Особенности междисциплинарных исследований в современной психологии

Особенности междисциплинарных ИССЛЕДОВАНИЙ В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ

Введение

Каждый исторический период в развитии психологической науки характеризуется своими приоритетными направлениями и проблемами, различным уровнем популярности объектов исследования, различными способами реализации ведущих методологических принципов, неравномерным развитием и применением основных методов исследования, особенно наблюдения, разных форм эксперимента и т. д. В настоящее время приоритетными в большой мере становятся междисциплинарные исследования, и это касается не только психологии или социогуманитарных наук, но и всей науки в целом. Естественно возникает вопрос: почему принцип междисциплинарности в организации современных научных исследований стал широко обсуждаться и активно реализовываться именно в конце 90-х годов XX века? Интересно и то, что с началом нового, XXI века совпала и реструктуризация Российской академии наук, призванная укрупнить ее структурные подразделения, интегрируя сложившиеся до этого времени научные организации также в соответствии с принципом междисциплинарности. В результате то структурное объединение РАН, в которое первично входила психологическая наука, стала называться «Секцией философии, социологии, психологии и права», а более крупное - «Отделением общественных наук».

Ответ на поставленный вопрос далеко не прост, тем более что объяснение такого рода сложных явлений никогда не бывает однозначным. Тем не менее, если говорить о развитии психоло гической науки трех последних десятилетий, то можно высказать некоторые предварительные предположения, касающиеся общих закономерностей, характерных для разных наук, и специфики междисциплинарных исследований в психологии. При этом общие и даже универсальные тенденции такого развития рассматриваются как более очевидные, по сравнению с различиями, спецификой и т. п.

Общее в развитии современных междисциплинарных исследований состоит, например, в следующем:

  • • появление пограничного предметного поля, в разработке которого заинтересованы разные отрасли науки, научные направления и т. п.;
  • • выделение междисциплинарных объектов исследования, проблемы которых затрагивают интересы разных наук;
  • • взаимное проникновение методов и методик исследования и способов его организации и т. п.;
  • • взаимное заимствование терминов и понятий разных наук;
  • • формирование взаимно пересекающихся научных направлений, результаты которых востребованы смежными дисциплинами, и др.

Основная задача состоит в том, чтобы проблематизировать вопрос об общих закономерностях и специфике развития междисциплинарных исследований в психологической науке, сделав попытку теоретического выделения особенностей этого процесса, характерного прежде всего для психологии.

Некоторые факторы развития

междисциплинарных исследований в психологии

Психологические исследования в интересующий период, особенно в 90-е годы XX в., убедительно показали, что общественные запросы на научно-психологические разработки, вызванные объективными потребностями, были по своей сути всегда комплексными и фактически обращенными к целому ряду научных дисциплин. В качестве очевидных примеров можно привести следующие:

  • • формирование индивидуального, группового и массового сознания в кризисном обществе;
  • • адаптация людей к радикально изменяющимся экономическим и политическим условиям;
  • • становление новых социальных групп в российском обществе (собственников, предпринимателей, среднего класса, безработных, бомжей и т.д.);
  • • освоение современной техники и новейших технологий;
  • • поддержание физического и психического здоровья населения России;
  • • преодоление экологических, социальных, психологических и других последствий природных и техногенных катастроф, аварий и стихийных бедствий;
  • • информационно-психологическая безопасность российского общества;
  • • противостояние террористической угрозе и преодоление последствий террористических актов, и т. д.

Практикующие исследователи убедились в том, что невозможно эффективно решать стоящие перед ними задачи, не привлекая либо накопленные знания в других науках, либо представителей соответствующих научных дисциплин для совместных исследований. По нашему мнению, именно взаимодействие психологической науки и общественной практики в последние десятилетия привело психологов к осознанию острой необходимости междисциплинарных исследований. Актуальная общественная потребность решать возникающие практические задачи фактически «подталкивает» психологов к организации таких исследований.

Но важен далеко не только выявленный здесь практический фактор развития междисциплинарности. Следует учитывать, что и внутреннее развитие самой психологической науки уже обеспечило такой ее уровень, при котором психологи сами могут предлагать представителям смежных наук апробированные принципы и способы решения актуальных комплексных проблем в целом или их соответствующих аспектов, стимулируя тем самым междисциплинарные исследования. Это внутренний фактор междисциплинарности в психологии. Потребность обращения к другим наукам является результатом внутренних закономерностей развития психологической науки и тем самым характеризует ее современный этап и состояние.

Аналогичная картина сложилась и во многих других науках: медицинской, педагогической, экономической, социологической, политической и т.д. Представители этих наук хорошо осознают, что вариант самостоятельного (автономного) и самодостаточного развития науки несет в себе явную ограниченность. Именно в перечисленных и ряде других научных дисциплин возникла острая потребность в психологических знаниях, крайне необходимых для понимания и решения многих типичных для них проблем. Эти влияния, по сути, могут быть названы внешним фактором междисциплинарности психологических исследований.

В контексте рассмотрения обозначенного выше вопроса следует сказать о главном: сама проблема психического изначально является междисциплинарной. В ее исследовании у психологической науки нет и не может быть монополии: феномен психики по своей объективной природе предполагает междисциплинарность его изучения. Среди важнейших наук, изучающих психику и поведение, сегодня должны быть названы, по самой меньшей мере, генетика, нейрофизиология, этология, философия, социальные науки, психиатрия и многие другие. Такое положение во многом определило стремление психологов к организации междисциплинарных исследований и к привлечению для участия в них специалистов из других наук. Реализация принципа междисциплинарности нередко, а иногда даже незаметно для самих исследователей, постепенно становилась одним из критериев оценки уровней фундаментальности, масштабности и современности того или иного исследования, причем в настоящее время уже независимо от отрасли науки.

Основные уровни междисциплинарных исследований в психологии

В психологической науке междисциплинарность реализуется в исследованиях как минимум трех уровней. Первый - внутрипсихо-логический - подразумевает исследования тех проблем, которые возникают на границах различных психологических направлений и отраслей. Учитывая, что только отраслей психологии в настоящее время насчитывается свыше сотни, можно с уверенностью утверждать: междисциплинарные исследования внутрипсихологического уровня в настоящее время уже стали нормой. Более того, именно они во многом определяют современное развитие психологической науки, порождая многочисленные промежуточные подотрасли, фактически ставшие зонами наиболее интенсивного развития и накопления новых психологических знаний. Внутрипсихологи-ческий уровень, в свою очередь, может быть разделен на два подуровня. Это отраслевой, а точнее, внутриотраслевой, под которым понимаются исследования на границах разных научных разделов, направлений, проблем или тем, но внутри конкретной отрасли психологии. Второй подуровень-межотраслевой, сформировавшийся на границах самых разных отраслей психологии. Если для примера проанализировать реально существующие «пограничные зоны» исследований лишь одной психологической отрасли - социальной психологии - с другими, также психологическими отраслями, то можно уже сегодня выделить более десятка сложившихся подотраслей: социопсихолингвистика, социально-политическая, социально-экономическая, социально-экологическая психология, социальная психология труда и управления, социальная психология личности, социально-педагогическая психология, социальная психология искусства, социальная психология спорта и т.д. Такая же тенденция характеризует современное развитие практически каждой традиционной отрасли психологии.

Предложенная дифференциация внутрипсихологического уровня на внутри- и межотраслевую междисциплинарность позволяет поставить, с одной стороны, относительно частный вопрос о правомерности выделения отраслевого подуровня внутрипсихологиче-ской междисциплинарности, а с другой - более общий и актуальный вопрос о критерии (или основании) квалификации тех или иных исследований как междисциплинарных. Обязательным ли для них условием является наличие разных научных дисциплин, отраслей, на пересекающихся границах которых они выполняются, или же «междисциплинарное исследование» может пониматься более широко - как синтезирование, интеграция разных подходов, научных направлений, проблем и т.д., в том числе и в рамках одной и той же отрасли психологии? Пока этот вопрос остается в разряде актуальных и дискуссионных.

Явным свидетельством распространенности междисциплинарных исследований внутрипсихологического уровня являются также часто возникающие перед специализированными Учеными советами трудности, связанные с отнесением содержания диссертационных работ к одной из психологических специальностей, утвержденных ВАКом Российской Федерации. Хотя при этом сам перечень специальностей регулярно пересматривается и делается более современным, но от этого трудности не снимаются. Принцип состоит в том, что идеи многих исследований рождаются именно на границах разных специальностей.

В настоящее время большой интерес вызывает вопрос о перспективах развития междисциплинарных исследований внутрипсихологического уровня, причем не только очевидных, закономерно ожидаемых, явно пересекающихся психологических проблем, научных направлений, дисциплин или отраслей, но и не столь очевидных или совсем неожиданных. В настоящее время их выделение представляет собой актуальную научную задачу, решать которую возможно через объединение усилий многих специалистов и организацию теоретических обсуждений данного вопроса.

Говоря о втором - внешнепсихологическом - уровне междисциплинарности, подразумевают исследования, пограничные с другими науками, например: медициной, физиологией, техническими науками, лингвистикой, историей, экономикой, социологией, наукой управления, политологией, этнологией и т. д. Здесь приведены лишь те науки, с представителями которых сотрудники лабораторий Института психологии РАН ведут совместные междисциплинарные исследования в таких отраслях психологии, как: инженерная психология и психолингвистика, организационная психология и психология управления, социальная, историческая, политическая, экономическая и этническая психология, психофизиология, онкопсихология, или психосоциальная онкология, и др., сформировавшиеся именно на соответствующих границах с вышеперечисленными науками.

В этой связи возникает закономерный вопрос о том, в каких же направлениях целесообразно развивать в дальнейшем междисциплинарные исследования внешнепсихологического уровня? Ответ вытекает из наличия относительных «белых пятен» на границах психологии с другими социогуманитарными науками, прежде всего, с этикой, культурологией и регионалистикой (или регионоведени-ем). Научный статус только формирующихся этической психологии (или психологии нравственности) и психологии культуры по-прежнему остается сложным, требующим специального анализа, который частично был выполнен в главе 1 данной книги, и это позволяет утверждать, что настоящий вопрос целесообразно рассматривать в другом научном контексте. Здесь же следует напомнить об острой необходимости развивать так называемую региональную психологию.

В связи с развитием междисциплинарных исследований внешнепсихологического уровня необходимо отметить и постепенно растущую востребованность психологического знания представителями многих смежных наук, особенно при разработке комплексных проблем человека и отдельных социальных групп, а в последние годы и общества в целом. Именно для обозначения этой тенденции целесообразно использовать понятие «междисциплинарная релевантность» психологической науки и говорить о возрастании этой релевантности, что в целом необходимо оценить позитивно, хотя при этом возникают непростые вопросы, требующие дальнейшего специального анализа и обсуждения.

Если говорить о внутрипсихологическом уровне междисциплинарности как внутриотраслевом и о внешнепсихологическом как внешнеотраслевом, то можно вполне согласиться с тем, что выделенные два уровня характерны практически для каждой развивающейся современной науки. Наличие этих уровней фактически свидетельствует об общих закономерностях развития разных наук. Чтобы понять, есть ли какие-то принципиальные различия в раз витии междисциплинарных исследований относительно разных конкретных наук, а если есть, то в чем они состоят применительно к психологической науке, необходимо обратить внимание на третий уровень междисциплинарности, составляющий некоторую специфику, характерную именно для психологии: она не только успешно функционирует на границах с другими науками (в этом у нее с ними общее), но и отдельные ее отрасли полностью «внедрились» в ряд наук, реально став их структурными составляющими и специальностями. Имеются в виду следующие отрасли психологической науки: инженерная психология как техническая специальность, клиническая психология как медицинская, социальная психология как социологическая, психофизиология как медицинская и биологическая специальность. В настоящее время уже сформировались, как минимум, четыре отрасли, - в этом, несомненно, заключена закономерность, которая утвердилась в качестве таковой за последние три десятилетия.

Целесообразно напомнить, что начало процессу формирования непсихологического уровня междисциплинарности было положено на рубеже 1970-1980-х годов интенсивным развитием сразу нескольких отраслей психологии в рамках других соответствующих наук. Тем самым необходимо подчеркнуть изначально системный характер этого процесса. Нет никакого сомнения в том, что на такую форму развития междисциплинарных исследований существенно повлияло и состояние самой психологической науки в конкретный исторический период ее развития, и динамика других, смежных с нею наук, в рамках которых и стали развиваться соответствующие отрасли психологии (инженерная, социальная, клиническая, психофизиология). Однако на вопрос, в чем конкретно состояло это влияние, можно ответить лишь с помощью специально выполненного историко-теоретического анализа, что в настоящее время является актуальной научной задачей.

Важно то, что интересующий нас процесс развития отраслей психологической науки за рамками самой психологии не был выделен в 1960-е годы, хотя именно в этот период комплексным психологическим исследованиям придавалось огромное значение, в частности Б. Г. Ананьевым, автономно разрабатывались научные представления Б. М. Кедровым и Ж. Пиаже о системах наук, в которых центральное место отводилось психологии, и т. д. По-видимому, историко-культурные причины также играли важную роль в зарождении этого процесса.

Перспектива состоит в том, что выделенная тенденция будет развиваться и нарастать. В настоящее время подобная картина начинает складываться и в экономической психологии, основные направления и проблемы которой интенсивно развиваются в структуре не только психологической, но и экономической науки под специфическим названием «поведенческая экономика». Об этом свидетельствуют читаемые на экономических факультетах психологами или экономистами спецкурсы по экономической психологии (или поведенческой экономике, психоэкономике и т. п.), подготовленные экономистами содержательные учебные пособия по экономической психологии, регулярно проводимые и вызывающие интерес как у психологов, так и у экономистов научно-практические конференции на базе учреждений экономического профиля (например, Санкт-Петербургского университета экономики и финансов, Байкальского госуниверситета экономики и права, Финансовой академии, Государственного университета - Высшей школы экономики и др.), а главное - выполняемые экономистами научно-исследовательские работы и публикуемые ими научные труды по экономической психологии.

Если же говорить об экономической науке на Западе, то в ее структуре сформировалась и достаточно успешно функционирует так называемая «бихевиоральная экономика», представляющая собой гуманитарно, но прежде всего психологически ориентированную отрасль экономической науки, тесно интегрированную (формально и содержательно) с экономической психологией как структурной составляющей психологической науки.

В связи с обозначенной тенденцией развития психологической науки необходимы дополнительные комментарии. Развитие различных отраслей психологии в качестве специальностей в рамках других наук, во-первых, следует рассматривать как специфическую форму интеграции психологии с ними, которая неизбежно приводит к взаимному обогащению новыми знаниями. То есть фактически необходимо говорить о третьем, характерном для психологии, уровне реализации принципа междисциплинарности в исследованиях. В соответствии с логикой обозначения предыдущих двух уровней его можно было бы, но лишь условно, назвать «внепсихо-логическим».

Опыт становления четырех названных выше отраслей психологии показал, что психологи не только не возражали и не противодействовали данной тенденции, но, наоборот, проявляли большую заинтересованность и реально способствовали этим процессам. Хорошо известно, что среди руководителей и сотрудников Института психологии АН СССР Б. Ф. Ломов, К. К. Платонов, В. Ф. Рубахин, Е. В. Шорохова и др. принимали непосредственное участие в формировании инженерной, социальной и клинической психологии в структурах соответственно технических, социальных и медицинских наук. Сегодня, когда при принятии решений приходится учитывать финансовые расчеты по любым вопросам, связанным с организацией и развитием науки, такую форму как бы «дополнительного», «внепсихологического» становления и функционирования разных отраслей психологии можно квалифицировать как чрезвычайно экономичную, или как форму их развития с высоким для психологов коэффициентом полезного действия.

Возможен также и аналогичный обратный процесс, когда конкретная и актуальная отрасль (или специальность) другой науки могла бы развиваться в психологии и становиться ее структурной составляющей. Если говорить не о будущем, а о сегодняшнем состоянии, то такой вариант «двойного» развития мог бы состояться, например, с психотерапией, возникшей и развивающейся в недрах медицинской науки. Однако о связанных с этим сложностях и даже острых дискуссиях вокруг занятий психологов психотерапевтической практикой очень хорошо известно. Противодействие в этом вопросе со стороны специалистов медицинского профиля столь велико, что он практически не решается. Хотя справедливости ради нужно сказать, что сами психологи не пытались при этом принципиально пересмотреть и дополнить программы своей профессиональной подготовки, чтобы быть готовыми - хотя бы в какой-то степени - профессионально заниматься научными исследованиями и практиковать в области психотерапии. А при таком положении дел совершенно естественно, что за психологами остаются психологические (а не психотерапевтические) воздействия, помощь, коррекция, консультирование и т. п.

В настоящее время в качестве специальности, имеющей «двойной статус», могла бы быть и другая медицинская область знания -это психосоматика. С одной стороны, она является специфической областью психопатологии, поэтому совершенно естественно развивается как отрасль медицинской науки и практики, а с другой -изучает многообразные психосоматические явления, характерные для нормы, что продуктивно делали ранее и разрабатывают сегодня психологи. В будущем положение, скорее всего, изменится и станет реальным «симметричное» развитие в психологической науке некоторых отраслей других, близких ей наук, и не только медицинских.

В заключение этой части исследования необходимо актуализировать вопрос об объяснении того, почему именно с развитием психологической науки связано формирование специфического для нее третьего уровня междисциплинарных исследований - внепсихологического. Сейчас основная задача состоит в том, чтобы ответ на этот вопрос по-прежнему искать с помощью анализа специфического места (положения) психологии в системе современных наук. Однако если пытаться говорить более конкретно, то становится совершенно неявным, как в целом срабатывают механизмы развития разных наук, каковы общие закономерности их взаимосвязи и взаимодействия, без чего трудно понять и закономерности развития конкретной, в частности психологической, науки. Поставленные и многие другие вопросы пока сохраняются без окончательного ответа, и это может стать предметом специальных обсуждений представителями разных наук, заинтересованными в развитии психологии.

Выделяя три основных уровня реализации принципа междисциплинарности в психологической науке, необходимо осознавать возможности более тонкой дифференциации и, соответственно, выделения значительно большего их числа, что частично уже было реализовано выше.

Исторический опыт междисциплинарных исследований в психологии

Хорошо известно: чтобы выбрать перспективные пути развития психологической науки, очень полезно обратиться к ее истории. Поэтому адекватно относиться, в частности, к междисциплинарным исследованиям в психологии - означает всесторонне учитывать накопленный исторический опыт. Несомненно, история отечественной психологии чрезвычайно богата традициями междисциплинарных исследований, заслуживающими отдельного специального анализа. Не претендуя на него, ниже приведем несколько, по нашему мнению, наиболее ярких примеров успешного продвижения психологической науки, основанного на организации именно междисциплинарных исследований.

В этом ряду первым, без сомнения, должен быть назван В. М. Бехтерев: психиатр и психоневролог, невропатолог и, конечно же, психолог, успешно занимавшийся общей и экспериментальной, клинической и социальной психологией, психологией личности и психофизиологией и др. Междисциплинарность изначально выступала неотъемлемой, существенной характеристикой его исследований, однако наиболее ярко она проявилась в первой четверти XX века. В. М. Бехтерева можно назвать специалистом по всестороннему (комплексному) изучению человека, при этом имея в виду предельно широкий диапазон исследований: от анализа физиологических механизмов деятельности мозга до рассмотрения нравственных регуляторов поведения человека. В этом контексте уместно вспомнить факт уже современной истории, связанный с В. М. Бехтеревым. Именно психологи (наибольший вклад внес Б. Ф. Ломов) смогли обосновать и добиться утверждения медали имени В. М. Бехтерева в Российской академии наук за особо значимые результаты научных исследований человека и, прежде всего, психологических исследований. Первая такая медаль была присуждена выдающемуся психологу, сотруднику Института психологии РАН Я. А. Пономареву за цикл исследований по психологии творчества, однако она оказалась для психологов и последней, так как усилиями авторитетных физиологов данная медаль была передана «ведомству» физиологической науки. И одним из аргументов перевода служило то, что В. М. Бехтерев - выдающийся физиолог. Такое решение во многом было административным, так как «разделить» крупного ученого между психиатрией, психологией и физиологией и определить то, кем он являлся больше, психиатром, психологом или физиологом, невозможно, ибо вся его профессиональная деятельность была по сути глубоко междисциплинарной.

Другой хорошо известный исторический пример - это комплексные исследования человека, выполненные большим научным коллективом под руководством Б. Г. Ананьева в 60-е-начале 70-х годов XX века. Программа его изучения человека, наряду с основной психологической частью, включала анализ даже его антропологических и биохимических характеристик, не говоря уже о регистрации физиологических и других традиционных тогда для психологических исследований переменных. Комплексность исследований понималась прежде всего как объединение, интегрирование, установление закономерных взаимосвязей данных о человеке, полученных с помощью взаимодополняющих методов из разных отраслей психологии, а также различных научных дисциплин. Содержание главной работы Б. Г. Ананьева «Человек как предмет познания» (Ананьев, 1969) отражает, пожалуй, не только наиболее полную для своего времени совокупность знаний о человеке, но и самое главное - завершенную систему научных представлений о нем, основанную на междисциплинарных исследованиях.

Третий пример связан с историей создания и становления Института психологии РАН и научной деятельностью его основателя, организатора и первого директора (1971-1989 гг.), члена-корреспондента АН СССР, профессора Б. Ф. Ломова. Самые первые проекты организации ИП АН СССР, программа его научно-исследовательской деятельности и административно-организационная структура разрабатывались им для проведения комплексных, междисциплинар ных, многосторонних исследований психических явлений. Именно с этой целью в ИП АН СССР приглашались для работы представители различных наук: философии и математики, биологии и физиологии, технических и медицинских, социальных и др.; создавались целые научные подразделения, призванные разрабатывать именно пограничные, междисциплинарные проблемы (лаборатории психофизики, психофизиологии, нейрофизиологических основ психики, математической, инженерной, социальной, исторической психологии, психолингвистики и т.д.). В этом, безусловно, сказалось существенное влияние научных школ В. М. Бехтерева и Б. Г. Ананьева. Первоначально результаты научных исследований ИП АН СССР представляли огромную совокупность интересных, но разнородных данных о психике человека, поэтому главная роль системного подхода в психологии, обоснованного и разработанного Б. Ф. Ломовым в середине 70-х годов прошлого века, заключалась в интеграции разнородного и разноуровневого научного знания о психическом, причем знания не только психологического, но и полученного другими науками, изучающими психику. История научной деятельности ИП АН СССР (а позднее ИП РАН) убедительно показала, что именно комплексный и системный подходы позволили создать и развить современную систему научных представлений о психике человека, построенную на основе ее междисциплинарных исследований.

В 90-е годы XX века и на рубеже с новым веком историческая преемственность проявилась в деятельности научного коллектива ИП РАН, руководимого членом-корреспондентом РАН, профессором А. В. Брушлинским. В этот период, во-первых, устойчиво развивались междисциплинарные связи психологии с целым рядом социальных и гуманитарных наук: философией, правом, социологией, филологией, этикой, политологией, этнологией, экономической наукой и др. А во-вторых, историческая преемственность несомненно обнаружилась во влиянии философско-психологической школы С. Л. Рубинштейна, наиболее активно работавшими учениками и последователями которого были А. В. Брушлинский и Е. А. Будилова, а в настоящее время ее яркими представителями являются К. А. Абульханова и Л. И. Анцыферова. Успешно развивавшийся К. А. Абульхановой и А. В. Брушлинским субъектный (субъектно-деятельностный) подход (принцип, теория) в психологии, безусловно, характеризуется комплексностью и системностью и основан, в свою очередь, на междисциплинарных знаниях о психическом. Становление и развитие этого подхода (теории) строились на постоянном сопоставлении фактов, полученных в психологических исследованиях, с данными, накопленными в области математики и кибернетики, логики и лингвистики, этики и, конечно же, философии. Учитывая историю развития научных исследований в Институте психологии РАН, совершенно закономерным является тот факт, что именно его представители выступили организаторами научной конференции по обсуждению современного состояния междисциплинарных исследований в психологической науке в октябре 2002 года (Психология..., 2003).

Междисциплинарность как характерное качество психологических исследований во многом определяется самим положением психологии в современной системе наук. Примечательным является то, что и сами психологи (например, Б. Г. Ананьев, Ж. Пиаже и др.), и специалисты по методологии науки (Б. М. Кедров), высказывали согласованное мнение: психология занимает центральное место в системе наук, находясь на пересечении естественных и технических, общественных и гуманитарных. Можно утверждать, что изначальный характер психологии как науки, призванной изучать психику, предрасполагает ее к организации междисциплинарных исследований психического, - в этом состоит атрибутивная междисциплинарность психологической науки, то есть неотъемлемо ей принадлежащий, существенный ее признак. Поэтому совершенно не случаен факт систематического пополнения ее профессиональных рядов специалистами из других наук, хотя сами психологи к этому относятся, мягко сказать, неоднозначно, а фактически - крайне противоречиво. Междисциплинарность психологии делает возможным выделение специалистами других отраслей соответствующих психологических проблем для исследования, которые, как показывает история психологии, не могли бы столь успешно разрабатываться «чистыми» психологами. Атрибутивной междисциплинарностью исследований психики объясняется тот исторический факт, что в психологии продуктивно работали клиницисты и физиологи, биологи и этологи философы и историки, математики и физики, социологи и этнографы, педагоги и представители многих других наук. Это же остается во многом характерным и для современной психологии, несмотря на «изобилие» выпускников психологических факультетов.

Как и всякая другая разновидность современных научных исследований, междисциплинарная их форма характеризуется выраженной динамикой интереса к ним, поэтому его снижение - такой же естественный процесс, как и возрастание. Еще более динамичной является смена приоритетных наук по организации междисциплинарных исследований. Причин же подобных явлений может быть достаточно много, причем в разные исторические периоды развития науки, как правило, они могут быть различными, и даже принципиально. Однако это социальный науковедческий вопрос, на котором мы не имеем возможности останавливаться подробно.

Роль междисциплинарных исследований в понимании природы психики

Многочисленные попытки понять природу психического привели психологов к осознанию необходимости решения как минимум трех фундаментальных проблем: психофизической, психофизиологической и психосоциальной. Они же представляют собой и основные направления научного анализа психики, составляя, по Б. Ф. Ломову, систему ее измерений.

Решение психофизической проблемы направлено на выяснение специфики отношения психического, носителем которого является конкретный человек, к внешнему, отражаемому им предметному миру, окружающим его материальным объектам. Анализ психофизиологической проблемы позволяет понять отношение психического к физиологическому, прежде всего - к деятельности нервной системы в целом, мозга, его коры, известных из классической психологии в качестве «материального субстрата психики». Решение же психосоциальной проблемы направлено на изучение отношения психического к общественной жизни конкретного человека и его общностей во всем ее многообразии, хотя прежде всего изучается его включенность в общественно-трудовую и иные виды деятельности, включенность в многочисленные группы, взаимодействие с другими людьми, составляющие в целом образ жизни человека. Здесь уместно отметить, что в последние годы в общей, социальной и экономической психологии, психологии труда и управления, а также психологии личности для обозначения широкого спектра социальных форм активности человека стало все чаще использоваться понятие «жизнедеятельность».

Три хорошо известных психологам аспекта в исследовании природы психического имеют принципиально разную продолжительность их профессионального осознания и специального анализа. Если психофизическая и психофизиологическая проблемы являются для психологии классическими, традиционными и характерными для рассмотрения природы психического еще в доэксперименталь-ные периоды ее развития, то психосоциальная проблема фактически была поставлена в первой половине 30-х годов XX века Л. С. Выготским и С. Л. Рубинштейном, хотя и сформулирована каждым из них в разных терминах. Поэтому в настоящее время сравнительно хорошо отрефлексированы, а в теоретическом плане довольно непротиворечиво выстроены и имеют богатую экспериментальную основу пока лишь две проблемы: психофизическая и психофизиологическая. Психосоциальная проблема характеризуется сегодня не просто актуальностью в исследовании современного человека, но, можно сказать, чрезвычайно острой актуальностью. Механизмы реализации личности, процессы решения задач субъектом деятельности, многообразные психические процессы, состояния и свойства в целом функционируют в разного рода социальных средах и испытывают их реальные влияния. Продвигаться в понимании механизмов взаимодействия психического и социального - это и означает конкретно решать психосоциальную проблему. Скорее всего, именно с ее продуктивным решением может быть связано принципиальное изменение места психологической науки в современном противоречиво изменяющемся обществе, и в первую очередь изменение ее востребованности. В процессе решения этой невероятно сложной проблемы психологам нужно научиться учитывать общую направленность социального развития в современном мире, новые формы социальной интеграции и дифференциации разных людей и их общностей, формирование новых социально типичных процессов, состояний и свойств, а также в целом - новых социально-психологических типов современного человека, и т. д.

С уверенностью можно утверждать, что решение даже трех классических для психологии проблем не приведет к полному или хотя бы приемлемому для сегодняшнего времени пониманию природы психического. С этой целью наряду с ними крайне важно интенсивно разрабатывать и учитывать результаты исследования целого ряда других проблем, например: психоэволюционной, психоисторической, психогенетической, психоморфологической и т. д., содержание которых далеко не исчерпывается, а частично выходит за рамки трех более известных и выделенных выше проблем. С некоторой вероятностью можно предположить, что названные и некоторые другие (например, психохимическая) проблемы станут наиболее актуальными направлениями исследований природы психического в перспективе. Как справедливо будет отметить, и сами названные проблемы, в свою очередь, чрезвычайно неравномерно развиты в современной психологии. И если по психоэволюционному, психоисторическому и тем более психогенетическому направлениям имеются достаточно крупные и фундаментальные работы, то психоморфологическая и психохимическая проблематика в настоящее время разрабатывается явно недостаточно.

В контексте рассматриваемого нами вопроса необходимо подчеркнуть следующее: решение перечисленных проблем с целью понимания природы психического предполагает обязательное обращение к тем реалиям, которые исследуются другими науками, в частности, физикой, физиологией, общественными науками, биологией, генетикой, морфологией, химией, соматологией и т. д. То есть, чтобы изучать природу психического, психологам необходимо выходить за пределы его непосредственного носителя. По аналогии здесь используется одно из теоретических положений о том, что «психика выходит за пределы внутриорганических отношений» (Рубинштейн, 1940, с. 15). Так психологи неизбежно оказываются в междисциплинарной зоне исследований. Но оправдано ли это в теоретическом плане, существует ли некая неизбежность или даже обреченность психологической науки на междисциплинарные исследования?

Чтобы попытаться ответить на возникающие в связи с этим вопросы, обратимся вначале к исследованиям ключевых для психологии феноменов и, соответственно, к использованию в ней основных понятий. Остановимся на базовых (или ключевых) понятиях, которые научные журналы обычно просят авторов называть к своим статьям и фонды - к заявляемым проектам для обозначения «предметного поля» исследования. Это - человек, сознание, бессознательное, индивид, личность, субъект, индивидуальность, группа, активность, взаимодействие, жизнедеятельность, поведение, деятельность, общение, отражение, отношение, переживание. Конечно, данный список можно сократить или, наоборот, дополнить, однако уже и в таком ряду нет ни одного понятия, которое разрабатывалось бы только психологической наукой. Более того, создается впечатление (его очень трудно строго проверить), что чем важнее феномен и понятие для психологии, тем большее число смежных наук их исследуют, разрабатывают и используют. В таком смысле можно говорить о человеке, сознании, личности, субъекте, активности, деятельности, поведении и некоторых других понятиях.

В связи с этим естественными становятся несколько хорошо известных вариантов развития событий: во-первых, обращение психологов к данным других наук с целью сопоставления их со своими результатами; во-вторых, изначальная организация совместных междисциплинарных исследований с более контролируемыми программами (целями, задачами, методиками и т.д.); в-третьих, освоение методов других наук и включение их в собственные программы исследования (кстати, такое нередко делают с психологическими методами представители наук, близких психологии: педагоги, социологи, политологи, конфликтологи и др.). Каждый из приведенных вариантов имеет свои сильные и слабые стороны. Когда берутся методы других наук, но без приглашения их представителей к совместным исследованиям, то, как правило, это или экспресс-варианты, или более простые для освоения методы, по сравнению с современными и реально используемыми в той или иной науке, или методы, выполняющие лишь вспомогательные функции в исследовании. Главное же состоит в том, что в любом случае междисциплинарность становится неизбежным фактором для психологов в организации исследований важнейших психологических феноменов.

Психологическая наука фактически востребована всюду или, по меньшей мере, должна быть таковой при исследовании проявлений психического в любой сфере жизнедеятельности отдельного человека или социальной группы, включая общество и даже человечество в целом. Но нет такой сферы жизнедеятельности людей, в исследовании которой психология была бы полным «монополистом». Еще раз повторю: специфика психологии состоит не в ее избирательности и исключительности в исследовании какой-то сферы, в которой она является единственной релевантной и востребованной наукой, а в том, что она необходима в исследовании всех сфер, относящихся к человеку и к его общностям (группам); тем самым ее предмет исследования неизбежно «пересекается» или частично «накладывается» на предмет изучения различных естественных, технических, гуманитарных и общественных наук. Такая ситуация может оцениваться как благоприятная и также располагающая к организации междисциплинарных исследований психического.

Заманчивым, конечно, кажется поиск такого психологического феномена и, соответственно, обозначающего его понятия, разработкой которого занималась бы только психологическая наука, но пока подобный феномен не обнаружен и перспективы его выделения неопределенны - все это, скорее, представляет собой некий нереалистичный прожект. В целом психологи должны быть заинтересованы в междисциплинарных исследованиях, результаты которых наиболее активно продвигают их к более глубокому пониманию психики, а психологическая наука, как и другие, от этого только выигрывает. Фактически происходит интегрирование разного видения, различных подходов к рассмотрению одних и тех же и достаточно сложных психических явлений.

Некоторые ограничения и трудности междисциплинарных исследований в психологии

Может создаваться такое впечатление, что психология «обречена» только на междисциплинарные исследования. В этой связи необходимо остановиться как минимум на трех моментах.

Во-первых, неправомерным является понимание того, что междисциплинарные - единственная и неизбежная форма исследований в психологической науке. Это было бы крайностью, неуклонно приводящей психологию к ее полному «растворению» в других науках, а процесс продвижения в понимании психики - в тупик. В любой науке, и психологической также, принципиально возможны и реально существуют самые различные типы исследований. Вместе с междисциплинарными имеют место в своем большинстве собственно психологические исследования. В контексте же данного анализа речь шла о междисциплинарных исследованиях как об одной из часто практикуемых форм изучения психических явлений.

Во-вторых, неизбежны и издержки, то есть негативные для психологии следствия междисциплинарных исследований. Например, широка возможность разной степени редукции собственно психических явлений к тем, которые изучаются другими науками, что легко может заканчиваться элиминированием психологии в изучении этих явлений. Нередки и случаи вмешательства в дела психологической науки со стороны представителей других наук на правах «более старшего», «более научного», «более правильно понимающего», более опытного» и т. п. знания: такие исторические примеры со стороны исторического материализма, научной организации труда, физиологии высшей нервной деятельности, медицинской, педагогической науки и т. п. психологам хорошо известны и их важно помнить. К тому же, в условиях необходимого приспособления, неизбежной «притирки» методов разных наук утрачиваются некоторые тонкости психологического исследования, значимость которых остается понятной только психологам.

В-третьих, нельзя не сказать о больших сложностях и трудностях, типичных для междисциплинарных исследований, но избежать которые практически невозможно из-за самой их природы. Так, например, междисциплинарные исследования всегда дают плюралистичное, множественное знание, однако степень этой плюралистичное™ может быть чрезвычайно высокой и вызывать сложности в интеграции полученного знания. Междисциплинарные исследования нередко характеризуются низкой совместимостью используемых разными науками языков, и повышение уровня взаимного понимания представителей этих наук требует либо явного упрощения языков, либо является вопросом времени. Программы междисциплинарных исследований включают разные методы, но нередко различного уровня их современности, что объективно зависит от состояния конкретной науки, при этом одни методы по различным причинам становятся главными в программе, а другие - вспомогательными, и т. п., что приводит к получению результатов разной степени точности и надежности. И многое другое.

Заключение

Имея в виду все отмеченные и позитивные, и негативные моменты, нельзя забывать специфику междисциплинарности в психологии как атрибутивного качества данной науки. Наряду с эффективным продвижением в понимании своего предмета, следствием атрибутивной междисциплинарности психологии является также возможность интегрировать усилия представителей самых разных наук через общий интерес к психике и, соответственно, через ее многоуровневые исследования. Таким образом, в какой-то степени завоевывается и авторитет среди них, очень важный для психологии в период реформирования академической науки, а следовательно, и всей отечественной науки в целом. История психологии богата яркими примерами подобной интеграции, поэтому современные психологи имеют большие возможности продолжить эту традицию, высокозначимую для всех областей научного знания.

Различия в развитии междисциплинарных исследований в разных науках могут выражаться прежде всего в их формально-динамических характеристиках, например:

  • интенсивности развития междисциплинарных исследований по конкретным отраслям, научным направлениям, проблемам ит.д.;
  • • степени экстенсивности (широты охвата, масштабности и т. п.) междисциплинарных исследований;
  • доли научных сотрудников, лабораторий, кафедр, научных центров, включенных в междисциплинарные исследования, и мн. др.

Анализ отмеченных выше различий по формально-динамическим характеристикам представляет собой актуальный и относительно самостоятельный вопрос, который целесообразно разрабатывать и далее. Однако принципиально важной по-прежнему остается содержательная специфика междисциплинарных исследований в современной психологической науке. В результате выполненного теоретического исследования можно утверждать, что такая специфика состоит в постепенном формировании особого внепсихологического уровня междисциплинарных исследований, который принципиально отличает современную психологическую науку от других. Такой анализ, позволяющий сравнивать и дифференцировать интересующие науки, безусловно, должен быть продолжен, так как он будет способствовать пониманию природы, то есть сути психологических исследований в целом.

Порождение новых научных проблем в современной психологии может становиться результатом специальных организационно-управленческих воздействий, в частности в форме реализации принципа междисциплинарности в организации исследований многообразных психологических явлений.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >