержания научных представлений о зрелости социально-психологических феноменов, разделяемых разными авторами, ее критерии можно оценивать как достаточно надежные.

Заключение

В заключение остановимся на наиболее принципиальных выводах.

  • 1 Целесообразно дифференцировать основные понятия «психосоциальная зрелость» и «социально-психологическая зрелость»: вторая является частным случаем первой и определяется прежде всего сферами проявления более общей психосоциальной зрелости - отношениями и взаимодействиями личности с другими людьми, социальными группами, а также качеством (состоянием) самих этих групп, межличностных, внутригрупповых и межгрупповых отношений. В свою очередь, психосоциальная зрелость есть интегрированная форма социального и психологического видов зрелости, определяемая прежде всего психосоциальным генезом личности и группы, условно «альтернативным» психобиологическому развитию человека как индивида, организма и т. п.
  • 2 Социально-психологическая зрелость характеризуется общими признаками зрелости, которые проявляются в соответствующих сферах взаимодействия человека с другими людьми. Это: относительная автономность (самодостаточность) и независимость, социальная ответственность за свои поступки и способность к самостоятельному принятию решений, активная социальная позиция и овладение социальными ролями и в целом социальной средой. Все эти признаки зрелого индивидуального или группового субъекта характеризуются позитивной направленностью по отношению к другим людям, социальным группам и обществу в целом.
  • 3 Специфические признаки социально-психологической зрелости -это различные процессы, состояния и свойства соотнесения субъектом себя с другими людьми, с ближайшим социальным окружением, с малыми и большими группами и т.п. К ним относятся, например: способности к произвольной регуляции (саморегуляции) своего поведения по отношению к другим людям и среди людей (в группах); характеристики процессов самоопределения в системе отношений с другими людьми и взаимодействия с ними; многообразные рефлексивные процессы и способности, начиная с адекватного отражения характеристик других людей и самих себя; эмпатические способности; способности к децентрации и т. п.
  • 4 Для более глубокого понимания природы (сущности) социально-психологической зрелости, как и других ее видов, перспективное значение имеет дифференциация феноменов и соответствующих критериев зрелости и незрелости личности, которые оказываются принципиально различными. Выявлено, что несоответствие личности какому-то конкретному признаку зрелости еще совсем не означает ее соответствие признаку незрелости, и наоборот. В перспективе целесообразно было бы найти более точное обозначение того уровня (или состояния) развития личности, который в настоящее время обозначается как «незрелость», то есть через отрицание принципиально другого уровня (или состояния) - зрелости.
  • 5 Социально-психологическая зрелость является результатом (или следствием) действия целого ряда сложных социальнопсихологических механизмов (процессов), через которые реализуется социальное и психическое развитие человека. Разными специалистами в таком качестве рассматриваются социализация, становление идентичности, формирование Я-концепции, формирование системы отношений и самоотношения, формирование сознания и самосознания и др. При этом основными показателями социально-психологической зрелости выступают соответственно уровень (или степень) социализированности, уровень достигнутой идентичности, уровни сформированности

Я-концепции, системы отношений и самоотношения, сознания и самосознания личности. Следовательно, развитие социальнопсихологической зрелости не представляет собой какого-то отдельного процесса, - он самым непосредственным образом включен в общий процесс психосоциального развития человека, то есть не только неразрывно связан с ним, но и фактически наполняет его, составляя его конкретное содержание.

6 Целесообразно констатировать необходимость специального изучения самых различных частных видов зрелости человека, что будет способствовать пониманию психосоциальной и психобиологической природы общей зрелости человека. Одним из вариантов интерпретации последней может стать интеграция парциальных, в том числе и социально-психологического, видов зрелости. В настоящее время наиболее перспективными, по нашему мнению, являются исследования социально-экономической (или просто экономической) зрелости как общей способности человека к материальному, экономическому, финансовому самообеспечению и обеспечению своей семьи, других людей и т. п. С одной стороны, благоприятным условием для такого рода разработок является интенсивное развитие в целом экономической психологии. С другой, явно неблагоприятным обстоятельством пока остается неразработанность методического инструментария для оценки данного вида зрелости человека. Среди других частных видов зрелости актуальными для исследования являются прежде всего духовная, нравственная, правовая, гражданская и т.д., которые целесообразно изучать в соответствующих отраслях психологической науки: психологии нравственности, духовной, этической, юридической, политической психологии и др.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >